Диденко Василий Васильевич. О книге Мальцева А.Д. "Далёкое и близкое. Карибский кризис - наше время"

09.07.2024 Опубликовал: Гаврилов Михаил В разделах:

Первые впечатления по прочтении книги Алексея Дмитриевича Мальцева "Далёкое и близкое. Карибский кризис - наше время" и некоторые размышления по теме (без них было бы неправильно)


О себе. Вовсе не для саморекламы, а чтобы была понятна личная заинтересованность. Диденко Василий Васильевич. Родился 26 августа 1941 г. Отец, Диденко Василий Иванович, ушёл на фронт летом 1941-го года, закончил войну Парадом Победы, участником которого он был. До призыва в СА я закончил Ростовский политехникум связи по специальности "телевизионная техника и радиорелейная связь", у нас был спецнабор. В Союзе с марта 1961-го служил в Киеве в полку связи по своей гражданской специальности. Полк обслуживал штаб и КП 8-й Отдельной армии ПВО (командующий Покрышкин), она закрывала всю Украину. В конце июня 1962-го был откомандирован в Днепропетровск в дивизию ПВО (командир - участник Великой Отечественной войны герой Советского Союза генерал-майор Токаренко). Был зачислен в формируемый отдельный батальон связи. Передислокация по железной дороге в город Николаев. Форсированная погрузка на новенький сухогруз "Полтава". Нас проводил маршал Судец. Переход в твиндеке: Чёрное море - Босфор - Мраморное море - Дарданеллы - Эгейское море - Средиземное море - Гибралтар – Атлантика, в порт Матансас Республики Куба.
Лимонар (провинция Матансас), штаб и КП Днепропетровской дивизии ПВО, которая закрывала западную часть Кубы. Отъезд в Союз из порта Гавана на теплоходе "Мария Ульянова"; теперь как белый человек - с комфортом. На Кубе не остался переводчиком, хотя условия предлагались очень завлекательные. Знаменательным оказался день ухода: 22 ноября 1963 года, день убийства президента Соединённых Штатов Америки Джона Кеннеди. Кто же мог такое предположить! И ещё фантастика: на закате солнца (это около 19 часов), перед самой погрузкой, купил в порту у пацанят-разносчиков газету "La tarde" (ла тАрде - вечер), в которой было сообщение: "Сегодня в 12.25 в Соединённых Штатах в городе Далласе застрелили президента Джона Кеннеди".
Переход через зимнюю штормовую Атлантику в Ленинград. За одну ночь нас рассчитали и демобилизовали. Далее работа по специальности и новейшее направление экономическая кибернетика. Женился, две дочки. Новочеркасский политехнический институт, "автоматика и телемеханика". После развала Советского Союза создал кооператив "Дисплей", затем несколько фирм, в том числе был "четырежды директором Российской Федерации" (одновременно, параллельно), тогда такое было возможно.
В ветеранском движении "кубинцев" с 1992-го года. В Ростове-на-Дону – заместитель руководителя областной организации (тогда ещё мы не были никакими ветеранами). В Москве тесно общался с Бурловым Анатолием Михайловичем и с организатором всего движения Санниковым Леонидом Ивановичем, ныне капитально забытом. Оба ушли в мир иной. Вечная память им обоим. Лично знаком и поддерживал дружеские отношения почти со всеми руководителями регионов. Многих, к сожалению, нет уже с нами.
Рассказал подробно об этом, чтобы было понятно, что для меня тема не просто знакомая, а родная. И её люди тоже. Писательское и издательское дела тоже пришлось освоить. Надеюсь, что накопленный багаж знаний и опыта поможет мне сейчас справиться с работой.

Моё знакомство с книгой началось на конференции МООСВИК 18 апреля 2024 г. (я, член Правления МООСВИК и её соучредитель, был делегатом от Ростовской областной организации и по доверенности от Республики Татарстан. Прошу обратить внимание на названиях организаций - они все состоят из именно воинов-интернационалистов "кубинцев", мы к этому еще вернёмся).
Хорошо помню выступление Людмилы Алексеевны Мальцевой, представлявшей региональную Оренбургскую организацию. В конце своего выступления она, по поручению своего отца Алексея Дмитриевича Мальцева, подарила руководству МООСВИК книгу, недавно им написанную. Я ещё подумал: "Вот бы почитать, или хотя бы полистать".
Прошло время. И вот, рано утром 26-го июня, я получил по электронной почте эту книгу. Обрадовался. Начал "глотать". А в 10.30 пришло сообщение, что автор в тяжёлом состоянии попал в больницу, Людмила Алексеевна срочно вылетела к нему. В 18.15 я связался с нею. Она подтвердила, что Алексей Дмитриевич в тяжёлом состоянии, находится в реанимации. Конечно, информация совсем не радостная. Но чего не бывает в нашем возрасте! Сам неоднократно испытал эту прелесть. Ничего, выкарабкается! Строил планы нашего общения через пару недель - месячишко. Тем для будущего общения было много, а пока всё отодвинул и читал книгу. Мне было интересно, мысли роились. Сразу всё одолеть не мог - времени не хватило (ко всем заботам я ещё и "трудящийся народ").
По согласованию с Людмилой Алексеевной организовал рассылку книги по электронке и вацапу. Закончил чтение глубокой ночью с 28-го на 29 июня. Закрыл книгу с мыслью написать отзыв, взволновала она меня. Еще поразил тираж: 10 (десять!) экземпляров, не тысяч. Никогда не встречал такого. Утром, пока не закрутила повседневная суета, начал писать отзыв. Но в 13.15 пришла скорбная весть от Людмилы Алексеевны: в пять утра остановилось сердце Алексея Дмитриевича. Отставил работу над отзывом и занялся рассылкой печальной вести, в том числе на сайте "Кубанос" (кубинцы). Потом пошли отклики, их десятки...
Вот собрался с духом и продолжаю. Решил, что буду вести разговор с Алексеем Дмитриевичем, как с живым; душа его ещё не отлетела, и он ещё среди нас. Только ответить ничего не сможет, к сожалению.

У меня не рецензия по заказу и не официальный отзыв по чьему-то поручению. Нет, это просто моё первое личное впечатление продвинутого читателя, живущего в теме, знакомого и с обстоятельствами, и с упоминаемыми людьми, и сидевшего в шкуре автора - эмоциональный всплеск. Всё сказанное будет сугубо моим личным мнением; я его ни с кем не согласовывал. И никому не навязываю.
Главный вывод книги: мы добыли Победу для своего народа и своей Родины Великого Советского Союза над империалистами янки. Эта победа по своему воздействию на последующие судьбы всего Человечества соизмерима с Победой советского народа в Великой Отечественной войне над нацизмом и фашизмом. Бесспорно! В этом мы едины с автором, это давно и многократно выстрадано. Принципиально важно, что стратегическая победа была достигнута без пролития моря крови. Именно это, если перефразировать поэта, "отдельным штатским лицам малость невдомёк". И даже многим высоким военным чинам тоже: как это большая победа, а погибшие где?! Вот такой парадокс - громадный успех обернулся против нас, его творцов.
Хотелось бы верить в проводимую автором мысль, что с американцами надо было торговаться и не спешить выводить ядерное оружие в Союз, а получить от США новые серьёзные уступки. Да, хотелось бы, но...
По жизни я всегда проповедую принцип, что сложные проблемы должны решать профессионалы, в данном случае - руководители государства (политики) и Генштаб с Министерством обороны (военные). Кто мы такие, чтобы оценивать их решения, тем более давать им советы? У нас есть вся полнота оперативной обстановки (в том числе до сих пор закрытой информации)? Мы - специалисты по разруливанию крупных международных конфликтов глобального масштаба? Нет, нет и ещё многократно НЕТ.
Но личное выстраданное мнение скажу честно.
На той стороне, в США, обалдели, говоря по-простому, что советские войска находятся за сто километров от их порога, имеют стратегические ракеты (которые могут принести прямо к ним в дом водородные бомбы). Их эксперты оценили возможные потери США до 90 миллионов человек. В стране наступил шок, а затем началась всеобщая паника. Это очень легко понять, если учесть два важных обстоятельства. Во-первых, США - государство, которое никогда не имело войны на своей территории, если не считать их Гражданскую войну. Но та была ещё в одна тысяча восемьсот затёртых годах; тогда даже пулемётов не было.
Во-вторых, в 1945 году (всего лишь 17 лет назад, по историческим меркам - вчера) именно они без военной необходимости сбросили атомные бомбы на японские города Хиросиму и Нагасаки, испепелив сотни тысяч мирных людей, не военных. Мегатонная водородная бомба (более миллиона тонн в тротиловом эквиваленте ооочень многократно превосходит ядерную Хиросиму - "всего лишь" 5-7 килотонн). И никто не мог сказать: сюда вот советские бомбы не долетят, либо не захотят прилететь; а вот здесь и здесь гибель от термоядерных взрывов вообще никого не коснётся. И спрятаться было тогда негде, это уже потом они зарылись глубоко под землю и понастроили убежища. Почуяла кошка, чью мясу съела - сам Господь Бог (они вроде бы шибко верующие) пришёл поквитаться за невинно убиенных. Есть от чего крыше поехать. Американцы, выпучив глаза, ринулись на север к канадской границе, за которой мерещился призрак ядерного зонтика.
Следом ещё одно потрясение: русские посмели (и сумели!) в небе суверенного государства Республика Куба сбить их самолёт "Локхид У-2", летевший там без спросу. Раньше на высоте полёта более двадцати километров он был недосягаем для любых видов оружия. Это случилось 27 октября 1962 года.

А у нас как? Судите сами. Ракета Р-12 (Р-14 на Кубе не было, не доехали) - металлическая балда длиной около 25 метров и диаметром метра полтора, тяжеленная, подмышкой её сильно не унесёшь. Хранится она где-то в укрытии; её надо доставить по бездорожью до пускового стола (да, какое-то подобие дороги, конечно, сделали, но это не для скоростных ралли). Пусковой стол находится на круглом бетонном основании диаметром 3,5 метра и метра полтора высотой. Откуда-то из другого места - из хранилища в другой воинской части – люди доставят головную часть с термоядерной боеголовкой (водородной бомбой по-простонародному). "Головастики" введут полётное задание (программу полёта: азимут, высоту полёта, дальность, координаты цели, высоту взрыва...). Пусковой расчёт пристыкует головную часть к ракете; после этого ракету поставят на стол "на попа", надёжно закрепят в вертикальном положении и только после этого приступят к заправке её жидким топливом и окислителем. Топливо - страшно ядовитая бяка; мгновенно уничтожает всё живое при попадании на тело. Окислитель - практически азотная кислота. Ещё та короста! Разъедает даже золото. Осторожность, осторожность, многократно ОСТОРОЖНОСТЬ! Ценой ошибки может быть взрыв, который жахнет прямо сейчас и не где-то над далёкой целью, а вот здесь. Страшное дело, если взорвётся ракета. Не хочется даже думать, что будет, если взорвётся боезаряд!
А время тикает, надо спешить. Все веса - много тонн (десятки), и всё нежное и требует деликатного обращения. На всё про всё по нормативам отпущено 4,5 часа, ну четыре. И ничего особо-то не ускоришь. Всё это время ракета будет стоять, возвышаясь как небоскрёб над низкорослыми джунглями около двух метров ростом. Её видно за много километров. И замаскировать её нечем. А враг не спит, даже не дремлет, а мечтает и всеми силами старается уничтожить ракету и людей возле неё.

Конечно, всё это время их защитит несокрушимая наша ПВО (противовоздушная оборона) другими хорошими ракетами С-75 "Десна". Так-то оно так... Для отчётов и для публики - вне сомнения. Только вот давайте вспомним полёт "Локхид У-2", который доблестно сбил 27-го октября 1962-го года Ряпенко Алексей Артёмович, честь и хвала ему за это. Так вот, из ГСВК (Группы советских войск на Кубе) и от командира дивизии ПВО полковника Воронкова Георгия Алексеевича был приказ сбить цель номер 33 (тот самый У-2). Она (цель), подлая, вошла в воздушное пространство Республики Куба и пролетела с запада до восточной оконечности острова Гауантанамо (американская военная база на Кубе), пройдя над всеми полками ЗРВ (зенитно-ракетных войск) дивизии, находилась в зоне поражения каждого дивизиона (каждый из которых должен был сбить её) по данным КП (командного пункта дивизии) 1 час 21 минуту, пролетев за это время более 800 (восемьсот) километров. И что? А ничего. Как в сказке про Колобка: я от дедушки ушёл, я от бабушки ушёл... Причины разные почему не сбили, но конечный результат налицо - пришёл, прошёл и ушёл; пока Алексей Артёмович не сбил его. А случилось это уже на выходе из зоны поражения и из воздушного пространства Кубы, оставалось 2-3 минуты полёта. Затем его уже нечем было бы сбивать (не было впереди других дивизионов) и нельзя было бы - международное воздушное пространство, летай кто хочу и сколько хочу.
Так вот я совсем не уверен, что ракету, готовящуюся к старту целых 4 (четыре!) часа, уберегли бы от уничтожения или повреждения. Далеко не все цели сбивают первой же ракетой. Но пусть в каждом дивизионе у нас воюют мастера своего дела Ряпенки. Выдержат они 4 часа натиск сотен, пусть десятков, вражеских самолётов? В дивизионе 3 (ТРИ!) ракетных комплекса, они заряжены 6 (шестью) ракетами, ещё 12 ракет рядом ждут своей очереди, т.е. всего 18 (восемнадцать). После начала стрельбы с группового склада доставят ещё сколько-то (расстояние 150-200 км, время 2-3 часа) ... В общем, думайте и считайте сами. Только не забудьте при этом, что враг не только очень спешит пролететь мимо; для него уничтожение ПВО тоже первоочередная задача, наравне со стратегическими ракетами.
Министр обороны СССР маршал Советского Союза Малиновский Родион Яковлевич был опытным воином и военачальником. Он воевал всю Первую Мировую войну, потом Гражданскую, Великую Отечественную плюс войну с Японией, которая была непродолжительной по времени, но крайне ожесточённой. Приведённые выкладки он знал и понимал, разумеется, гораздо лучше нас. Его советниками в Генштабе были на то время опытные участники вчерашней Великой Отечественной войны. Все понимали, что можно вот сейчас президента Соединённых Штатов Кеннеди "взять на понт", пока у них паника и шок. Если чуток промедлить, фактор внезапности после потери У-2 отодвинется, завеса страха рассеется (разведка же работает), начнёт работать соображалка и выдаст решение: русских можно задавить без больших проблем. Возможно, с этим также была связана спешка с выводом войск и нельзя было перегибать, выставляя США неприемлемые условия и затягивать тем самым время. Что успели урвать, то наше.

Да, конечно, участникам военно-стратегической операции "Анадырь" государство не воздало по заслугам. Оба государства: и СССР, и РФ. Непосредственные участники военно-стратегической операции "Анадырь" (не путать с СВО - Специальной военной операцией!) ничего не получили: ни отцы-командиры, ни солдаты-сержанты. Хотя вначале вроде бы были реверансы в нашу сторону: офицерам/сверхсрочникам (тогдашним аналогам сегодняшних контрактников) удвоили денежное довольствие, распространили на них торговлю через "Берёзку"; срочников централизованно готовили к поступлению в ВУЗы и там им обещали первоочередное зачисление (но это капля в море - слишком мало затронуло от массы желающих). Кроме того, был Указ Президиума Верховного совета СССР о награждении участников ВСО орденами и медалями СССР, всего 1001 человек (это очень много). Также было предусмотрено всем участникам ВСО "Анадырь" присвоить звание воинов-интернационалист с вручением грамоты ПВС и знака "Воин-интернационалист". Это было сделано для награждения именно нас, "кубинцев". Здесь уместно удивиться, почему автор многократно повторяет, что мы не воины-интернационалисты. Вспомним, что я заострял внимание на названиях именно воинов-интернационалистов "кубинцев". Автор смешивает и путает два разных понятия - воин-интернационалист и участник боевых действий. Да, в этом нас и обманули, и обидели. И вот уже 60 лет мы добиваемся справедливости и доказываем, что мы не верблюды. Хотя юридически нет никаких проблем: заслужили! Пример простой: на Украине после установления её суверенности мгновенно приравняли "кубинцев" к участникам Великой Отечественной войны. Правовые нормы у них и у нас были одинаковые, а результат определили политические решения. Участники боевых действий по Федеральному закону "О ветеранах" имеют ряд льгот и выплат. Мы без них прожили, можно сказать, всю жизнь, а вот моральная сторона всех сильно напрягает. Собственно говоря, деятельность всех наших ветеранских организаций направлена именно на включение нас в ФЗ "О ветеранах", приложение N1. Мы в этой борьбе прошли все инстанции и варианты, но толку не добились. Хотя оба президента РФ (и Путин, и Медведев) лично и публично подтвердили, что мы заслужили, нам положено и обещали решить вопрос.
А есть и положительные примеры. В Москве Лужков Юрий Михайлович порешал, а в Саратовской области руководитель региональной организации Ромазанов Юрий Степанович (ныне оба покойные) добился ежемесячной доплаты к пенсии. Обидно нам, российским "кубинцам". Вдвойне обидно ветеранам, изменившим гражданство с украинского на российское (например, после возвращения Крыма, или в Донбассе). Повторюсь: там они всё получали по максимуму, в РФ - НИ-ЧЕ-ГО, круглый ноль. Отменили все их льготы.

Автор множество раз повторяет, прямо как рефрен, что мы, "кубинцы", изгои. Принципиально и категорически с ним НЕ согласен в этом вопросе. Изгои, по определению, - люди, чего-либо лишённые или в чём-то ущемлённые государством, либо обществом по какому-то признаку, либо преследуемые за что-то. Ну скажите, кто и в чём ущемлял нас за то, что мы - "кубинцы"?! Никто, нигде и никогда! Да, не всегда мы находили у чиновников решение наших вопросов так, как нам хотелось бы. Но в таком же положении тогда жил весь многомиллионный народ. Вот примеры "изгоев" из книги. Дмитриев Анатолий Анатольевич. На Кубе он был рядовым срочной службы, пошёл по военной стезе и дослужился до полковника. Ещё "изгои": Авдеев Виктор Иванович, бывший руководитель МООСВИК (Межрегиональной общественной организации "Союз воинов-интернационалистов кубинцев") и Гудым Виктор Иванович, руководитель Воронежской организации, оба Виктора Ивановича - полковники. И совсем уж "изгой" - кандидат военных наук генерал-полковник Есин Виктор Иванович. Он был начальником Главного штаба РВСН (ракетных войск стратегического назначения). "Изгой" и сам автор Мальцев Алексей Дмитриевич - работал директором птицефабрики, нехилая должность для притесняемого. Его-то за что так сильно ущемили?! А вот ещё пример совсем уж из ряда вон: пишущий эти строки Василий Васильевич одно время был четырежды директором - одновременно, параллельно; тогда законом это не преследовалось. Всегда и везде чувствовал от людей встречное тепло и доброжелательность, когда они узнавали, что я "кубинец".

Коротко хочу поговорить о людях, описываемых автором в книге.
Интересно было читать о командире дивизии ПВО Воронкове Г.А. Удивительна история поездки из штаба дивизии на её КП (командный пункт) во время урагана "Флора" с громадным риском для жизни. Понятно, что в штабе не было солидной техники - она там и не нужна постоянно. Но почему не вызвали с КП МАЗ/КАМАЗ, где они есть обязательно? Всего делов-то дать команду и слегка обождать (связь работала). Зачем нужна была бравада с риском для жизни и командира дивизии, и маршала Савицкого?! Нечто запредельное для понимания.
О полковнике Данилевиче Григории Романовиче. (Был знаком с ним). Специалист по работе с людьми. Для людей они ценны, когда проявляют инициативу в борьбе за справедливость; обычно из-за этого их не любят начальники. Отсюда их беды. Так жизнь устроена. Обидели крепко заслуженного ветерана.
Категорически не приемлю негативные отзывы о генерал-полковнике Есине Викторе Ивановиче. Есть много классных специалистов, но пассивных. Они ждут с открытым клювиком манну небесную, а она всё не сыпется (и не посыпется!). Появляются и растут обиды на всех и вся. Что в этом хорошего? Виктор Иванович - толковый, энергичный, целеустремлённый. Вот и добился больших успехов. Удача любит только тех, кто активно её ловит. И что в этом плохого?
Аналогично о Министре обороны СССР Маршале Советского Союза Язове Дмитрии Тимофеевиче. Вот уж "изгой" так "изгой", максимум максиморум (есть такое понятие в математике, обозначающее максимально большую величину). На Кубе он был всего лишь полковником, командовал полком, а потом стремительно вырос до министра по должности и маршала по званию. И то, и другое есть непреодолимый потолок. Его заслуга перед Родиной в том, что он препятствовал "меченому" (Горбачёву М.С., высшему лицу в государстве) разваливать Советскую Армию. Без его противодействия урон был бы гораздо больше. (Встречался с ним и с его дражайшей половиной, царство им небесное).

Обязательно надо сказать о герое Карибского кризиса, вошедшем в мировую историю, - о Ряпенко Алексее Артёмовиче. (Тоже "изгой" на Кубе - молоденький лейтенант служил оператором наведения в дивизионе ЗРВ Герченова, полк Гусейнова дивизии ПВО Воронкова. Дослужился до полковника. Как человек - с большой буквы: очень обаятельный, внимательный, компанейский. Говорю не с чужих слов, мы поддерживаем тесные дружеские отношения уже много лет. Если личное мнение и коротко: наш "кубинец" - аналог Гагарина у космонавтов, много параллелей. В книге он представлен эдаким мальчиком-роботом, вся роль и заслуга которого - дисциплинированно нажать кнопку "пуск" ракеты С-75 "Десна". Абсолютно неправильно и неграмотно. Сейчас автоматика после нажатия этой кнопки сама находит цель, сближается с нею до уничтожения; она может выполнить всё и без оператора. Тогда автоматика имела ограниченные возможности (но воспринималась нами, как всемогущая). Большие коллективы людей участвовали в ратной работе: где-то радиолокаторщики искали цель, штаб организовывал процесс, давал команду ракетчикам уничтожить цель. Она перемещалась, могла маневрировать по направлению, высоте, скорости и помехи могла поставить. Оператор, получив команду, определял азимут наведения на будущую точку встречи, угол возвышения и момент пуска. А потом самое важное и ответственное - ручное управление полётом ракеты до момента её встречи с целью. От профессионализма оператора, его мастерства, зависел конечный результат работы всех коллективов. Ряпенко был асом своего дела, он "достал" У-2 первой же ракетой, хотя условия были сложные, почти на пределе досягаемости ракеты по дальности и по высоте тоже. Нелёгкая была задача, справился блестяще. Вторую ракету послали для верности - самолёт уходил из зоны поражения. А если бы ушёл?! Какая международная вонь была бы!!! Или упал, но в море (оно близко), да ещё в международных водах. А так результат для нас получился оптимальным: на суше, на ровном месте, рядом с дорогой и ничего не разрушил в месте падения. Надо воздать должное Алексею Артёмовичу. Ещё бы и здоровья ему добавить. Нельзя оставить без внимания пассаж автора - переживание о пуске второй ракеты: может, пилот остался бы жив. Так можно договориться до того, что и вообще не надо было стрелять, уж тогда лётчик обязательно оказался бы жив. Нет. Пилот ВВС США майор Андерсон (лётчик сбитого У-2), вылетая в свой последний полёт, чётко знал и ясно понимал, что выполняет преступное задание в чужом небе и там его может настичь расплата. Ранее он добровольно нанялся на такую работу; ему доплачивали, как бы это сказать, "за вредность". Мог бы, в конце концов, и отказаться лететь. А его командиры шулера ещё те! В самолёте Андерсона была отключена система предупреждения, что по самолёту работает советская ракета (такое устройство имелось на самолёте). Какая трогательная забота! Здесь уместно напомнить другой факт. Его коллега пилот Пауэрс (они служили в одной части) тоже летел на У-2. Его сбили на полтора года ранее в небе Свердловска (глубоко внутри территории Советского Союза). Спасся он потому, что обманул волю командиров, отправивших его в полёт, - у него к катапульте кресла было подключено взрывное устройство. Один почерк. Командиры преступники, пилот преступник. Жалеть его аморально. Непонятно откуда взялись описания переживаний Ряпенко по поводу гибели пилота - автор не был знаком с Алексеем Артемовичем, знать такое от третьих лиц, либо по публикациям не мог.

Грешно было бы промолчать ещё об одном человеке, уважаемом мною и незаслуженно ущемлённом автором. Речь о Гаврилове Михаиле Валерьевиче. Автор книги, Алексей Дмитриевич, избрал форму повествования в виде ответов на вопросы Михаила Валерьевича. Его воля, его право, ничего худого в этом нет. Только сами вопросы не привёл, что некорректно, так читатель становятся глухим слушателем диалога. Есть возможность поместить вопросы Михаила Валерьевича в книге? Не знаю.
И ещё. Очень важно. Само повествование ведётся как поучения и нравоучения сверху вниз юноше не очень смышлёному. МВ из когорты "кубашей". Так зовут себя военнослужащие ГСВСК (Группы советских военных специалистов на Кубе). Напомню: мы, участники военно-стратегической операции "Анадырь", служили в ГСВК - Группе советских войск на Кубе, которая после Карибского кризиса путем реорганизации была преобразована в ГСВСК. Это совсем разные планеты, по всем параметрам. Их осталось всего лишь бригада по составу и численности (нас было порядка 42-х тысяч человек из всех родов и видов войск Советской Армии). Многие воинские части и соединения, участвовавшие в операции "Анадырь", выполнив свою задачу, ушли в Союз. Остался центр радиоэлектронной разведки в Лурдесе. Он работал в интересах всех заинтересованных ведомств и служб, а их было много: ВМФ, МИД, Генштаб, ГРУ, СВР... Он давал 90 процентов информации о Соединённых Штатах. Например, в космосе летало множество спутников США, они вели тотальную разведку всего земного шара, а собранную информацию сбрасывали своим хозяевам над территорией США. Так вот Лурдес получал её одновременно параллельно! Все электронные излучения с территории США записывались и анализировались: радиоцентры, телецентры, мобильные сети, полиция, пожарные, авиация, флот, армия само собой... .
Янки ничего не могли утаить. (Теперь мы этого лишились. И где всё это брать?) Итак, остался персонал Центра плюс охрана/обслуга. Обозвали это учебным центром. Службу они несли как обычные военнослужащие: форма, построения...
Спустя годы после демобилизации и возвращения домой в Питер (тогда, разумеется, Ленинград) Михаил Валерьевич совместно с Бубновым Валерием Алексеевичем написали и издали "Белые пятна Карибского кризиса" - фолиант формата А4, написанный мелким шрифтом, содержит громадный объём выверенной документальной информации об операции "Анадырь" и Карибском кризисе из отечественных, кубинских и зарубежных источников. Энциклопедия! Равных ей нет. Там же есть и воспоминания участников событий. И среди них - записки Мальцева Алексея Дмитриевича. Также был выпущен аналогичного калибра двухтомник "Тайны Лурдеса" (о Центре) и "Радуга" на Кубе" (о пассивной загоризонтной радиолокации, была и такая у нас). Михаил Валерьевич много лет ведёт сайт "Кубанос" (кубинцы) - кают-компанию общения многочисленных "кубашей". Ветераны "кубинцы" там бывают гораздо реже (сказываются их возрастные особенности), но им там всегда рады. Михаил Валерьевич всегда оперативно откликается на важные события нашего ветеранского движения. А так, по жизни, он человек замечательный. Повторюсь, много сделал для ветеранского движения.
Автор книги Алексей Дмитриевич излагает свои мысли Михаилу Валерьевичу назидательным тоном, покровительственно. Это неверно по его (МВ) заслугам и знаниям и некорректно по отношению к Михаилу Валерьевичу чисто по-человечески.

Не могу пройти мимо большой темы - материальное обеспечение войск на Кубе. В том числе раздела, в котором каждый является экспертом. Это питание.
Родина дала нам всё лучшее, что имела - оружие (это в первую очередь), технику, снаряжение. Нам ничего не спихнули второсортного либо просроченного. Продуктов это тоже касается. Но здесь сплошные местные варианты. Из одних и тех же продуктов десяток поваров приготовит разные блюда, и блюда с одинаковым названием будут разными по вкусу. А индивидуальные пристрастия и антипатии вкушающих! Один любит то, другой вон то, а третий на дух чего-то не переносит. Опять же аллергии, гастриты, колиты... Сложно накормить дружную семью в комфортных домашних условиях, очень сложно, если семья большая. Трудности кратно возрастают, если чего-то не хватает. Теперь попытайтесь накормить более сорока тысяч ртов, хозяева которых находятся в форс-мажорных обстоятельствах и нервы их оголены. Чтобы все были довольны, даже не мечтайте. Исключено! Даже теоретически. Ещё надо учесть отсутствие (острую нехватку, во всяком случае) умелых поваров, да ещё с профессиональной подготовкой. Как правило, кухарили обычные солдаты, на которых показал командир (солдат должен уметь делать всё, а обслуживающего персонала в армии нет). Не было необходимых по технологии вещей - печей, инвентаря, посуды, самого необходимого был сплошной дефицит. Большой бедой была массовая порча продуктов из-за отсутствия элементарных условий хранения. Катастрофически не хватало холодильных ёмкостей, а вокруг непрерывно сплошные тропики - зной и днём и ночью, влажность неимоверная и множество разной всякой живности очень вредной. Нормы довольствия были высокие. В нашей части, например, как говорили, реактивная, по которой кормили лётчиков. А толку-то. Всего иметь нельзя, поэтому у интендантов существуют таблицы замены (официально!): то на это, это ещё на чёрте что. Образно говоря, вместо 100 граммов чёрной икры можно выдать мешок чёрных сухарей. Очень много продуктов выбрасывали из-за порчи. Попробуйте на всё лето отключить холодильник и покрутитесь на собственной кухне. И никакого общепита на стороне, тем более лакомств у любимой женщины. НЕТ. И что? Прониклись? Солдат так устроен, что он съест всё - ненасытный аппетит молодого организма после нагрузок, так и деваться ему некуда. Есть такой режим питания: "жри чё дали" называется. На броненосце "Потёмкин" царского флота восстание началось из-за того, что в борще оказались черви. Мы без энтузиазма ели яства, приготовленные нашими доморощенными кулинарами из сушёной картошки (существует, оказывается, в природе такой продукт; у нас он был главным) вернее сказать, старались не есть их. Но как долго можно НЕ есть, если другого ничего нет?! И червей хватало; только не поймите, что ежедневно и в каждой миске. Народ правильно понимал объективные трудности; конечно, ворчал. Но о саботаже, ущербу боевой работе, тем более восстании - даже признаков не было. Терпелив наш неприхотливый солдат. Низкий поклон ему!
Многое на местах зависело от оборотистости тыловиков, их хозяйственной смётки (а ведь были среди них и бесхозяйственные).
Очень хотелось бы услышать отзывы коллег-ветеранов на эту тему.

Книге нужен редактор. В издательском деле это - человек, который ищет огрехи в будущей книге и, сообща с автором, находит варианты их устранения. В книге много чего можно поправить. Стиль повествования автора - многократные и многословные повторения. Стиль есть авторская индивидуальная особенность, но повторов и многословности хотелось бы избегать. Другая особенность: Куба - остров, остров, всегда остров. Считаю, что надо уважительнее - хотя бы изредка, писать Республика Куба, мы не к туземцам приехали.
Есть в книге и фактические ошибки. Наши воины постоянно борются с контрабандистами (по книге), фактически - с контрреволюционерами. И те, и другие были большими редисками и врагами народной власти, но контрабандисты - не наша сфера.
Ещё: вместо АПЛ (атомные подводные лодки, официальный термин) Алексей Дмитриевич пишет о реактивных подводных лодках, которых не бывает.
И ещё: С-75 оказались "крылатыми ракетами дальнего полёта". Технически неграмотно: С-75 ракеты ЗРВ ПВО, а крылатые ракеты совсем другой класс оружия.
Не могу пропустить. "Полки войск стратегического назначения" Гусейнова Ю.С., Ржевского Г.М. и Орла Д.Е." НЕ только неграмотно, но и вводит в заблуждение. Полки войск стратегического назначения были только в ракетной дивизии РВСН генерал-майора Стаценко И.Д., а все перечисленные есть полки ЗРВ ПВО дивизии Воронкова Г.А.
Подобных "перлов" полно. Для людей военных это - "галиматня". Она не просто обесценивает книгу, а дискредитирует её.
Также нужен корректор - много есть грамматического мусора разного рода и опечаток тоже.
Вывод. Да, читать интересно. Заслуживает похвалы неравнодушная гражданская позиция автора. Материал можно бы считать черновиком, предварительно подготовленным для последующей доработки к публикации. Ну это теперь так, риторически. Теперь-то уже кто? И когда?
Приношу извинения автору и его близким за острые замечания и несогласие, как оказалось, по ряду вопросов. Я не поливаю помоями труд Алексея Дмитриевича, боже упаси. Хочется, чтобы книга была лучше и "выстрелила". А то, что у нас точки зрения не совпадают и мнения расходятся - нормально; главное, чтобы не было антагонистических противоречий. Сэ ля ви! (как говорят французы: такова жизнь).

Диденко Василий Васильевич
г. Ростов-на-Дону.
30 июня 2024 г.

P.S. Когда работа была написана, пришла весточка, что похороны Алексея Дмитриевича Мальцева состоятся 1-го июля после отпевания. Пусть моя работа будет букетиком на могилу Алексея Дмитриевича.

1 комментарий

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *