Проплеткин Сергей. Тревожные ночи

29.11.2017 Опубликовал: Гаврилов Михаил В разделах:


ПРОПЛЕТКИН Сергей Михайлович
Родился 13.05.1943 г. в селе Рыжкове Сосновского района Орловской обл. В 1960 г. окончил среднюю школу и работал механизатором в колхозе. В 1962 г. был призван в ряды Советской Армии и с июля 1962 по июнь 1965 г. служил в войсках ПВО и в ОМОВ Группы советских войск на Кубе, выполняя интернациональный долг. Награжден Почетной грамотой Министра РВС Кубы команданте Рауля Кастро.
После демобилизации учился в Воронежском сельскохозяйственном институте и, окончив его, с 1969 г. работал инженером в областном объединении "Воронежсельхозтехника". В настоящее время работает главным инженером в АООТ "Воронежагропромкомплект". Ветеран труда. Член МООВВИК.
Автор многочисленных поэтических произведений. Публикуемые ниже стихотворения написаны в октябре-ноябре 1962 года — в разгар Карибского кризиса.
(Когда книга готовилась к печати, редакция получила прискорбное известие о скоропостижной кончине С. М. Проплеткина 8 мая 1999 г.).

Жизнь идет как поезд, стуча колесами.
Промелькнула юность девичьими косами.
На разъездах мы расставались с друзьями,
Уезжали... Куда? Не знали и сами.

Пели песни веселые и печальные,
С песней шли мы в дороги дальние —
Белоруссия, Латвия, стук колес по Эстонии...
Соловьи на прощание песни нам оттрезвонили.

Берега нашей Родины остались за кормою,
И корабль накрывало штормовою волною.
И сдавали мальчики: с морем шутки плохи,
Но вставали мальчики — к черту ахи и вздохи!..

Ночь, блокада, огней синеватых мерцание
И, чуть слышно, воды за бортами журчание.
А с рассветом — тропиков солнце палящее,
Небо гулом турбин реактивных гудящее.

Ох, как хочется мальчикам, воздух взрезав,
Тем "фантомам" навстречу очередь врезать...
И стоят по бортам, зубы стиснув от ярости.
Может, рвутся уже в небе нашем "поларисы"...

Может, снова руины городов опаленных,
И не слышно ни песен, ни смеха влюбленных...
Чтоб войной не взорвались вечера эти летние
В бой готовы ребята двадцатилетние.

* * *

Мы вышли в море
в октябрьский вечер,
оставив порт.
— Куда идем мы? —
в ответ сурово:
— Не на курорт.

А на востоке
огни все дальше,
все гуще мрак.
— Ну, что ж, раз надо, —
вздохнули грустно,
— Пусть будет так!..

Прибой грохочет,
дробясь о скалы,
черна вода.
На третьи сутки
секрет открыли:
— Плывем туда,

где в бой готовы
вступить кубинцы
за честь страны.
Там наши руки
и наши жизни
сейчас нужны.

* * *

В предрассветном тумане вставали пальмовые берега,
В Мексиканском заливе расставили кораллы свои рога.
Незнакомые синие горы, бесконечная лента шоссе...
Перед нами лежала Куба, развернувшись во всей красе.

И еще неизвестно ребятам кто вернется, кто ляжет тут.
Ждут их рассветы нежные, дни их тревожные ждут.
Ждет их тоска по Родине, ждет прощанье с друзьями.
Любуйтесь пока что, мальчики, гриновскими городами.

Машите до онемения руками с бортов машин.
Ложатся дороги кубинские под узорный протектор шин.
Счастливых путей вам, мальчики, спешите скорее туда,
Где ждут вас в ночных тревогах кубинские города.

* * *

Далеко, там, где солнце восходит,
За морями Большая земля,
Ты глазами проводишь мачты
К ней идущего корабля.

И в сиреневой дымке зноя
Вдруг увидишь толпу берез,
Засверкает даль голубая
Изумрудом искристых рос.

Как в туманном далеком детстве
Зажурчит ключевой ручей,
Побыстрее к нему склонившись
Родниковую влагу испей.

И опять родные просторы
Пестрой краской осенних лесов,
И в ночной тишине, над бором,
Перекличка ушастых сов.

А над полем волнами ходит
Золотая, спелая рожь...
Снова пальмы над горизонтом
Вызывают тоскливую дрожь.

Закусив пересохшие губы,
Вспоминаешь родные края,
А глаза провожают мачты
К ним ушедшего корабля...

* * *

Я слышал песню,
Немного печальную,
Песню простых советских солдат
О верности долгу,
О клятве прощальной,
О тех, что клятву эту хранят.

Песню под знойным небом Кубы
О пройденном нами нелегком пути,
О Родине нашей, далекой и близкой,
О радостных встречах, что ждут впереди.

Рокочет гитара усталой струною,
Над морем сонно клубится туман,
А в песне — Балтика за кормою,
Безбрежный, бушующий океан.

Снова встают силуэты эсминцев,
Рев самолетов над головой,
Бессонные ночи, усталые лица
Товарищей, ждущих завтрашний бой...

Умолкла гитара с аккордом последним,
Но песню каждый в душе сохранит
И с песней по жизни пройдут ребята
Простые и стойкие, как гранит.

* * *
КУБИНСКАЯ НОЧЬ

Гулко шаги по красной земле,
Море рокочет в туманной мгле.
Сжав автомат, упрямо вперед
Русский солдат по Кубе идет.

"Гавана-Либре" огнями вдали,
Неоновым светом дома расцвели.
В небо зенитки уставились в ряд —
Тревожно ребята в казармах спят...

Бьет волны о камни морской прибой,
Прожектор взметнулся над головой,
Сонно пролаял в ночи пулемет.
Назад — ни шагу, только вперед!

И снова тяжелая тишина,
Луна в свинцовую тучу ушла,
Металл автомата прижат к груди —
Смело, солдат, вперед иди!

 
=====

Григорий Васильевич Богданов о Сергее Михайловиче Проплеткине

Мы познакомились с Сергеем и подружились в период службы на "Base Granma". Он прибыл туда ещё летом 1962 года и проходил службу в отдельном дивизионе ПВО (ЗУРС) и рассказывал нам, прибывшим в полк ФКР-1 и размещавшимся на одной территории, - мы в низине, ЗУРСы на пригорке - было легко общаться между собой и это общение никому не возбранялось. Мы даже раза два или три вместе отмечали наши праздники, Новый 1964-й год, День Советской армии и День победы, а уже в июне 1964-го - после того, как мы и они обучили кубинский контингент и передали им технику, нас перевели дослуживать сначала в Вахай, около Эль-Чико, а потом уже в Торренс, в 20-й ОМСБ полковника Михасика. Сергей был определён в пехотную роту, а я в миномётную батарею, т.н. 120-ку ("самовары..."). Виделись часто в свободное время. Ещё на "Базе Гранма" он рассказывал нам, тогда ещё "молодым" кубинцам, о тревожных днях и ночах октября 1962-го года, когда они получили команду "надеть советскую форму" и занять позиции вокруг своих ракет, поскольку по периметру части дежурили кубинские воины. Вот тогда-то они с ребятами и сфотографировались на память.
196 страница

А другой снимок в форме, которую я придумал уже в Торренсе, мы действительно делали тайно и все сами себя снимали
195 страница
Пожалуйста, не удивляйтесь этому факту - Сергей Проплёткин не для красовки снимался в октябре 1962 в советской форме - в маскировочном комбинезоне - и с автоматом. (На ФКР-ах у нас комбинезоны были синего цвета). Жаль, Серёга наш слишком рано ушёл от нас - даже не успел отметить День Победы 9 мая в 1999 году... - инфаркт миокарда.

Давно-давно, ещё при жизни нашего друга Серёги Проплёткина, обсуждали мы качество его стихов, по-юношески несовершенных. Он все замечания принимал во внимание и работал над ними, но не успел всё сделать - он был трудоголиком, да и должность его, сначала зама, а затем начальника Воронежского объединения "Сельхозтехники" (сумасшедшая ответственность и круглосуточная головная боль) не позволяли ему ни старое править, ни новое создавать, увы...
Безусловно, есть поэты более мастеровитые на земле, но таких стихов, написанных непосредственно на Кубе, в перерывах между боевыми дежурствами и служебными обязанностями, нет ни у кого! В этом его оригинальность и достоинство.

2 комментария

  • Гаврилов Михаил:

    Стихи о службе на Кубе, написанные солдатом-срочником во время Карибского кризиса...

  • Александр Горенский:

    Отличные стихи, написанные по настроению в сложное время. Тревога, тоска по Росси, беспокойство о неизвестном будущем, и в тот же момент решимость защищать Кубу, может даже и погибнуть. Вот, что я прочёл в стихах Сергея Проплёткина. И огромное спасибо тем, кто сохранил и опубликовал эти стихи.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *