Сергей Елф. Здесь слишком высокое небо. 1987-1989.

05.03.2018 Опубликовал: Гаврилов Михаил В разделах:

Елфaчев Сергей - служил в 1 взводе 1 роты в/ч п.п. 54234-В с октября 1987 по май 1989.

И писал при этом замечательные стихи. С частью его армейской лирики вы сейчас познакомитесь.

* * * * *

Ты отпускать не хотела меня,

А я оставлять тебя боюсь,

Ты не забыла - это был я,

Минус желания, разлука плюс.

 

Но почему я тебя люблю?

И почему не остановлюсь?

Ты не забудешь, это был я,

Минус желанье, разлука плюс.

25.06.87

 

* * * * *

Почти из другого мира,

В глазах - тоскливая муть,

Вот мир из окна сортира,

Взглянуть - и чуть-чуть отдохнуть.

 

Как правило - зло и сыро,

И хочется здесь уснуть,

В проеме окна сортира,

Все белое - словно ртуть.

 

В глазах, как от крепкого кира,

Какая тяжелая суть,

Вот мир из окна сортира,

Взглянуть и почти отдохнуть.

3.07.87

 

* * * * *

А сейчас такая рань

Непробитый горизонт,

А от старой жизни зонт,

Девяносто восемь бань.

 

А сейчас молчи и встань,

Мы достигли перекат,

А пока - Иисус-солдат,

Девяносто восемь бань.

4.07.87

 

* * * * *

Равненье под чьи-то шаги,

Равненье на чьи-то слова,

Тому, кто устал, помоги,

Равняться на сорок ватт.

 

Равненье под чей-то рост,

Движенье каких-то рук.

Мы движемся на погост.

Мы слышим елейность труб.

* * * * *

А хочешь, я тебе приснюсь,

В каком-нибудь зеленом сне?

И хочешь, не остановлюсь,

Пусть даже завтра будет снег.

 

Я отыщу твои глаза,

И губы, пусть разлука плюс,

Как будто рядом был, а сам,

Тебе тихонечко приснюсь.

17.07.87

 

* * * * *

Ах, как немного вы можете,

И хоть вы собрались с силами,

Слова обернулись дождичком,

Вы станете экс-любимыми.

 

И как вы легко закончились,

И стали вторыми лицами,

Единственный здесь просрочился,

Отныне он вице-единственный.

 

Но как по прошествию времени,

Вернетесь немыми душами,

В своем, наконец, возвращение,

Останетесь вечно лучшими.

26.07.87

 

* * * * *

Август поймет меня,

Август все-таки август,

На осень меня разменяв,

Оставит нам синий парус.

 

Забудет и не возьмет,

Дыхания этого лета,

Не веря моим приметам,

С тоскою оставит год.

 

Но ветер подскажет мне,

Вот-вот он опять вернется,

За теплым дождем и солнцем,

Другого выхода нет.

 

Но август поймет меня,

Август - все-таки август.

15.08.87

* * * * *

Положите меня на землю,

Закройте щитом,

Это то, что сегодня нужно и мне и вам,

Я однажды расправлю плечи,

Только это будет потом,

Я узнал, а значит, верьте моим словам.

 

Положите меня на землю,

Закройте щитом,

Под щитом - это шаг вперед,

Если в мире есть шаг,

Я однажды покину вас

Только это будет потом

Это будет, хотя я не знаю,

Когда и как.

14.11.87

 

* * * * *

Я просто хочу остаться живым,

В течении этих дней,

Остаться собой с собою самим

И с ней.

 

Я просто хочу закрыть глаза,

И уснуть до утра,

И потом никому нечего не сказать,

Забыть про вчера.

23.12.87

* * * * *

Я не из тех, а эти,

Эти не видят дороги,

Или, стоя на ней,

Не берут направленья,

А может быть просто,

Берегут свои ноги.

 

Я не из тех, а эти,

Эти нашли работу,

Для своей головы,

Но вряд ли для собственных рук.

И они могли бы многое знать,

Но увы...

 

Я не из тех, а эти,

А эти молчат, мне не ответив,

Не веря другим и

Наверное, не веря себе.

Но я не из тех,

Но я не из этих.

08.01.88

 

* * * * *

Прощаться ребята? Да что вы?

Уже пора? Ну надо же...

А я вот здесь провожу РТО,

Без всяких надежд радужных.

 

А тем, я знаю, осталось сто,

А эти - да сами видите,

А я вот здесь провожу РТО,

Мои денечки в периоде.

 

И вы говорите за тридцать ртов,

Что время пройдет, не заметишь сам,

А я провожу, провожу РТО,

Прощайте, нам не увидеться.

05.01.88

 

* * * * *

В этих стенах и у этих стен,

Игра без конца - еще один раз,

Со мною, с вами или без нас,

Бесчисленный дубль, дубль “N”.

 

Новый шаг, но, по прежнему плен,

Новый день, но прежний ответ,

Как измерение новых бед,

Бесчисленный дубль, дубль “N”.

 

Как кровь из напрочь разорванных вен,

Как путь, уводящий меня в никуда,

Где нет для меня ни тепла, ни льда,

Бесчисленный дубль, дубль “N”.

15.01.88

 

* * * * *

Я приветствую всех, кто стоит не по росту,

Всех или почти что всех,

Все может быть сложно и может быть просто,

Но им обеспечен успех.

 

Ведь каждый из них не спешит оказаться,

Там, где нужнее, больше или лучше, чем есть,

Они могли бы сильней и умней назваться,

Но это не в радость, но это не в честь.

 

Я приветствую их, я забыл о прощанье,

Я желаю их знать, я запомнил их след,

Я приду к ним, когда воцарится молчание,

Через пару ближайших лет.

28.12.87

 

* * * * *

Товарищ солдат

 

Товарищ солдат не играет в войну,

Разучившись играть,

Товарищ солдат не умеет спать,

Но умеет считать.

 

Его дожидается мать - пенсионерка,

И умница-брат,

Его дожидается кто-то еще,

Ах, товарищ солдат.

 

Товарищ солдат в ожидании дней,

И сладких ночей,

Он найдет длинноногих подруг,

А пока он ничей.

 

Товарищ солдат так давно мечтает домой,

И он искренне рад,

От прошедшего дня не осталось следа,

Ах, товарищ солдат.

 

Товарищ солдат не играет в войну,

Разучившись играть.

Товарищ солдат получил мишень,

Но разучился стрелять.

 

Он достойный сын,

Общепринятый рост и единый взгляд.

Он не будет другим, пока он в строю,

Эх, товарищ солдат!

25.10.88

 

* * * * *

Забудьте о цифре “16”,

Вы слишком неблизки,

Чтоб помнить ее в деталях,

Забудьте о цифре “16”,

Вам стоит сказать себе,

Я повторяю путь одинокого странника,

 

Но что стальное мешает и вам, и мне,

И что-то холодное просит меня возвращаться,

И вы, нелепо распятый на грязной стене,

Ваш номер - “16”.

 

* * * * *

Ты говорила: “Весна откроет двери детям своим”,

Ты утверждала, что все зависит от нас.

Но много ль оставит мир непринявшим друг друга двоим,

И долго ль прождет надежда в тоске твоих глаз?

27.02.88

 

* * * * *

Стоит ли снова тратиться?

И кто знает цену, если стоит,

И вряд ли нами украситься

Пустое... Нынче пустое.

 

Безветрие и безмолвие,

А мы вполне заслужили волны,

Напрасно вы слов молвили,

И полно вам... Нынче полно.

 

От нас не дождутся ответа,

Но кто нас рассудит или осудит?

Мы движемся в сторону вечного лета,

И будет вам... Нынче будет.

 

* * * * *

Старому ПЦ

Дом, в котором не будет тихо,

Дом, из которого мы уйдем,

Дом потрясающей неразберихи,

Самый печальный на свете дом.

 

Там не отыщешь святые лики,

Женщин и воздуха - днем с огнем,

В проеме окна - рассветные блики,

Самый нелепый на свете дом.

 

Где вы? Я в вами не зря крестился,

В решетке дней, но я не о том,

Надеюсь, ты не забыл проститься,

С нами, наш самый бессонный дом.

* * * * *

Здесь слишком высокое небо,

Здесь слишком редки дожди,

Но что-то вернет: “Подожди”,

Ты здесь даже гостем не был.

 

Но в дней бесконечном потоке,

Дождусь своего и я.

И солнце взойдет, смеясь,

На Севере, как на Востоке.

 

* * * * *

Тщетность в сотнях посещений,

Стерла ноги в кровь.

С ней с поклоном и прощеньем,

Мир, судьба, любовь.

 

К ней спешат за продолженьем

Дни моих потерь.

И она опять в движенье,

Чтоб за дверью - дверь.

 

Чтобы кровь своих хождений

На моем пути.

Как основа утверждений

Явью - во плоти...

 

* * * * *

Вспышки, как свет фонаря,

На небе цвета чернил,

Все, что впотьмах потерял,

Оставил взору светил,

 

Вспышки, как быстрый неон,

На небе, лишенном огней.

Как странно - это не он,

Как грустно - увы, не с ней.

 

* * * * *

Мы не так уж и зря продолжаем год,

Наши плечи под небом горячей весны

Наши беды беспамятны, словно сны.

Если синий дракон поет...

 

Нас никто не забудет и не подождет,

Мы не так уже сильны и не так уж чисты.

Только это не повод для лишней войны,

Если синий дракон поет...

 

Мы уверены, все обернется вот-вот,

И по золоту нити поющей струны,

Мы окажемся где-то с другой стороны,

Если синий дракон поет...

 

* * * * *

У жизни свои законы,

Ей в правилах что-то менять

Гандоны, гандоны, гандоны.

Вам больше судить не меня.

 

Но ваши репы в кепонах,

И рожи, отрада для глаз,

Гондоны, ну что вы, гондоны,

Мне больше любить не вас.

 

И смену с Ку-ку и Платоном,

К несчастью, никак не продлить,

Поймите меня, гондоны,

Нам нечего больше делить.

 

Как прежде, впаду в зашивоны,

Мне лучше, чем есть, не быть.

Гондоны, мои гондоны.

Так трудно вас будет забыть.

* * * * *

Сумерки за окном, вот и все,

Что осталось от этого дня,

Вот и все, что связано с этим днем,

Попробуй узнай меня.

 

Если я научился считать,

Если больше теперь

Не прошу ни об одном,

Вот и все, что дано

Чтобы завтра встречать

Сумерки за окном.

~ ~ ~ ~ ~ ~ ~ ~ ~ ~ ~ ~ ~ ~
Все снимки периода осень 1987 - осень 1989 можно посмотреть в этом фотоальбоме.

4 комментария

  • Гаврилов Михаил:

    Это стихи моего армейского друга.
    Они писались на моих глазах, поэтому мне их трудно комментировать...

    Лучше размещу еще одно из этой серии - "бонусом":

    ===
    Он не нашел для себя оправданий,
    Но знал, что не в этом суть,
    В дороге среди недостроенных зданий,
    Не так уж и просто свернуть.

    Он не искал для себя утешений,
    Хотя в них имелся резон,
    В пути без лишений или свершений,
    Там, где всесилен сон.

    Он не дождался ненужных прощений,
    И сгинул без всех “Прости”,
    В пути без лишений или свершений,
    В таком нелепом пути.
    ===

  • Горенский Александр Георгиевич:

    Какие прекрасные, наполненные тонкой лирикой о отчаянно жёсткие стихи. Даже не верится , что писал солдат - срочник. особо меня поразили эти строки:

    Дом, в котором не будет тихо,

    Дом, из которого мы уйдем,

    Дом потрясающей неразберихи,

    Самый печальный на свете дом.

    Там не отыщешь святые лики,

    Женщин и воздуха - днем с огнем,

    В проеме окна - рассветные блики,

    Самый нелепый на свете дом.

    Где вы? Я в вами не зря крестился,

    В решетке дней, но я не о том,

    Надеюсь, ты не забыл проститься,

    С нами, наш самый бессонный дом.

    Ведь это о казарме (или, скорее, о дежурствах?).

  • Гаврилов Михаил:

    Здравствуйте, Александр Георгиевич!
    Да, этот стих о том, как мы перешли со старого приемного центра, где несли дежурство шесть часов через шесть в новый приемный центр.
    И старый ПЦ опустел.
    Там просто стали хранить аппаратуру и он "затих" - и это было очень странно.
    А Елф эти наши чувства сумел очень точно подметить и выразить поэтически.

  • Заярный Александр.:

    Капрал,где ты есть ? Отзовись.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *