Виктор Авдеев. Поэзия Кубы

29.01.2018 Опубликовал: Гаврилов Михаил В разделах:

Вашему вниманию предлагаются переводы стихотворений кубинских поэтов, выполненные ветераном Карибского кризиса Виктором Ивановичем Авдеевым.

Переводы и оригиналы опубликованы в книге В.И. Авдеева "Тропинками судьбы", Москва, 2017, ISBN 978-5-902271-18-5.
Материал публикуется с разрешения автора.

 

От автора (Предисловие к книге "Тропинками судьбы")

Один из авторов данной книги – кубинская поэтесса Дульсе Мария Лойнас написала строки, которые подойдут к жизненной оценке любого человека: "Очень остроумно и глу­бокомысленно вернуться назад и посмотреть на пройденный тобою путь… Путь, на котором не сохранилось следов, но зато осталась целая жизнь". Это на самом деле так, ибо по жизни мы нередко обращаем наши взоры на свои поступки по отноше­нию к себе, своим близким, к стране, в которой живем.

Книга включает поэзию европейских, латиноамерикан­ских и африканских стран, говорящих на испанском и пор­тугальском языках. В некоторых из них, например, на Кубе, в Анголе, Мозамбике, Сан-Томе и Принсипи, Кабо Верде я про­работал по несколько лет.

Поэзия Испании замечательна как с точки зрения языка, так и содержания. Читая яркую испанскую лирику, не всегда осознаешь, когда она написана. Слова Бартоломео де Торрес, жившего в ХVI веке, – свидетельство тому:

"Мне жребий указал мою тропинку,

Я знаю путь, но все равно плутаю.

Люблю я жизнь, а смерть идет в обнимку,

Печаль бьет через край, но я ее скрываю".

Примечательно, что и поэзия африканских стран, получив­ших независимость в семидесятые годы прошлого столетия, написана видными политическим и государственными деяте­лями Агоштиньо Нету, Алдой Граса, Амилкаром Кабралом.

Если мне как-то удалось объединить поэзию этих стран, я бы мог считать, что одна из моих творческих тропинок вывела меня на правильный путь.

Хочу поблагодарить Алеева К.Д. за помощь в подборе про­изведений на португальском языке и редакторов Сумареву В.В. и Басову И.Н. за кропотливую профессиональную работу.

В.И. Авдеев,

член Союза писателей России,

член Союза переводчиков России

Поэты:

Хосе Марти (1853–1895)

Николас Гильен (1902–1989)

Антонио Герреро Родригес (1959)

Цезарь Гомес Чакон (1960)

Дульсе Мария Лойнас (1902–1997)

Карилда Оливер Лабра (1950)

Хосе Ангел Буэса (1910–1982)

Рубен Мартинес Вильена (1899–1934)

Густаво Санчес Галаррага (1893–1934)

Кармен Серрано (1939)

Мануэль Наварро Луна (1894–1966)

Соледа Риос (1950)

 

 

 

Хосе Марти

(1853–1895)

Туфельки из роз

(оригинал на испанском языке)

Яркое солнышко и пенный океан,

Бархатный песочек и девочка Пилар.

Хочется из дома крошке убежать,

Шляпочку из перьев подружкам показать.

"Ступай, моя красавица, ступай, моя детка! –

Говорит ей папа и целует в щечку. –

Ты сидеть устала в золоченой клетке,

Поиграй на пляже в солнечном песочке."

"Я мою красавицу поведу на улицу! –

Говорит ей мама, за руку беря. –

Только не испачкайся", – вся семья волнуется,

Ведь туфельки из роз купили ей не зря.

Вышли дочка с мамою в близлежащий сад.

Благоухал на улице лавровый аромат,

Пронесся к горизонту солнца ясный блик,

Расплескался запах жасмина и гвоздик.

Вокруг царила сладкая истома,

С собой игрушки несли они из дома:

Обруч и лопату сиреневого цвета

И еще ведерко, раскрашенное в лето.

Пилар как бабочка порхает.

Чудное мгновение!

У прохожих вызывает

Слезы умиления.

 

Играет с ветром в догонялки:

Бежит то вправо, то налево.

И пристает с вопросом к маме:

"Кто такая королева?"

 

Когда солнце за море зайдет

И надо покинуть пляж,

Папа за ними пришлет

С кучером экипаж.

 

Пляж радует и развлекает всех –

Он – центр веселья и утех.

Вот воспитательница Линда

В очках француженки Флоринды.

 

Альберто, офицер в отставке,

В забавной треугольной шапке,

Спокойно и без лишних фраз

Толкает с берега баркас.

 

Проказница Магдалена вся в бантиках и лентах,

С печалью, в глубокой тоске

Безрукую куклу хоронит

В бархатном белом песке.

 

Сидят старушки под зонтами

Со своими старичками,

Говорят про то, про это,

А о чем, не знают сами.

 

Говорят, что звезды звенят веселей

Под волшебной луной на рассвете,

А на пляже песок намного белей,

Если в нем забавляются дети.

 

"Мама, я хочу пойти туда,

Где плескается вода.

Надоело быть на суше.

Ну, пожалуйста, послушай!"

 

"Ах, капризная девчонка,

Хоть минутку помолчи!

Ну, давай твои ручонки,

Туфелек не замочи!"

 

Пена морская ноги ласкает,

Возгласы счастья уносятся вдаль.

Пилар со словами "Прощай!" убегает,

Теряя со шляпки вуаль.

 

Она убегает и мама за ней

Туда, где вода солоней.

Туда же, где волны шумят и пески,

Идут посудачить опять старики.

 

Долго Пилар предавалась веселью –

Пена успела совсем раствориться.

Время промчалось у них каруселью,

Словно по небу мелькнула орлица.

 

Солнышко тихо садилось

За позолоченной горой.

Шла домой и не резвилась

Пилар с поникшей головой.

 

"Чем объяснить твою печаль –

Ты идешь, а не порхаешь?

Поскорее отвечай,

Почему ты так вздыхаешь?"

 

Знает причину красавица-мать,

Ей хочется с дочкой тоже вздыхать.

У дочки и мамы ни улыбки, ни слез:

"Где башмачки цвета аленьких роз?"

 

"Ах, непослушная, где же они?

Скажи мне, Пилар, ты меня извини!"

"Будьте любезны, с меня не взыщите,

Но туфельки эти Вы не ищите.

 

Я их недавно у моря нашла, –

Сказала сеньора и к ним подошла.–

Дочка моя всю ночь до рассвета

Плачет, не спит в каморке без света.

Мы уходим из дома на пляж погулять,

На солнце побыть и немного поспать.

 

Прошлой ночью приснился мне сон:

Синее небо и птиц перезвон.

Стало мне страшно, и сердце болит.

Теперь мы на пляже и девочка спит."

 

Тонкие детские ручки

Будто себя обнимали,

А босые ножки

Лежали в ладонях у мамы.

 

Радуясь краскам лазурного дня,

Я поднял глаза и заметил,

Девочка стояла напротив меня -

Ей шляпку и лицо трепал веселый ветер.

 

"Дочка твоя, словно святая,

Как изящная фигурка восковая.

Она не хочет поиграть?" – "Ах, если бы хотела!" –

"Но почему она без туфель и не укрыто ее тело?"

 

"Посмотри, руки девочки жаром горят,

А ножки совсем застыли.

Туфельки наши надень, тебе говорят,

У нашей Пилар есть другие."

 

Не знаю, что произошло,

Но стало больше света,

Мама видит на босых ногах

Туфельки из роз алого цвета.

 

Русская и англичанка вполне всерьез

Своих не сдерживали слез.

А смешная няня Линда

Очки вернула маленькой Флоринде.

 

Сняв украшения с платья:

Броши, банты и цепочку –

Пилар стояла в маминых объятьях,

Как послушная дочка.

 

Она хотела бы понять

Реальность и свои мечты,

Но девочка еще не может знать,

Что в мире есть и слезы бедноты.

 

"Отдай ей все и не жалей, Пилар!

Пусть это будет наш с тобою дар!"

И та им отдала все украшенья, сумочку, накидку,

А также нежный поцелуй и милую улыбку.

 

Под вечер домой возвращались

С опустевшего тихого пляжа.

Ехали молча, не улыбались

В красивом своем экипаже.

 

Бабочки в саду летали,

Парили как голубки,

А туфельки из роз стояли

На хрустальном кубке.

 

 

 

Каждому свое

(оригинал на испанском)

Гора и белка как-то спозаранку

Вступили меж собою в перебранку.

Без видимой на то причины

Сердито молвила гора,

Что белки все чванливы и спесивы.

Белка долго не молчала

И с хитрым видом отвечала:

"Да, Вы громадны и красивы,

Но средь вещей и дел, что наполняют мир,

Не лишним будет ум, терпение и сила,

Чтоб сделать вывод, кто из нас кумир.

Не знаю, почему возникла эта ссора.

Вы ищете во мне дефект.

Да, я не велика, и в этом мой эффект:

Я не гора, как Вы, моя сеньора.

А Вы – не крохотны, как я.

Мы, белки, отрицать не склонны,

Что дорог нам любимый край.

Ваше подножье, заросли и склоны –

Они для нас как сущий рай.

Таланты иногда рознятся и без лишних слов

Приносят горечь и успехи.

Нет на моей спине ни малых, ни больших лесов,

А вы, гора, лущить не можете орехи."

 

 

Девочка из Гватемалы

(оригинал на испанском)

Время рассказать настало

Под приятный птичий хор:

Умерла девочка из Гватемалы,

А виновна в том "amor".

 

Свежие ветки, красивые цветы,

Букеты жасмина и дикой резеды,

Под зеленой нежной елкой

Украшали гроб из шелка.

 

Она дала любимому подушечку из ароматов,

А он домой вернулся на другой женатым.

Это и стало причиной

Ее безвременной кончины.

 

Во главе процессии шли родители

И с молитвой на устах церковные служители.

Сзади шел местный народ,

Бросая цветы в шелковый гроб.

 

Вышла на балкон девчонка,

Не думая о перемене,

А он женился на другой,

Радуясь измене.

 

Совсем не ритуальным

Был мой поцелуй прощальный.

И я подумал в мгновения эти:

Любил я ее, как никто на свете.

 

Девчонка вошла в реку, кругом царил покой,

Доктор вытащил ее, сказав: "Боже, душу усопшей успокой!"

Говорят, что девчонка умерла от холода,

А я знаю, что измена послужила поводом.

 

Под холодным навесом шли прощальные муки,

Тихо молитвы звучали,

Ей целовали утонченные руки,

Пребывая в глубокой печали.

 

Я молчал и долго грустил,

Пока меня могильщик не навестил.

Подобного случая смерти

Я в жизни не видел, поверьте.

 

 

Николас Гильен

(1902–1989)

Лауреат Международной премии

"За укрепление мира между народами" (1954)

Когда пришел я в этот мир

(оригинал на испанском)

Когда пришел я в этот мир,

Не слышно было звуков лир.

Я сразу тогда догадался –

Меня никто не дожидался.

Время прошло, всему досталось,

Следов обиды не осталось.

Когда пришел я в этот мир,

Не слышно было звуков лир.

 

Гляжу, как рождаются люди на свет.

Их походку и их силуэт.

Чтобы увидеть – надо глядеть:

Движенье сегодня, движенье и впредь.

 

Кто-то плачет, я не скрываю смех,

Он несет здоровье, радость и успех.

Смех – источник моей власти

И заступник от несчастья.

 

Кто-то плачет, я же не скрываю смех,

Он несет здоровье, радость и успех.

Я крепко держусь на ногах

Без костылей и всякой опоры.

Мой голос твердо звучит в словах,

Когда возникают споры.

 

С истерзанной душой

Работаю, стремлюсь к мечте.

Кто-то стоит надо мной,

Пристроившись на высоте.

У каждого есть свой каприз:

Глядишь – и покатился вниз.

 

Кто-то ко мне нелюбовь не скрывает,

Излишне, мол, скромен и не богат,

Рано ли – поздно ли – все умирают

И прямиком – или в рай, или в ад.

На нелюбовь не погляжу,

В последний путь всех провожу.

 

Время прошло – всему досталось,

Следов обиды не осталось.

Когда пришел я в этот мир,

Не слышно было звуков лир.

 

Когда пришел я в этот мир,

Не слышно было звуков лир.

Я сразу тогда догадался –

Меня никто не дожидался.

 

 

Антонио Герреро Родригес

(1959)

* * *

(оригинал на испанском)

Падает дождь, ночь предвещает скуку,

Не видно ни зги, не слышно ни звука.

Я смотрю на дождь, все молчит во мне,

Стая черных птиц пронеслась во мгле.

В коридорах тюрьмы темнота царит,

Холод такой, что в ушах звенит.

Жизнь в тюрьме совсем непроста,

То на кону печаль, то на кону тоска.

Мелодия страстной любви звучит без подвоха

От легкого стона до нежного вздоха.

Я медитирую. Все тот же мокрый вечер,

Душа моя летит к тебе навстречу.

Мне эта встреча – праздник и сплошная пытка,

Стучит в висках покрепче всякого медового напитка.

 

* * *

(оригинал на испанском)

Однажды запертым ты оказался в клетке,

Где правят балом ночь и тишина.

Там боль с предательством –

как лучшие соседки,

А ты – уставший, одинокий и без сна.

Тебя ведут туда, где темнота и сырость,

Где все чужое, ненависть и страх.

Надежды нет на совесть и на милость,

Там царство безразличия и крах.

Но ты уверен, что когда-то снова

Вернутся поцелуи. нежность.

Вас одолеет сладкая истома,

А все вокруг заполнит ароматов свежесть.

Пойдет тепло по телу твоему,

Захлопнутся двери кромешного ада,

Даруя вам свет и весну,

Любовь и земную усладу.

 

 

* * *

(оригинал на испанском)

Настанет день, когда любовь тебя оставит

В диком лесу, среди пней за кустами.

Ты изранен, бредешь по глуши,

Связанный с миром лишь нервом души.

Потрогав ноющее сердце,

Ты слышишь вдруг его подсказку,

Что у него открыта дверца,

Ведущая из леса в сказку.

Ты чувствуешь вновь ароматы луны,

А ночью приснятся чудесные сны,

Роса на траве и дождика брызги –

Свершится в тебе обновление жизни.

Увидишь, как распускаются почки,

Зелень лугов и лесные цветочки,

Синее небо и радуги краски,

Веру в любовь и прелести ласки.

 

Цезарь Гомес Чакон

(1960)

Твоя рука

(оригинал на испанском)

Под бархатным покровом темноты

Я твоей руки коснулся.

Сон пропал, нахлынули мечты,

Я счастлив был, я вновь домой вернулся…

Слегка устав от суеты дневной,

Ты на моей груди нашла покой.

 

Ночь пахнет нежностью и лаской,

Руки твои попали в сказку.

Меж складок простыней воздушных

Без ложной скромности, послушно

Ты мной повелевала властно,

Таинственно и сладострастно.

 

Твоя изящная рука,

Словно напуганная птица,

Готова взмыть под облака

И снова возвратиться.

А для моей трепетной души

Все полеты хороши.

 

Руки твои – забава!

Им, правда, нет цены.

То слева они, то справа,

И тут же массаж спины.

На выдумки так богаты!

Вот пальчики шевелят,

Шалят, словно котята,

И тихо со мною спят.

Они – настоящие профи:

Лишь солнце зовет вставать –

Любовно заварят кофе

И тут же несут в кровать.

 

Твоя рука! Вечно твоя рука!

 

 

Женщина, которая танцует одна

(оригинал на испанском)

Женщина, летающая в танце на гране вздора –

Сладкий цветок бушующей весны,

Свободная душа, не замечающая взоров,

Но с верою в любовь и благостные сны.

Одна танцует, чтоб поубавить ненависть и зло,

От уличной среды избавиться мечтает,

Включая тех, кому всерьез не повезло,

И тех, кто никогда не видел ласки в дни печали.

Женщина кружится в танце под луной,

Прекрасно смотрятся в ночи ее глаза.

Ее душа не рвется к встрече со звездой,

В ее улыбке свет и чудеса.

В ночной тиши ловлю твой взгляд,

Ты к одиночеству стремишься.

Куда-то вдаль слова твои летят,

Своих признаний ты боишься.

Я обещаний давать не спешу,

Лишь на память поэму тебе напишу,

И признаюсь я честно, не скрою,

Буду рядом повсюду с тобою.

 

 

Я ищу

(оригинал на испанском)

Ищу пристанище я в солнечной улыбке,

В руке, скользящей по моей спине,

Во вздохе, покорившем сон мой зыбкий,

И нежном взгляде, как в сияющей весне.

 

Ищу покой в губах богини,

В спокойствии до глубины души,

В тепле и ласках, что мне с радостью дарили,

В воспоминаниях, гнездившихся в тиши.

 

Ищу дневную нежность в поцелуе,

В ночной поре – мечты и ожиданья,

В предгорном бризе – шепот "аллилуйя"

И с сыном долгожданное свиданье.

 

Ищу на небесах дитя, которого не стало,

Любовь, что потерял, и святость, чтоб гордиться.

Влеченья к сексу быть не перестало,

Ищу пути, чтоб снова возродиться.

 

Ищу свой день, весну и зиму,

Уютный порт, где старость приютить,

Ищу попутный ветерок, что дует мило,

Ищу любовь, что Бог благословит.

 

Ищу мой мир!

 

 

Сигналы

(оригинал на испанском)

В моей комнате навязчиво моргал свет,

предостерегал, призывал к бдительности, говорил мне…,

что ты собралась покинуть меня.

Я этому не верил.

 

В твоих глазах отражался настойчивый блеск,

умоляющий, вызывающий, требующий…,

чтобы я не дал тебе уйти.

Этого я тоже не увидел.

 

Память подсказывала, что-то щемило в груди,

я чувствовал дрожь, боль, что-то убивало меня…,

чтобы остановил тебя.

Я этого не услышал.

 

Было столько света,

столько блеска,

столько намёков.

Я все это видел.

 

Было столько любви в моей груди,

столько света в душе,

столько сигналов в моей комнате,

Но я их не ощутил.

 

Теперь я верю, слышу, чувствую,

представляю все так ясно,

но понимаю, что уже поздно,

очень поздно…

 

Сигналы не обманывают,

обманывают свет, желания,

воспоминания…

обманывает любовь,

однако, в нее надо верить.

 

Теперь я знаю,

знаю очень хорошо, как и когда я тебя потерял.

 

Полезные советы женщине, которую люблю

(оригинал на испанском)

В дни ненастья, когда бушуют ветры,

И, кажется, весь мир глумится над судьбой,

Не думай выходить, чтобы найти укрытье:

"Возьми стакан воды" и приходи за мной!

 

Если ночь свалилась, как неожиданная весть,

Потемнело, и никого вокруг…

Вспомни, Сильвио сказал, что возле дороги

Можно всегда присесть,

Найдется попутчик и верный друг.

 

Посчитав, что честь унижена и все разбито в прах,

Жизнь умерла, сгустились тучи.

Не сдавайся и гони подальше страх,

Себя сомнением не мучай.

А если можно, хоть во сне,

Ты позови: "Вернись ко мне!".

 

Вдруг пустота наполнит твое ложе,

Уверен, доброта согреет и поможет.

Приди тихонько, как появляется весна.

Мне дай из губ твоих глоток прекрасного вина.

Я нисколечко не скрою,

Что тебя я успокою.

 

 

Опасность

(оригинал на испанском)

Опасность кроется в словах,

Невпопад слетевших с губ,

Несущих злость, тревогу, страх,

Когда к тому же собеседник груб.

Бывает, что слова пустые взлетают вверх,

несутся вниз,

Вдоволь налетавшись по квартире,

Проявляют свой каприз.

Слова жестокие звучат превратно

И ранят душу безвозвратно.

Наступает главная опасность –

Путь через пропасть к тишине,

Произнести худшую из фраз

и внести ясность,

Насколько все знакомо мне.

Самая большая беда – это молчать

и забыться.

Не признаваться в истинных чувствах,

И сердце заставить не биться.

Тупая боль с доверием не ладит,

Душа пуста, лишь призраки над нами,

Гибнет любовь от скуки и печали.

Она убита грубыми словами…

Любовь разбита гробовым молчаньем.

 

 

Обратного пути нет

(оригинал на испанском)

Знаю, что не вернешься,

Столько причинил вреда…

Знаю, что ты не должна вернуться

Ради нашего блага.

Знаю, что не думаешь возвращаться,

Слишком много причин.

Знаю, что не хочешь возвращаться,

И я это понимаю.

 

Знаю, что нет прощения,

И не умоляю об этом.

Знаю, что нет будущего,

И ничего не делаю для этого.

Знаю, что нет надежды,

И не пытаюсь облегчить.

Знаю, что возврата нет,

Но я тебя жду…

 

 

Немного для твоей мечты

(оригинал на испанском)

Я отдал все, чем был богат:

Чуть-чуть любви холодной ночью,

Немного жизни, чтобы спасти

Остатки непредвиденных утрат

На том пути, куда завел нас кормчий.

 

Я отдал место, где можешь спрятать все сомненья,

И рай, где начинается весна,

Бокал вина, чтоб выпить без волненья,

Весь мир и небо, где улыбается луна.

 

Я руку помощи подал,

Ведь ты нуждалась в этом,

И нежный теплый поцелуй, сияющий, как лето.

Тебе оставляю звезду, дарю ее снова и снова,

Нежность объятий, любовь и тоску…

Все молча иль с полуслова.

 

Я подарю поток желаний,

Объятий нежных, массу новизны,

Душевных встреч, благих воспоминаний,

Побольше солнечного света и нескончаемой весны.

 

Я предлагаю тебе вечность,

Весь мир улыбок и цветы,

Где правит всем любовь, беспечность

И долгожданные мечты.

 

 

Не знаю

(оригинал на испанском)

Не знаю, как попросить прощения,

если не чувствую за собою греха.

Не знаю, как объяснить свою ошибку,

если я был точен во всем.

Не знаю, как тебе объяснить, что я больше

не вернусь,

Ведь я еще не уехал.

Не знаю, как мне избавиться от этих пут,

ведь я никогда не чувствовал себя

менее связанным.

Не знаю, как мне противостоять твоему взгляду,

если ты не желаешь меня видеть.

 

Оставляю тебе все, что я сумел дать:

огонь, поэзию, памятные минуты…

а от тебя я взял намного больше…

в первую очередь – хорошие воспоминания.

 

 

Завещание

(оригинал на испанском)

Если я однажды умру,

сообщите всем женщинам, которых я любил,

тем, кого я любил хотя бы одну ночь,

один день, один месяц, один год,

тем, кого я любил всегда.

 

Также позовите, пожалуйста,

всех, кто любил меня хотя бы

один день, один месяц, один год…

тех, кто меня любил всегда.

 

Все они имеют отношение к моей смерти…

 

 

Верю

(оригинал на испанском)

Я начинаю верить в чудеса и сны,

Что Бог умеет всем повелевать.

Саддам Хусейн уже не призрак Сатаны,

Бен Ладен – лишь предлог, чтоб убивать.

Я верю в то, что бомба лишь предлог,

Чтоб указать дорогу в ад, переступив порог.

Дороги нет туда иной

Даже для тех, кто верит в рай земной.

Поэтому я верю в завтра,

Которое придет как новый день.

Я верю в ласки прошлой ночи

И что наступит Судный день.

Я очарован твоим смехом,

Улыбкой Моны Лизы и женским обаяньем,

Залпом Авроры, что пробудил нас всех,

И северным сияньем.

Верю, что надо следовать моде,

Верить в Чакру и Божество,

Верить в Ориши, культы Йемайи,

Верить в природу и её волшебство.

В динозавров Спилберга, что ходили строем,

В клонов обезьян без Дарвина

И в зоопарк, спасенный Ноем.

Верю в Данте и ворота ада,

Куда пройду без пропуска, причастия не надо.

Верю в дым, трубу и отопление,

В изящество и логику,

В красоту колибри и прелесть его пения.

Верю в Пабло, Ану Белен, Виктора Мануэля

В Ауте, Сабину и поэзию Гильена.

Верю в полет летучих мышей

И в РЛС,

Верю в прозрение слепых и лечение глаз

И в умные ракеты, что убивают на заказ.

Столько скорби и печали вокруг нас,

Но я уверен, что наступит звездный час.

Верю в любовь и в откровенье,

В мои силы и наше вдохновенье,

В магию поцелуя, в прекрасные цветы

И в то, что скоро сбудутся заветные мечты.

 

Дульсе Мария Лойнас

(1902–1997)

Куда ты направляешься?

(оригинал на испанском)

– Куда ты идешь и поешь?

– Хочу подняться на радугу…

– Радуга дугообразная и, когда ты ее пройдешь,

вновь окажешься на земле.

……………………………………………………

– Куда ты идешь и плачешь?

– Хочу затеряться среди урагана.

– Напрасно. Когда ураган закончится,

ветер снова вернет тебя на землю.

……………………………………………………

– Куда ты летишь?

– Хочу сгореть на солнце, словно порхающая бабочка.

– Солнце доброе. Оно пройдет свой путь

и завтра вернет тебя на землю.

 

 

Если любишь, люби меня целиком

(оригинал на испанском)

Если любишь, люби меня целиком,

Не по частям, на свету или в тени…

Если любишь, люби меня черной и белой,

Серой и зеленой, блондинкой и смуглянкой…

Люби меня днем,

Люби меня ночью.

И на заре, и при открытом огне!

Если любишь, не режь меня на части:

Люби меня целиком… или не люби меня совсем.

 

 

Баллада о поздней любви

(оригинал на испанском)

Любовь, ты где запропастилась?

Подари мне, пожалуйста, покой.

Ты опоздала, где-то заблудилась,

Теперь пришла, смеешься надо мной.

 

Пришла тогда, когда я ждать устала,

Тебя я больше слушать не хочу,

Послушай лучше то, что я тебе сказала,

Или о том, о чем я помолчу.

 

Любовь, ты любишь холод? Ведь я – луна:

Далекая как правда, а смерть моя бледна.

Ты не дари мне розы, они приносят горе,

И я черства для них. Ты подари мне море.

 

Любовь, ты припозднилась,

вчера мы виделись с тобой,

Я была на воле…

Напевала песни на пшеничном поле.

Ты же моя радость, ты ж моя усталость,

Я больше плакать не могу, слёз уж не осталось.

 

 

Мосты

(оригинал на испанском)

Перед глазами мост, летящий словно птица,

С одной взъерошенной скалы к другой навстречу мчится.

Над черной пропастью висит, внизу бушует страсть,

Где управляет всем природы дикой власть.

 

А вот другой – два берега связал надежною стрелой

Над речкой бурной и с изменчивой водой,

В которой носятся байдарки среди брызг,

Рискуя быть раздавленными вдрызг.

 

А этот словно радуга! Велик он и могуч!

Он где-то прячется среди суровых туч.

Его сплетенье гармонично, лихо и беспечно

Связало две вершины гор надежно и навечно.

 

Мосты, мосты! Вы романтичны, дерзки, бравы,

Способные связать два берега, вершины гор и переправы…

А вот что делать с пропастью, в которой нет конца,

Чтоб дать надежду любящим сердцам?

 

 

Лурдес

(оригинал на испанском)

Девчонки маленькой портрет

На клочке рисовой бумажки,

Едва увидев солнца свет,

Летит из дома, словно пташка.

Кружится на ветру, земли касаясь,

Вздохнув, с улыбкой снова к небу поднимаясь.

 

Эта бумажная беглянка улетает на поля,

Словно бабочка из сказки

С крыльями из хрусталя.

Хочется одно сказать, но сердце гулко бьется...

Девчонку бы поцеловать,

Да вдруг портрет сотрется.

 

 

Поэма VII

(оригинал на испанском)

Многие вещи мне подарил мир:

Лично мне принадлежит лишь одиночество.

 

 

Поэма XVII

(оригинал на испанском)

Очень остроумно и глубокомысленно

вернуться назад и посмотреть

на пройденный тобою путь…

 

Путь, на котором не сохранилось следов,

но зато осталась целая жизнь.

 

 

Поэма XIV

(оригинал на испанском)

В пустом доме расцвели красные розы и

тут же появился

звук от рассекающих воздух ласточек…

 

Почему же говорят, что дом необитаем?

 

 

Карилда Оливер Лабра

(1950)

Встречи

(оригинал на испанском)

С печальным лицом идешь по улице,

Умоляя Господа, чтоб канарейка не умерла.

И лишь об этом волнуешься,

Забыв, что есть хлеб, светофор и весна.

 

Иногда идешь по улице одна неспеша,

Ведь некуда совсем торопиться.

И вдруг страшный крик, и разрывается душа.

 

Да так, что можно прослезиться.

Иногда кто-то идет по улице как сущий зевака,

Идет, сам не зная, куда и зачем.

 

Голодный и злой на всех, как цепная собака.

Иногда кто-то идет одиноко, близится вечер…

С желанием влюбиться,

И вдруг случается чудо – любовь идет навстречу.

 

 

Слеза

(оригинал на испанском)

Капельки воды, как утренний рассвет,

Сверкают на моих ресницах,

Как Божья милость, оставляют след.

Такое может лишь во сне присниться.

 

Как алмазы чистой воды, слезинки

Катятся по щекам неспеша,

Они похожи чем-то на росинки,

В них затаились чувства и душа.

 

Они как зеркало, и в них мое отраженье,

Как звездочка на небе ясном,

Как капельки дождя, как наважденье.

 

Они как драгоценный камень, когда я прячу

Боль и страданье на моем лице,

Когда я тихо и безнадежно плачу

 

 

Я вычеркну тебя из жизни

(оригинал на испанском)

Вычеркну тебя из жизни навсегда.

Мне жаль, конечно, но это не беда.

Вычеркну тебя из памяти, ведь нельзя иначе,

Потом, возможно, улыбнусь, а, может быть, заплачу.

 

Вычеркну тебя, несмотря на внутренний протест,

С кем-то болтая по телефону,

Сожгу все мосты, поставлю на отношеньях крест,

И все на болезненном фоне.

 

Вычеркну тебя из жизни,

напившись отворотного зелья,

Удивленно к небу выпучив глаза,

Стоя у могилы с глубокого похмелья.

 

Вычеркну тебя из жизни, предаваясь шуткам

Про жизнь или про смерть:

Если даже стану я святой монашкой

или проституткой.

 

 

Прилив поэзии

(оригинал на испанском)

Я разгоняю демонов смутных,

Со своим страхом находясь наедине,

Вокруг меня царят странные слухи,

Чернила скучают по перу и по мне.

 

Идет со мной в обнимку странная тревога,

Тихо стучат в окошко капельки дождя,

Звучит вокруг мелодия, как говорят, от Бога,

Всем этим я взволнована и не слышу себя.

 

Вокруг тишина, а я внутри тишины,

Мне страшно… вокруг бесконечность,

Моя душа стремится в полет, приобретая вечность.

 

И вдруг возникает страх перед сладкой лестью,

В душе затаилась проклятая птица,

Я же продолжу творить с достоинством и честью.

 

 

Ищу болезнь, что будет постоянной

(оригинал на испанском)

Ищу болезнь, что будет постоянной, вечной

И станет болью жизни всей на годы,

Чтоб притвориться спящей и беспечной,

Почувствовав и жар, и холод.

 

Ищу космическую чудо-воду,

Чтоб капли слез соленых с глаз убрать,

Ищу особенную смерть себе в угоду,

Лишения и муки, чтоб по-людски страдать.

 

Иду я, улыбаясь всем в округе,

Грациозно и совсем простовато,

Не раскрывая всю боль и печаль друг о друге,

 

Пусть помолчит моя поэзия и проза,

Чтоб написали на земле потом слова:

"Она была счастливой… и расцвела как роза!"…

Так разойдется обо мне молва.

 

 

Лелею одиночество как судьбы подарок

(оригинал на испанском)

Лелею одиночество как судьбы подарок,

Но возвращать приходится, что достается даром.

К тому ж талант мой творческий близится к концу,

А с моим прошлым ангельским уж не идти к венцу.

 

Я совершаю глупости, не имея поддержки,

Без света, огня, но с избытком расхожей молвы,

Впадая в вечный траур и прочие издержки,

Пригубив чашу горести веселенькой вдовы.

 

Не надо мне сочувствовать, всему бывает время,

Поглядите ласково,

Ведь я несу торжественно заслуженное бремя.

 

Горькая боль наступает, на пути все сметая,

Кто-то думает, что так навсегда,

Я ж беру судьбу в свои руки и устремляюсь вперед –

Ведь я же святая.

 

 

Пение

(оригинал на испанском)

Порвите мои одежды, лишите меня бравады,

Отстегайте плеткой то место, на котором сижу.

Жестче кровать стелите, пытайте меня хоть адом –

Я не боюсь тиранов, свободой своей дорожу!

 

Не дадите грешить по жизни,

оставите без солнца и книг,

Я не умру от скуки ни на короткий миг.

Хоть спрячьте хлеб насущный, не дайте испить воды,

Всегда найду я выход, и в этом нет беды.

 

Меня не пугает карцер, избавлюсь от всяких пут,

Никакой смерти не испортить утро,

Даже в песках зыбучих лилии цветут.

 

Мое сердце не заковано в цепи,

Мне хочется ввысь лететь,

Никто мне не помешает… я пела и буду петь.

 

 

Расставляю точки над моей удачей

(оригинал на испанском)

Я расставляю точки над моей удачей,

И мне неважен голод ни сейчас, ни впредь,

Мне по плечу все тайны, ведь нельзя иначе,

Мое сердце бьется и презирает смерть.

 

Многое потеряно и чего-то не вернуть,

Разобраться б в сущности и стать на верный путь.

Мое призвание – не бабочек ловить,

А быть дрессировщиком и любовь дарить.

 

Я занимаюсь очень важным делом и этому рад,

Сражаюсь со злом и страшным недугом

И меня не заставят пятиться назад.

 

Я держусь на ногах, но с каждым порывом ветра

Жажда жизни моей растет, а потому

И я, и мой дом способны воспрянуть из пепла.

 

 

Хосе Ангел Буэса

(1910–1982)

Прощальная поэма

(оригинал на испанском)

Говорю тебе "прощай", но люблю тебя как прежде,

Забыть тебя не должен я, в моем "Прощай!" –

глоток надежды.

Любила ль ты меня – не знаю! Любил ли я –

Ответа нет.

Мы просто влюблены с тобою

уже так много-много лет.

 

Любовь, печаль и страсть до бреда

В душе посеял я, чтобы тебя любить.

Любить всю жизнь и не чуть-чуть, а до победы,

Как будто снова начиная жить.

 

Твоя улыбка в памяти хранится, себе я доверяю,

И сердце мне твердит: "Тебя я не забыл!".

Боюсь лишь одного, что я тебя теряю,

А потому люблю, как раньше не любил!

 

Говорю тебе: "Прощай! Прощай навек, моя звезда!"

А вместе с этим умирает моя прекрасная мечта.

Говорю "Прощай!" моей любви, моей судьбе,

Но знаю я, что буду жить с мечтою только о тебе.

 

 

Рубен Мартинес Вильена

(1899–1934)

Посмертная поэма

(оригинал на испанском)

Я умру как все, ведь человек невечен:

(Не справится желудок, горло или печень).

Мое тело бренное отправится в дорогу,

Все поглядят на саван и взгрустнут немного.

 

Смерть – дело повседневное, к любому постучится,

А покойник вызывает простое любопытство.

Незнакомых лиц полно, все не отводят глаз,

Соседи смотрят на тебя, словно видят первый раз.

 

Ночное отпевание под запах горящих свечей,

Родные и близкие устанут от плача,

От слов сожалений и вульгарных речей,

А слушать всех надо: "Как же иначе?"

 

Перебирая розы,

Возможно, кто-то из монашек,

Борясь со сном, всплакнет,

А пожилой сосед, насупив брови,

Прошепчет тихо, без угрозы:

"Не за горами мой черед".

 

Кто-то промолвит нелепую шутку,

Кто-то – пошлый анекдот невпопад,

Про траур забыв на минутку,

Горячий вкусив шоколад.

 

Друзья, которых жизнь разбросала по миру,

Собравшись вокруг того "Я", которого нет,

Услышат мои строки и звучащую лиру

И скажут тихонько: "Он был настоящий поэт!"

 

Назавтра знакомые и близкие, конечно,

Мне пожелают жизни в царствии вечном.

Кто-то всплакнет, кто то в чем-то покается,

Мол, он уже не придет, но жизнь продолжается.

 

Там, где царствует забвенье,

Для счастья места уже нет.

Останется надгробная надпись в знак уваженья

И в черной рамке грустный портрет.

 

Тебя спросят: "Что случилось?

Скажешь кратко, мол: "Неважно"

А потом уйдешь ты в спальню…,

под глазами стало влажно.

Поплачешь наедине и станешь тихо засыпать,

Этой ночью твой любимый тебя не будет целовать.

 

 

Густаво Санчес Галаррага

(1893–1934)

Погребение

(оригинал на испанском)

Печальный колокол звонит о вчерашнем дне,

Поставив крест на моей мечте.

Слышу четко сердца стон,

Напоминающий мне колокольный звон.

 

Моя надежда! Уйми свою печаль,

Набрось на плечи траурную шаль.

Нас настигла горькая утрата,

А голубым мечтам не будет уж возврата.

 

Эта сладкая мечта – одна из тех, что я хотела,

А красивая мечта – та, о которой я мечтала.

Правда, сладкая мечта от меня вдруг улетела,

А красивая мечта быть моею перестала.

 

Печальный колокол звонит о вчерашнем дне,

Поставив крест на моей мечте.

Слышу четко сердца стон,

Напоминающий мне колокольный звон.

 

 

Кармен Серрано

(1939)

Когда возвращается утекшая вода

(оригинал на испанском)

Пускают корни семена разочарований,

Окрапленные водой благих воспоминаний.

Я уступаю этот путь, но я встревожен,

Я словно неокрепший конь, к тому ж стреножен.

 

Повернула вспять река, чтоб утопить

Гармонию восторга и слащавой боли,

Избавиться от всех недугов и искоренить

Все голоса, что дышат ядом и неволей.

 

Спешу покинуть потерянный рай навсегда,

Ухватившись за спасительный ветер.

Мне поможет в этом небесная звезда,

А путь наш будет несказанно светел.

 

Дремлющая мечта вечного странника

Тянется долгие годы,

Однако, это стоит того, чтоб унесли агонию

Нахлынувшие воды.

 

 

Мануэль Наварро Луна

(1894–1966)

Сумасшедший

(оригинал на испанском)

Звезда упала

И пропала в море.

Нырну я в бездну и её найду.

Не пережить мне это горе,

Подайте мне мою звезду!

 

Его глаза горели пламенем,

выражая пустоту.

Он прыгал и скакал как маленький

с морскою пеною во рту.

 

Люди смеялись, видя это,

и проявляли страсть,

а он кричал: "Когда найду звезду я,

не дам ее украсть!

Вы все такие же как я

и крутитесь весь день-деньской,

чтобы достать свою звезду из глубины морской".

 

 

Соледа Риос

(1950)

Голова

(оригинал на испанском)

Она идет по дороге, ведущей с горы,

Иногда я ее вижу хорошо, иногда только тень,

Ибо ее заслоняют деревья.

Идет медленно, без головы,

Голову несет в руках,

Словно ребенка или нечто очень любимое,

Или что-то, что должна

по-настоящему оберегать.

 

=======

José Martí

(1853–1895)

Los zapaticos de rosa

(перевод)

Hay sol bueno y mar de espuma,

Y arena fina, y Pilar

Quiere salir a estrenar

Su sombrerito de pluma.

-“¡Vaya la niña divina!”

Dice el padre, y le da un beso:

“Vaya mi pájaro preso

A buscarme arena fina.”

-“Yo voy con mi niña hermosa”,

Le dijo la madre buena:

“¡No te manches en la arena

Los zapaticos de rosa¡”

Fueron las dos al jardín

Por la calle del laurel:

La madre cogió un clavel

Y Pilar cogió un jasmín.

Ella va de todo juego,

Con aro, y balde, y paleta:

El balde es color violeta

El aro es color de fuego.

Vienen a verlas pasar:

Nadie quiere verlas ir:

La madre se echa a reir,

Y un viejo se echa a llorar.

El aire fresco despeina

A Pilar, que viene y va

Muy oronda: - “¡Di, mamá!

¿Tú sabes qué cosa es reina?

Y por si vuelven de noche

De la orilla de la mar,

Para la madre y Pilar

Manda luego el padre el coche.

Está la playa muy linda:

Todo el mundo está en la playa:

Lleva espejuelos el aya

De la francesa Florinda.

Está Alberto, el militar

Que salió en la procesión

Con tricornio y con bastón,

Echando un bote a la mar.

¡Y qué mala, Magdalena

Con tantas cintas y lazos,

A la muñeca sin brazos

Enterrándola en la arena!

Conversan allá en las sillas,

Sentadas con los señores,

Las señoras, como flores,

Debajo de las sombrillas.

Pero está con estos modos

Tan serios, muy triste el mar:

¡Lo alegre es allá, al doblar,

En la barranca de todos!

Dicen que suenan las olas

Mejor allá en la barranca,

Y que la arena es muy blanca

Donde están las niñas solas.

Pilar corre a su mamá:

-¡Mamá, yo voy a ser buena:

Déjame ir sola la arena:

Allá, tú me ves, allá!”

-“¡Esta niña caprichosa!

No hay tarde que no me enojes:

Anda, pero no te mojes

Los zapaticos de rosa.”

Le llega a los pies la espuma:

Gritan alegres las dos:

Y se va, diciendo adiós,

La del sombrero de pluma.

Las aguas son más salobres,

Donde se sientan los pobres,

Donde se sientan los viejos!

Se fue la niña a jugar,

La espuma blanca bajó,

Y pasó el tiempo, y pasó

Un águila por el mar.

Y cuando el sol se ponía

Detrás de un monte dorado,

Un sombrerito callado

Por las arenas venía.

Trabaja mucho, trabaja

Para andar: ¿qué es lo que tiene

Pilar que anda así, que viene

Con la cabecita baja?

Bien sabe la madre hermosa

Por qué le cuesta el andar:

-“¿Y los zapatos, Pilar,

Los zapaticos de rosa?

“¡Ah, loca! ¿en dónde estarán?

¡Di dónde, Pilar! – “Señora”,

Dice una mujer que llora:

“¡Están conmigo: aquí están!

Que llora en el cuarto oscuro

Y la traigo al aire puro

A ver el sol, y a que duerma.

“Anoche soñó, soñó

Con el cielo, y oyó un canto:

Me dio miedo, me dió espanto,

Y la traje,y se durmió.

“Con sus brazos menudos

Estaba como abrazando;

Y yo mirando, mirando

Sus piececitos desnudos.

Me llegó al cuerpo la espuma,

Alcé los ojos, y ví

Esta niña frente a mí

Con su sombrero de pluma

-“!Se parece a los retratos

Tu niña!” dijo: “¿Es de cera?

¿Quiere jugar? ¡Si quisiera!...

¿Y por qué está sin zapatos?”

“Mira: ¡La mano le abrasa,

Y tiene los pies tan fríos!

¡Oh, toma, toma los míos:

Yo tengo más en mi casa!”

“No sé bien, señora hermosa,

Lo que sucedió después:

¡Le vi a mi hijita en los pies

Los zapaticos de rosa!”

Se vio sacar los pañuelos

A una rusa e a una inglesa;

El aya de la francesa

Se quitó los espejuelos.

Abrió la madre los brazos:

Se echó Pilar en su pecho ,

Y sacó el traje desecho,

Sin adornos y sin lazos.

Todo lo quiere saber

De la enferma la señora:

¡No quiere saber que llora

De pobreza una mujer!

-“Sí, Pilar, dáselo! ¡y eso

También! ¡tu manta! ¡tu anllo!”

Y ella le dió su bolsillo,

Le dió el clavél, le dió un beso-

Vuelven calladas de noche

A su casa del jardín:

Y Pilar va en el cojín

De la derecha del coche.

Y dice una mariposa

Que vió desde su rosal

Guardados en un cristal

Los zapaticos de rosa.

 

 

Cada uno a su oficio

(перевод)

La montaña y la ardilla

Tuvieron su querella:

- “¡Váyase usted allá, presumidilla!”

Dijo con furia aquélla:

A lo que respondió la astuta ardilla:

- “Sí que es muy grande usted, muy grande y bella:

Mas de todas las cosas y estaciones

Hay que poner en junto las porciones,

Para formar, señora vocinglera,

Un año y una esfera.

Yo no sé que me ponga nadie tilde

Por ocupar un puesto tan humilde.

Si no soy yo tamaña

Como usted, mi señora la montaña,

Usted no es tan pequeña

Como yo, ni a gimnástica me enseña.

Yo negar no imagino

Que es para las ardillas buen camino

Su magnífica falda:

Difieren los talentos a las veces:

Ni yo llevo los bosques a la espalda,

Ni usted puede, señora, cascar nueces.”

 

La niña de Guatemala

(перевод)

Quiero, a la sombra de un ala,

contar este cuento en flor;

la niña de Guatemala,

la que se murió de amor.

Eran de lirios los ramos,

y las orlas de resedá

y de jasmín; la enterramos

en una caja de seda.

...Ella dió al desmemoriado

una almohadilla de olor;

el volvió, volvió casado;

ella se murió de amor,

Iban cargándola en andas

obispos y embajadores;

detras iba el pueblo en tandas,

todo cargado de flores.

... Ella, por volverlo a ver,

salió a verlo al mirador;

él volvió con su mujer;

ella se murió de amor,

Como de bronce candente,

al beso de despedida,

era su frente; la frente

que más he amado en mi vida.

... Se entró de tarde en el río,

la sacó muerta el doctor;

dicen que murió del frío;

yo sé que murió de amor.

Allí, en la boveda helada,

la pusieron en dos bancos;

besé su mano afilada,

besé sus zapatos blancos.

Callado, al oscurecer,

me llamó el enterrador;

¡Nunca más he vuelto a ver

a la que murió de amor!

 

 

Nicolás Guillén

(1902–1989)

Cuando yo vine a este mundo

(перевод)

Cuando yo vine a este mundo

nadie me estaba esperando;

así mi dolor profundo

se me alivia caminando,

pues cuando vine a este mundo,

te digo,

nadie me estaba esperando.

Miro a los hombres nacer,

miro a los hombres pasar;

hay que andar,

hay que mirar para ver,

hay que andar.

Otros lloran, yo me rio,

por que la risa es salud;

¡anza de mi poderío

coraza de mi virtud!

Otros lloran, yo me rio

porque la risa es salud.

Camino sobre mis pies

sin muletas ni bastón

y mi voz entera es,

la voz entera del son.

Camino sobre mis pies,

sin muletas ni bastón.

Con el alma en carne viva,

abajo, sueño y trabajo;

ya estará el de abajo arriba,

cuando el de arriba esté abajo.

Con el alma en carne viva,

abajo, sueño y trbajo.

Hay gentes que no me quieren,

porque muy humilde soy;

ya verán como se mueren

y que hasta su entierro voy,

con eso y que no me quieren

porque muy humilde soy.

Miro a los hombres nacer,

miro a los hombres pasar;

hay que andar,

hay que vivir para ver,

hay que andar.

Cuando yo vine a este mundo

te digo,

se me alivia caminando,

te digo,

pues cuando vine a este mundo,

te digo,

nadie me estaba esperando.

 

Antonio Guerrero Rodríguez

(1959)

* * *

(перевод)

Cae la lluvia y la noche augura

un silencio profundo y disolado.

Miro la lluvia, mi pecho está callado,

apenas la ventana me murmura.

En su pasillo la prisión oscura

acumula un silencio congelado,

sólo alteran su cuerpo inanimado

gritos confusos de ansiedad impura.

¿Qué será de la dulce melodía,

de la amorosa queja, del suspiro...?

Medito y toda mi aura se conmueve.

Solitaria camina el alma mía

en dirección a ti, callado admiro

como en el centro de tu ser se embebe.

 

* * *

(перевод)

Un día a uno encierran de repente,

Con noches que sólo sirven al silencio.

Te hacen sentir dolido, traicionado,

Extraño, fatigado, ausente.

Te llevan a un lugar sombrío y frío

Donde todo es ajeno, inalienablemente,

salones habitados por el odio

en los que el aire es indiferente.

Pero sabes que un día volverán los besos,

la luz se cubrirá de dulce efurio,

las puertas las cerrarán cadenas

y el calor propagará sobre tu ser su boca

brindandote la eterna primavera.

Contra el amor del bueno no hay quien pueda.

 

* * *

(перевод)

Amores hay que un día te abandonan

y a media selva inhóspita te dejan,

herido vas, escuchando las sombras,

sujeto a sólo un rayo de tu esencia.

Entonces tocas tu corazón dolido

Y encuentras que allí tienes una puerta,

una puerta que, a media selva oscura,

te da el acceso a una clara vereda.

Y de nuevo comienzas a alfatear la luna,

A percibir los tonos del rocío,

los instantes que van de flor a fruto.

Y se renuevan todos tus sentidos

para otra vez caer en brazos del amor,

único sitio donde hallar cariño.

 

 

Сésar Gómez Chacón

(1960)

Tu mano

(перевод)

En la oscuridad del cuarto

busqué tu mano.

Ella acarició mi insomnio,

yo la besé en silencio.

quedó rendida en mi pecho,

cuidó mi sueño y mi estres.

La noche huele a ternura

tu mano busca el camino

laberinto bajo las sábanas

sin timidéz y sin límites

la sensación de estar vivo

de querer volverme fiel.

Tu mano pequeña y bella

blanca como paloma

teme el pasado

se espanta

levanta vuelo

se esconde

el alma se me escapa.

 

Tu mano sabe a deseo

izquierda y diestra a la vez

cuando se posa en mi espalda

revolotea a sus anchas

hace el amor a deshora

descansa y duerme conmigo

despierta a la luz del día

y juega hacerme el cafe.

Tu mano. Eternamente tu mano!

 

 

Mujer que bailas sola

(перевод)

Mujer que bailas al borde del delirio

Voluptuosa flor de alguna extensa primavera

alma despreocupada que no sientes las miradas

mientras danzas sola de amores y tormentos.

designio impuesto para evitar nuevos rencores

de no atarte a la calle por donde andan los otros

seres perdidos que purgan por mitades

huèrfanos de manos que acarician sus nostalgias.

Mujer que bailas a luz de la luna

Alma menguante sin prisa y sin estrellas

Hay tanto brillo en lo oscuro de tus ojos

Como puedes sonreir de què milagro

Si la espera no es hija del destino

Ni el ùltimo cigarro un acomodo

Un antidoto que venga a consolarte.

En esta noche de silencio en tu mirada

De corazas que empuñas a destiempo

De frases que alejan los misterios

No hay intento que sea confesado

No hay promesas en este instante incierto

Solo un poema que sea un buen recuerdo

Un solo mensaje que llegue hasta tu puerta

Solo el deseo de decirme que estoy cerca.

 

 

Busco

(перевод)

Busco un refugio en el sol de una mirada,

Una mano que se pose en mis espaldas,

Un susuro que me saque de la escena,

Una sonrisa que luzca primavera.

Busco el silencio en el borde de unos labios,

Un aliento que me llegue a las entrañas,

Busco a mi cuerpo el calor de una caricia,

La razón que se anida entre los brazos.

Busco en un beso la suavidad del día,

El camino de la noche hacia los sueños,

Busco la brisa final de la montaña,

A mi hijo que me llama en la nostalgia.

Busco en el cielo el niño que fuí,

Los amores que perdí, los dioses que no tuve.

Busco en el sexo un poco de mi fin,

La brujula imperfecta por donde renacer.

Busco en la vida el día, la mariposa, el invierno...

El puerto donde cobijar mi viejez,

Busco la calma, la brisa, la bondad,

Busco a mi amante, a mi dios...

Busco a mi paz!

 

 

Señales

(перевод)

Había una luz temblando en mi cuarto

dicíendome, advirtiendome, alertandome...

que te ibas a ir.

Y yo no lo crei.

Hubo seguro un destello en tus ojos

rogándome, implorándome, exigiéndome...

que no te dejara ir.

Y yo tampoco lo vi.

Hubo, recuerdo, una señal en mi pecho

saltándome, doliéndome, matándome...

para que no te permtiera ir.

Y no la escuché.

Hubo tantas luces

tantos destellos,

tantas señales

que yo descubrí...

Había tanto amor en mi pecho

tanta luz en mi alma

tantas señales en mi cuarto

que yo nada presentí.

Ahora lo creo, lo escucho, lo siento,

lo veo todo tan claro

mas presiento que ya es tarde

muy tarde...

Las señales no mienten

mienten las luces, los deseos

los recuerdos...

miente el amor

aunque cueste creerlo

Ahora lo sé

Sé muy bien cómo y cuándo te perdí...

 

 

Consejos útiles para la mujer que amo

(перевод)

En días de tormenta cuando peleen los vientos

y parezca que el mundo salta detrás de ti:

no vayas a salir, ni intentes otro puerto

“tómate un vaso de agua” y ven a refugiarte en mi.

Si cae la noche a deshora en el minuto, el instante

de ver oscuro el camino y sentirte triste y sola

recuerda Silvio lo dijo: al borde habrá alguna silla

un destino, un caminante...

hazte luz en mis pupilas.

Al creer que tu inocencia anda herida, repartida

que todo parece muerto y se te nubla la vida

no te venzas, no por miedo,

no sufras si algún olvido

háblame bajo al oido: vuelvete mi conciencia.

Cuando sientas que el vacio llenó de pronto tu cama

y una frase de consuelo no llega o no la reclamas

ven despacio, toma asiento

dame el vino de tus labios

rocíame de tus ganas y guiame a ser tu aliento.

 

 

Peligro

(перевод)

El peligro está en las palabras

en las palabras dichas a destiempo

en el momento equívoco de defender absurdos

palabras feas, palabras duras, palabras muertas

una y otra vez palabras huecas

lanzadas y aplastadas contra las paredes del cuarto

palabras untadas de caprichos

malas palabras

profundas heridas en el alma.

Sobreviene entonces el peligro mayor

el abismo de transitar hacia el cilencio

de pronunciar la peor de las frases

aquella que nunca nos dijimos

el mayor sufrimiento es no poder decirmos

es acallar los sentimientos profundos

es esconder e l corazón en el cilencio

mudo dolor que ciega la confianza

que desgarra el alma y la llena de fantasmas

de insertidumbres muere triste el amor

triste el amor que matan las palabras

triste el amor que matan los silencios...

 

 

Sin regreso

(перевод)

Sé que no vas a volver

fue tanto el daño...

Sé que no debes volver

por nuestro bien

Sé que no piensas volver

sobran razones.

Sé que no quieres volver

y lo comprendo.

Sé que no hay perdón

y no lo imploro.

Sé que no hay futuro

y no lo busco.

Sé que no hay esperanza

y no la aliento.

Sé que no hay regreso

pero te espero.

 

 

Un poco a tu sueño

(перевод)

Te ofrecí todo lo que había en mis bolsillos;

un poco de amor en una noche fría,

un ramo de vida para salvar los restos

de los muchos naufragios

donde mil veces hemos muerto.

Te ofrecí un lugar donde acampar tu duda,

un paraíso al filo del invierno,

una copa de vino en un sorbo de silencio,

la luna, el cielo, una ciudad prohibida

y una brújula para encontrar el timpo.

Te ofrecí mi mano en un descuido

una estrella que acorte tu distancia,

el temor de un beso largo y tierno,

una caricia esculpida en la nostalgía,

un decir sin hablar una palabra.

Te ofrecí vivir ese momento,

un abrazo, un deslíz con toda alevosía,

una mirada donde llenar recuerdos,

una bahía donde acampar tu hombro,

un rayo de pasión para alumbrar el día.

Te ofrecí un minuto,

un instante eterno

donde vivir por todo el universo,

un refúgio de paz donde soñar tu sueño.

 

 

No sé

(перевод)

No sé cómo pedir que me perdones

si apenas siento que he pecado

no sé cómo decir me equivoqué

si todo lo hice tan exacto

no sé cómo explicarte que no vuelvo

si aún no tuve tiempo de llegar

no sé cómo evadirme de este lazo

si nunca me senti menos atado

no sé cómo enfrentarme a tu mirada

si pienso que no vas a querer verme.

Te dejo simplemente lo que traje

un fuego, un poema, algún momento...

me llevo de tu lado mucho más

me llevo sobre todo un buen recuerdo.

 

 

Testamento

(перевод)

Si algún día me muriera

avisen a todas las que he amado

a las que amé una noche

un día, un mes, un año...

a las que amé siempre.

Llamen también, por favor

a todas las que me amaron

un día, un mes, un año...

a las que me amaron siempre.

Todas tienen que ver con mi muerte...

 

 

Creo

(перевод)

Estoy empezando a creer en milagros

ahora que Dios ya no es neutral

que Sadam ya no es Satán

y Bin Laden una excusa más para matar.

Creo que una bomba puede ser el umbral

infierno a donde todos vamos a parar

incluso aquellos que creen de verdad

en el paraiso terrenal

y en la dicha del más alla.

Por eso creo en la mañana

que tal vez vendrá mañana

en las caricias de anoche y en la noche

y en el día del juicio final.

Creo en el encanto de tu risa

En la sonrisa de la Mona Lisa

En la aurora boreal

Y en el cañon del Aurora

Que alguna vez volverá a disparar.

Creo que también debiera creer

Para estar a la moda

En los chakras y en la divinidad

En los orishas y en Yemayá

En los dinosaurios de Spielberg

En los monos clonados sin Darvin

En el zoológico salvado por Noé

 

En Dante asomado a las puertas del infierno

En mi pase al cielo sin tener que comulgar.

Creo en lo lógico y en lo bello

en el humo y la chimenea del central,

en Silvio y el ala del colibri,

en Pablo,en Aute, en Sabina y Ana Belén,

creo en Victor Manuel y en la poesía de Guillen.

Creo en el vuelo del murciélago

y en el radar,

en la vista del ciego que no quiere ver.

el cohete inteligente que nos va a borrar.

Que tanto luto cuando matan por doquier.

Por eso creo en el último minuto,

en el amor a deshora y en la claridad,

creo en mis fuerzas y en tu lealtad,

en la magia y en el beso que me das,

...en el camino inverso hasta la felicidad.

 

 

Dulce María Loynaz

(1902–1997)

¿Adónde vas?

(перевод)

-¿Adónde vas cantando?

-A subir por el arco iris...

-Es curvo el arco iris, y cuando lo andes todo,

te habrá vuelto a la tierra.

........................................................................................

-¿Adónde vas llorando?

-A perderme en el viento.

-Es vano el viento, y cuando haya dado muchas vueltas,

te volverá a la tierra.

........................................................................................

-¿Adónde vas volando?

-¿A quemarme en el sol como mariposa alucinada...

-Es manso el sol, recorre su camino y mañana te volverá

a la tierra.

 

 

SI me quieres, quiérame entera

(перевод)

SI me quieres, quiérame entera,

Ni por zonas de luz o sombra...

Si me quieres, quiérame negra y blanca.

Y gris y verde, y rubia, y morena...

Quiérame de dia,

Quiérame de noche.

Y de madrugada con la ventana abierta!

Si me quieres, no me recortes:

Quiérame toda... o no me quieras.

 

 

La balada del amor tardío

(перевод)

Amor que llegas tarde,

Traeme al menos la paz:

Amor de atardecer, y por que extraviado

camino llegas a mi soledad.

Amor que me ha buscado sin buscarte yo,

No se que vale mas:

La palabra que vas a decirme

o la que yo no digo ya...

Amor... no sientes frio? Soy la luna:

Tengo la muerte blanca y la verdad lejana:

No me des tus rosas frescas:

Soy grave para rosas. Dame el mar.

Amor que llegas tarde, no me viste ayer

Cuando cantaba en el trigal?

Amor de mi silencio y mi cansancio

Hoy no me hagas llorar.

 

 

Los puentes

(перевод)

Yo vi un puente cordial tenderse generoso

de una roca erizada, a otra erizada roca,

sobre un abismo negro, profundo y misterioso

que se abría en la tierra como una inmensa boca.

Yo vi otro puente bueno unir las dos orillas

de un río turbio y hondo, cuyas aguas cambiantes

arrastraban rugiendo las frágiles barquillas,

que chocaban rompiendose en las rocas distantes.

Yo vi también tendido otro elevado puente

que casi se ocultaba entre nubes hurañas,

y su dorso armonioso unía triunfalmente

en un glorioso gesto dos cumbres de montañas.

Puentes, puentes románticos, vuestra curva atrevida

une rocas, orillas, montañas sin temor...

¡Y que aun sobre el abismo tan hondo de la vida

para todas las almas no haya un puente de amor!

 

 

Lourdes

(перевод)

Esta muchacha esta pintada

en un papel de arróz que es transparente

a la luz ; ella vuela en su papel al aire...

vuela con las ojas secas

y con los suspiros perdidos...

Es la muchacha de papel y fuga;

es la leve, la ingravida

muchacha de papel iluminado,

la de colores de agua ...

La que nadie se atreva

a besarla por el miedo de borrarla.

 

 

Poema VII

(перевод)

Muchas cosas me dieron en el mundo:

Sòlo es mìa la pura soledad.

 

 

Poema XVII

(перевод)

Hay algo muy sutil y muy hondo volverse a mirar el camino

andado...

El camino en donde, sin dejar huella, se dejó la vida entera.

 

 

Poema XIV

(перевод)

En la casa vacía han florecido rojos los rosales y hecho su

sonido las golondrinas de alas agudas...

¿Por qué dicen que está vacía?

 

 

Carilda Oliver Labra

(1950)

Los Encuentros

(перевод)

A veces va una por la calle, triste,

pidiendo que el canario no se muera

y apenas se da cuenta de que existe

un semáforo, el pan, la primavera.

A veces va una por la calle, sola,

-ay, no queriendo averiguar si espera-

y el ruido de algún rostro que se inmola

nos pone a sollozar de otra manera.

A veces por la calle, entretenida,

va una sin permiso de la vida,

con un hambre de todo casi fiera.

A veces va una así, desemparada,

como pudiendo enamorar la nada,

y el milagro aparece en una acera.

 

 

La lágrima

(перевод)

Como agua pequeñita, como aurora

resplandeciendo asi sobre la cara,

como un signo de Dios que se secara

para borrar su marca ya incolora.

como un cristral alegre que demora

sobre mi piel su transparencia rara,

como un hilo de mar que me tocara

o un rocío sin fin en cada hora.

Como espejo que siempre me mirara,

Como una estrella diluida y clara,

como gota de lluvia no sonora,

como un brillante pálido que amara

este dolor que tapo con la cara

se me cae una lágrima que llora.

 

 

Te borraré

(перевод)

Te borraré con una esponja de vinagre,

con un poco de asco.

Te borraré con una lágrima importante

o un gesto de descaro.

Te borraré leyendo metafísica,

con un telefonazo o los saludos

que doy a la ceniza;

con un tos o un cárdeno minuto.

Te borraré con el vino de los locos,

sacándome estos ojos;

con un varón metido aqui en mi tumba.

Te borraré con juegos inocentes,

con la vida o la muerte;

¡aunque me vuelva monja o me haga puta!

 

 

Llegada de la poesía

(перевод)

Estoy conmigo pero tengo miedo.

Andan cerca rumores misteriosos.

Interfiero demonios neblinosos

y la tinta hace luto por mi dedo.

Una alarma esta noche va conmigo,

y ese ruido a cristal con una gota

o a pedazo de música remota

me estremece y no encuentro lo que digo.

El silencio es redondo y yo soy suya.

Tengo miedo... se asoma el infinito.

No hay rincón en mi alma que no huya,

canta en ella algún pájaro maldito

y de pronto da el miedo una aleluya

y estoy sola con esto que ya he escrito.

 

 

Busco una enfermedad que no me acabe

(перевод)

Busco una enfermedad que no me acabe

sino el dolor constante de la vida;

algo para fingir que estoy dormida

detrás de este temblor de escarcha grave.

Busco algún agua cósmica que lave

la lágrima terrible que me oxída;

busco el morir distinto, y voy herida

por la pena vulgar que nadie sabe.

Y asi me marcho sonriendo a todos,

luminosa de gracia y desventura,

con el secreto horror hasta los codos,

callándome en el verso y en la prosa,

para que escriban en mi tierra dura:

Fue tan feliz... vivió como la rosa.

 

 

Cuido mi soledad como un regalo

(перевод)

Cuido mi soledad como un regalo

Que ya tendré que devolver un día

Cuando se me acabe la poesía

Y descubran que soy un ángel malo.

Vivo del disparate, sin ayuda,

Sin resplandor ni fuego que me hable,

Y caigo en este luto irreparable

Donde bebo mis tóstigos de viuda.

No me compadezcáis pues tanta pena

Tal vez la merecí,y es mi condena.

Miradme bien: yo sufro con cariño.

Llega el dolor enorme que derrota,

Y aunque me crean para siempre rota

Lo cargo entre mis brazos como a un niño.

 

 

El canto

(перевод)

Rómpanme los vestidos, quítenme la locura,

pulan con este látigo mi sitio de estar sola,

tráiganme los infiernos, pongan mi cama dura;

no temo a los tiranos ni al cancer ni a la ola.

Déjenme sin pecado, sin sol, sin biblioteca;

ya huérfana de todo no sentiré ni tedio.

Escóndame ese pan, claven mi boca seca:

nada podrán hacerme que no tenga remedio.

No importará la cárcel porque bebí delirio:

hasta en el mismo polvo suele nacer el lirio:

ninguna muerte sabe podrirme la mañana.

Mi corazón no tiene gravámenes ni dueño,

nunca podrán quitarme el ala con que sueño.

Y seguiré cantando cuando me dé la gana.

 

 

Pongo otros dados en la misma suerte

(перевод)

Pongo otros dados en la misma suerte

y no me importa el hambre del camino;

asumo su misterio y lo ilumino

con este corazón que atiza muerte.

Es tarde para todo, mas quisiera

hallar deslumbramiento en tantas cosas.

Mi oficio no es cazar las mariposas

sino rendir de amor alguna fiera.

Me ocupo de los huesos inmortales;

aunque combato poderosos males

ni luz me trata ni dolor me arredra.

Sigo de pie, y cuanto el viento arrasa

es mi sed de vivir, mi propia casa

que oculta su temblor bajo la piedra.

 

 

José Angel Buesa

(1910–1982)

Poema de la despedida

(перевод)

Te digo adiós y acaso, te quiero todavía,

tal vez no he de olvidarte, pero te digo adios;

no sé si me quisistes, no sé si te quería,

o tal vez nos quisimos demasiado los dos.

Y este cariño triste, y apasionado, y loco,

me lo sembré en el alma para quererte a tí;

no sé si te amé mucho, o si te amé poco,

sólo sé que en la vida volveré a amar así.

Me queda tu sonrisa grabada en mi recuerdo

y el corazón me dice que no te olvidaré,

pero al quedarme sólo, sabiendo que te pierdo,

quizás, empiezo a amarte, como jamás te amé.

Te digo adiós y acaso, con esta despedida

mi más hermoso sueño muere dentro de mí;

pero te digo adiós, para toda la vida,

aunque toda la vida, ¡siga pensando en tí!

 

 

Rubén Martínez Villena

(1899–1934)

Canción del Sainete Póstumo Lyrics

(перевод)

Yo moriré prosaicamente, de cualquier cosa

(еl estomágo, el hígado, la garganta, el pulmón),

y como buen cadáver descenderé a la fosa

envuelto en un sudario santo de compasión.

Aunque la muerte es algo que diariamente pasa,

un muerto inspira siempre cierta curiosidad;

así, llena de extraños, abejeará la casa

y estudiará mi rostro toda la vecinidad.

Luego será el velorio: desconocida gente,

ante mis familiares inertes de llorar,

con el recelo propio del que sabe que miente

recitará las frases del pésame vulgar.

Tal vez una beata, neblinosa de sueño,

mascullará el rosario, mirándose los pies;

y acaso los más viejos me fruncirán el ceño

al calcular su turno más próximo despúes...

 

 

Вrotará la hilarante virtud del disparate o la ingeniosa anécdota llena de perversión,

y las apetecidas tazas de chocolate

serán sabrosas pausas en la conversación.

Los amigos de ahora – para entonces dispersos –

reunidos junto al resto de lo que fué mi “yo”,

comprobarán la escena que prevén estos versos

y dirán en voz baja: “Todo lo presintió”.

Y ya en la madrugada, sobre la concurrencia gravitará el concepto solemne del “jamás”;

vendrá luego el consuelo de seguir la existencia...

y vendrá la mañana...!pero tú, no vendrás...!

Allá donde vegete felizmente tu olvido,

-felicidad bien lejos de la que pudo ser-

bajo tres letras fúnebres mi nombre y mi apellido,

dentro de un marco negro, te harán palidecer.

Y te dirán: -“¿Que tienes?”... Y tú dirás que nada,

Más te irás a la alcoba para disimular,

Me llorarás a solas, con la cara en la almohada,

¡y esa noche tu esposo no te podrá besar...!

 

 

Gustavo Sánches Galarraga

(1893–1934)

Funeral

(перевод)

Toca, dolorosa campana de antaño;

toca que se ha muerto mi última ilusión.

Toca, campanero de mi desengaño,

en el campanario de mi corazón.

Esperanza mia: repican a duelo;

pon sobre tus hombros un oscuro tul,

porque ya no existe mi poster anhelo,

porque ya ha volado mi ilusión azul.

Era la más dulce de cuantas tenía,

era la más linda de cuantas soñé;

era la más dulce, pero ya no es mía;

era la más linda, pero ya se fué.

Toca, dolorosa campana de antaño;

toca , que se ha muerto mi última ilusión,

Toca, campanero de mi desengaño,

en el campanario de mi corazón.

 

 

(1939)

Cuando vuelve a correr agua pasada

(перевод)

Germinan las semillas de la pena

regadas por el agua del recuerdo

y huyo de ese camino en que me pierdo

y al que el potro del aire me encadena.

Vuelve mi río a sumergir la plena

armonía del éxtasis que muerdo

y arrastra en su existir el tiempo lerdo

con la incisiva voz que me envenena.

Huir del pandemónium es lo que importa

Para asirse al acaso que transporta

la jubilosa estrella del camino.

Y adormeciendo el sueño peregrino,

vale hundir la agonía en la jornada

para echar a rodar agua pasada.

 

 

Manuel Navarro Luna

(1894–1966)

El loco

(перевод)

"Se ha perdido una estrella

en el fondo del mar,

y la voy

a encontrar…".

Así dijo. Sus ojos eran dos llamaradas

muy rojas,

y movía su cuerpo

con la espuma del mar entre la boca.

Los hombres se reían

al mirarlo pasar...

Y él exclamaba: "Cuando yo la encuentre

me la querréis robar,

porque también vosotros andáis buscando estrellas

en el fondo del mar".

 

 

Soleda Rios

(1950)

* * *

(перевод)

Viene por el camino que es un claro de monte

a veces la veo bien a veces la sombra

de los árboles la oculta

viene despacio sin cabeza

trae la cabeza entre los brazos como si fuera

un niño algo que si quisiera mucho

algo que hubiera que cuidar

 

 

 

 

1 комментарий

  • Гаврилов Михаил:

    Вашему вниманию предлагаются переводы стихотворений кубинских поэтов,
    выполненные ветераном Карибского кризиса Виктором Ивановичем Авдеевым.
    ===
    Поэты:
    Хосе Марти (1853–1895)
    Николас Гильен (1902–1989)
    Антонио Герреро Родригес (1959)
    Цезарь Гомес Чакон (1960)
    Дульсе Мария Лойнас (1902–1997)
    Карилда Оливер Лабра (1950)
    Хосе Ангел Буэса (1910–1982)
    Рубен Мартинес Вильена (1899–1934)
    Густаво Санчес Галаррага (1893–1934)
    Кармен Серрано (1939)
    Мануэль Наварро Луна (1894–1966)
    Соледа Риос (1950)
    ===
    Вряд ли я смогу перечислить все темы, которые затрагиваются в этих стихах.
    Скажу лишь одно – через поэзию
    мы способны гораздо глубже понять менталитет, особенности и самобытность кубинского народа.
    Большое спасибо Виктору Ивановичу за блестящие переводы!

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *