Глава 18. Новая Деревня и городок Торренс

12.10.2023 Опубликовал: Гаврилов Михаил В разделах:



В один из дней 1981 года автор этих строк c группой специалистов приземлился в международном аэропорту Хосе Марти в Гаване. Трудный шестнадцатичасовой перелет по маршруту Москва – Рабат (Марокко) – Гавана закончился. Самолет Ил-62 доставил нас на легендарный остров Свободы в Западном полушарии, в десяти тысячах километрах от дома. Предстояла сложная длительная командировка в стране, где нет зимы, где вечное лето. Поначалу мысль о том, что придется жить в тропическом климате, просто пугала. Мысленно сравнивал Кубу с нашим Крымом и Сочи, где часто проводил отпуска. Вспоминал, что даже там выдержать 20 дней отпуска было не просто. Нам, северянам южные широты противопоказаны по определению. А тут вообще тропики.
Пока самолет подруливал к стоянке, я вспомнил весь перелет. Горы Югославии с огромными белыми буквами слова TITO на одном из склонов горы. Промежуточная посадка в Марокко, где шла гражданская война: наш самолет оцепили военные с автоматами на джипах, а затем заперли в здании типа огромного ангара без окон. Там мы впервые в жизни попробовали знаменитую на весь мир "Кока-Колу" в истертых от многократного использования бутылочках. Вспомнился многочасовой перелет через Атлантику, наполненный нескончаемым шумом двигателей.
Но вот открылась дверь самолета, и мы уже на трапе. На улице ночь, на небе огромные звезды. Но такое ощущение, что входишь в парилку. На нас пахнуло теплым влажным воздухом и запахом гнилой травы. Возникло ощущение, что здесь мы не выживем.
Прошли формальности на пункте контроля с отъемом всего съедобного, кроме маринованных грибков, банку с которыми кубинцы долго разглядывали и, не поняв, что это такое, вернули.
Прилетели мы, как попугаи, в костюмах с галстуками, а через руку пальто. Со стороны это выглядело смешно – прибыла еще одна группа молодых "механизаторов" или специалистов "сельского хозяйства". Встречали нас два офицера с узла связи. Посадили с чемоданами в ПАЗик, и автобус растворился в ночи, не заезжая в Гавану. Встречающие офицеры оказались приветливыми и разговорчивыми. Так и завязалась наша дружба на долгое время. Вместе семьями отмечали праздники, ездили в Гавану, на пляж, на рыбалку. Тем более что у нас был свой транспорт: УАЗ-469, микроавтобус РАФ, бортовой ЗИЛ-157 для рыбалок.
В автобусе они впервые показали нам кубинскую валюту – одно песо. Мы долго его разглядывали, передавая друг другу.

nd13 scaled

Центральная аллея. Новая Деревня.
1 января 1982 года. Из архива В. Бубнова.

Минут через сорок пять автобус притормозил, повернул налево и въехал на аллею с пальмами и какими-то высокими деревьями. "Ну, вот мы и в Деревне", – сказали наши сопровождающие. В тусклом освещении аллеи удалось лишь разглядеть, что вдоль нее по обеим сторонам стоят небольшие коттеджи, как нам сказали, "касы". Первыми из автобуса высадили меня с женой. По небольшой бетонной дорожке сопровождающие помогли донести до террасы касы чемоданы, открыли ключом дверь. Мы вошли в достаточно просторный холл, отделенный невысокой каменной перегородкой от небольшой кухни. Сразу бросилось в глаза, что в доме – совсем небольшие окна без стекол, затянутые металлической сеткой и оборудованные деревянными жалюзи. Ребята, уходя, сказали: мол, устраивайтесь, а с утра мы за вами зайдем, сходим в столовую, а потом поедем в часть: вас уже ждет командир.

nd12 scaled

Центральная аллея. Новая Деревня.
1987 год. Из архива В. Бубнова.

Каса была небольшая – холл с кухней, две спальни, туалет с душем, задняя терраса-мойка. Во всем доме каменные полы. В холле – телевизор, холодильник, пара деревянных кресел. В комнатах – встроенные шкафы, деревянные кровати с современными матрацами, на которых аккуратно лежало спальное белье, пара тумбочек. Кондиционеров нет. Вот и все убранство.
Утомительный перелет и восьмичасовая разница с домом давали о себе знать. Взглянул на непереведенные часы – в Москве 9 часов утра, а у нас глубокая ночь. Хотелось есть, достали то, что удалось протащить мимо кубинских таможенников. Решили, не разбирая чемоданов, укладываться спать. Но, не смотря на измотанность, сон не шел. Духота, громкий треск цикад за окном, дикие непривычные запахи не давали уснуть. Но усталость взяла свое – стали проваливаться в небытие, не понимая, что происходит, и где находимся. Громкий собачий лай прямо под окном окончательно сделал сон невозможным. Пришлось вставать, заняться уборкой касы.
Рассвело. Выглянули на улицу и увидели, что Деревня – настоящий ботанический сад! Кругом тропическая растительность: кактусы, цветущие разными красками необычные кусты, кокосовые пальмы и деревья с незнакомыми плодами. Все было ухожено и облагорожено – выложенные камнем дорожки, цветники, подстриженные газоны. Ну, прямо рай.

nd14 scaled

Пейзажи Новой Деревни.
1 января 1982 года. Из архива В. Бубнова.

Вскоре за нами приехал заместитель командира по тылу майор Н.В. Шишкин, добродушный и спокойный человек. Жена, естественно, сразу же выказала свое неудовольствие по касе. Николай Васильевич снял фуражку, вытер со лба пот и спокойно сказал: "Хорошо, подыщем другую на ваше усмотрение". Предложил сразу же пройти и посмотреть, и если понравится, то и переехать. Другая каса была недалеко на первой линии от въезда в Деревню.
Теперь мы лучше рассмотрели и сам въезд в Деревню – большая площадка, от которой вглубь деревни уходили две центральные аллеи, разделенные деревьями. На въезде отсутствовали ворота, хотя было видно, что деревня окружена забором из хорошо натянутой сетки рабица. Со стороны шоссе справа на въездной площадке стояла одинокая каса типа КПП, на террасе которой развалившись в деревянных шезлонгах, сидели наш солдат и толстый кубинец средних лет в военной форме. На бойце была вылинявшая почти белесая форма, а на голых ногах деревянные шлепанцы. Стало понятно, что они изображали некую охрану на входе. Выяснилось, что наши бойцы занимали половину касы, и у них стоял телефонный коммутатор "Опушка", обслуживающий всю деревню. Позже мы с ребятами познакомились, так как в нашу касу они протянули линию и поставили телефонный аппарат.
На просторах Интернета нашлась забавная история про "Опушку", одного из тех солдат, который как раз и нес службу на КПП у въезда в Новую Деревню.
"История произошла в 1986 году на далеком острове Свободы, то есть на Кубе. Служил я там рядовым в ГСВСК (Группа Советских Военных Специалистов на Кубе), во взводе связи. Мой пост находился при въезде в поселок, основное население которого составляли наши офицеры и их семьи.
Поселок находился километрах в десяти от части, и мы со сменщиком были предоставлены сами себе – с упорством русского солдата обжирались кокосами и манго, растущими свободно. И надо признаться не брезговали и бананами, растущими в наделах братских кубашей.
Наш пост, позывной "Опушка", занимал только половину касы (бунгало такое), а другую занимал пост кубинской национальной гвардии. Чтоб описать эту гвардию потребуется целая книга. Я же кратко остановлюсь на герое моего дальнейшего повествования.
Августин Коррона Риу – крупный мулат с заметным брюшком, проседью во вьющихся волосах и ослепительными белыми зубами вечно улыбающегося рта.
Говорил, что с Фиделем на Плайя-Хирон революцию делал. Очень он любил наших женщин. Каждую проходящую так и облапает взглядом. Долгие дежурства мы с ним весело общались или лениво переругивались, угощали друг дружку казенными харчами и решали вопросы мировой политики. И очень он обижался, если я Фиделя даже в шутку ругал.
Общение шло на смеси испанско-русского языка, причем обложить друг дружку считалось атрибутом обязательным.
И вот спрашивает меня мой пытливый друг: "А как товарищ Балодья (Володя) будет по-русски бьен". Я сказал "хорошо". Попытка сказать "хорошо" Августину не удалась ни с первого, ни со сто первого раза. Какое-то шипение и бульканье. Плохо в испанском с шипящими. И тогда он попросил синоним. Думаю, девяносто процентов русских людей предложили бы именно этот синоним, и я не был исключением. "Зае…ись", говорю. И мой революционный соратник выдает почти по-русски "сае…ись". Нормально, языковой барьер преодолеваем успешно. Слово Августину понравилось, и он его запомнил.
Из нашей части ходил раз в неделю автобус в госпиталь в Гавану. Ездили на нем в основном жены офицеров, которые изнывали от жары и скуки в гарнизоне. И вот этот автобус сломался прямо рядом с нашей "Опушкой".
Водила забежал ко мне и позвонил дежурному по части о поломке. Другой автобус обещали через полчаса. Так вот, вышли пышнотелые да сдобные жены русского офицерства во главе с женой нашего комбата из автобуса и расположились на дороге. Мой кубаш весь напрягся, привскочил, стал прогуливаться, трясти брюхом, повиливать задом и цокать языком. Было летнее утро, но уже градусов 30 в тени напекло. И наши дамы обратили на него внимание: "Компаньера, водички не найдется?" Августин расцвел, крикнул: "Си!" и помчался в касу. Через секунду выскочил с канистрой воды из холодильника и стаканчиком. Дамы переместились к водопою. Первой осушила стакан бодрящий влаги жена замполита батальона. "Хорошо!" - сказала она. "Сае…ись!" - радостно вторил Августин. Дамы переглянулись и хохотнули. А Авустин продолжил гуманитарную акцию, сопровождая каждый стакан радостным словом. Однако некое недопонимание он все же заметил, и по отъезду дам стал выпытывать у меня причины дамских натянутых улыбок. Пришлось объяснить. С тех пор это красивое слово произносилось им только в общение с мужским населением"1.
Новая каса нам понравилась, хоть и выходила на аутописту. Несколько больше предыдущей и более уютная. Мы дали согласие, и тут же перенесли свои нераспакованные чемоданы.
Вся группа собралась в столовой, которая произвела хорошее впечатление. Небольшой затемненный зал с прохладой от кондиционеров, несколько обеденных столиков, на которых стояли литровые бутылки с молоком, посуда из прозрачного стекла и металлические термоса с черным кофе. Мулатка Кончита принесла блюда и тарелочки с нарезанным сыром. После завтрака настроение у всех поднялось, стали обсуждать первые впечатления о Кубе и Новой Деревне.

nd10 scaled

Официантка Кончита и Бубнова Валентина у входа в столовую. Новая Деревня.
1 января 1982 года. Из архива В. Бубнова.

Напротив столовой находился продовольственный кубинский магазин, а рядом наш военторговский. Отоваривание в кубинском магазине производилось по так называемым тархетам (продовольственным картам), в которые заносились все купленные продукты, кроме молока, хлеба, пива и алкоголя. На мясо, консервы, кофе, сигареты и другие продукты существовали ограничительные нормы, то есть работала строгая система распределения, а проще говоря, карточная система. Поначалу нам это показалось дикостью, и мы пытались это объяснить нашим кубинским товарищам. Но они отвечали просто: мол, это у вас в Союзе изобилие и настоящий коммунизм, а у нас еще пока неразвитый социализм.

nd09 scaled

Кубинский магазин, русский магазин, столовая. Новая Деревня.
1 января 1982 года. Из архива В. Бубнова.

Решили зайти в кубинский магазин, хотя у нас и не было еще оформленных тархет, взглянуть на ассортимент. У входа за кассой на высоком стуле, с сигарой во рту, сидела сухенькая кубинка на взгляд достаточно пожилого возраста с морщинистым лицом и бигуди на голове. Звали ее Кука. Она немного говорила по-русски. Объяснила, что молоко и пиво продаются только при условии сдачи пустых бутылок. Но так как мы новенькие, то она готова нам продать по одной бутылке молока и паре бутылок пива. Но у нас не было в кармане, ни одного песо. Тогда Кука предложила нам записать купленное на будущие карты. Для начала кто-то купил молоко и хлеб, кто-то просто пиво. Посмотрели на полки, уставленные в основном китайской тушенкой Great Wall ("Великая стена") и к нашей великой радости водкой "Столичная" и трехзвездочным коньяком "Арарат". У всех заблестели глаза. А когда увидели, что и водка, и коньяк стоят – по три с половинной песо, то окончательно поднялось и настроение. Стали дружно хвалить Кубу и говорить, что здесь можно жить. Кстати, дома в то время коньячок "Арарат" просто, так не стоял, в основном были болгарская "Плиска" и "Солнечный бряг". Так что Куба для некоторых наших "камарадо совьетико" оказалась и в самом деле настоящим раем.

nd11 scaled

Русский магазин. Распорядок работы магазина №3. Новая Деревня.
1 января 1982 года. Из архива В. Бубнова.

На улице у автобуса нас ждал майор Шишкин, который ввел нас в курс дела и вкратце рассказал о деревне. Оказывается, она была построена сразу же после революции чешскими строителями на огромном пустыре на юго-западной окраине Гаваны на 23 авениде в районе Марианао. По замыслу кубинского правительства она строилась для героев Революции. Деревня получила название Фрага (Fraga). Но во время Карибского кризиса правительство Фиделя Кастро приняло решение передать ее для проживания военнослужащим группы советских войск. Тогда ее назвали "Русская Деревня". Вот упоминание о деревни ветерана Карибского кризиса В.А. Забегалина: "Офицерский состав батальона был размещен на удалении – 15-20 км от военного городка в местечке, быстро окрещенном "Русской Деревней". Офицеры утром прибывали на машинах в военный городок, а вечером возвращались в "Русскую Деревню". В расположении казарм оставались: ответственный от управления по батальону, дежурный по части, начальник караула и группа усиления..."2.
О Русской Деревне также упоминали и другие ветераны Карибского кризиса. Позже уже о Новой Деревне вспоминали ветераны ГСВСК.
Грачев Николай, 507 ЗРП, 20 ОМСБ, взвод связи (осень 1963 – осень 1965): "Новую Деревню, где проживали советники с семьями, охранял караул из бригады. Перед шоссе стоял мальчик с автоматом под грибком. Однажды среди офицеров случился переполох, и солдатское радио доложило, что этому мальчику контрас из машины прошил грудь. Потом, вроде бы, там поставили бетонную будку, подобную как у кубинцев на повороте на дорогу в колонию, которые тоже были обстреляны ночью из мимо проезжавшей машины. В ту ночь нас подняли по тревоге. А в самой Новой Деревне я не был, только проезжал мимо. Помню, там стояли небольшие одноэтажные домики".
Челноков Виктор, узел связи, ПРЦ (весна 1969 – осень 1970): "Наши офицеры жили отдельно в своей Деревне, многие семьями. Ее патрулировали двое кубинцев с чехословацкими автоматами старого образца – АКМ не доверяли. Офицеры все вместе приезжали на автобусе утром и уезжали вечером, оставался только дежурный по части".

nd04 scaled

Начальная школа. Новая Деревня.
1984–1987 гг. Автор фото неизвестен.

Но продолжим наш рассказ. В деревне находилось 200 коттеджей различной площади от двух до пяти комнат с общим холлом, кухней, санузлом и открытыми террасами. Был построен большой летний кинотеатр с мраморными скамейками, сценой и большим киноэкраном, а также магазин и прачечная. Открыты начальная школа, детский сад и медпункт. Всем хозяйством заведовала кубинская военизированная так называемая "Проблема", начальником которой был капитан Луис, решавший практически любой вопрос от замены холодильника и телевизора до сантехники, а также ремонта кас. В его подчинении было несколько десятков вольнонаемных кубинцев, которые следили за общим порядком в деревне, ухаживали за растениями и цветами, работали в столовой, в магазине и прачечной, а также обслуживали общую инфраструктуру (вода, канализация, газ, электричество).

nd05 scaled

Детский сад "Сказка". Новая Деревня.
1984–1987 гг. Автор фото неизвестен.

Деревня находилась на полном содержании кубинской стороны и наши военные ни за что не платили, кроме питания. Естественно, и мы тоже не платили, так как были прикомандированы к Группе советских военных специалистов.
Касу обычно занимала семья офицера в звании не ниже капитана. Семьи лейтенантов чаще всего заселяли в касу по две. Но бывали и случаи, когда в касе проживала и одна семья прапорщика.
В деревне размещались семьи специалистов осназовских частей ГРУ и ВМФ, частично узла связи и 20 ОМСБ, те которые дислоцировались в Торренсе. Поэтому все касы были разделены и закреплены за этими частями. Наибольшее число проживающих семей было от ГРУ, поэтому военторговским магазином заведовал командир в/ч п.п. 54234-В. Вначале отоваривались семьи этой части, затем моряки, а уж потом – все остальные. Так же существовал порядок очередности отоваривания жен – командир, замполит, замы, спецы, остальные смертные.
В деревне был женсовет, который заранее распределял поступивший товар между группами. Естественно, нам уже бюстгальтеров и трусиков не доставалось. Иногда перепадал не плохой костюм или отрез ткани. Товар обычно поступал еженедельно с припортовой базы.

nd06 scaled

Новая Деревня.
1984–1987 гг. Автор фото неизвестен.

Наше первое знакомство с деревней состоялось. Надо было ехать на встречу с начальником узла связи в Торренс. Автобус выехал из деревни и не спеша покатил по аутописте. Вдоль обочины дороги располагались небольшие кубинские касы, коттеджи и усадьбы. С левой стороны, проехав через виадук, увидели огромный открытый кинотеатр в виде треугольника, в одной из вершин которого стоял большой киноэкран. Вся площадка была разделена концентрическими дорожками для парковки легковых машин. Стало ясно, что это аналог знаменитых американских ночных автомобильных кинотеатров под открытым небом. Показались большие корпуса какого-то завода. Кто-то из сопровождающих объяснил, что это танковый завод, где кубинцы ремонтируют советские танки. Завод был построен с помощью Советского Союза. С правой стороны появилась деревня под названием Валле Гранде, а затем слева в глубине мы увидели Мемориал советским воинам, погибшим на Кубе во время и после Карибского кризиса. Дорога перешла в широкую прямую полосу, по бокам которой располагались земляные капониры. Сопровождающие сказали, что это взлетно-посадочная полоса, а точнее – запасной аэродром. Проехав по полосе чуть более километра, автобус свернул налево на узкую асфальтированную дорогу. При съезде с правой стороны стоял дорожный указатель на двух металлических опорах. На белом фоне крупными черными буквами было написано TORRENS. Стало ясно, что мы приехали.
Автобус, проехав по дороге в виде дуги, огибая тростниковую плантацию, подъехал к КПП без шлагбаума и дежурки, но со стулом, на котором сидел наш солдат. Проехали через условное КПП и далее вдоль низкого каменного забора. Слева осталось пересеченное поле с множеством следов от колес БМП. Завернули направо, въехав на строительную площадку с несколькими зданиями и плацом. Потом снова направо, проехали между новыми зданиями и оказались у ворот еще одного КПП, въезда на территорию узла связи. За КПП остановились на плацу, на котором стояла группа офицеров. К нам подошел полковник, представился – начальник узла связи Кильдишов Виктор Николаевич. Так началось наше сотрудничество. После составления плана работ, мы отправились в Гавану в штаб Главного военного советника для постановки на денежное довольствие.
После Гаваны при деньгах, но без паспортов мы возвратились в Новую Деревню. С трудом успели на обед в столовую. Кончита попросила больше не опаздывать. На столах стояли фрукты и бутылки с молоком. Супец оказался жидким и каким-то кисловатым, а вот жареный цыпленок с картошкой в самый раз. Новая жизнь постепенно начинала обретать свое естественное очертание.
После обеда мы с женой решили побродить по деревне и осмотреть ее достопримечательности. Как выяснилось, деревню пересекала небольшая речушка под названием "Вонючка", от которой и в самом деле распространялся странный запах гнили. По ночам вдоль берегов этой речки звучал настоящий хор: мычание лягушек-быков.

nd08 scaled

Новая Деревня.
1 января 1982 года. Из архива В. Бубнова.

По обе стороны центральной аллеи в тени деревьев и кустарника располагались касы, утопающие в цветах и тропической растительности. В основном на этой аллее проживали командиры и спецы ГРУ и ВМФ. Аллея уходила слегка вправо с небольшим подъемом, что придавало деревне дополнительную привлекательность. От аллеи вправо отходило несколько асфальтированных дорог, вдоль которых также располагались касы. В дальней части деревни находился летний кинотеатр, прачечная и кубинская "Проблема".
Касы выглядели достаточно симпатично, так как были выкрашены в различные пестрые цвета. Ухоженные дорожки к касам с цветущими кустами, открытые террасы с деревянными шезлонгами разных цветов, придавали всей деревне красоту.
На въезде, напротив "Опушки", в лесочке из хвойных деревьев мы обнаружили небольшой памятник-бюст герою кубинской революции Камило Сьенфуэгосу с двумя большими колесами от телеги.
В целом деревня оставила приятное впечатление своей ухоженностью и неплохим бытом. Русской привычки к некоторой небрежности и халатному отношению к окружающей среде практически не было видно. Видимо, каждая семья старалась облагородить свою касу, поддержать вокруг чистоту и порядок.
Но надо было возвращаться в свою касу и обустраиваться. Только теперь мы ее рассмотрели более внимательно. С небольшой террасы входная дверь вела в просторный холл, совмещенный с кухней, отделенной невысокой перегородкой. К холлу через открытый проем примыкал как бы второй холл с санузлом и двумя небольшими комнатами-спальнями. Между комнатами находился встроенный шкаф. В окне одной из комнат стоял кондиционер. Из кухни был второй выход на мойку. Все полы были сплошные, каменные. Небольшие окна затянуты противомоскитной сеткой. Такие же сетки имелись и на входных дверях.
В холле стандартный набор мебели – стол, два деревянных кресла и деревянный диван, скамейка, холодильник без одной ножки, телевизор. На кухне – двухкомфорочная газовая плита, электрический водогрей с ручной системой включения, набор кастрюль и посуды, с десяток пустых молочных и пивных бутылок для обмена.
Вторая ночь тоже оказалась неудачной, так как решили спать в комнате, где работал кондиционер. Утром встали с насморком и больным горлом. Решили перебраться в центральный холл, а комнату с кондиционером использовать как камеру холода. Эксперимент оказался удачным и на этом варианте мы остановились. Большой неприятностью оказалось то, что бетонная плита потолочного перекрытия являлась и крышей касы, и за день сильно нагревалась на солнце, а ночью свое тепло отдавала вовнутрь дома. Но с этим бороться мы были бессильны. Правда, была мысль организовать постоянный полив крыши водой, но занятость на работе не дала осуществить эту идею. Да и к жаре, влажности и духоте вскоре мы привыкли.
В первое же воскресенье вместе с семьями с узла связи на автобусе отправились на пляж Эль-Саладо, который представлял собой небольшую коралловую бухту с песчаным пляжем. В море уходил длинный пирс, с которого ныряли кубинцы. Надев маски и ласты, мы бросились в теплую воду. Перед нами открылся потрясающий подводный мир Мексиканского залива. На расстоянии 200 метров от берега находился великолепный рифовый барьер с глубоким проходом в виде небольшого подводного каньона, наполненного стайками цветных рыбешек, водорослей различных размеров и форм, небольшими ветками кораллов. А дальше – черная бездна океана. Слева и справа от прохода – массивный каменный барьер с огромными "деревьями" кораллов, достигающих нескольких метров. То тут, то там из-под "деревьев" молнией выскакивали длинные мурены, первая встреча с которыми была весьма неприятной.
На пляже в основном находилась кубинская молодежь. Среди них были девушки с белоснежной кожей и обгоревшими до "мяса" плечами. Это было странно видеть на Кубе.
Вечером в первое воскресенье устроили привальную. Накрытый стол оказался совсем не бедным: привезенная с собой "Столичная" и купленные в кубинском магазине продукты, овощи и фрукты, дополнили друг друга. Почему-то запомнились металлические эмалированные кружки, привезенные с собой, и так выручившие нас в тот вечер. Звона стекла не было, его заменил не менее трогательный звон металлических кружек.
Первые дни на объект в Торренс ездили на автобусе вместе со специалистами узла связи. По утрам на "Опушку" из Торренса приходило несколько автобусов узла связи, ОСНАЗа ГРУ и ВМФ, 20-ки. Специалисты узла связи и 20-ки всегда были одеты в кубинскую форму, а ГРУ и ВМФ – по гражданке в белых рубашках с коротким рукавом, черных брюках и ботинках. Мы в белых рубашках, джинсах и сандалиях на голую ногу, явно выпадали из общего ансамбля.
Поначалу специалисты на нас косились, обсуждая, что это за группа разгильдяев прибыла. Но постепенно привыкли, а мне как руководителю группы по долгу службы пришлось вплотную познакомиться с командирами Д.А. Ковалевым, Н.П. Фадеевым, командованием 20 ОМСБ и бригады, не говоря об аппарате Главного военного советника. Но все равно мы выглядели "белыми воронами" среди специалистов Торренса, так как по сравнению с ними имели достаточную свободу передвижения по Кубе, имея свой транспорт.
Интересно было наблюдать за организованными поездками семей специалистов на отдых в выходные дни. Как правило, на пляж Эль-Саладо, реже на Санта-Марию и в Варадеро, а также по туристическим местам Сороа, Харуко, крокодилий питомник. Также совершались регулярные поездки в Гавану – в русский книжный магазин, в зону отдыха "Чайка" и "Дипломатик" для отоваривания за валюту. Подобные поездки спецы и члены их семей должны были заслужить. Предварительно составлялись списки желающих, а командир вычеркивал из списка провинившихся, тем самым наказывая и всю семью. При посадке в автобус списки проверялись старшим, ответственным за поездку. Были случаи, когда жены и дети со слезами снимались с поездки. Также была определенная очередность в этих поездках.
Безусловно, особым случаем был карнавал, посетить который рвался каждый. Как правило, это удавалось сделать практически всем спецам и их семьям.
Отдельным вопросом были так называемые "рыбалки", на которые ездили в основном приближенные к командованию офицеры. Как правило, на рыбалку отправлялись за большими раковинами моллюсков – караколами, запрещенных для отлова на Кубе. Но на подобные рыбалки "старшего брата" кубинцы глаза закрывали. Конечно, красавица-каракола была прекрасным подарком практически для любого случая жизни, тем более, в виде подношения различным комиссиям. По дурному запаху в деревне можно было судить о частоте выездов спецов на рыбалку, так как после каждой поездки часть раковин забрасывалась на крыши кас на солнцепек для быстрого умерщвления моллюска. Основная же часть отловленных раковин поступала в так называемые сувенирки частей.
Иногда организовывали и более серьезные рыбалки с плавсредствами и привлечением солдат, когда отлавливались многие сотни каракол. После подобных рыбалок в частях неделями и месяцами шла большая работа по обработке каракол и доведения их до так называемого сувенирного состояния, чтобы каракола предстала в своем первозданном виде.
Особым шиком для "деревенских" являлось посещение кабаре "Тропикана" в Гаване, которое было прерогативой высшего командования, да и только в дни приезда из Москвы каких-либо комиссий. Каждый прилетевший генерал считал за честь посетить "Тропикану".
Членов прибывающих комиссий, как правило, размещали в комфортабельной гостинице "Амистад" рядом с Касабланкой (штабом ГВС), где имелись большой бассейн с баром и неплохой ресторан. Естественно, все проживание в гостинице было за счет кубинской стороны. Специалистов, командированных на срок более месяца, обычно размещали в Новой Деревне на общих основаниях.
По праздникам в деревне устраивались вечера танцев, концерты солдатского ансамбля из в/ч п.п. 54234-В, иногда выступали кубинские артисты. Всегда в деревне дважды отмечался Новый год. Вначале в 16 часов (в Москве 24 часа), а затем в 24 часа по гаванскому времени. Рядом со столовой и кубинским магазином была площадка, в центре которой росло хвойное дерево, напоминающее нашу ель. Это дерево наряжали под елку и коллективно отмечали Новый год. Всегда было очень весело, собиралось много семей с детьми.

nd07 scaled

Танцевальная площадка. Новая Деревня.
1 января 1982 года. Из архива В. Бубнова.

Излишки продуктов, сигареты, а также промтовары шли на ченч. Частенько можно было видеть, как наши женщины стояли у забора, передавая через него товар кубинцам. Иногда по вечерам кубинцы и сами приходили в деревню, и шли по касам собирать товар. Правда, для них это было небезопасно, так как полиция часто их задерживала. Также женщины ходили в соседний населенный пункт Арроя Аренас, где у них были свои надежные перекупщики товара. Другим вариантом ченча были экскурсионные поездки в сельскую местность по деревням, которые иногда сочетали с рыбалками. Но массового характера они не имели.
Конечно, в советские времена старшие специалисты зарабатывали неплохие деньги от 600 до 1200 чеков Внешпосылторга, причем десять процентов выплачивали на месте в долларах США. Но каждая семья старалась сэкономить деньги, особенно на пиве и алкоголе, на мороженном для детей, на книгах. Все это старались покупать на деньги от ченча. На полученные доллары приобретали качественные товары и электронику в магазине "Дипломатик" на 5-ой авениде, валютных магазинах при гостиницах "Гавана Либре", "Ривьера", "Насиональ", в морском клубе и других туристических местах. Чеки накапливались на лицевых счетах специалистов в финотделе аппарата Главного военного советника и выдавались при завершении командировки перед отлетом в Союз. Специалисты с высокими окладами (генералы, полковники, подполковники) за два года службы накапливали суммы, на которые могли получить ордер для покупки автомашины "Волга" (ГАЗ-24). Среди офицеров считалось престижным приехать домой на черной новенькой "Волге", полученной через торговую систему "Березка" сразу же по прилету в Москву. Другие специалисты, как правило, без очереди покупали автомашины ВАЗ, иногда экспортного исполнения.
Безусловно, командировка на Кубу была очень востребованной и престижной. Этот выезд за границу оплачивался в соответствии и по нормам советских специалистов, командированных за границу. Правда, это правило распространялось почему-то только на специалистов ОСНАЗ ГРУ, ВМФ, КГБ, и не касалось военных специалистов узла связи и бригады, оклады которых в инвалютных рублях были в 2-3 раза ниже. Также они не получали на руки американскую валюту. В связи с этим чувствовалась некоторая напряженность в отношениях между различными категориями военных специалистов, а иногда и просто зависть. Автору неоднократно приходилось слышать недовольство специалистов, даже с высокими званиями, такой ситуацией. Люди и в самом деле не понимали: чем они хуже других? Почему за одинаковые условия службы платят по-разному?
Другой особенностью финансового положения было то, что каждый специалист ежемесячно самостоятельно заказывал сумму денег в кубинской валюте исходя из потребностей проживания семьи. Существовали общие рекомендации по нормам расходования денежных средств, но все-таки каждый сам решал, куда и сколько тратить. В кубинском и русском магазинах персонально велся учет приобретенных продуктов и товаров, на основании которого было необходимо ежемесячно отчитываться за денежные средства. Правда, пиво, алкоголь, молоко и хлеб в этом раскладе не учитывались. В общем, сложилась странная ситуация, порожденная подозрительностью к людям и стремлением все контролировать.
Но ченч был неразрывно связан с образом жизни большинства советских людей на Кубе от солдат до командиров. Все пытались сэкономить, понимая, что по возвращении домой они опять окажутся на жестких окладах.
Другой особенностью жителей Новой Деревни (как и всех советских специалистов) было стремление к приобретению книг. В центре Гаваны на углу улиц Обиспо и Берназа находился книжный магазин им. Максима Горького, в котором свободно можно было купить за кубинские песо дефицитные по тем временам, книги – избранные сочинения классиков, и особенно книги по искусству. Все вдруг стали любителями искусства, закупая в большом количестве прекрасно оформленные издания, посвященные музеям и городам мира. Для многих коллекционирование книг стало страстным увлечением. Увезти с Кубы несколько больших и тяжелых ящиков с книгами стало, чуть ли не целью жизни. Интересно было наблюдать, как из подъехавшего на Прадо автобуса выбегали женщины и сломя голову мчались в книжный магазин, лишь бы встать первыми у прилавка с книгами. Выходили из магазина счастливые, с большими коричневыми бумажными пакетами, прижимая их к груди. Эта болезнь захлестнула практически всех советских специалистов, в том числе и нас. Нам, правда, было проще: мы могли, чуть ли не ежедневно в обеденный перерыв съездить на своем УАЗике или РАФике в книжный магазин.
Директором книжного магазина был высокого роста мулат Армандо, уж больно до наших русских женщин был охоч, да и поговаривали о его странных наклонностях. Но дело свое знал, проводил даже выездные продажи книг в наших воинских частях и в советских представительствах.
По окончанию командировки специалисты имели право выписать подписные издания книг за кубинскую валюту. К примеру, убывая в 1982 году на родину, мы подписались на несколько книг, в том числе на многотомник Н.М. Карамзина "История государства Российского" в 12 томах.
Ежемесячно многие "деревенские" выезжали в Гавану в гостиницу "Сьерра Маэстро" для телефонных переговоров с Союзом. Там был международный телефонный переговорный пункт. Как правило, связь была высокого качества, и услышать голос родных стоило любых денег, хотя это было не так уж дорого. Говорили, что командиры разговаривали с домом через специальный телефонно-телеграфный центр (СТТЦ) "Чайка" в штабе Главного военного советника или через узел связи "Финиш". Автору часто приходилось вести служебные переговоры с Москвой, но через специальную переговорную комнату СТТЦ "Чайка".
В дни празднования дней рождения многие семьи выезжали на расположенное неподалеку от деревни озеро с природой очень напоминающую родину. Костер, шашлыки, песни под гитару, все напоминало родной дом и скрашивало оторванность от родных и близких. Мы со своей группой нередко отмечали на озере коллективные дни рождения.
Второй раз мы прибыли на Кубу в 1986 году с новым аппаратным комплексом для продолжения начатых в 1981 году работ. Комплекс был развернут в Торренсе за артдивизионом. Группа снова проживала в Новой Деревне, где практически ничто не изменилось, включая и порядки. Воспоминания первой командировки были более эмоциональными и запоминающимися. Второй раз мы приехали на Кубу, как домой, поэтому чувства уже притупились. Все было обыденным – Гавана, Малекон, 5-ая авенида, "Дипломатик", пляжи, экскурсии, рыбалки. Мы даже прекратили ездить в книжный магазин. В основном все время проводили на объекте в работе. А ее навалилось слишком много. Принципиально новый комплекс, практически работающий в автоматическом режиме, круглосуточные дежурства, постоянное составление отчетов, приезды комиссий из Москвы отнимали слишком много времени. В этот раз решалась судьба комплекса и дальнейших работ.
Правда, началась вторая командировка примерно так же, как и первая. Всю нашу группу разместили в нескольких больших касах на аллеях вдоль речушки "Вонючки". Каса, в которую поселили меня, жене опять не понравилась. Об этом узнал начальник штаба ГВС генерал-лейтенант В.М. Демьяненко, который дал указание подобрать нам другую касу. Выбранная каса оказалась на второй линии от центрального въезда и более просторной, чем каса в предыдущей командировке. Там имелись большая открытая терраса, просторный холл, отдельная кухня, две спальни, санузел, открытая мойка. Около входа росла красивая кокосовая пальма, со стороны мойки – дерево авокадо, по сторонам росло королевское манго с большими вкусными плодами. Вдоль бетонной дорожки, идущей к касе, росли кусты с красными красивыми цветами. В течение двух-трех дней кубинский персонал "Проблемы" сделал в доме полный косметический ремонт, заменили сантехнику и водогрей, газовую плиту, привезли новый холодильник и телевизор, а также новую мебель. Установили второй кондиционер в холле. Выдали полный комплект новой посуды и несколько комплектов спального белья. Покрасили снаружи весь дом.

nd15 scaled

Каса Бубновых. Новая Деревня.
1987 год. Из архива В. Бубнова.

Крыша касы была покрыта красным кирпичом, что существенно уменьшало ее нагрев солнцем. Позже на крыше касы я установил антенны "волновой канал" для приема УКВ-ЧМ радиовещания и телевидения в метровом и дециметровом диапазонах волн. В основном уверенно принимались радиостанции Ки-Уэста и Майами. В УКВ диапазоне можно было принимать и записывать десятки радиовещательных станций, работающих в режиме стерео. В метровом диапазоне на 13 элементную антенну с антенным усилителем качественно принималось несколько телевизионных каналов (особенно десятый) телестанций Ки-Уэста. В дециметровом диапазоне прием производился на 24 элементную антенну с антенным усилителем. Сигналы американских телевизионных станций в этом диапазоне принимались не так уверенно, и прием зависел от погодных условий. При хорошем прохождении радиоволн в ясную безветренную погоду удавалось принимать несколько десятков телестанций Ки-Уэста и Флориды. Кстати, американские телепередачи на нас впечатления не произвели. Они были достаточно скучными и однообразными, кроме новостных. Музыкальные передачи в УКВ диапазоне в режиме стерео были очень динамичными и привлекали своим содержанием. Много было джазовых каналов. Тогда нам удалось записать десятки кассет с прекрасными песнями американских исполнителей, а также мировые хиты. Эти записи до сих пор восхищают своей музыкальностью.
В общем, быт наладился достаточно быстро. Запомнились случаи воровства в деревне подростками из кубинского детского интерната, который располагался с задней стороны деревни. Случай попытки воровства произошел и у меня. Как-то ночью сквозь сон я услышал странный довольно сильный скрежещущий звук. Выглянул в холл и увидел, как между жалюзи в окне торчит палка, которой пытаются подтянуть лежащую на столе электробритву. Каса снаружи была освещена электрическими лампами, расположенными под козырьком крыши по углам дома. Тихо выйдя через входную дверь, я увидел двух подростков, возившихся у окна. Но только я бросился к ним, как они исчезли в темноте. На мойке соседней пустующей касы стояли две большие сумки чем-то набитые. Неожиданно откуда-то появился полицейский, которому мы объяснили, что нас хотели ограбить подростки. Сумки оказались полными одежды и белья, видимо украденного у кого-то ранее. Полицейский попросил их не трогать и оставить на месте, якобы подростки вернутся за ними. Наутро этих сумок уже не было. Кто их забрал, мы так и не узнали, как и не узнали, поймали ли подростков.
Был случай с отъезжающей семьей. Самолет улетал поздно вечером. Были собраны чемоданы и вещи. Чтобы скоротать оставшийся час семья отправилась смотреть кино, а когда вернулась, то обнаружила отсутствие своих чемоданов в касе. Вызвали полицию, но по горячим следам ничего не нашли. Семья не улетела. Поутру в деревне появилось с десяток полицейских, которые стали прочесывать большой пустырь, заросший травой между второй и третьей линиями. По пояс в траве полицейские продвигались цепью, и где-то в центре пустыря один из них нагнулся и поднял над головой найденный кейс, а затем нашли и чемоданы. Говорили, что даже целой оказалась сумма с чеками. Но воров так и не нашли.
Вспоминает Арефьев Алексей (1984–1987): "По территории деревни ездила патрульная полицейская машина. Было очень много случаев грабежа со стороны кубинского брата. Часто воровали сохнущее белье, но и в касы залезали. В патрульной машине было два вооруженных человека. Машина была "Жигули". Грабили и те касы, которые были в центре поселка. Был случай, когда у подполковника Зеленцова выставили касу. Дом был двуспальный. В одной мама с папой, а в другой – мой друг Миша. Ночь была душной, и Миша пошел спать к родителям под кондиционер, а в это время воры разобрали ставни на окне и вынесли все, что можно, начиная с вещей и заканчивая посудой и продуктами. На моей памяти никого не поймали. Одну кубашку мы сами сдали копам, но она отвертелась, сказав, что все вещи, которые у нее были, ей подарили советские товарищи!"
Вспоминает Андриенко Алексей, УС "Пальма", 1 рота (весна 1991 – осень 1992): "Каса, конечно, сооружение уникальное. Мне понравилось. Недостаток – бетонное и крыша без чердака. Помню, в наряде помогали прапорщику накрывать сверху этот домишко опавшими ветками с королевской пальмы. Так спасались от жары, кондиционера не всегда хватало, особенно наших оконных типа БК.
В наряде обходили с офицером и прапорщиком разок деревню, а потом сидели у него на веранде. Жена нас чем-нибудь кормила. И вообще этот наряд был как отдых. Приятный разговор с приятными людьми не на службе. Обход повторялся раза два-три. Все равно без толку, было, кого-то ловить".
О Новой Деревне также вспоминают специалисты и члены их семей. Но, несмотря на то, что через нее прошли тысячи наших соотечественников, есть только несколько цельных воспоминаний.
Овсиенко Андрей (1965–1966): "Учился на Кубе в первом классе в 1965 году. Жил в Новой Деревне. Касы по планировке одна в одну... У нас тоже был бетонный барьер на крыльце и два шезлонга. И пустырь между касами, где мы били бутылки. А за пустырем через речку были продовольственные магазины и открытый летний кинотеатр. А сок зеленых лимончиков выдавливали в холодную воду и пили. Когда возвращались из кино, на этом пустыре было действительно очень много светлячков и цикады распевали во все горло. На пляж Минфар нас возили на автобусе "Татра", и водитель кубинец вечно держал в зубах сигару".
Пронина Ольга (1973–1975): "Мы шли на Кубу на теплоходе "Балтика" две недели. Было это в середине 70-х. Я была ребенком. Помню, прибыли мы в порт днем, но на берег долго не выпускали. Первое, что поразило – это рваные до безобразия майки портовых рабочих, и то, что наши мужики бросали им с палубы сигареты. За что их чуть тут же не отправили обратно в Союз.
Потом мы долго ехали на автобусах по ночной Гаване до Новой Деревни. Помню, как зашла в касу... и деревянный ящик с продуктовым пайком на столе и торчащую оттуда мою любимую воблу. Ну как тут было не полюбить Кубу!!! На следующий день мы с мамой и сестрой отмывали дом. До нас там жили холостяки. Мама намыливала плиточный пол и поливала на него из шланга. Такая же участь была и у стен с потолком. Потом появились занавесочки, шторки. Надо сказать, родители мои заранее узнали, что надо с собой брать.
Отец служил в Торренсе на узле связи в звании капитана, был моряком-связистом.
Немного о быте. Жили в 33-ей касе. Второй ряд от дороги. Из мебели не было ничего лишнего, но нам хватало. К роскоши, пожалуй, относился только зеленый дерматиновый диванчик, который был очень крепким. Старый американский телевизор доедали термиты, но он продолжал исправно работать, как и холодильник. И совсем шикарным казались три комнаты на четверых против 14-ти метровой комнаты, в которой мы тогда жили в Москве.
На окнах были мощные деревянные стационарные жалюзи, а у входных дверей – вторая легкая дверь из сетки. Веранда была отгорожена бортиком, и на нее из холла выходило окно. В касе практически все окна были от пола до потолка.
В Новой Деревне у каждой семьи была своя каса. Почти у всех были огороды. Сажали бананы. А какие мы разводили розы! Мама у меня была большая любительница этого дела. Мы с ребятами бегали в соседнюю с деревней кубинскую школу-интернат и меняли там советские значки на саженцы (или черенки) алых и бордовых роз. Какой у них аромат!
В плане досуга мы тоже не скучали. В 1974 году нам привезли кинокартину "Чингачгук-Большой Змей". После просмотра началась эпидемия "индейства". Только у самого ленивого ребенка не было копья, лука и самострела. Как мы друг друга не поубивали – остается загадкой. В ближайших к деревне зарослях были организованы штабы на деревьях. Мы жгли костры. Из дома тырилось все, что плохо лежало – картошка, вобла, сгущенка и прочие деликатесы. Все это делилось поровну между "бойцами" племени.
Мы не боялись никого. В траве водились скорпионы, змеи, черные вдовы. Все это мы не раз видели, но все равно – не боялись. Для человека кубинский скорпион не смертелен (хотя мы этого не знали).
В низине речки росло полно лимонов и мандаринов. Мы ими кидались – кто дальше. А лимоны были такие маленькие, зеленые, тонкокожие и душистые.
А в речке "Вонючка" водились маленькие черепашки. Где протекала речка, были настоящие тропические заросли.
Через дорогу мы бегали (хотя это было запрещено) в какой-то сад. Лакомились кисличками. На пустыре между касами была парочка деревьев. Но урожая, конечно, на всех страждущих не хватало, вот мы и совершали набеги на кубинские территории.
Кинотеатр был рядом с сухопайкой. Слева от кинотеатра находилась небольшая рощица лиственниц. Мы практически весь день проводили на улице. На улице стирали – позади дома даже мойка специальная с рифленой доской была. На улице (на веранде) играли, делали уроки, отмечали праздники, дни рождения, даже танцевали там. В доме всегда было прохладно, потому что при открытых дверях с обеих сторон дома, создавался сквознячок.
По вечерам, в основном детвора, поливали огороды. Кого мы больше поливали: грядки или друг друга? С водой проблем не было. В касе имелась газовая колонка. Так что и горячая вода была по требованию. Ну и конечно, мы не слышали соседей.
В деревне водилось много светлячков. Мы ловили их в окрестных лесочках и даже возле кинотеатра.
В наше время не было ни одной огороженной касы, и сама деревня не была огорожена. Растительности было не так уж и много, а деревья не большими. В деревне не росли китайские розы.
Все сборы на автобус осуществлялись у КПП – и в школу, и на пляжи, и на работу, и на экскурсии".
Гарбор Юрий (1975–1977): "Как-то отец приехал со службы, сидим в касе. Приходит младший брат и держит за колечко одну хитрую вещицу (Ф-1), причем боевую. А братцу было около пяти лет. Отцу стоило очень больших трудов забрать гранату у него. После этого случая из Союза заказали косы и выкосили всю траву. Что-то нашли еще, но отец уже ничего не говорил.
Для того чтобы нам выехать в субботу и в воскресенье куда-нибудь, то надо было в пятницу записаться. Иначе не уехать, и будешь в городке. Я помню, что офицеры жили не только в Новой Деревне, еще был городок за озером (прим. автора – Пунта-Брава), которое было недалеко от Фраги. Там жили в основном ротные и взводные.
В 1975–1976 годах от министра обороны всем офицерам к 23 февраля присылали из Союза подарки в виде коньяка и другие подарки, но всем без исключения.
В начальной школе в деревне организовывался лагерь, для тех, кто не мог выехать в Союз на лето. Бесплатный проезд был только у отца.
В Новой Деревне мы ходили на озеро. Причем в пятницу отец записывался куда пойдет, иначе, просто можно было собирать вещи в Союз, если тебя нигде не могли найти. При нас одного офицера отослали в Союз из-за того, что у него в тархете было очень много записей, что он брал спиртное. Панкратов по пятницам лично проверял, сколько офицер тратит на еду. По тем временам, это было порядка 34 кубинских песо на человека.
Ченч всегда был. Старожилы говорили, что у местных можно было обменять золотую цепь на отрез для брюк, одеколон и пару носок".
Вязниковцева Светлана (1980–1983): "Я жила во Фраге. Наш район назывался "Опушка", дом 3. Училась в 3-5 классах. Начальная школа была в деревне, а с четвертого класса нас возили в посольскую школу в Гавану. В деревне росли кислячки, а за сопливчиками мы ходили с ребятами за деревню. Были на концерте Пугачевой, и помню, как она выразилась, что стоило столько проехать, чтобы увидеть своих.
В театре Карла Маркса выступала Пьеха, так кубинцам она очень понравилась. Каждые выходные нас возили по всем культовым местам и лишь один раз были в индейской деревне, очень интересно.
У меня была подруга, кубинка звали Марлен. Она жила со своими родителями и младшим братом за нашим забором из сетки. Так я украдкой перебиралась к ним, так как меня туда просто тянуло. Они мне дарили то кроликов, то утку, то собаку, а родители постепенно избавлялись от них".
И еще воспоминания А. Арефьева: "Мой отец – прапорщик Арефьев Сергей Борисович – технарь, работал в 3-ем отделе, ремонтировал аппаратуру, а в конце командировки – кондиционеры. Мама работала в санчасти. Начальником санчасти был Плутенко.
"Холостяками" у нас называли тех офицеров, кто приехал в командировку без семьи. Но они прибывали ненадолго – год или максимум два. В Новой Деревне в касах они жили по два или три человека. Все были ротные офицеры. С середины 80-х сухой закон в Союзе коснулся и наших отцов. В будние дни ни один офицер или прапорщик не должен был посещать сорбеску после работы.

nd01 scaled

Столовая, русский магазин, кубинский магазин. Новая Деревня.
1984–1987 гг. Автор фото неизвестен.

В деревне было два магазина – кубинский и русский. Отличие было в продавцах и ассортименте товара. В первом были продукты и бытовая химия, а во втором – промтовары. В столовой питались кубаши – обслуга Новой Деревни и холостяки. Касы были двух видов: с двумя комнатами и с тремя. В трехкомнатных касах иногда жили по две семьи.
Новая Деревня была приличным поселком – кас двести с лишним, а по праздникам в сорбеске были массовые гулянья. Из Торренса приезжал солдатский ансамбль и народ зажигал. На въезде в поселок сидел полицейский. В основном, это были толстые кубаши, а рядом находилась поселковая АТС, которую обслуживали два бойца. Полицейские на въезде особо ничего не делали, только натягивали или опускали тросик, который чаще всего просто валялся на земле.
В 1987 году в поселке появился боец. Он ходил по территории в гражданке, и лишь на рукаве была красная повязка. Отвечал он за противопожарную безопасность в деревне. Располагался он вместе с двумя солдатами с АТС.
Территория была огорожена сеткой рабица. Выезд из деревни был простой: никаких ворот, только на ночь натягивался тросик. А второй выезд находился в метрах трехстах от первого, но там ворота практически никогда не открывались. Рядом с центральным выездом была автобусная остановка.

nd03 scaled

Летний кинотеатр. Новая Деревня.
1984–1987 гг. Автор фото неизвестен.

В сорбеске был сделан небольшой подиум под открытым небом (бетонная площадка), которую ансамбль использовал в качестве сцены. Рядом была танцплощадка, где одновременно могло танцевать человек сто. Пели в основном песни, популярные в те годы, но иногда исполняли собственного сочинения".

nd02 scaled

Кафетерий-сорбеска. Новая Деревня.
1984–1987 гг. Автор фото неизвестен.

Красовская Анастасия (1985–1987): "Касы немного отличались размерами жилой площади. У некоторых кас не было больших веранд, такие дома находились в начале Новой Деревни.
У офицеров рангом выше (командиров), была служебная машина, два кондиционера (в каждую комнату), телефон и шикарная мебель из красного дерева: огромное резное трюмо, журнальный столик и шкаф-сервант, все в одном стиле.
Рядом с нашей касой росли королевская пальма, бананы, таронхо (грейпфрут), манго и лимон Лайма. Все постоянно плодоносило.
Офицеры получали песо, и параллельно в Союзе начислялась валюта, полученная по прибытию. Командиры групп помимо кубинских денег наличными получали еще доллары и могли беспрепятственно и официально отовариваться во всех дипломатических магазинах на Острове.
Благодаря папе, я была на всех кораблях, которые приходили из Союза. Видела кубрики личного состава, а также офицерские каюты. Было очень интересно. Обедали на кораблях и ели настоящий черный хлеб, который распаривали перед подачей".
Следует отметить, что Красовская Анастасия – дочь командира в/ч п.п. 90588 (УС "Платан") Красовского Юрия Валентиновича.
Вспоминает офицер, служивший в в/ч п.п. 54234-В в период 1985–1987 годов:
"Территория Новой Деревни охранялась кубинской полицией. Однако случаи воровства были. Кроме библиотеки, детского сада, была также начальная школа – до четвертого класса.
Новая Деревня в 1985 году не расширялась. Магазинов было два: русский и кубинский. В русском, где продавцом работала жена офицера, все товары были из Советского Союза. За номенклатуру и наличие товара в магазине отвечал заместитель командира по тылу в/ч п.п. 54234-В. Товары привозились из Гаваны, с припортовой базы. Все поставлялось по линии Военторга. Трехзвездочный грузинский коньяк и шоколад были дешевле, чем в СССР.
Если у специалиста было двое детей, ему предоставлялась отдельная каса, а также старшим офицерам, от майора и выше. Младшие офицеры жили с "подселением", то есть, как правило, две семьи в одном доме.
В деревне постоянно проживали военный прокурор и адвокат всей группы войск. За ними были закреплены отдельные касы, люди менялись, а жилье оставалось "за должностью".
Специалисты и их семьи покинули Новую Деревню в 1993–1994 годах после вывода с Кубы основного контингента уже российских войск. Все семьи были переселены в жилой городок в Торренсе. Деревню передали кубинской стороне. Постепенно ее стали заселять кубинцы, огораживая практически каждую касу забором из сетки рабицы. Деревня стала приходить в упадок – полностью разрушили летний кинотеатр, закрылись магазины, школа, детский сад, прачечная. Стали разрушаться внутренние дороги и общая инфраструктура. Деревня потеряла свою былую привлекательность и красоту, превратившись в обычное кубинское поселение. Три десятилетия русского присутствия растворились в небытие.
О жилом городке Торренс рассказал Дмитрий Болденков (февраля 1995 – февраль 1998):

trn01

Торренс, 2001 год


trn02

Торренс, декабрь 2002 год

«Жилая зона... Поселок, в котором одновременно проживало до 1500 человек (специалисты и их семьи).
19 домов были уже заселены или заселены после ремонта в период с 1995-го по 1998 год. Еще шесть на северо-западе городка строились в 1996–1997 годах и не были заселены вплоть до 1998 года в связи с отсутствием необходимости.
Почти каждый из всех домов ― пятиэтажка, с открытыми лестничными пролетами. На семью полагалась 3-комнатная квартира, парам без детей (а их было очень мало) давали „двушку“. Вода в дома подавалась через электронасосы (у каждого дома ― свой), нагревалась в баках на крышах. Каждому полагался холодильник, кондиционер (до 1997 года даже на старые врезные БК был страшный дефицит, а уже к 1998 году казенные Samsung'и стояли в четверти квартир), набор мебели. С техникой и утварью каждый разбирался сам. Вместо стекол на окнах были деревянные жалюзи, неплотно прикрывавшиеся. На зиму их обивали пленкой, летом ― антимоскитной сеткой.

trn03

Вид с самолета. Торренс, июль 2000 год. Из архива С. Тригуба


trn04

Взлетно-посадочная полоса. Торренс. Автор фото неизвестен.

Все дома распределялись между ведомствами, хотя в некоторых жили все, кто можно. На территории жилой зоны располагались: продуктовый магазин, бар, культурный центр, овощной магазин, спортплощадки.
В супермаркете до 1996 года была беднота, очереди и рабочее время до полудня. Рулила магазином крупная туристическая компания Gaviota, специально созданная государством для обслуживания иностранных военных. Уже к 1997 году прилавки ломились от Ballantines, бесконечных Habana Club и пива Bavaria. Всегда были лучшие импортные продукты, в основном из латиноамериканских стран, некоторый набор местных товаров.
Бар существовал всегда, менялось только его место. Пил народ по-черному, это факт! Хотя с работой все при этом умудрялись справляться. Существовал также такой веселый атрибут совкового гарнизона, как „женсовет“, работавший в режиме парикмахерской.
Зона отдыха... „Отгрохали“ в 1997 году. Масштабный проект был! Туда перевели бар, открыли магазины одежды, ширпотреба, тренажерный зал, еще кучу мелких лавок. Был и прокат роликов, велосипедов и даже мопедов по сходным ценам. А фишкой был огромный бассейн, с которым в первый же год случился мощный курьезный случай: вскоре после торжественного открытия бассейн пришлось капитально отмывать несколько месяцев... Нашли какое-то заболевание в нем, и параллельно после проб воды местная СЭС постановила, что уровень мочи в воде постоянно превышал 10% за счет детского отделения. Но шутки шутками, а эта зона была одной из примечательных, так как свидетельствовала о масштабности и безоблачных планах на будущее (такое на четыре года использования не строят).
Учебно-медицинская часть… Большое здание школы (с 1-го по 11-й класс, носила государственный номер 7), открытое в 1997 году, здание детского сада, актового и спортивного залов, кружков и т.п. Уже после 11 классов молодежь отправлялась поступать в вузы в Россию. Вся учебная часть была отлично оборудована. При входе стояли плетеные кресла-качалки, а центром была стена, на которой расписывался каждый ученик, уезжавший из Лурдеса. Здание утопало в цветах, всегда находилось в приличном виде, чему способствовали местные кубинские работники.
Поликлиника была неплохая. Персонал составляли тоже российские специалисты-медики или жены офицеров, прапорщиков».

trn05

Жилой городок. Торренс, декабрь 2001 год


trn06

Жилой городок, УС "Орбита". Торренс, декабрь 2001 год


trn07

Жилой городок, УС "Орбита". Торренс, октябрь 2001 год


trn08

Жилой городок, телестудия "ABC". Торренс, октябрь 2001 год


trn09

Жилой городок, УС "Орбита". Торренс, 13 декабря 2000 года


trn10

Дорога от КПП-2 к жилому городку и УС "Орбита". Торренс, 1995–1998 гг.


trn11

Жилой городок. Торренс, 1995–1998 гг.


trn12

Жилой городок. Торренс, 1995–1998 гг.

О жизни в Торренсе в 1999–2001 годах подробно освещалось в программах, созданных в Торренсе телестудией «ABC».

trn14

Заставка телестудии "АВС". Торренс, 2000 год


trn15

Новости телестудии "АВС". Торренс, 2000 год

Ниже представлен репортаж о Торренсе-2000.
«Вот и подходит к концу наша экскурсия по Торренсу. Нам осталось еще раз окинуть взглядом наш городок и заглянуть в одну из квартир. В квартирах наших, как и везде, имеются газ, свет и электричество. Электричество, правда, 110 Вольт. Это особенность электропитания домов на Кубе. Водоснабжение наших домов ― автономное. Каждый дом имеет на своей крыше по несколько баков, которые заполняются из резервуара. Окна ― не совсем привычные русскому человеку. Дело в том, что вместо стекол здесь стоят жалюзи. В стране с жарким тропическим климатом русскому человеку даже с жалюзи очень жарко, и поэтому практически во всех квартирах установлены один, а то и два кондиционера.

trn13

Жилой городок, школа №7. Торренс, 1995–1998 гг.

Следует отметить, что наши дома постоянно ремонтируются, и наш городок имеет достаточно опрятный вид. Квартиры регулярно обрабатываются кубинцами от личинок комара. Сами квартиры у нас просторные, красивые, и еще одной особенностью пребывания в стране с жарким климатом является отсутствие обоев на стенах наших квартир. Но мы украшаем свои квартиры сами. Такое обилие сувениров можно встретить практически у каждого хозяина в нашем городке. Березки на стене ― это ностальгия по Родине. Уже два года жители городка пользуются современной и удобной мебелью.
Вечером все жители городка выходят на прогулку. Большой удачей является, если в эту ночь зацветет кактус. Кактус цветет всего два раза в году. Но это вечером, а днем, если вы увидели российский флаг на балконе одной из квартир, то смело заходите в эту квартиру, там вам будут очень рады. Дело в том, что жители этой квартиры в ближайшее время отправятся на Родину. Вот и мы совсем недавно встретили своего нового товарища, а уже пришло время отправлять в дорогу своего старого друга. Три года, проведенные в Торренсе, навсегда останутся в памяти этих людей.
А вот и миг удачи настоящего огородника ― огромная ветка бананов. У тех же, кого не тянет к земле, тоже есть возможность пополнить продовольственную корзину многими витаминами. Десятки жителей Торренса ежедневно делают покупки в продовольственном магазине фирмы „Гавиота“. Магазин имеет просторные помещения и работает по схеме самообслуживания. На его полках всегда много качественной продукции, которая неизменно пользуется спросом покупателей. Кассиры магазина, свободно говорящие по-русски, всегда готовы обслужить вас в порядке живой очереди.
Магазин ― не единственная возможность обогатить свой рацион. Сейчас мы отправляемся на рынок. Старший дает команду ― в путь. Двадцать пять минут дороги ― и мы на одном из местных рынков. Торговля на нем ведется в национальной валюте ― песо. Производим обмен долларов на песо по курсу 1 доллар ― 21 песо в обменном пункте, семь раз проверяем и идем тратить деньги по назначению. Первая остановка ― мясной отдел. Выбор свинины и баранины достаточно большой. Думается, что сегодня что-нибудь да купим. А вот сейчас начинается самое интересное. Будьте готовы, что из-за близости к экватору весы покажут здесь вам вес на полтора-два килограмма больше, чем на самом деле. Но мы с физикой дружим, и у нас имеются в запасе весы с поправкой на экватор. Далее идет непереводимая игра слов, жестов и выражения лиц продавцов. Кажется, наша взяла, и на сэкономленные деньги мы позволяем себе купить немного ветчины. В другом отделении рынка мы покупаем продукцию сельского хозяйства, а именно помидоры (5 песо за килограмм), авокадо (5 песо), гуаява (2 песо), чеснок (4 песо), лимоны и перец. Здесь можно прикупить немного зелени. Милая дама предлагает купить папайю (3 песо), или, как ее здесь называют, „фрутобомба“. Здесь присматриваем кокосы (3 песо) и рис, а также малангу (3 песо), юкку (2 песо), бониато (1 песо), по вкусу напоминающих картофель. Купив для разносола ананасы (10 песо) и гуаяву, отправляемся в рыбный магазин. Завершаем свой вояж в универмаге Amistad.
Домой едем усталые, но довольные. Теперь у нас есть продукты, и чтобы закончить тему, связанную с обеспечением нас товарами и услугами с кубинской стороны, давайте заглянем в комплекс „Весна“. Основное здание комплекса (бывшее здание штаба узла связи. ― Прим. авт.) расположено в живописном месте и само по себе является уникальным. В нем располагаются: аптека (время работы с 9:00 до 16:00, обед с 12:30 до 13:00, выходной: через субботу ― воскресенье), турбюро, дискотека, парикмахерская, отдел фото услуг, магазин одежды, сувениров и парфюмерии.

trn16

Торгово-развлекательный центр "Весна". Торренс, 1996–2000 гг.

Основными посетителями этих отделов, конечно же, являются наши женщины. А вот наши самые маленькие жители очень любят заходить в соседнюю дверь. Здесь море конфет и игрушек. Дяди же наши иногда заходят в бар за сигаретами и пивом. В импровизированном шалаше рядом с центральным входом можно заказать, что-нибудь перекусить. Через десять минут ваш заказ будет готов, и его подадут вам на столик.
Гордостью администрации комплекса является огромный бассейн с отделениями для взрослых и детей. Из телефон-автомата можно позвонить в любой уголок земного шара. Рядом находится сауна.

trn17

Торгово-развлекательный центр "Весна". Торренс, 1996–2000 гг.

До этого мы говорили о том, что предлагает нам кубинская сторона. Давайте же теперь посмотрим, как мы сами разнообразим нашу жизнь. Добро пожаловать в культурный центр Торренса. Вот это наши старшеклассники. Они танцуют и вальс, и танго. Но, тем не менее, у них здесь собственный подростковый клуб. Можно будет еще зайти и спросить, как называется этот танец головы. Люди постарше любят более спокойную и душевную музыку в своем исполнении. Представляю вам наш вокально-инструментальный ансамбль. Здесь собрались самые лучшие из людей, владеющих музыкальными инструментами. Знаете, сколько раз, стоя, им аплодировал весь зал и вызывал „на бис“?
Громкая современная музыка по вечерам на дискотеке совершенно не мешает маленькой девчушке заниматься сольфеджо в музыкальном классе под чутким руководством нашего преподавателя. А это ― жемчужина нашего культурного центра, кружок бальных танцев. Вообще под крышей центра сегодня собралось около двадцати кружков, в которые с удовольствием ходят наши дети. У некоторых занятия проходят с выходом на природу. А с недавнего времени наши мальчишки получили возможность заниматься настоящим делом ― сегодня они строят самолеты и корабли под руководством опытного руководителя.
Бильярдный клуб один из самых уважаемых в городке. У нас есть собственная телестудия. Отсюда мы транслируем семь телевизионных каналов в каждую квартиру городка. Современное оборудование у нас под чутким присмотром опытных операторов. Антенное наше хозяйство включает в себя пять парабол диаметром от одного до трех метров. Есть у нас и местные телезвезды. Сейчас мы готовим выпуск теленовостей. А вот так выглядят наши новости: заставки „ABC“ и „Новости Торренс ТВ“ на фоне звездного неба. Диктор: „Добрый вечер. Вот и наступил первый месяц 2000 года. Не успели мы встретить Новый Год…“
На базе телецентра мы, конечно же, выпускаем не только телевизионные программы. Большой популярностью у жителей городка пользуются юмористические выпуски. Благодаря огромному желанию и личной инициативы неравнодушных к общественной жизни людей наша юмористическая коллекция сегодня довольно обширна.
Внимание, уникальные кадры ― русский дед Мороз с помощниками на Кубе. На календаре 31 декабря, а на термометре 31 градус жары.
Завершая обход культурного центра, давайте вместе с вами заглянем в комиссионный магазин „Березка“, который организовали и содержат наши активисты-женщины. Там широкий выбор от кондиционеров, электротоваров до кастрюль и посуды. О предметах, которые ищут своих новых владельцев, можно узнать не только в „Березке“, но также и на доске объявлений.
Еще одно подтверждение того, что женщины наши, сложа руки сидеть, не намерены, тем более, если они что-то умеют. К примеру, организовали свою парикмахерскую. Мужчины же наши в это время, как и положено, развивают силу и ловкость на волейбольной площадке. А за этой дверью с надписью „Зал спортивных тренажеров“ ежедневно собираются те, кто серьезно заботится о своем здоровье, в том числе и наши женщины. Вы будете под чутким руководством квалифицированного наставника. Он, кстати, и является основателем этого зала. Практически все тренажеры созданы им и его друзьями самостоятельно.
Завершая тему нашей общественной жизни, нельзя не сказать о шикарных праздниках, которые мы проводим. Здесь всегда присутствуют смех, веселье, соревнования, призы, концерт художественной самодеятельности и, конечно, шашлык. Пока мамы и папы отдыхают, наши дети в это время играют на детских площадках городка. Сегодня в Торренсе созданы все условия для того, чтобы дети могли интересно проводить время на свежем воздухе. Ребят же среднего возраста днем в городке практически не застать. Большую часть свободного времени они проводят на пришкольном спортивном городке.
Есть у нас несколько мероприятий, которые объединяют всех вместе независимо от возраста. Например, поездки на море. Каждый выходной, с апреля по ноябрь включительно, у нас организуются выезды на морское купание. На море нас доставляют на комфортабельных автобусах „Вольво“ фирмы „Транс-Гавиота“. Здесь все предусмотрено: есть телевизор, кондиционер, холодильник, умывальник и даже туалет. Ровно один час в пути ― и мы на берегу лазурного теплого моря. Вода здесь настолько теплая, что наши жители из нее практически и не выходят на берег все четыре часа купания. Раз в год, чтобы отдохнуть от напряженной работы и набраться сил, мы отправляемся с семьями в зону отдыха Гуанабо. Вот здесь-то вдали от шума и суеты и происходит, в полном смысле слова, наше единение с природой и морем. Наш покой здесь нарушает разве что шум бильярдных шаров. По выходным дням с семьями выезжаем на пляж Варадеро или на экскурсию в индийскую деревню. Так отдыхаем мы и наши дети.
А в будни каждый занят своим делом. Дошколята, как и везде, идут в детский сад. Сегодня, 1 декабря 2000 года, нашему садику „Солнышко“ исполняется ровно три года. Посмотрите, пожалуйста, кругом: зелень, тепло, и вдумайтесь: температура выше 20 градусов, а ведь сегодня началась зима. Шорты, юбки и рубахи ― вот зимняя одежда наших детей. Опытные воспитатели детского сада всегда с вниманием относятся к каждому ребенку. Посмотрите на эти работы. Ребенку всегда приятно показать своей маме, чем он занимался сегодня на занятиях. Здесь нашим ребятишкам совсем не скучно. Такому обилию игрушек и современной мебели позавидует любая дошкольная организация в России.
Повзрослев, наши дети уходят через дорогу в среднюю школу №7. Да, действительно, здесь красиво. Давайте же зайдем внутрь школы. Это самый волнительный момент для школьников Торренса. Уезжая на Родину, каждый оставляет на так называемой „Стене плача“ свои пожелания. Как и в тысячи российских школ, наши ребята грызут здесь гранит науки. Но есть, конечно же, и свои особенности. Стекол, как практически и везде в зданиях на Кубе, здесь нет, только жалюзи. А в этом классе урок ненадолго прерван ― сладкие подарки возвращающихся школьников в Россию. Учат грамоте детей здесь высококвалифицированные и требовательные преподаватели. Несмотря на отдаленность от материка, наши ученики занимаются по современной программе. Ежегодно полки школьной библиотеки пополняются новыми современными учебниками. Есть у школы и свой музей. Пока еще очень маленький, но и школа наша не очень старая. Ученики школы №7 чтят и помнят подвиги наших соотечественников во все тяжелые для страны дни. Несколько раз в году в дни национальных праздников они вместе с родителями приходят на Мемориал советскому воину».
Дополнительную информацию о жилом городке в последние годы его существования можно прочитать в воспоминаниях В. Журавлева в главе 11.

Примечания
1. История: 29.01.2002, № 33.
2. Забегалин В.А. Карибская драма: секретная операция «Анадырь». Новосибирск: СО «ДЛ», 1995. С. 71.

13 комментариев

  • Гаврилов Михаил:

    Все опубликованные материалы из двухтомника смотрите здесь - https://cubanos.ru/category/tl
    Двухтомник по-прежнему можно приобрести.
    Подробности - https://cubanos.ru/news/news176

  • Алексей:

    Мы жили в Фраге с конца 1966, я,папа и мама, пошёл на Кубе в первый класс, правда тогда школа была тогда только при Посольстве, нас отвозили туда ежедневно на автобусе Татра, а остановка была возле КПП...
    Отец был в чине майора, или команданте, на кубинский манер, у нас была большая каса, возле Опушки, в ней был кондей, громадный американский телевизор, стиральная машина -автомат, японский ламповый приёмник "Националь Панасоник", китайский пятискоростной вентилятор, а в санузле даже было... бидэ!!. У отца был персональный водитель, Сантос, который который обслуживал нашу семью на автомобиле Волга ГАЗ 21, розового цвета...Они с папой были очень дружны, он часто помогал ему и его семье, часто покупал продукты в русском продуктовом магазине при Посольстве, где никаких ограничений не было и в помине..А в касе я нашёл старую подшивку американских журналов "Лайф" и тогда, мне юному и несмышлёному, запала мысль, почему же Америки нужно боятся, ведь там всё так здорово и классно?? А песни, какие замечательные я услышал по нашему Панасонику, а американские мультфильмы и комедии с Чарли Чаплиным??? Мечта... Я уже не говорю про американские машины, которых тогда ещё на улицах Гаваны было множество, про 50 сортов мороженного в "Копелии"...
    Посему, когда я вернулся в Союз, то в моей голове стала постоянно крутится мысль, что Америка - это классно и здорово и никакая советская пропаганда уже не могла меня переубедить, что Кобзон с Лещенко круче и лучше...)))
    В настоящее время я уже не живу в России, дочь моя, сёстры все имеют американское гражданство и я уверен, что в своё время я поступил верно, что уехал...
    Да, если кому интересно- наша каса 2929... Я в 2010 был на Кубе, сделал себе подарок, на 50-ти летие, но, лучше бы не ездил, кроме разочарования у меня ничего эта поездка не вызвала, к сожалению... как то так...
    С уважением, Алексей.

    • Анатолий Немудров:

      жаль что от детских воспоминаний не чего не осталось. А так красиво начинал рассказ о проживании на острове Свободе!!!!!!

    • Михаил:

      был во Фраге и в Торренсе 1990-1993. Хорошее время и плевать нам было на американские журналы, а песни Кобзона и Лещенко сейчас для нас очень заходят и плевать нам до тех кто свалил в америку - живу получше чем средний американец. Прошли те времена - когда за джинсы и жвачку можно было Родину продать

      • Анатолий:

        Не трынди ,,никто родину не предавал за жвачку и джинсы,а а все любили и покупали контрабанду с Флориды,да и Кобзона и Лещенко говоришь слушали -да нет у всех 100%были кассеты с Дип Пёрпл, Назарет и т.д.

      • Алексей:

        Уважаемый, Вы были в каких годах на Кубе?? Вот то то и оно, с 1990 по 1993, тогда в вашей стране действительно, начались перемены, и хотя было тяжело, они были к лучшему... А я был с 1966 по 1968 год, самое время СССР, а это, как говорят в Одессе, таки две большие разницы.. И я ещё лишний раз убеждаюсь,что поступил правильно, что покинул Россию, не жалею об этом ни грамма... Мой папа называл Ленина лысым афферистом, наверное, он что то знал, не иначе.. ))) Желаю Вам здоровья и удачи, верным путём идёте, товарисчи...

    • Константин 66-68:

      Алексей, вопрос: "А по какому ведомству батюшка ваш служил?"
      Майоров много было, машин мало.
      По поводу переезда - что ж, Звёздно-полосатый флаг в обе руки.

      • Алексей:

        Чем занимвлся мой папа не могу знать, он не рассказывал и не делился, но когда он умер, на его похороны в Союз приехала группа товарищей с Кубы, так что думаю, делами серьёзными, не иначе... он был инженером, от Бога...
        А по поводу переезда - да, Куба сыграла со мной некую шутку,за что я ей очень признателен, она полностью перевернула моё мировозрение,сделала меня свободным...
        С уважением, Алексей.

        • Константин 66-68:

          Добрый вечер, Алексей! Вы часто говорите про свою свободу. А про демократию ни слова? Мы с вами были в одно время на острове Свободы, ха-ха, и я туда же. Ну мороженое, ну кока-кола, Бакарди, "лежащие полицейские", женщины свободные, всё это хорошо и необычайно интересно… но отношение к Родине нисколько не изменило, хотя причин к этому было ого-го! Были мысли нырнуть с "Марии У." на обратном пути в Гибралтаре, только ради тяги к приключениям, новым странам и т.д. Кстати в 70м уже был во Франции, по путёвке. Потом круиз по Средиземному морю, а уж после 90х где только не побывал.
          К чему это всё - много хорошего за границей, очень много, но и плохого хватает более чем! У меня лучший друг вернулся после 30 лет жизни за бугром. Учёный. Гражданин Соединённого Королевства. Счастлив без меры! Ничем наша жизнь не уступает... И, вам, Алексей, всего самого наилучшего!

  • Алексей:

    Да,и ещё, про Новую Деревню...Строили её никакие не чехи, она была построена американцами и по американским стандартам, ещё в середине 50- ых, а потом правильно, было отдана кубинским правительством, под нужды Советской Армии, там селились офицеры и члены их семей, с начала 60-ых годов...

    • Анатолий:

      Не трынди ,,никто родину не предавал за жвачку и джинсы,а а все любили и покупали контрабанду с Флориды,да и Кобзона и Лещенко говоришь слушали -да нет у всех 100%были кассеты с Дип Пёрпл, Назарет и т.д.

  • Алексей:

    Уважаемый, Вы были в каких годах на Кубе?? Вот то то и оно, с 1990 по 1993, тогда в вашей стране действительно, начались перемены, и хотя было тяжело, они были к лучшему... А я был с 1966 по 1968 год, самое время СССР, а это, как говорят в Одессе, таки две большие разницы.. И я ещё лишний раз убеждаюсь,что поступил правильно, что покинул Россию, не жалею об этом ни грамма... Мой папа называл Ленина лысым афферистом, наверное, он что то знал, не иначе.. ))) Желаю Вам здоровья и удачи, верным путём идёте, товарисчи...

  • Роман:

    Упомянутая в начале рассказа кассир Кука была довольно интересной женщиной. По словам моей мамы, которая с ней общалась, она была старшей в большой семье. Они жили в Гаване, отец был сапожником. Когда он умер, ей было 12, и, чтобы кормить семью, она пошла в проститутки, развлекала американских туристов. Она отнюдь этого не стыдилась, зато очень гордилась своей дочерью, ставшей врачом с высшим образованием. В конце 80-х у нее уже была маленькая внучка, лет 3-4, очень милая нинья. Нетрудно догадаться, что революцию она приняла и Фиделя очень уважала (впрочем, сомневаюсь, что в противном случае работала бы в этом месте)
    Она действительно неплохо говорила по русски, но всегда поощряла говорить с ней по испански. "Ты живешь на Кубе", говорила она. "Говори по-испански"

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *