Мальцев Алексей Дмитриевич. Далёкое и близкое, 2024

04.07.2024 Опубликовал: Гаврилов Михаил В разделах:


Краткое предисловие

К огромному сожалению, автор этой книги совсем недавно, 29 июня 2024 года, ушел в мир иной.
Публикация посвящена светлой памяти Алексея Дмитриевича Мальцева.
Печатается с незначительными сокращениями.

m ad

Оглавление

Уроки кубинских событий
Одесская встреча
Разговор с Михаилом Гавриловым
Наша жизнь сегодня, новое поколение
Выполнить приказ любой ценой
Знания – молодёжи!
Жизнь, как она есть
Церковь в селе Бараково. Школа
Жизнь на селе
Мои смутные детские годы
Как писалась книга
Жизненный экзамен
Молчать и забыть
Очевидцы о кубинских событиях
Даты и события, выход из тени секретности
Сегодняшние заботы и думы
Настоящие герои. Достойная память благодарных потомков
Личная смелость и воинский долг
Потеря непростительная
Кубинцы, афганцы…
Борьба за признание
Украинские солдаты, служившие на Кубе
О командирах, с которыми я прослужил три года срочной службы
"А было это так"



Время бежит… Люди уходят. В памяти моей много событий, не отпускают меня глубокие переживания и раздумья. Всё веду я непрерывный мысленный диалог с собой, со своими верными собеседниками: другом и земляком Володей Мерзликиным, одним из моих командиров на Кубе полковником Данилевичем, писателем из Питера Михаилом Гавриловым, со своими внуками. И с каждым читателем, кто взял в руки эту книгу.
Когда я писал книгу "Свет из прожитой жизни" как воспоминания, сначала я не хотел ничего писать о своей службе на острове Куба. Но потом решил включить несколько эпизодов о том, что происходило в далёком 1962-м году на Кубе. Теперь подошло время, когда я хочу шире осветить события, в которых я принимал участие или был очевидцем.


Уроки кубинских событий

У меня есть несколько книг воспоминаний наших солдат-кубинцев, не офицеров, а именно солдат-кубинцев, которые хотят как можно правдиво описать и дать оценку тем событиям. Они, конечно, не писатели, они просто те ребята, которые не могут спокойно смотреть, как об этих событиях сегодня рассказывается в телевизионных фильмах и программах. Как много неправды и негатива, которого не было тогда там, на Кубе во время Карибского кризиса. О 1965-м, и о других годах пусть пишут всё, что только душеньке захочется. Желание привлечь к себе внимание не нужно привязывать к действиям Карибского кризиса. И если что-то там и было про интим, мужчинам не стоит выносить сор из избы. Журналист Брилёв С., видимо, сам не понимает, что его фильмы и интервью, взятые у высших военных чинуш про службу наших солдат-кубинцев, с душком, и все фальшивые. Ведь эти видео многие россияне посмотрели и приняли за правду. Вот, значит, чем они там занимались, жировали и наслаждались райской природой, а ещё просят включить их в закон "О ветеранах". После таких "красивых" выпадов, иди, попробуй отмыться, да никогда. После окончания военных действий на о. Куба был подписан поспешный указ засекретить на 25 лет всю информацию про уникальную стратегическую операцию под кодовым названием "Анадырь". Это был не учебный поход, а самая что ни на есть засекреченная военная операция, да ещё какая! Мы-то знали, где мы были и что испытали на своей шкуре. А знаменитый журналист про те действия не сказал ни одного слова! Живёт он сегодня и радуется, видимо забыл, что он наплевал в душу не только тем 43 тысячам участникам операции, которые защитили нашу страну, но и всем остальным зрителям. Всем живущим в стране, которая 60 лет жила без угроз и нападения со стороны других недоброжелательных к нам стран. Сегодня есть такая возможность, пусть напишет и покается. Пусть узнает из первоисточников, что и как там пережили наши офицеры и солдаты, пусть сопоставит действия наших командиров там и командиров сегодня. Пусть задумается, что сейчас происходит в нашей могучей стране, кто ответит за тех, кто уже не вернулся из пекла сегодняшней войны? Пусть напишет, что происходит сегодня в нашей стране и в мире. Уже не холодная война, как когда-то мы читали и слышали, а самая что ни на есть народная война, и она уже бушует на границе нашей любимой Родины. Вот наглядный пример: много лет назад за 12 тысяч миль от Родины, под носом у США, советские воины малой кровью урезонили воинственный пыл американских ястребов войны, и очень надолго. А сегодня наше правительство у себя под носом проворонило действия недружественных стран в нами же вскормленной благодатной Украине. Наши правители, послы не могли не видеть враждебно настроенных молодых правителей Украины, которые любой ценой хотят уйти от опеки России и быть страной Запада. Все видели и знали устремления украинских правителей, но никаких подвижек нашим правительством не было сделано, всё надеялись на русский "авось", всё обойдётся и будет нормально. Нет, не обошлось, и вот вам удар в лицо. Что нашим правителям казалось неожиданным, как оправдываются сегодня политологи, стало былью.
Книги, написанные солдатами о событиях на острове Куба, дополнили мои размышления, они стали источниками дополнительной информации, и я во всём с ними согласен. Да, написанное в книгах не всё документально подтверждено, но оно правдиво, они очевидцы, и я им верю. Они пишут не о высшей власти, о генералах, маршалах, многие и не встречались с ними, а в основном пишут о тех солдатах, которые находились рядом и тёрлись плечами в окопах. Очень жаль моих читателей, поскольку трудно разобраться в описанных мною эпизодах, очень много времени с тех пор прошло, многое изменилось, к сожалению, в нашей многострадальной стране России. Я советую прочитать мои первые книги, они доступны многим, это книга "Как это было" и книга "Свет из прожитой жизни". Мои книги есть в центральной библиотеке Оренбурга, Гая, в Москве, Ленинграде, Пскове, в Красноярском крае, а также в библиотеках районов нашей области.
Сегодня к нам пришла война, жестокая война, не только с Украиной, но и с Западом, и она, видимо, надолго. Из-за самонадеянности и недальновидности наших правителей и разношерстного Парламента гибнут неповинные гражданские люди, гибнут молодые наши солдаты. По всей стране страх, многие родители, как могут, берегут своих детей от призыва. Скажите, когда такое было? Раньше в армию призывались призывники без насилия, все служили свой срок охотно, согласно воинскому уставу. Сегодня нет у призывников понимания "За Родину". Сегодня эту нашу власть сложно понять, неизвестно, кто там в окружении президента ею руководит, кто давит и кто куда направляет! Про подрастающее поколение они вообще забыли, и это для нас, солдат преклонного возраста, непонятно. Зачем нам нужны такие лицемеры? Им всё равно, сами они живут как хотят, а детей своих спрячут, или уже давно спрятали где-то за бугром, и они не будут бороться ни в горячих, ни в холодных точках и они уже точно не будут бороться за Россию, для них нет понятия, что такое Родина.
Очень важно для меня написать о непредсказуемых поворотах, о которых рассказывали старшие по званию, офицеры, служившие при штабе 10 дивизии ПВО, которая прикрывала стратегические объекты в г. Волгограде, Астрахани, Камышине, Капустином Яре. Ведь позже, по иронии судьбы, многие солдаты и офицеры нашей дивизии были переодеты в гражданскую одежду и, без каких-либо удостоверений личности, тайно были переброшены служить на о. Куба, защищать молодое Кубинское государство. Все мы только потом поняли, что там, на чужбине, защищали и свою Родину. Американские ракеты уже стояли на территории Турции вблизи нашей границы, и несметное количество военных крейсеров находилось вокруг маленькой Кубы, героически настроенной на сражение с американской военной машиной как на море, так и на суше. Сейчас участники кубинских событий, да и старшие офицеры открыто пишут, что весь контингент солдат и офицеров, переброшенных защищать Кубинское государство, был заранее обречен, уже по пути на Кубу все были смертники, и то было не миф, а реальность.
Да, мы были посланы туда как смертники, это истинная правда. Наше правительство заранее планировало, что возврата солдат и офицеров назад в Россию однозначно не будет. Это стало понятно по ходу непродуманных, поспешных действий нашего правительства, и когда мы только перешагнули с нашей русской земли на борт грузовых кораблей. Длительный переход по многим морям и океану, который придумали заумные наши руководители страны, стоил солдатам и офицерам морального и физического истощения, частичной потери здоровья, так как у всех солдат была на пределе нервная система. И смертельные случаи на кораблях тоже были. Поскольку везли на Кубу личный состав на грузовых кораблях, шли не караванным путём, сторонясь встреч с американскими военными кораблями. Температура в твиндеке поднималась до 50 градусов. Хотя питание было нормальное, но морская болезнь с надрывом вытряхивала весь обед и ужин из желудка.
Представьте себе, что находитесь в детской люльке, и – лежишь ты или сидишь – постоянно, все 20 суток, которые мы шли на Кубу, тебя мотает то вправо, то влево. То ты куда-то поднимаешься вверх, а потом резко падаешь вниз. Жара, лежишь весь мокрый, матрас и подушка мокрые и горячие, начинает болеть голова, а спрятаться некуда, и вся надежда – быстрее дождаться очереди, чтобы выйти на палубу, отдышаться и ополоснуться океанской холодной водой из шланга. Выйдешь из-под шланга и через 10-20 секунд ты снова сухой, солнце в зените, тени никакой, и снова больным опускаешься вниз в твиндек, и снова занимаешь очередь. Но купание под шлангом не всем показано, многие сразу почувствовали озноб, появилась сыпь на теле и здесь без медбрата никуда, смотришь – вся команда ходит в зелёнке. Офицеры запрещали охлаждаться под шлангом, но желание превыше всего и опять мы больные лезли под шланг охладить своё тело, а на следующий день снова идёшь к медбрату. Не было достаточно питьевой воды, а самое главное – на корабле не было врача, только один малообразованный медбрат. Было недостаточно ваты, зелёнки, йода, бинтов. Я не писатель, у меня нет той фантазии, а вот истинные писатели могли бы глубже разобраться и описать правдиво всю трагедию, которая прошла от начала нашего похода на Кубу и возвращения назад на свою Родину, где наше правительство нас не ждало. И ещё одна существенная деталь. Как ни странно, в нашей дивизии для самообороны у солдат на корабле "Лабинск" были только карабины СКС-10. А вдруг на нас напал бы военный десант США и хотел бы захватить наш корабль? Чем мы могли бы защищаться – карабинами? Даже сейчас мурашки по спине. Но про это не было даже мысли у стоящих тогда у власти, все сборы проходили очень поспешно и доходило до абсурда. На корабле к оружию доступа у солдат не было, охрана корабля велась визуально, солдаты ходили по верхней и основной палубе без оружия. Выдавались солдатам для осмотра океана только военные бинокли, при обнаружении в океане каких-либо движущихся предметов срочно сообщать на капитанский мостик. У капитана на корабле был засекреченный указ, что при нападении американских военных кораблей наш корабль взорвать, а как будут спасаться солдаты, в указе ни слова. То, что мы были смертниками – это, конечно, ужасно страшно.
Вот вам очень достоверный пример, спасайся кто как может. А ведь обещали – Родина своих не бросает, героев не забывает. Прошло 60 лет с того обещания, но и сегодня те, кто стоят у руля, уходят от ответа. Всё спишут на другие незначительные промахи, а страна-то наша Россия, она была и останется всегда. Правители не вечны, о которых я уже писал, сколько их сменилось на моей памяти. Но вопрос вот в чём, почему мы несли и сегодня несём эту ношу, этот обет молчания? Где та гордость за наших защитников нашей Родины, где та власть, которая должна развенчать все непродуманные домыслы, связанные со стратегической операцией "Анадырь" и справедливо рассказать об этом населению России. Память – это главная хорошая черта человека.
Из-за секретности на базе 10-й дивизии ПВО при отправке на Кубу сформировали 27 дивизию. Практически все старшие офицеры 10 дивизии и мы, солдаты, служившие шоферами при штабе, оказались в 27 дивизии ПВО. Когда я проходил срочную службу на о. Куба, возил на легковой автомашине офицеров штаба дивизии ПВО. Нам, шоферам, часто напоминал наш командир дивизии полковник Воронков Г. А., чтобы мы были предельно осторожны при общении с неизвестными людьми. Он говорил нам: "Смотрите в оба, земляки!" Он так нас называл первое время, а после одного случая, где "земляки" прокололись, стал нас называть "авантюристами". Дело было так. Мы с моим другом, односельчанином и тоже водителем Володей случайно зашли в аптеку. Там увидели на полке красивые бутылки, на этикетках было крупными буквами написано "Алколь-натураль", ёмкость 750 граммов. Пожилой хозяин аптеки на чистом русском языке предложил нам бутылку в подарок. Он объяснил, что это 98% спирт, помогает от укусов комаров, порезов, да и как растирание тела при простуде. Мы быстро сообразили, что этот спирт и пить можно, и иногда покупали его там же, в аптеке, благо он стоил дешевле водки или рома. Однажды наш командир дивизии зашёл в комнату, где жили повара Николай, его помощник Борис Петров и водитель Володя. Тогда там никого не оказалось, он открыл дверцу стола и там увидел бутылку из-под спирта. Позвал нас с Володей к себе в рабочий кабинет и показал нам бутылку. И вот здесь он нас в первый раз обозвал "авантюристами". "Как это понимать? – грозно сказал он. – Нам привозите какой-то суррогат, а сами балуетесь чистейшим спиртом!" Как сейчас помню, он как-то не по-уставному, а прямо дал нам намёк, и мы всё поняли. Потом Володя стал навещать ту аптеку, а слово "авантюристы" прижилось, но правда только один Воронков Г. А. пользовался этим термином. А так офицеры и наши знакомые называли нас земляками и когда спрашивали кого позвать, то кто–то из офицеров говорил, позовите чёрного, значит зовут Володю, так как волосы у него были чёрные и волнистые, а если говорили позовите белого, то это значит, меня. Командир иногда говорил нам в присутствии старших офицеров: "Вы, "авантюристы", находитесь постоянно в нашем окружении, многое видите и слышите. Так что вы владеете секретными данными и информацией. Будьте более внимательными к посторонним людям, особенно к окружающим вас кубинским военнослужащим, так как среди них могут быть и провокаторы".
Мы все при общении с кубинскими офицерами и среди солдат называли своего командира не по званию, а по имени и отчеству Георгий Алексеевич, и не только его, а всех офицеров. Ох, как это трудно выполнять, по уставу товарищ полковник, а по-граждански Георгий Алексеевич. Очень странно, но служба есть служба, приходилось выкручиваться. А вот когда были наедине в машине, в штабе дивизии и когда не было рядом кубинских офицеров, тогда называли командира, да и всех старших офицеров, по воинскому званию. Это очень непросто, всё время переходить эту границу: то к командиру обращаешься по-уставному, и вдруг как бы по-дружески, по имени и отчеству.
И нужно задуматься, а кем тогда там мы были? Уже не солдаты, а как гражданские, вольнонаёмные сельскохозяйственные специалисты и просто рабочие… Подумайте, читатели. Всё, о чём я пишу, даётся мне не так просто. Вспоминать тяжело. Обстановка в нашем "малом контингенте солдат на о. Куба" была напряжённой, мы были вроде бы и не солдаты, а вольнонаёмные рабочие. Кормили там нас плохо, крупы все просроченные и постоянно тушёнка из свинины жирное, хлеб невкусный. Атмосфера неспокойная, всё могло быть, но офицеры и солдаты выдержали тот удар нашего правительства, не подняли "бучу". А в принципе, почему сегодня наши заслуженные генералы не описывают те случаи про питание, про отдых и занятия в полках и ротах. Наверное, незачем им сегодня портить свои воспоминания, лучше всё забыть, ведь это смахивает на унижение перед бывшими младшими офицерами и солдатами, а сегодня давно уже пожилыми людьми.
Сегодня рядом с нами уже взрослые дети и внуки, они-то и напоминают, что о нас давно уже забыли и вожди, и те случайные люди, пришедшие к власти в 1991 году. Они и до сих пор морочат людям головы, навязчиво убеждают молодёжь, что жить нужно по правилам Запада, хотя в очередной раз наступили на те же деревенские грабли. Но что сделали сегодня с подрастающим поколением, молодёжью? С призывом – живите одним днём, рвите подошвы, не смотрите вокруг, а смотрите только вперёд, и только тогда вы будете богатыми, а с деньгами ещё и независимыми. Да, многие сегодня так и стремятся жить, брать всё, что плохо лежит. Работают, нарушая закон, не завтра, а сегодня и опять надеясь на "авось" – всё простят, если что, народ у нас доверчивый и не мстительный.


Одесская встреча

Я часто вспоминаю ту незабываемую, очень приятную встречу в 1978 году в г. Одессе с командиром Воронковым Г. А. При разговоре с ним я, как и прежде, выдерживал паузу и обращался к нему по-уставному "товарищ генерал", хотя был он тогда одет в гражданскую форму, и я уже был давно не солдат. Шарик-то, он круглый, но приходится удивляться. Спустя 15 лет, как мы расстались и покинули Кубу, когда я был в служебной командировке в г. Одессе, вдруг при входе в трамвай я встретился лицом к лицу с генералом Воронковым. Всё по порядку. Когда я вышел из гостиницы и увидел подходящий трамвай, на котором я должен был доехать до пляжа, и подбежал к трамваю, то водитель уже закрывал двери. Я быстро вошёл в переднюю дверь и столкнулся лицом к лицу с Воронковым Г. А. Здесь он был, как и на Кубе, в гражданской одежде. Я сразу его узнал и спросил: "Вы генерал Воронков?" Он быстро вскинул очки. Это была его привычка, когда он с кем-нибудь разговаривал, то поднимал очки. Он ответил: "Да это я, а Вы кто?" Я как-то так смело ответил: "Да я земляк, возил начальника штаба полковника Побидько В. К., да и Вас приходилось возить как в Волгограде, так и на Кубе". Он так несмело спросил: "Володя, это ты?" Я ответил, что я не Володя, а Алексей. Здесь объявили остановку, и он потянул меня за рукав, чтобы я вышел с ним. "Ты здесь по служебным делам?" Я ответил, что да. "Тогда давай пройдём ко мне". Кабинет его находился на втором этаже, там стояли четыре простых стула, небольшой стол, графин с водой и два стакана. Он уже по ходу встречи удивлялся нашей исторической встрече в трамвае. Искренне удивлялся. Он задавал мне много вопросов, и первый вопрос был: как-тогда мы добрались с о. Куба, как нас встретила любимая Родина. Сперва я ему рассказал, что когда убили президента США Джона Кеннеди, то в океане мы простояли несколько часов, и шёл разговор между офицерами, что нас могут вернуть снова на о. Куба. Но судьба оказалась благосклонна к нам, и мы продолжили свой путь на Родину. Я кратко отвечал ему на вопросы, как шли океаном, как застал нас сильный шторм, потом в Кронштадте в проливе стоял толстый лёд, пришёл ледокол и сопровождал наш пассажирский корабль "Вацлав Воровский" до Ленинграда. Погрузили нас в солдатский автобус, привезли на морскую заставу, там выдали военные билеты, небольшую сумму денег и проездные до дома. Из старших офицеров нас никто не встречал и не провожал. Всё прошло буднично, но нас это тогда не насторожило. Спросил Воронков Г. А. о семейном положении у нас с Володей, где сейчас живём, и много было других чисто гражданских вопросов. Я сам очень мало задал ему вопросов, и очень сожалею об этом. Правда, я тогда ему рассказал, как нас встретили в нашем районном военкомате, что на нас тогда военком просто вылил ушат грязи и пригрозил: мол, про то, что вы служили на Кубе, никому ни слова, меньше будет проблем у вас.
Я вспоминаю, как не хотели принимать меня в ряды Коммунистической партии, когда я рассказал своему секретарю партийной организации, что служил на острове Куба. Она с кем-то побеседовала, и при встрече попросила меня не писать в анкете, что я служил на Кубе, а написать просто, что служил в рядах Советской Армии. Потом был и такой случай. Я окончил сельскохозяйственный техникум и получил диплом техника-механика. Наша заведующая отделом кадров в пассажирском автохозяйстве города Новотроицка Зинаида Александровна Галанова информировала военкомат о том, что я получил диплом по специальности техник-механик. Меня вызвали в военкомат и дали повестку, чтобы я отслужил ещё один год. Я объяснил военкому, что я прослужил на Кубе в 1962-1963 годах 1,5 года. Это было начало 1971 года, и прошло уже семь лет. Меня отпустили и забыли навсегда. А вот ещё случай. Я думал пойти работать в органы милиции. Встретились с начальником милиции, хорошо поговорили, я рассказал ему всё, как на духу. Он попросил заполнить анкету, там я написал, что служил на о. Кубе в 1962-63 году, и всё. После этого про меня также там забыли.
Мы с Володей поднимали этот вопрос, как же всё это понимать, может нам кто-то ответит, что произошло. Я, правда, не все случаи, но кое-что рассказал Воронкову Г. А. А он на все мои заданные вопросы, даже это были не вопросы, а просто как бы мужской разговор, тогда как-то загадочно ответил мне: "Помните, когда я вас провожал со службы, я тогда сказал вам – ребята, оставайтесь людьми, не будьте жестокими и берегите себя. А сейчас скажу тебе, что власть будет вечна, и она всегда права". Я понимал, что я не из офицеров, многое не понимаю, но он сам мне ненавязчиво открылся, как будто он не был военным человеком, а всегда был гражданским. Он очень рад был нашей встрече, а главное его радовало, что мы с его водителем Володей часто встречаемся, дружим семьями. Он очень многое рассказал мне о своей служебной жизни. И говорил он, как мне казалось, откровенно и торопливо. Я видел его лицо, и говорил он с какой-то обидой. Он очень хотел, чтобы я понял его. Смотрел на меня и часто тряс мою руку, так как мы сидели рядом на стульях, много раз повторял одни и те же фразы. Он уж как на гражданке, а не по-уставному солдат, называл меня Алексеем. "Знаешь Алексей, я до сих пор военный человек, многое не могу рассказать, но и не только я, но и другие офицеры прошли допросы, и мы на постоянном контроле. Ты должен помнить, да и мой водитель Володя уж точно рассказал тебе о том случае. Когда мы сбили самолёт США разведчик У-2, то на следующий день мы выехали в Гавану, в штаб нашей группы к Плиеву И. А." Я подтвердил, что Володя, когда вернулся, мне всё рассказал о той поездке.
"Вёл автомашину Володя, я сидел рядом, а сзади сидели наш начальник особого отдела подполковник Плиш В. В. и майор из КГБ. Там я трое суток был под домашним арестом, а на встречах приходилось отвечать следователю на очень скверные, грязные вопросы, которые мне задавали. Я до конца стоял на своём, что приказ был отдан сознательно и своевременно, так как мы достоверно знали от нашей разведки, что 27 октября, часа через два начнётся со стороны Американских вооружённых сил уничтожение Республики Куба, а значит и нам не миновать принять бой. Нужно опередить нападение США, сбить военный самолёт У-2, который уже не первый раз летал над нашими позициями. Раздумья на другие варианты, чем можно было остановить нападение сотни вооружённых до зубов военных самолётов с уже запущенными двигателями и стоящих на рейде американских военных кораблей, у нас просто не было. И главное ещё в том, что все находившие в штабе старшие офицеры прошли Отечественную войну и знали, чего стоят эти минуты промедления, за что платили потом необоснованно большой потерей человеческой живой силы. С согласия своих старших офицеров, а они были в курсе данной свыше команды при необходимости отражать противника вверенной мне военной техникой, они поддержали мои действия. Да, потом я отдал приказ в полки, самолёт разведчик У-2 США должен был сбит. А потом задавали вопросы уже в г. Одессе, почему я не выполнил приказ о переводе меня с должности командира дивизии и срочно выехать на службу на Родине в 1963 году, были и другие неприятные вопросы. Алексей, я не мог уехать один, мои подчинённые офицеры остаются, и я должен быть с ними, остаться и служить на Кубе. Служба на Кубе была довольно опасна, и я как командир дивизии не мог их оставить там! Когда мы передали всё военное оборудование кубинским военным, и нам пришла смена, спокойно покинули о. Куба в ноябре 1964 года. Тогда в 1963 году я написал рапорт, что остаюсь командиром дивизии до конца передачи нашей боевой техники кубинским военным, этим невыполнением приказа сверху поставил чёрное пятно в своей карьере. А нашу дивизию, которая служила в г. Волгограде, расформировали, и всех наших офицеров моего окружения разбросали служить в разные уголки нашей Родины. Никаких встреч офицеров, служивших на о. Куба, никогда никто из Генштаба не организовывал, даже по телефону редко кого можно было тогда найти. Разбросали моих сослуживцев штаба, по России кого куда".
Я долгое время размышлял над нашим разговором с командиром. Он, видимо, хотел увидеть, что я понял, но главное – что я его слушаю. Глубоко понимать и делать выводы я не мог, уровень не тот: он военный, я гражданский. Георгий Алексеевич сказал мне: "Ты с Володей поделись нашим разговором". Он и теперь высказал мне как бы упрёк, что зря мы тогда с Володей не остались служить на сверхсрочную, они надеялись сделать из нас хороших офицеров. "Главное – всегда бы вы служили при нас. Вы надёжные ребята, это мы узнали по совместной службе". Генерал также сказал, что они тогда наблюдали за нами, но мы служили честно и не давали повода в нас сомневаться и отстранить нас от вождения автомашины. "До вас было такое, что за три года нам меняли двух, а то и трёх водителей за нарушение воинской присяги". Когда полковник Побидько В. К. уехал домой, то начальник политотдела Данилевич Г. Р. вместе с генералом упорно не отпускали нас на дембель и всё надеялись, что мы поймём их просьбу и останемся служить дальше с ними. Но получилось так, как и получилось, мы сами с усами. Возможно, и зря, что не остались, не послушались их доброго совета. Я задал генералу вопрос: "Вы здесь на кафедре рассказываете, как мы служили на Кубе?" "Да ты что, даже намёка никогда не было рассказывать о нашей службе!" Конечно, жалею, почему я не задал ему другие вопросы о службе на о. Куба. Я тогда даже не представлял степени важности того секрета. Если честно, до 2000 года мы даже и не знали, почему нас так засекретили на 25 лет. Командир, видимо, сознательно даже намёка не дал мне, и сам ничего не рассказал о том государственном стратегическом секрете, да и тот секрет в то время уже и не был так важен для нашей страны. Для нас, солдат и офицеров, он оказался приговором на всю жизнь. Потом наше руководство поняло, но менять что-то просто не захотели, да тот "секрет" как иголка в кармане, и его уже ничем не прикроешь. Я спросил генерала: "Вы помните, за что вы тогда стали нас с Володей называть авантюристами?" Тогда Воронков впервые громко рассмеялся: "Да ты что, Алексей, о том случае разве можно забыть?" Я потом только понял, когда мне рассказал Данилевич Г. Р., да и позже наш начальник ЗРВ Королёв П. Т. написал в своей книге, что Воронков Г.А, сознательно не хотел ничего писать о стратегической операции "Анадырь". Он знал, что победу у нас незаслуженно украли не из Генштаба, а из окружения Главнокомандующего обороной нашей Советской страны, в бытность Генерального Секретаря ЦК КПСС Хрущёва Н. С.
Странно вот что, пришли молодые руководители нашей страны, они-то почему так поступают, они что, не читали секретные документы в архивах, кто спас мир от ядерной войны, кто дал спокойную жизнь на многие годы нашей стране? Очень жаль, но про это я много уже написал, буду и дальше писать о своих сослуживцах, которые служили на о. Куба, о страшных 1962-1963 годах. Время ушло, а молодые ребята продолжают погибать где-то в разных засекреченных операциях, в холодных и горячих точках. Здесь есть большая несправедливость. Кому как, а вот тем, кто наверху, им удобно про нас не вспоминать, что и где когда-то было, им самим сегодня нужно попытаться отмыться от тех проблем, которые они и сами вырастили. Кричать им "Ура" как-то не с руки здравомыслящим россиянам.
Были серьёзные вопросы от читателей, и не только про службу на Кубе, но и вообще о моей жизненной позиции, про взгляды на ту жизнь, которую я прожил до переворота в Кремле 1992 года и до ухода на заслуженный отдых в 2001 году. Что у меня осталось в памяти о жизни при Советской власти и про ту, в которой мы уже 30 лет живём сейчас. Взгляды на новую жизнь в сельских районах, они мне ближе по факту рождения в селе, да и по специальности, так как 38 лет я работал в сельской местности. Какой взгляд на изменения, что происходят в жизни села, да и рабочих. Какие изменения в учебных и медицинских заведениях в моем районе и ещё живущих сёлах. Вспоминают ли сельчане о жизни при Советской власти, какая жизнь сегодня у нас в сельских регионах, и главное, что меня больше всего волнует сегодня? Есть ли какие-то намётки, сравнения, можно ли что-то изменить в жизни сёл и деревень, да и в неперспективных малых городах, из которых рабочие уезжают в более привлекательные регионы, на что россиянам надеяться в будущем?


Разговор с Михаилом Гавриловым

Интерес к моей книге сподвиг меня описать штатные и нештатные эпизоды, а также ответить на запрос о пребывании нас на о. Куба в 1962-1963 годы. Готов ответить на вопросы соавтора книги "Белые пятна Карибского кризиса" Михаила Валерьевича Гаврилова, и ответить не только ему. Также обращаюсь к тем читателям, которые пока не читали мои книги "Как это было" и "Свет из прожитой жизни". И мои дети, и я, как автор данной книги, решили книгу "Свет из прожитой жизни" выложить в интернет. Писатель Михаил Гаврилов прочитал мою книгу и задал мне много прямых вопросов, я назвал бы их товарищескими. Я дал несколько ответов по ходу изучения его книги "Белые пятна Карибского кризиса". Но ответы мои как бы насторожили его, не убедили, и он задал мне новые вопросы. Я понял, что он очень осторожен, когда пишет о действующих лицах, даже некоторых пытается защитить. Я понимаю его, но для меня данные лица как бы спасители нашей истории, да и нашей порядочности, но они почему-то уклоняются от наших жизненных вопросов. Да и вот на наши сомнительные доводы по многим моим эпизодам он попросил дать ответы ему в более обширном формате. Что я сейчас и делаю и опять напишу, что мои ответы не только для него, а для всех заинтересованных читателей.
Михаил, я ранее ответил на твои вопросы, сейчас перечитал первую и вторую записки. Во-первых, я хочу тебя немного развеселить и как бы втянуть в сельскую жизнь. Как я понял, ты что-то самую малость об этом почерпнул из книг, которые прочитал в школьной программе. Весь смысл, вся соль откроется тебе, если ты прожил в селе десяток и более лет и когда достиг возраста 50 лет. Были годы моей жизни голодные и холодные, но жизнь в сельской местности всегда была очень интересная. А главное – сельчане были мудрыми людьми, они из всех случаев, когда были нападки на них, всегда выходили победителями. Они были созидателями своей жизни, а объединяла сельских жителей самая что ни на есть человеческая дружба. Так в беде, если она внезапно нагрянет, переживали соседи все так, как будто у них самих в доме случилось несчастье. Радовались и тогда, когда радость пришла в чей-то дом. Вот так и складывалась деревенская дружина. Сегодня в сёлах, где ещё осталось совсем мало сельчан, они уже стали другие, живут они как-то осторожно, оглядываясь. Возможно! Когда-то, лет через пятьсот, возродится село, но сегодня этого не случится. Сегодня вся эта власть, политики, политологи – разношёрстная, завистливая, озлобленная компания, да и слабый парламент, далеки от нужд народа. Они никак не отойдут от шока 1992 года, когда им сказали – берите, сколько хотите, и вам за это ничего не будет. Вот они и грабят наше достояние до сих пор, и им ничего, всё сходит с рук.
В отзыве на мою книгу "Свет из прожитой жизни" ты, Михаил, пишешь, что очень заинтересовал эпизод про заблудившегося в пургу председателя нашего колхоза. Вот небольшая справочка, информация. Он ехал не на жеребёнке, как вы пишете, а на жеребце. Отличие вот в чём: рождаются кобылки или жеребчики. Жеребчик растёт до двух лет, его никто не запрягает, так как он ещё очень мал. Коневоды выбирают лучшего жеребчика из табуна, чтобы он был здоровым, статным и был вожаком в табуне, и вот такого оставляют в табуне производителем. Его содержат отдельно, хорошо кормят и в обязательном порядке ежедневно днём делают ему пробежку по карде, загону. Остальных жеребят кастрируют, они постепенно переходят в рабочие лошади, и называют их меринами. Потом жеребца начинают объезжать верхом и запрягать в лёгкие санки или летом в тарантас. Мы его хорошо знали, и ребята, кто посмелей, даже катались на нём верхом. И вот в ту пургу так получилось, что упитанный, ухоженный жеребец чуть не погубил себя и ездока нашего, председателя колхоза имени Ворошилова. Мелехов Андрей Захарович был грамотным хозяйственником, да и физически был не обижен природой. Конечно, всякое в жизни бывает, и этот случай не одинок. И ещё ты пишешь, что "жеребёнок умер". Михаил, весь скот – лошади, коровы, свинья, птица и другие виды животных не умирают, они падут. В народе просто называют говорят про скотину: лошадь сдохла, птица сдохла, а в отчёте пишут лошадь пала, свинья пала т.д.
Вот здесь я написал про случай довольно простой, здесь виноваты как лошадь, так и человек. Но если смотреть глубже, то всё шло от председателя: надеясь на авось, мол, лошадь скотина умная, он обязательно вернётся в свою конюшню, но надежда не оправдалась. И такие случаи в нашей жизни, можно открыто сказать, случаются с нами постоянно, и всегда находятся драконовские оправдания, а зачем, а почему. В итоге опять не сработало, не получилось, и опять тут как тут оправдание – это человеческий фактор. Опять к власти пришли не те, и получилось так, как когда-то сказанные с высокой трибуны крылатые слова нашего земляка Черномырдина В. С.: "Хотели, как лучше, а получилось как всегда!"


Наша жизнь сегодня, новое поколение

Попробуйте мне дать объяснение, а как мы сегодня живём, в какой стране? Как живут пенсионеры? Как выживают рабочие люди? Какой уровень жизни у населения? Что думают ещё оставшиеся в живых ветераны, советские воины ВОВ? Да, им сегодня создают, как докладывают наши чиновники, человеческие условия. Но они почему-то не радуются, они видят, как рядом живут вдовы погибших мужей, как живут их дети и внуки. Они до сих пор не могут понять, что произошло с той только что поднявшейся с колен страной Советов, которую они защищали. У народа появилась улыбка, была радость, было тесное общение. А сегодня что? Разве о такой жизни солдаты мечтали там, в окопах во время войны? Раненые, истекающие кровью, когда рядом были умирающие товарищи, друзья, земляки? Сколько солдат они успели похоронить, а ещё больше осталось неопознанных трупов на полях сражения. Самое страшное для родителей детей услышать "пропал без вести". Не изменить память дочерей, внуков и правнуков – они до сих пор ждут пропавших без вести домой. Ветераны ВОВ видят сегодняшних детей и не могут их понять, почему они такими выросли, и так сложно стало с подрастающим поколением. Казалось бы, дети как дети, а мышление стало у них довольно странное, они совсем другие. Такие заумные дети очень удивляют взрослое поколение. Участники ВОВ со слезами делятся своей заслуженной пенсией со своими родственниками, так как заработанных грошей их детей или внуков иногда не хватает даже на буханку хлеба для многодетной семьи. Раньше, при советской власти, квартирные вопросы решались. Конечно, были проблемы, но, проработав три-четыре года, квартиру мог получить бесплатно каждый рабочий. А сегодня что происходит: чтобы купить квартиру, нужно за каждый квадратный метр заплатить 35 тысяч рублей. Двухкомнатная квартира 60 кв. метров стоит не менее двух миллионов! Где простому рабочему взять такие деньги, если заработанная плата всего 25 тысяч рублей? Брать кредит или ипотеку – сегодня для каждого заёмщика заранее подготовлена удавка, на государственном уровне. Появляется невозможность платежа, вдруг непредвиденное и необоснованное увольнение – это приводит заёмщиков в суды. А дальше, что мы видим? Угрозы, потом по решению суда о передача имущества и выселение из квартир якобы неплательщиков. И у порядочного рабочего возникают огромные проблемы. И так по всей стране, жадность, ненависть, и в конечном счёте куда мы идём и куда придём? Как вы думаете, какая сегодня идеология и политика в стране? Встаёт довольно резонный серьёзный вопрос. Стоит ли его поднимать? Так думают прожившие и не испытавшие трудностей в работе, карьере люди, которым по жизни всё досталось легко.


Выполнить приказ любой ценой

Как мы, воины-интернационалисты кубинцы, понимаем, население нашей страны просто не было проинформировано ни по телевидению, ни в наших центральных газетах о том, что мы, советские солдаты, защитили грудью государство Куба и нашу Родину, да и весь мир от смертельной для всего человечества термоядерной войны. Наши правители скрыли этот героический подвиг и засекретили операцию на 25 лет. А что воины-кубинцы, афганцы, вьетнамцы, солдаты-срочники, служившие в Чехословакии, Венгрии, Латвии, Грузии, в Чечне? Да и Сирия и Нагорный Карабах, Дагестан, другие страны. Ведь во всех странах происходили и очень серьёзные столкновения, и незначительные, но были потери личного состава. И что, так легко правительство взяло и выбросило всю историю в корзину? Это для нас всех, о ком я сейчас написал, просто унизительно. Мы заслуживаем большего внимания и не умоляем, а требуем: господа у руля, одумайтесь! Всех солдат, служивших за границей, и не перечислишь, они что, сами туда по своей нужде поехали воевать? Нет, и ещё раз нет. Их туда направила наша верховная власть, так ей и нужно отвечать, а она отгораживается, мол – не мы посылали, не нам и отвечать. Это не ответ, а просто какое-то пренебрежение к тем солдатам, которые находились за пределами СССР. Да потери были, и главное наше правительство тогда и сейчас пытается скрыть количество погибших, оставленных далеко от отчего дома. Разве верны слова нашего президента, что они, мол, знали, на что они шли. Вот в этих словах сквозит неуважение, даже оскорбление тем, кто там выжил, и тем, кто погиб. Мы, участники Кубинского кризиса, узнали спустя несколько десятилетий, что кубинское руководство увековечило память 68 погибших русских солдат. Построили за свой счёт серьёзный мемориал погибшим солдатам, куда круглый год ежедневно кубинцы кладут на могилы цветы. Кубинцы помнят, как русские солдаты сражались за свободу кубинского Государства. А про Россию я уже написал. Правители всё кому-то что-то обещают, а про своих простых солдат забывают. Самое страшное, а сегодня прошёл уже 61 год, всё стоит перед моими глазами: из-под брезента голые ноги пяти наших советских солдат-утопленников. Они во время урагана выполнили хладнокровный приказ командира роты любой ценой спасать оружие, которое стояло в оружейной комнате. Овраг был небольшой и неглубокий, и ребята без раздумья бросились в бушующую воду. Но не смогли осилить напора потока и были унесены водой. Помочь им было невозможно, и вследствие чего они, здоровые молодые ребята погибли, утонули. Вода потом ушла в море, а ребят нашли мёртвыми. Привезли их в г. Камагуэй, лежали они на голой земле, прикрытые брезентом у здания медсанбата. Нас там оказалось человек двадцать, все наши русские женщины плакали навзрыд, а у офицеров и солдат были на глазах солёные слёзы. И все однозначно думали, зачем мы здесь, и что мы здесь спасаем. Да и оружию тому в оружейной комнате ничего особо не грозило. Это поучительный пример для военных академий, его можно двояко рассматривать: ведь ребята выполняли приказ командира, и тем самым заслужили достойную жизнь своим родным и возможно жёнам и детям. Но так ли это на самом деле случилось, я сомневаюсь. Мы всегда будем помнить их, тех ребят. Каким может быть оправдание за гибель тех солдат, да и за тех, кто вернулся на Родину, но жили они дома недолго, умирали от ран, от различных стрессовых моментов. Наша власть, которая была раньше и сейчас, она всегда и всему происходящему долгие годы находит спокойное оправдание. Да, они знали, на что шли. Вот именно, шли и плыли не по своей воле, но, чтобы защитить свою Родину, а взамен получить издевательство на всю жизнь. Наш начальник ЗРВ полковник Королёв П. Т. в своей книге "Воины-интернационалисты Сталинграда" пишет: "Сегодня неслучайно по воле и вине горе-демократических политиков и различных мастей дилетантов, люди, строившие и защищавшие свою Родину, стали изгоями в своей стране и влачат нищенское существование. Забыты целые страницы героического прошлого, или о них просто умалчивают, поэтому о "судьбе поколения", спасшего мир от грозящей новой, современной войны, практически никто не знает из подрастающего поколения. Кто пытается это сделать, тот пусть всегда помнит, что мы пережили героические периоды и будем помнить их всегда, слова из песни не выкинешь. Но мы не хотим, чтобы наше поколение сегодня шло в бой с тем грозным оружием, которое мы так защищали, чтобы оно никогда не выстрелило по населению, которое сегодня живёт в городах и сёлах, как на пороховой бочке" (стр. 295).
Что происходит с нашей молодёжью, что будет вообще с нашим народом, нашей огромной Россией в будущем? Полноценного ответа никто мне не даст, да и я не смогу это сделать. Думаю, что не нужно и напрягаться: то, что происходит в нашей стране сегодня, неуправляемо и непредсказуемо. Одни посулы, огромное количество юристов, адвокатов, прокуроров, раздуто количество мест в парламенте, три, четыре фракции. Зачем всё это нужно власти, мы знаем, а народу это абсолютно не нужно. Эти люди не защитники нашего народа, а разрушители ещё кое-где оставшегося живого жизненного устоя сельчан, малых сёл, деревень и неперспективных малых городов. Народ требует у чиновников строить квартиры по низким ценам, дайте квартиры "хрущёвки", в которых выросли наши дети и внуки. Дайте постоянную работу с твёрдыми, постоянными заработками, снизите драконовские законы о тарифах, исключить из тарифов слово ежегодно увеличивать тарифы на столько % за коммунальные услуги. Народ удивляется, разве у нас нефти нет, газа, энергии, нет металла, леса? Цены за всё узаконены выше крыши. И всё кивают на Запад. Странно вот что, у них нет того, чего у нас предостаточно, а вот живут они как доноры, даже странно, но ещё что-то поставляют нам практически полученного от нас за бесценок сырья и это всплыло сегодня, они заморозили наши миллиарды долларов, которые почему-то хранятся в других странах, а не у нас дома в России. Кто кого боится – вор кричит, что вор обокрал его. Выходит, что страны запада действительно получали от нас газ, нефть, мазут и ничего не оплачивали годами, а как бы те деньги лежали у них на хранении. Вот это уже действительно удивительно. Наше население каждую копейку считает, а чиновники вместе с нашей случайной думой вершат такие дела, от которых просто мурашки по телу. Как же так, наши деньги лежат у них в их банках, а они теперь пугают нас санкциями. Нашей власти нужно ставить жёсткие условия тем странам, чтобы они возвратили все наши сбережения, хранящиеся у них в банках, иначе газ будет поставляться ограниченно, или совсем краны будут перекрыты. Здесь никакой торговли не должно быть, или по жаргону блатных "базара никакого не будет", и точка. Как всё это понимать? У нас же всё есть, все условия, главное наш безропотный работящий народ, специалисты. Но, чтобы наше население жило хуже, чем на западе, такого не может быть, и не должно быть. Тогда в чём вопрос? Что наши рабочие и крестьяне лодыри, что мы едим больше, сжигаем больше газа, нефти? Конечно, всё это надумано, и работодатели выжимают всё из населения, чтобы одним махом как можно быстрее обогатиться и перегнать свои награбленные денежные средства в оффшорные зоны за рубеж. Министры всех отраслей знают, что это несправедливо, и даже отчитываются перед народом, что они сдерживают цены на сахар, гречку на 3-4 месяца, а потом предупреждают население страны: "Туже затягивайте ремень на штанах, цены взбрыкнут". Напрашивается вопрос. Кто в доме хозяин, президент или главы областей, чиновники, посредники и некоторые производители? Нет, дорогие читатели, не догадались, правят балом у нас и уже давно укоренились посредники, и с ними в паре чиновники и недобросовестные предприниматели, которым всё так легко досталось в 90-х годах. Конечно, это нагнетает обстановку в нашей стране. Нашей власти срочно необходимо подготовить и пустить в ход хороший тормоз, чтобы у зарвавшихся воротил заскрипел песок на зубах. Но вместо этого наш заумный парламент издаёт закон о том, что если гражданин послал соседа матом – штраф, и, если обозвал соседа лодырем – в суд. Не знаю, кто там такой обидчивый в парламенте, но я бы ответил так, не нужно изобретать телегу, нужно больше дать прав преподавателям и педагогам в детских садах, в школах, в училищах и высших учебных заведениях. Нужно не административные меры придумывать, а как можно больше времени уделять детям.


Знания – молодёжи!

Смело могу сказать, что я сам и мои ровесники выросли и живём, до сих пор пользуясь теми твёрдыми знаниями, которые нам от всего сердца передали наши любимые учителя, преподаватели в училищах и институтах, и мы гордимся этим. Мы очень многое черпали из прочитанных книг. И ещё мы подкрепляли свои знания это посещением кинотеатров, где демонстрировались очень важные, жизненные кинофильмы. Они отражали самое гуманное отношение рабочих и крестьян друг к другу, уважение трудовой деятельности всего трудового народа по всему Советскому Союзу. Это было серьёзным фактором воспитания молодого поколения. А сегодня прогнившими реформами наши реформаторы развалили ту систему образования, а перешли очень опасную черту, за которой наша молодёжь стала совсем другой и неуправляемой. Виноваты в этом только младые реформаторы, которые постоянно бегут впереди паровоза. Нужно ли это сегодня нашей молодёжи, что дадут эти непродуманные решения? Вот сегодня президент дал команду убрать многие эпизоды, даже периоды из учебников по истории, на которые министры давали добро. Так что для школьников 6-10 классов книги с изменениями будут в школах только в 2024 году. Просто мурашки по телу, да тех министров нужно гнать метлой из министерства образования, а лучше было бы на них завести судебные дела. Учащиеся уже проглотили то, что им преподавали, как им быть? Вот он обман, оболванивают нашу молодёжь всяким способом, лишь бы услужить тем "доброжелателям", которые ненавидят нашу Родину. Главное – никто ничего не обсуждает с народом, всё решается где-то за углом, скрывая многие просчёты и недочёты. А что народ, да ничего, проглотит, ему не впервой, а реформаторы опять у кормушки, до следующей реформы.
Очень много непонятной рекламы транслируют по телевидению, на рекламных полотнах на дорогах многое можно назвать – муть! Не верю, чтобы чиновники не видели это. Но ведь допускают беспардонно прерывать фильмы и интересные новости, чтобы показать опостылевшую рекламу. Реклама интересна, если это что-то передовое и полезное. Но как её сегодня показывают на телеэкранах, она всем надоела! И депутаты знают эти проблемы, но никто серьёзно не хочет этим заниматься. Эта реклама – кто и где что-то продаёт, где и насколько "снизили" цены, собственно гражданам ничего не даёт.
Есть огромная просьба у меня к тебе, Михаил, и к вам, моим близким и далёким незнакомцам. Прочтите мои жизненные воспоминания не спеша. Я уверен, что и мои однополчане-кубинцы, если бы захотели написать, то и они отразили бы схожие наши жизненные позиции не только о тех событиях на Кубе, а вообще по жизни. Михаил, просьба поделиться моими воспоминаниями со старшим поколением в ваших кругах, с людьми, которые родились в 1920-1950-е годы. Эти люди должны дополнить мои воспоминания своими, и я уверен, что многое расскажут о пережитых временах. Да, почти всегда питерцам-ленинградцам, а это в основном сельчане близлежащих поселений Мурманска, Архангельска, да и сельчан всей России от Невы до Дальнего Востока, всегда участь доставалась тяжёлая, врагу не пожелаешь. То массовая гибель солдат и гражданского населения, когда на болотистой местности начиналось строительство города Питера. А ведь там погибло несколько десятков миллионов неповинных людей, и в основном это были здоровые, выносливые жители России. Завозили их туда обманным путём, посулами послушников царей, что там они заработают хорошие деньги, но кроме двух метров могилки, ничего не заработали. Обратной дороги для них не было, и фактически никто не вернулся домой. Уже тогда, в те далёкие годы, ушлые дельцы-прощелыги, умудрялись спаивать солдат и рабочих, которые были отпущены домой. По столбовым дорогам, по которым возвращались строители домой, было построено множество водочных и пивных заведений. И в итоге почти все рабочие все свои сбережения оставляли на построенных точках, и опять приходилось многим возвращаться назад на строительство, чтобы заработать деньги и возвратиться домой на родину. Многим тогда не суждено было добраться до дома, и помирали в пути от безысходности. Да и вообще изготовление водочных изделий начались при правлении Россией Петром Первым. И тогда, как и сегодня, все невинные человеческие жертвы списываются под одним грифом, отписка одна "так было нужно, так надо". Как оно досталось, "окно в Европу", мы теперь знаем. Народ-то знает про огромные человеческие потери, пока разговоры ведутся об "окне" как о русской победе. Это всё у нас возвеличивают: "любой ценой". Сколько погибло гражданского населения во время блокады в Великой Отечественной войне! Народ знает про страшное количество погибших в несломленном городе. А сколько погибло населения и солдат после окончания войны? Да, наш народ постоянно переживает страшные трагедии, а взамен, как всегда, ничего, так тогда надо было.


Жизнь, как она есть

Почти всё, о чём я написал, в основном о сельской жизни, деревенском быте и жизни нашей тогда ещё в основном аграрной страны Советов. Да она, наша страна, и сегодня "аграрная", только кому-то очень это слово не нравится, поэтому они смогли так всё устроить, что оставили всю страну без своих собственных качественных продуктов питания. И многим чиновникам, руководству страной сегодня нужно напоминать об этом постоянно. Я предлагаю, чтобы у каждого чиновника при власти возле его кресла стояли деревенские грабли! Да, и это не шутка, чтобы они постоянно напоминали о земле зарвавшимся и "непогрешимым". И о том, что рядом с ними живут грамотные специалисты и рабочие, но в намного худших условиях, и даже страшно слышать, что ещё и без работы. Так много предприятий в 90-е годы обанкротили и многих рабочих сократили, почти все колхозы и совхозы разорили. Окружение Ельцина не удивляется. Как живёт народ России, им до лампочки. И они привыкли грабить открыто, и их последователи стали придумывать разные непродуманные реформы, чтобы открыто грабить и тащить всё, что попадётся под руки. Годы летят, а паровоз ещё топится дровами, и это не дело. Народ здесь не причём: он безропотно и усердно выполняет свою работу, деньги в казну не ручейком текут, а шумят, как водопад на реке, и всё сливается в Госказну. А вот что дальше, это уже безобразие. Но всё упирается в наше правительство, нашу исполнительную власть как в центре, так и в регионах, кто сознательно не контролирует расходование денежных средств. Вот и слышим постоянно из наших СМИ, что кто-то из больших чиновников увёл огромные суммы, миллиарды наших денег. И самое странное, что дальше прекращают давать народу информацию, так как все судебные дела и процессы сознательно затягиваются на месяцы, а то и годы.


Церковь в селе Бараково. Школа

В нашем селе церковь была построена силами крестьян, по тогдашним меркам построено добротно и надёжно. Лес для строительства церкви возили из Башкирии за 80 км. на бричках, и везли его запряжённые лошади. Главное, как рассказывали старожилы, строили церковь всем селом и на дары сельских прихожан. В 1937 году нашлись такие люди, которые обманным путём заставили необразованных сельчан разобрать церковь и на этом месте построить рабочую школу. Церковь была разобрана и построена из того леса хорошая семилетняя школа. Отапливалась школа от деревенских кирпичных печек торфом или углём, и однажды случилось ЧП. Школа сгорела, и ученики три года учились по арендованным домам. Потом было построено примитивное временное сооружение, конечно, были большие неудобства, но случай не вернёшь. Мне также пришлось несколько лет проучиться в примитивной школе. И только в 1954 году за счёт колхоза была построена хорошая Бараковская семилетняя школа. Мы, тогда шестиклассники, помогали строителям. Красили полы, стены, парты и школьный забор из деревянных досок-штакетника. Классы были просторные, потолки высокие, общий коридор широкий, и нам всем школа очень нравилась, но проучился я в ней всего один учебный год. В этой школе в июне 1955 года я окончил 7 классов. А вот потом в 90-е годы нашлись "реформаторы", сняли нашу школу с фундамента и увезли. Куда – никто не знает, ученикам нужно стало ездить по другим сёлам, где ещё работали школы, и вскоре многие наши сельчане в одночасье покинули своё родное село. Практически от села осталась одна вывеска при въезде "Село Бараково". Я часто навещаю своё село и никак не пойму, ну кому перешло дорогу наше село, почему его так обидели. Колхоз имени Ворошилова, был всегда передовой. И опять вопрос, кому это было нужно?
Про крещение, венчания и службы в праздничные и престольные дни. Как такового молельного дома в селе не было, но православные, в основном женщины, собирались у кого-то в большом доме. В селе у нас жила верующая монахиня Аксинья Томина, высокая ростом, спокойная, ходила всегда в чёрной юбке и кофте, голова покрыта чёрным платком. Вот на встречах она и была ведущей, читала божественные книги и руководила пением молитв. Младенцев крестила по просьбе родителей на дому. В 1965 году монахиня Аксинья окрестила нашу дочь Свету. У неё есть крёстная и крёстный, и крещение является законным. Моя мама конкретно не помнит, кто меня крестил, а говорила, что кто-то из служителей церкви из района приезжал к нам в село. Нас тогда собрали, несколько малых детей мальчиков и девочек, и он нас всех разом окрестил. Я и мои друзья в селе не носили на шее крестиков. Моя жена часто напоминала мне, что мне бы в церкви нужно окреститься. Я всегда находил какие-то причины и уходил от данного вопроса. В то время крестик я уже носил, и однажды на просьбу жены я дал согласие. Моя жена Анна выбрала мне крёстную Елену Леонтьевну Мерзликину, маму Володи, моего сослуживца и односельчанина. А в крёстные отцы моего бывшего директора, наставника Ивана Михайловича Субботина. В 1995 году в Оренбурге в Никольском соборе батюшка окрестил меня. Так что я православный и крещёный, ношу постоянно на шее крестик.


Жизнь на селе

Мои родители родились в конце 19 века, в селе нашем было много их ровесников. Когда мне было 14, а отцу 55 лет, он после долгих мучений от тяжелых военных контузий ушёл от нас в другой мир. Маме было 65 лет, когда она ушла от нас, мне тогда было 24 года. Многим нашим знакомым было за 65 лет, но были и мужчины, и женщины, которым было за 70 лет. Они были все здравомыслящими, но для нас они все были пожилыми людьми. Нам, детворе, от них всё интересно было услышать и запомнить. Пройдя всю войну, шагая по западным странам, они видели много интересного. Особенный интерес наших солдат-сельчан был к сельскому быту людей, живущих за границей. Они рассказывали нам, что там в каждом доме в сёлах, если можно было их назвать сёлами, везде в домах было электричество, самовары. Утюги нагревались от электричества, да и техника уже работала на полях, подменяя тяжёлый труд крестьян.
Мы родились перед войной, но условия в селе оставались такие же, как и были сотни лет назад, без света, грязь и темнота была в сёлах. Вот представьте сегодня, Михаил, как мы умудрялись писать в тетради вечерами при керосиновой лампе или самое худшее, при коптилке. Новых тетрадей не хватало на всех учеников, и нам разрешали писать в уже использованных тетрадях в косую линию. Порой результат был плачевный, но другого выхода не было. Если где-то попадутся на глаза школьные тетради в косую линию, то попробуй написать на листе две строчки, а потом ещё и между строчками напиши какие-нибудь слова. Как ты думаешь, что там можно будет прочитать между верхней и нижней строчкой? А учителя умудрялись это читать, и ставили нам оценки. Тогда стеклянные лампы на фонари были на вес золота, и иногда они лопались, это было неизбежно и это было часто. И если в запасе не было лампы, то для нас, учеников, это была катастрофа. Если глубже и подробней вникнуть в мою искреннюю исповедь, только тогда вы поймёте, откуда мы родом, такие несмышлёныши того времени. Я ведь пишу не только про себя. Таких, как я, миллионы молодых юношей и взрослых парней, прошедших тернистый жизненный путь, полностью отдавших себя для улучшения жизни будущих поколений в России, кто сегодня оказался на обочине дороги. И вот здесь нужно задуматься нашей молодёжи, почему малому обществу всё, а основной костяк собирает крохи от царской подачки?
Ребята, рождённые перед войной и во время войны, испытали на себе большие стрессы в военные годы. Огромное горе, когда приходила похоронка с фронта в свой дом, к соседям-сельчанам или родственникам, пугало и травмировало подростков. Как же так, человек никогда не вернётся? Уже в детстве вырабатывался жизненный инстинкт – уметь снимать стресс, включать режим самосохранения, помогать себе и близким людям. И так не только в кругу своих родственников, но и вообще, в любом сообществе людей. Вот такие ребята пришли служить со мной в Армию. Все они, и городские, и сельские, были сильны духом, во что-то верили, и главное – в солдатскую дружбу. Не было никакой дедовщины, все были в одной упряжке. Знали, что даже слабый парень сможет в трудную минуту без страха помочь более сильному. Поддерживали братскую солдатскую дружбу в той очень сложной неразберихе. В той непростой ситуации, в которую нас наше правительство загнало в виде эксперимента на выносливость, когда завезли нас на грузовых кораблях, не пригодных для перевозки людей, на Кубу. Конечно, было страшно, на каждом шагу подстерегала нас опасность, но солдаты служили честно, своё дело делали, и сделали всё на отлично. Они защищали нашу Родину не за ордена и медали, не за деньги и славу, как сегодня говорят. Служили так, как их учили в детстве родители и старшее поколение. Не гневите Бога и радуйтесь: если Родина зовёт, то её нужно защищать. А кто прав, кто неправ, это уже не нам судить. Судить будет будущее поколение. Будет, обязательно будет! А вот здесь и загвоздка, кому мы доверяли и доверяем сегодня свою жизнь? В наше время мы прошли огонь и воду, да и сегодня идут тем же путём наши дети и внуки, а что получаем взамен? Жизнь и Родина, она у всех одна, и её нужно беречь!
Мы своим трудом сумели многое построить и честно радовались своим успехам и вот, на тебе, враз всё изменили. Всё разрушило правление господина Ельцина Б. Н., которому доверчивый народ России доверил нашу Родину. Он и его сомнительное окружение сознательно сразу же повели, разрушительную, чуждую нашему народу политику. Всё, что мы берегли и преумножали, эта власть перевернула с ног на голову и разбазарила.
Хотя я пишу всегда открыто: мы-то прекрасно знаем, кого "осуждать" нужно, за этим и к бабке не ходи. Но видимо такова судьба наша. Пусть радуются те, кто в то время протирал штаны в Генштабе и в правительстве. Они были где-то далеко-далеко от тех страшных событий, а теперь наслаждаются славой, которую не заслужили. Они не видели того, что видели мы. А вот если бы они видели, что бывает с мужчинами, когда они видят ежедневный страх в глазах наших вольнонаёмных женщин, да и жён молодых офицеров, которые также почти обманом были заброшены в далёкую горячую точку – молодое Кубинское государство. Знать, что в любой момент начнётся бойня – и это уже не просто страх. Ужасные, постоянно вертящиеся мысли в голове, что ожидает их, все постоянно были в шоке. И сегодня все лживые суды-пересуды тех событий пусть останутся на совести тех, кто никогда не поймёт, что именно стало завоеванием русского солдата на острове Куба. Мы знаем, что опять скажут те, кто предал советских солдат ещё там, на чужбине. Правители и окружение их всегда ищут выгоду (даже и через сплошную ложь) в любой ситуации, чтобы опорочить русскую нацию, русскую Армию, солдат и офицеров, которые служили и служат далеко от своей Родины. Верно, что и ребят, не "кубинцев", часто постигает такая же участь, что постигла нас. Обидно одно, что находятся чиновники, которые зло так говорят; "Да вы там вообще не были! А если были, тогда почему так мало там погибло солдат?" Слышать такое дико. Казалось бы, радоваться этому нужно, но им это как-то непонятно, им нужно что-то другое. Не только мне, но и другим кубинцам-солдатам кажется, что находятся такие люди, да точнее нелюди, которые хотят, чтобы во всех точках – холодных или горячих – везде была резня, чтобы лилась молодая кровь, как с нашей стороны, также и со стороны противника, так как это было в Афганистане, Дагестане, Чечне, Грузии и в других странах. Но как же тогда за это понимать присвоение званий, получение орденов и медалей, кругом честь и хвала этим "героям"? Вот подумайте, нужно ли было россиянам столько лет воевать в Афганистане, не зная, с кем и за что они воюют? Сколько тогда погибло, изувечено было солдат… Да и сегодня жизнь солдата в горячей точке ничего не стоит для высшей власти. Помогли солдатам смешной прибавкой к пенсии в 2-3 тысячи рублей, да подбрасывают небольшие суммы к великим праздникам. Вот в какую сумму оценила власть поход солдата в горячие точки. А тех солдат, которые отстояли государство Куба, спасли мир от страшной трагедии, одним росчерком пера отправили в секретную комнату на 25 лет. Вот такие закидоны сегодня у нас в Российской Федерации.
Давай, Михаил, пофантазируем с тобой, вот ты лично захотел бы услышать от кого-либо, что на Кубе погибло 10 тысяч наших солдат? Думаю, что нет. Так вот, они совершенно реально тогда могли погибнуть. Странно вот что: кубинские власти, совершенно без просьб советских властей сами собирали тела погибших русских со всей территории о. Куба и свозили их на общее кладбище, где был создан мемориал. Возможно, что некоторые трупы так и остались там, где изначально были временно похоронены. Да, кубинской власти и населению нужно отдать должное за человечность, выразить огромную благодарность от русских людей. Но одно обидно, очень мало кто в нашей стране знает, зачем и почему там находились советские солдаты, и что остались лежать в кубинской земле несколько десятков наших убитых солдат.
Размышляем дальше: наши командиры вовремя сумели определиться и опередить противника. Был сбит американский самолёт-разведчик. Возможно, это и было нарушением приказа, но решительность командира дивизии полковника Воронкова Г. А. в то время сыграла огромную роль. Так вот я хотел бы задать вопрос читателю, где же она, правда? Да, истинная правда, она всегда правда, если был положительный результат – победителей не судят! А результат был, он неоспорим, он налицо. Но вожди наши взяли за правило определять секретность и хранить "обет молчания". Все отрицают, открещиваются от тех страшных событий, которые могли вспыхнуть от одной обронённой искры на о. Куба. Отговорка одна, нас в то время ещё не было на свете и не мы, мол, давали клятву верности на дружбу Кубе или Америке, и не нам её нарушать. Да, мы видим, Куба до сих пор живёт своей жизнью как самостоятельное государство, и при этом кубинцы все эти годы отдают честь погибшим русским солдатам. А солдаты, которые Кубу защитили и не погибли, оказались в своей стране изгоями. Все пришедшие во власть вожди всегда забывают, что они не вечны, но это ведь не так. И действительно после их ухода кому-то придётся разгребать, расхлёбывать промахи предшественников и проклинать всех. Но однозначно и уверенно можно написать, что всё повторится также, как и прежде. Хотелось бы верить, что всё изменится в справедливую сторону. И народ России всегда надеется на улучшение жизни.
Многие наши сельчане участвовали в революции в 1917-1919 годах, и все крестьяне испытали страшную преступную коллективизацию. В аграрном секторе на полях, выделенных для посева, не учитывали многое, а главное – мало было посеяно озимых и яровых культур, так как мало было семенного материала. Было мало посажено картофеля, посеяно свеклы, моркови, тыквы, огурцов, помидоров как в пригородах, а также и в сёлах и деревнях. В эти ещё тяжёлые годы становления страны Советов, были годы засухи или шли проливные дожди. Собранного урожая было недостаточно для потребностей людей в малых и больших городах молодой страны Советов. И скудным собранным урожаем выращенный в сёлах, сельчанам приходилось делиться с городским населением. Госказна была пуста, так как Временным правительством было преступно вывезен весь золотой запас в другие страны и до копейки очищена Госказна. Временному правительству, видимо, тогда показалось, что это они сидели в забоях, в холодной воде промывали золотосодержащий песок, что это они умирали от холода, от скудного питания и коварных болезней. Без сожаления к населению, а тогда всё царское правительство было крепко верующими, но они забыли про это и совершали страшные поступки и безжалостно брали на себя совершаемый грех. Они оставили весь трудовой народ на жуткое вымирание, тем самым обвинив большевиков в измене Родине и предав свой народ. А в принципе, большевиков тогда в стране насчитывалось всего-то несколько сотен человек. Закупать продовольствие за границей не было возможности, и по всей стране прокатился ужасный голод, особенно это страшно было в 1922, 1927 и в 1929 годах.
После революции сразу многих сельчан призвали на строительство новых городов, где нужно было строить машиностроительные комбинаты, страна Советов очень нуждалось в этом. Дело стоящее, государственной важности, стране как воздух необходимо электричество, нужна грандиозная стройка заводов и фабрик. Развернулась немыслимая по масштабу стройка по всей стране. Но и здесь всё происходило довольно грубо, народ оказался снова в изоляции не было пряника, а был только кнут и наган в кобуре. А ведь строительство сооружений шло по всей огромной нашей стране не один год, а десятилетиями. Строили и восстанавливали города не на один год, а на века. Народ терпел весь свой адский труд, своё унижение, но построенному были очень довольны и радовались, что жизнь проходит в труде и на благо будущего всего нашего народа. Народ России – созидатель, и удивительно то, что наш народ очень доверчив, общителен. Важная черта русского народа – надеяться на лучшие изменения, верить в завтрашний день и в будущее нашей страны. Но доверия теперь больше нет – уже сколько прошло лет, а люди как жили, так и живут в страхе перед будущим, так как наши "всеми избранные президент и парламент" смотрят больше на Запад. Находят врагов на стороне, кого-то защищают, перед кем-то постоянно оправдываются. Народу внушают, что жизнь намного улучшилась, но это очень малая часть в улучшении жизни, а простой народ всё туже затягивает пояса. Народ всё это видит, но какие-то подвижки в виде митингов на улице делать не хочет, и этим показывает отношения между властью и народом, а те как бы не замечают того реального, что происходит в нашей стране. Многие говорят: так, мы многое не видим и не замечаем, так как все ходим в розовых очках, в них есть смысл видеть всё окружающее в розовом цвете. Всё увиденное интересно! А так что-то ждать каких-то изменений в жизни народа в ближайшее время не стоит. У нас в стране всегда будут жизненные проблемы, от народа не зависящие. И опять, люди в России – им хоть бы что, они уже давно так живут, привыкли ко всему: живут, радуются, женятся, женщины рожают детей, проводят праздники, поют красивые народные песни.
А потом страшная война 1941-1945 годов, и опять вся Россия затянула пояса, и вот до сих пор так и носит тяжёлый пояс и море слёз о не вернувшихся домой. Народ России пережил все трудности и огромные человеческие потери в той войне. Трудолюбивый народ России встал на окрепшие ноги, гордо поднял голову, уже не за горами была настоящая демократия. И вот снова вся Россия ахнула.
Начало 1990-х годов, нашлись такие страшные люди, которые ради своей корысти перевернули всю устоявшуюся годами жизнь, устои народа в России. Что это было тогда и для чего всё разграблено и разрушено? Наши новорождённые политики, политологи и чиновники, которые перекрасились в другой цвет, пришли во власть не от народа. Им нужна власть и деньги, а не народ, они не хотят жить мирно, у них другие запросы. Они вырвались к власти над народом, но до сих пор трубят по стране, что пришли по воле народа. Вопрос – какого народа? Что, это народ разрешил бандитам в один час обворовать себя до нитки? Конечно, странно и очень страшно. Весь народ России был в шоке. Но и тогда нашлись люди от истинного народа, это промышленник Е. М. Примаков, бывший госслужащий, банкир В. В. Геращенко, коммунист Ю. Д. Маслюков. Они увидели, что Россия разваливается как государство, и крепко втроём взяли бразды правления в свои надёжные руки. Главная задача была – удержать экономику страны, по возможности бить по рукам рвачам и коррупционерам. Странно вот что, тогда были надёжные связи между предприятиями внутри нашей страны, но это не понравилось окружению президента. Они дали ему ложные представления как можно восстановить экономику в стране, нужно как можно больше предприятий передать в частные руки, тем самым освободить руки власти. Отнять работающие предприятия и обанкротить их. А что делать рабочему человеку? Окружение президента убедило его, что не нужно думать за них, само собой всё утрясётся, частники наведут порядок. А рыночные отношения между рабочими и работодателями будет только на пользу населения. Да, рынок всё расставит по своим местам, но мы сегодня убедились, во что обходятся рабочим эти рыночные отношения. Президент поверил молодым реформаторам и на высшие посты в президентском окружении заняли специалисты, которые раньше сидели в конторах и протирали штаны. Они стали диктовать, кому и что нужно делать, а главное – научились сами, как можно, сидя в кабинете, наживать миллионы. А вот о тех первопроходцах, которые спасли государство Россию от полного развала, просто забыли. И, как всегда, скажут, не стыдясь: время было такое. Да, было время такое. Нет, дорогие читатели, не время, а наше отношение, мы быстро забываем, что и какой ценой они это сделали, те специалисты. Тем, кто тогда приостановил обвал Страны, им сегодня народ должен и обязан поставить памятник возле кремлёвской стены, а не другим выскочкам. Но власть умалчивает, почему-то выжидают, чтобы когда-нибудь с высокой трибуны рассказать о том, что не давало это сделать тогда, и что побудило их открыть все карты сегодня. Что двигало теми политиками, и куда мы придём в конечном итоге. Наше правительство видит огромный разрыв между бедными и сверхбогатыми гражданами России. Что грабить народное богатство наказуемо законом, если он есть. Его, похоже, до сих пор нет, того закона в Конституции РФ. По раскладу той жизни нашей, которую мы видим, не будет народного "закона". При встречах в разговоре с сельчанами слышишь только одно, что чего-то нового в улучшении простых граждан ждать от нашего правительства сегодня не стоит.
Казалось бы, хватит нашим правителям быть "крышей" для многих стран мира. Посмотрите внимательно на бывшую страну Советов, жизнь для народа улучшалась из года в год. Много негативного говорят о той России, но время-то какое было! Вот тогда и нашлось то бездарное правительство, что просто предало Россию. Теперь посмотрите на жизнь наших пенсионеров тогда и сегодня. Да, тогда пенсии были малые, но всё шло в пропорции, цены на продукты питания и бытовые услуги были незначительные, и на жизнь не обижались. Пенсионеры могли съездить в Москву и Питер, полюбоваться историческими ценностями, воздвигнутыми русским народом или посмотреть курорты Крыма, Кавказа, да и других доступных мест отдыха было полно. Молодые люди зарабатывали за три года квартиры не горбом, а хорошей работой. Ждали квартиры не более трёх лет. А сегодня всё телевидение заполонено рекламой о кредитах и ипотеках, а ведь это удавки, и правительство об этом прекрасно знает.
Сегодня что происходит с молодёжью, это ведь преступно для Российской Федерации. С молодёжью нужно работать с детского возраста, когда они придут в детский сад, их нужно готовить учиться в школе. В детских садах и в школе должны работать ответственные люди, опытные педагоги, их самих нужно учить ежегодно на курсах повышения квалификации. Ежедневно давать информацию детям о жизни села, района, города, страны. Информация должна быть правдивая, подготовлена для каждого возраста. Особое отношение к квалифицированным специалистам, к молодёжи, которое учится в техникумах и училищах, в институтах и университетах. Сейчас много говорят о ценностях родины России и что мы видим в натуре, одно только извращение наших ценностей. Детям с детства внушают многие родители, нужно быть сильно нахальными, и тогда быстро достигнешь многое.
У нашего правительства должна быть идеология: с какой целью и куда мы идём? И это для общества главное, а этого нет, так мы плывём по течению, кому-то это очень нравится и радует, а большинству вот это течение не нравится совсем, и это сильно будоражит умы россиян. Премьер-министр Черномырдин В. С. в своё время сказал: "Что бы мы ни делали в аппарате правительства, всё равно получается КПСС". А что здесь плохого? Вышли они все из КПСС, и ничего другого придумывать не нужно: хорошие почины оставить, а плохие выбросить. Включить что-то новое, совершенное, доступное. Направление всех законов – на жёсткую дисциплину для всех блюстителей порядка, всех чиновников, всех работодателей малого, среднего и (страшно подумать и писать!) большого бизнеса. Большой вопрос для правительства, распределяйте бюджет так, чтобы создавать производственные связи, общаться нашему народу внутри своей огромной страны. Увы, этого нет в законе. Убеждают нас, что бюджет не резиновый. Постоянно стоят губернаторы различных регионов с протянутой рукой, просят свои заработанные рабочими деньги, перечисленные в госказну. Высшая власть отвечает, что деньги есть, но они необходимы на другие цели. А многие губернаторы, получив огромные суммы, быстренько смекают, как и куда девать деньги из госказны и первая цель, как обмануть граждан их городов, районов. Единство и общение народа внутри нашей страны никому не нужно. Думают в руководстве: лучше, когда в стране люди разобщены, ими проще управлять.
Важно не только общение народа, но и общение правительства с народом. Что я имею ввиду проясняю. Далеко ходить не нужно, взять уже апробированное. Это сход граждан. На ежемесячный сход граждан привлекать целевых специалистов от губернатора. Например, приглашать прокурора области, с ним, конечно же, приедет и прокурор района. Многие вопросы могут так решаться без шума и анонимок. Ответы должны приходить на главу района, который должен знать и направлять полученную и изученную информацию по инстанции без уловок. Закон равен для всех!
Многие граждане России надеялись, что с приходом нового премьера Мишустина М.В. что-то начнёт меняться. Казалось всем, он не сидячий чиновник, быстро проедет по всей стране и повстречается с рабочими и губернаторами, и колесо закрутится. Но народ увидел всё тот же почерк работы, как и его предшественника, и быстро пришло разочарование. Он также оказался под пятой президента и его окружения. Однозначно, ему не светит работать так как он хотел бы.
Мне очень жаль, дорогой мой далёкий товарищ Михаил, что тебя не особо заинтересовала моя трудовая деятельность, которая продолжалась почти 46 лет. А ведь это, поверь мне, Михаил, моя основная точка отсчёта о той жизни и не только моей, но практически всех сельчан и горожан нашей необъятной страны. Видимо тебя ещё никогда не приходилось испытать того, что испытали многие порядочные люди, которых просто освобождают от любимой работы и нахально, выбрасывают за ворота. Я уверен, если бы ты читал книгу не в трясучем городском транспорте, а сидел за столом, то у тебя мнение о прочитанном, были бы совсем другие. Да тема не твоя, но вот всё новое, казалось бы, а это, впрочем, не забытое простым народом – старое время, всегда будоражит многих людей, так как оно вроде новое, не схожее с сегодняшней жизнью, но для нас это было, пройденное далёкое, но не забытое доброе старое. Извини! Да извини, мне приходят ответы от разного возраста граждан, многие ответы положительные, другие открыто пишут, вот если бы ты написал события не о себе, то чтиво было бы интереснее. Жаль, что я не могу встретиться с ними и пообщаться вживую, и я надеюсь, что убедил бы их. Я уверяю что писал книгу не о себе, а писал про то поколение, которое жило моей жизнью, и они всегда, всю мою сознательную жизнь были и есть и будут со мной до конца моей жизни.
Ты пишешь, что тебя очень заинтересовал вопрос, что побудило меня написать такую довольно сложную книгу, уместить в ней многие забытые эпизоды, как будто я только сегодня вышел из той старины, это с 1900 года по 1960 год. Почему 1960 год, он памятен тем, что в октябре этого года меня призвали служить в Армию. И вот здесь пошёл отсчёт моей жизни в другой плоскости, из далёкой глубинки и вдруг всего-то только за одни сутки я оказался в г. Астрахани. Где впервые увидел настоящее море, огромную реку Волга, людей других национальностей. Как ты думаешь, что произошло со мной и в душах моих земляков? Поверь на слово, от увиденного мы были шокированы, описать то внутреннее состояние просто невозможно. Тебя Михаил, этим, конечно, не удивишь, ты вырос в регионе рек, заливов и даже моря. Пройдёмся дальше.
В начале ХХ века в нашей стране было 95% безграмотных, и это было нормой. Увы, сельские районы тогда не были ни в каких проектах царских времен, а если честно, то о них никто и не особо помнил, живут вот уже несколько тысяч лет без света и без бытовых услуг, так пусть и ещё поживут. Работают, обеспечивают дворянство и царскую семью, и хорошо. Тогда в нашем государстве были огромные запасы золота. С приходом Советской власти было очень много сделано и притом за короткий срок. Сельчане знали и надеялись, что скоро и у них всё изменится и в первую очередь электричество и радио будут в домах. Мы, сельчане, терпеливо ждали подачу электроэнергии очень долго. Подумайте, подали в наши дома свет только в начале 1964 года, когда я вернулся домой, отслужив три года в армии. А вообще-то, чем тогда сельчане заслужили немилость? До 1959 года в огромном селе даже радио не было! Время быстро бежало, люди стали учиться, набираться опыта и просвет, конечно, появился. Построив громадные тепловые электростанции, огромные ГЭС на полноводных реках, постепенно электрифицировали города и близко расположенные к городу сёла. Россия очень большая страна, и не сразу получилось удовлетворить всех: дома в дальних сёлах и деревнях были электрифицированы и газифицированы в последнюю очередь. Надежда на лучшее оправдалась, и все сельчане получили всё, что нужно для жизни.
Тебе и твоим сверстникам кажется, что мы какие-то пришельцы. Нет, Михаил, и в те времена рождались дети, и это всегда было радостно. А это значит, что русский народ – это здоровая нация, и то поколение было намного здоровее телом, а также и духовно, а главное, доброжелательней. Весь народ искренне верил в будущее. Учились, тянулись к знаниям, крепко уважали старших. Да, такое поколение было. А сегодня молодёжь уже не та, пройдут мимо, наклонив голову в капюшоне, и ни "Здравствуйте" тебе не скажут, ни "До свидания".
Но почему я будто только что вышел из того времени? Мы жили тем, что было нам доступно и то время мы не променяем ни за какие деньги. Вот мои стихи о начале трудовых будней, и почти все ребята моего поколения с малолетства работали, и потому знали всему настоящую цену. Яркие переживания и эмоции того времени отражены в моих стихах.


Мои смутные детские годы

Я помню всё: как был подпаском
Два лета у дяди Семёна – пастуха.
Мне тогда было девять лет от роду,
Но наука даром мимо не прошла.
А сколько слёз пролито моей мамой,
Когда будила сына поутру,
"Вставай, иди паси, сынок, так надо".
Тебя коровы давно ждут на мосту.
Иди, терпи, ты будущий мужчина.
Семье, как можешь, нужно помогать.
Отец прошёл войну, больной.
А брат и сёстры в поле.
И твой посильный труд в семье мы будем уважать.
Я по селу бреду с кнутом, не понимаю,
Что от меня хотят, ведь я ещё дитя.
Но голос мамы всегда мне резал уши.
Иди паси, в тебе нуждается семья.
И мне ль не знать, как всходит солнце.
Его лучи горят со всех сторон.
Встречаешь трепетно ты утренние росы.
И шелест ковыля, и птичий разный звон.
Бывало так, присядешь на пригорке,
Сожмёшься от прохлады утренней росы.
И не заметишь, как задремлешь на минутку.
И уже в дрёме снятся сказочные сны.
В труде ковались наши души.
Были и обиды, гордились и победами.
Ведь мы умом сильны, а также телом.
И нам негоже быть в своей стране чужими.


1950 год



Я, по-моему, слишком мало написал о людях старшего поколения. Они жили рядом со мной, с ними многие годы общался, мне очень интересно было видеть и слышать, как они рассказывают о той жизни при царе, чем занимались. А в общем-то, тогда большой жизненный опыт перешёл и в Советскую Страну, я имею в виду кустарную кузнечную работу, водяные мельницы, вязку пуховых платков, ткацкое производство шерстяных одеял, изготовление холстяных полотен и многое-многое другое. В среде крестьян было много самородков, как у нас в селе называли, мастеров на все руки. Шьют, ткут, прядут, варят металл, режут стекло, вручную косами убирают с полей озимые и яровые культуры. Работают на своих огородах, это те труженики не заменимы, работают не за страх и не за деньги, а работают чтобы как-то одеть и прокормить свою семью, а главное дать государству свою продукцию. А свои огороды— это основной участок жизни для крестьян, который кормит, одевает и мог чем-то побаловать семью со своего огорода во время престольных и Советских праздников.
Знаешь, Михаил, мои отец и мать не окончили ни одного класса. Но интересно другое, они были прирождённые хозяйственники, даже экономисты. Они, когда копали на своём огороде картошку, они из практики знали, что на семена требуется 15 вёдер картошки, на семена отбирали лучшие клубни и ссыпали в погреб в отдельный отсек. Сразу на огороде отбирали картошку для еды на год, они знали: в году 12 месяцев, одно ведро на неделю, значит на месяц приблизительно 4-5 вёдер. И в итоге на год 65-75 вёдер. Набранные излишки готовили на продажу. Часто годы были неурожайные, тогда рацион на еду уменьшался. Было и такое, мало накопали картошки, но всегда в первую очередь готовили семена и ни при каких раскладах не брали семена на еду, это такая заповедь агрономов. Тогда вместо картошки больше парили тыкву, свеклу, морковь, солили больше квашенной капусты и помидоров, так и выживали. Практически всегда выживали сильные люди, которые думали не только о сегодняшнем дне, но и о том, что будет завтра. Вот слабых сельчан всем было жаль. Да, им помогали всем селом, а помощи со стороны государства не было. Вот тебе и ответ, почему мы так мы бережно относились к одежде, к обуви и другим вещам, всё перешитое, подшитое. Пережитое нами в те годы осталось в нас до сих пор. Память – она вечна. Вот такие грустные, как тебе, Михаил, покажется, годы, прожитые мною в селе, потом в городе, а потом опять жизнь в селе меня не разочаровали. Я всегда пытался и делал, если была возможность, сделать что-то хорошее для сельчан. Я увидел, испытал в селе очень много неприятных моментов на своей шкуре, но село должно жить в России, без села не будут жить ни малые, ни большие города. Сельчане постоянно подпитывают города, они и как фильтр. Но я вижу, что всё идёт не так. Сёла на наших глазах исчезают с лица земли, а это как нам, нашему поколению видится, сёла мы хороним как близких людей, провожаем их со слезами. И главное – нет сегодня тех руководителей, депутатов ни в Законодательных собраниях регионов, ни в деловой Думе, тех кто может сказать открыто, звучно: "Товарищи! Что ж мы делаем с селом? Ведь без села и деревень не будет России!"
И снова о подрастающем поколении. Не хочу по большому счёту расписывать тут мои мысли о молодом поколении, но и молчать тоже не могу. Да, сегодняшняя молодёжь не виновата в том, что мы с ней сделали, но нет никакого сравнения с нашим поколением. Наше поколение было патриотическим, активным в получении знаний, образования. Тогда мало кто осознанно строил себе карьеру, никто никогда не думал обогатиться за счёт коллектива, соседа или обмануть государство. Да, все одевались в серое, но всё было удобно и главное не завистливо, и я считаю это чуть ли не главным в преобразовании в стране демократии. Да были, возможно, не вполне совершенные законы, но они работали и держали рвачей в узде. Видишь, лежит что-то ценное, но украсть не вздумай, не бери, будешь сурово наказан. Чётких и жёстких законов давно ждёт весь наш народ России. Я вполне серьёзно, только при таких законах Россия расцветёт. Вот тогда народ вздохнёт полной грудью, он заслуживает того! И это уже как бы оправдание для молодёжи, рождённой до 1990 года в сравнении с молодёжью с 1990 по 2020 годы рождения, которая живёт в наше сложное время, в трудные годы. Теперь, Михаил, и ваше поколение, вы сами сможете оценить, чего стоят ваши друзья, если они ещё есть. Вы живёте в одной среде, дышите одним воздухом, и вы опишите всё глубже, но это будет, к сожалению, позже, сегодня вы описывать не можете – рука не поднимается. А лет эдак через 30 можно всё писать, что это было за поколение и как это поколение было обмануто. Ты в своей записке даёшь вот какую тему для серьёзного разговора. Ты пишешь, что ваше поколение и которые родились до переворота в 1991 года, когда достигнут возраста 70-80 лет, также будут критиковать молодёжь, которая родилось позже них. Возможно, будут критиковать, а вообще-то критиковать ваше поколение есть за что. Увы, вы в этом не виноваты, нашлись такие деятели которые хотят, чтобы и Россияне жили по законам джунглей – Запада. Подумайте на досуге, а нам это нужно? А вот наше поколение и поколение ранее родившееся критиковать никак нельзя, так как им досталось пройти суровую жизнь, о которой я описал ранее. Мы не хотим ничего сказать плохого о простых трудящихся, но ещё раз повторюсь, молодёжь ломает забота, как можно обогатиться за короткий срок. Да ещё и реклама навязывает молодёжи мысли о том, как можно обогатиться за счёт других. А основная задача стоит – разделить наше общество. Критиковать рвачей из вашего поколения и будущего поколения будут, обязательно будут. Везде должен быть предел, и заходить за него никому не дозволено.
Насчёт рассуждений моего внука. Он даёт точную характеристику нашей жизни и жизни своих товарищей. Никаких советов он не даёт никому, он просто живёт в той стране, где родился, и ни на что не посягает. А о нас говорит в прошедшем времени, и он прав, он не видит смысла во многом, за что мы боролись столько лет. Он уже не мальчик, ему 33 года. После окончания 9 классов поступил в кадетское училище, бывшее лётное училище, которое окончил Ю. А. Гагарин, но, увы, это оказалась не его стезя. Позже поступил на вечернее отделение Московского филиала менеджеров. Потом решил пойти служить в Армию, но по состоянию здоровья в последний момент был освобождён от службы. Решил самостоятельно выучиться на водителя, получил права. Сел за баранку, и вот уже несколько лет накручивает километры дорог по земле. Да, он выбрал рабочую профессию, и верен ей. Он не только водитель, он разбирается в своей машине, хорошо освоил интернет. Теперь не я ему, а он мне даёт информацию, где что, и как проходит жизнь в нашей стране и за рубежом, и в основном о жизни молодёжи. Другие его школьные товарищи выбрали сами себе дорогу. Двое получили высшее образование, но достойной работы по специальности не нашли. Другие не имеют ни образования, ни специальности, и надеются только на родителей, бабушек или дедушек. Про политику и управление он ответил открыто мне. "Дед, ты служил вдали от Родины, работал всю жизнь: рабочим, механиком, руководил большими организациями, и мы видим, чего ты достиг, добился. Да, ты всю свою трудовую жизнь 46 лет пытался облегчить труд сельчанам. Да, ты многое сделал для сельчан, газифицировал огромный посёлок Светлый, птицефабрику, асфальтировал дороги в посёлке, построил жильё для рабочих. Этого до твоего прихода директором на птицефабрику "Большевик" никем не было сделано. А в итоге что? То, что мы видим – здорово подорвал своё здоровье. Послали наши руководители страны таких, как ты, трудяг, куда подальше, и концы в воду. Вот ты гордишься званием "Заслуженный работник сельского хозяйства". И что этот статус даёт, мы в курсе: доплачивают к пенсии 900 рублей. "Огромная" помощь, нечего сказать, но в сравнении с оплатой таких "Заслуженных", как артисты, певцы, юристы и другие деятели получают доплаты в 70 и более тысяч рублей. Удивительная постановка вопроса, не выплачивать надбавки законно заслуженным, а выплачивать тем, которые этого не заслуживают. Во власти знают об этом, но, как говорит наш президент, делить не будем, и не делят. Вот и берёт нас смех: вы кормите и поите тех заслуженных. вы не досыпаете, когда идет посевная, а потом уборочная кампания и вспашка паров, решаете вопросы с кормами для кур-несушек, реализацией продукции, и при этом всегда выплачивали своевременно рабочим зарплату. Конечно, таких проблем у юристов, артистов, эстрадных певцов нет, они живут и играют в тепле, едят хлеб и мясо, пьют вкусное пиво, вино и все другие продукты, и им до лампочки, кто и где всё это создал. Что будет с нами дальше, я не знаю. Работа у меня есть. Пока колёса крутятся, мы живём, кормим семью. А вот кто там мутит воду в нашем правительстве, мне по барабану". Это ответы, Михаил, тебе, да и тем читателям, которые будут читать мои ответы, всем к размышлению.
Сегодня серьёзно заговорили о выделении земли под сады-огороды горожанам, и пытаются назвать эти в основном уродливые постройки "дачами", даже берут за них налог. Странно, конечно. Да, наши огороды мало похожи на место отдыха трудящихся, это довольно серьёзное испытание как физическое, так и моральное. За каждый кустик, посаженный своими руками, нужно бороться, так как он очень нежен и прихотлив. Но это серьёзное подспорье – выращенные на огороде, ягода, овощи, фрукты, картофель и многое другое. Население нашей страны сегодня не надеется на неопытных молодых фермеров, а вот шустрые деловые посредники, те работают на все 100%. Работают они с привозными из-за границы продуктами, но это и возмущает покупателей. На всех прилавках в изобилии разные овощи и фрукты, это откуда завезли? Израиль, Турция, Иран. И сразу возмущение: своя картошка лежит и преет, помидоры, огурцы и другие сельхозпродукты ждёт такая же участь. Ответ понятен, чужую берём – она дешёвая, а какого качества, их это не волнует. А своя местная пусть лежит и ждёт, когда посредники смилуются и дадут нашей продукции дорогу на рынок. Фермерам ясно, что цены падают, когда товар на грани порчи, но они знают, что наша власть им никак не поможет. Работают слова мэра Москвы Лужкова Ю. М.: "В России сельское хозяйство – чёрная дыра, а Запад нам поможет". Да сам-то он обокрал всю Москву и скрылся с нашим богатством, да ещё во времена своего правления получил высшую награду, орден Александра Невского.


Как писалась книга

Тема довольно серьёзная, всё не одним махом писалась. Далась она мне нелегко, но не в том, что мне нужно было долго над чем-то думать, а просто не хотелось случайно обидеть кого-то. Мои соратники, в книге они действующие лица, сегодня в преклонном возрасте, и некоторые события не хотелось бы озвучивать в книге. Писать или нет? Это меня серьёзно тормозило.
Всё писал вручную, простой ручкой в школьную тетрадь. Первая книга "Мои воспоминания" – про детство, школьные годы, юношество и служба в Армии. Всё, написанное в тетради, было как черновики, правки были, но в основном были только вставки, которые припоминались по ходу работы над книгой, и это неизбежно. Я должен подчеркнуть, что в моих книгах каждое событие переходит из одного эпизода в другой, а иногда случается и повторение. Но это проходит как действие, изложенное с другой точки зрения или с новым смыслом. по-другому писать историю никак нельзя, иначе всё изложенное получится однобоко и неверно, что неправильно.
Потом через какое-то время я написал про старшее поколение, да и вообще про всех наших сельчан. Это был для меня сложный и трудный момент. На воспоминание разных эпизодов ушло довольно много времени. Я эту книгу хотел написать для своих родных и меня никто не гнал, не подстёгивал и это для меня важно. Даже моя жена считала, что это всё моё воображение и моя прихоть, но поддерживала меня. А дети и мои внуки долгое время не знали, что я пишу для них историю о своей жизни, о семье и многих своих родных и близких.
За последние годы я получил много книг, их написали бывшие однополчане и новые знакомые по кубинской теме, дочь Люда снабжает меня книгами и информацией. Мне пришлось на долгое время отвлечься от писанины, так как мне хотелось все прочитать, узнать новых авторов, чьи книги оказались в моих руках. Я иногда не садился писать по нескольку месяцев, но в голове уже крутились мысли, постепенно накапливались, вспоминались и другие эпизоды. Содержащиеся в голове мысли – они как продолжение моей жизни, а она была действительно насыщена событиями, и воспоминания просились наружу. Когда я был готов, то садился за стол и часами, а зачастую до двух-трёх часов ночи писал. Многие эпизоды, которые приходили мне на память ночью, я спешил зафиксировать на бумаге, для чего приходилось подниматься с постели кратко записать, а потом днём подрабатывать и включать в текст. Вообще-то все основные вспоминания, описанные в моей книге, написаны довольно в короткий срок, эта работа проходила вручную школьной ручкой. Было затрачено на эти записи 45 ученических тетрадей. Всё же это были черновики, они были сырыми, и там ещё нужно было что-то править. Мне ничего не надо было выдумывать, фантазировать, искать действующих лиц. Все факты, разные эпизоды по жизни – они вот как на ладони, их только нужно правильно разместить по полочкам. И действующие лица мне не нужно было выдумывать, они шли рядом со мной по жизни. Пришлось освоить компьютер, особых сложностей в работе на нём я не увидел. Если не считать того, что процесс печатания, конечно, проходил довольно медленно. Но я уже писал раньше, что меня никто не гнал, и я работал спокойно.
Хотелось бы вот о чём с тобой поговорить. Ты спрашиваешь, что побудило меня описать довольно острую тему о моём сложном трудовом пути. Отвечаю, во-первых Михаил, хотелось спросить тебя, ты что вообще не заметил "главного "когда читал мою книгу, а ведь там в каждом эпизоде дана подсказка. Возможно, эта подсказка и подтолкнула меня к действию!
Книга ещё не до конца была написана, а я дал ей название "Насилие. Унижение. Зависть." Первая часть книги про жизнь старшего поколения конца XIX века и поколения начала XX века. Революция 1905 года, война 1914-1918 года, революция 1917 года, коллективизация – образование колхозов в аграрном секторе в 20-30-е годы, и самое страшное – это Великая Отечественная война 1941-1945 годов. И всюду просматривается для трудящихся насилие, унижение, зависть. Это насилие и сегодня очень огорчает народ России, особенно подрастающую молодёжь. И это с каждым годом проявляется всё ярче, круче, очевиднее, всё это продолжается и до сих пор. И мы видим это сегодня открыто в телепередачах. Вспоминаю, когда при случайном недалёком правителе СССР Горбачёве М. С., в годы борьбы с пьянством только в Оренбургской области пострадало много молодых руководителей. Все они были перспективными специалистами, и могли бы занять достойные места в правительстве нашего региона и выше, но были уволены по наветам отдельных, очень "сознательных", но очень завистливых малоопытных специалистов. Было время анонимок, были разборки и унижения на партбюро, а потом многие потерялись в нашей большой стране. В годы словоблудия молодого правителя Горбачёва М. С. и его предательства интересов страны потом оказались критическими для всего высшего руководства страны. И в конце карьеры самоуверенного правителя его окружение привело к развалу нашей многострадальной огромной страны СССР. Но дело-то сделано, народ уже в который раз оказался на обочине столбовой дороги.
Интересно будет для тебя, Михаил, но я лично испытал насилие от своего родителя. Там была объективная причина, кому-то нужно было помогать семье, и вот меня, 9-летнего, отдали в подпаски, пасти индивидуальный скот. Меня будили в 4 часа утра, и я шёл по селу со слезами на глазах, сгонял скот в гурт и гнал в поле. За эту работу по обоюдному договору пастух не брал с моего отца в конце сезона картошку или зерно, и я оказывал посильную помощь семье. И такое насилие испытали и мои товарищи. Их также отдавали пастухам в подпаски: мой друг Алексей Незнамов и мой двоюродный брат Михаил Мозалёв. У этих ребят отцы погибли на фронте. После службы в армии Михаил остался на сверхсрочную службу, и на пенсию ушёл полковником. Шатенка Василий, у него не вернулся отец с фронта, позже закончил десять классов, поступил в лётное училище, стал по жизни первоклассным лётчиком. Гусев Алексей, мой закадычный друг, у него отец вернулся контуженным, раненым с фронта – дядя Феоктист был мастер по пошиву обуви, но семья большая, и сыну пришлось также испытать детский труд, пасти стадо коров со слезами на глазах. Всё это происходило с нами не в один год, а в разные годы.
Другой пример. По окончании семилетней школы в июне 1955 году я подал заявление в правление колхоза, и был принят колхозником в штат с 1 сентября 1955 года. На следующий год 1 апреля 1956 года меня определили пасти отару овец, мне тогда только что исполнилось 15 лет. Это было сделано без моего согласия. И вот об этом насилии помнится мне до сих пор. Я помню, как мама со слезами будила меня, я ещё ребёнок отталкиваю её, плачу и кричу что я не пойду пасти скот. В своих книгах я описал много эпизодов из моей детской жизни. Самое интересное, что при начислении мне пенсии 4 месяца работы в 1955 году и 3 месяца в 1956-м не включили мне в трудовой стаж. Конечно, это спорный вопрос, но где-то в пенсионном управлении было установлено, что начислять пенсии рабочим в сельском хозяйствах только, когда рабочему исполнится 16 лет. Случайно узнал в 2018 году, что можно подать иск к пенсионному фонду, что я и сделал. В суде мне объяснили, что иск мой удовлетворён, что стаж теперь у меня не 44 года и 10 месяцев, а 45,5 лет, но это случилось спустя 15 лет после начисления пенсии, и возмещать мне моральный и материальный ущерб никто не собирается. Да, ещё мне сказали, что я мог подать иск намного раньше, и решение было бы в мою пользу. Спрашиваю, где я мог узнать, что можно было подать иск. Конечно, в ответ получил только незлую улыбку от судьи. Скажите, получил я удовлетворение после всего того, конечно нет. Так, где же она, наша справедливость? И вот уже свежий пример, испытала насилие и моя младшая дочь Людмила, она окончила серьёзный институт им. Менделеева, у неё уже просматривалась перспективная карьера, но бандитские разборки, делёж территорий в городах, выкинули, выставили молодого специалиста за ворота, и жизнь у неё сразу пошла наперекосяк. И что оказалось: шестилетняя кропотливая учёба пошла, как говорят в народе, коту под хвост. Тогда многих специалистов постигла такая же участь. Травма и сегодня сидит у них в сердце, почему и за что. В моей книге поставлены и другие серьёзные вопросы, но также на них ответа никогда не получим. Нет иска – нет проблем.
Вот и другой невыдуманный прецедент: отправка нас, солдат, насильно в трюмах, тайно в гражданской одежде, без документов на остров Куба. Да, если бы служить, а получилось всё наоборот – вроде, везут нас туда с нашего согласия, по своей воле "рубить там сахарный тростник и заниматься любовью с кубинскими девушкам". И как вы думаете, это просто игра в кошки-мышки? Нет, Михаил, это опять насилие сильных над слабыми, это и есть вседозволенность: одним игра, а другим потеря здоровья. Ладно, о Кубе будет написана отдельная статья.
А драматические моменты уже на гражданке, связанные с местом моей работы! Разве я один такой, это что, как всё это понимать? Это насилие и унижение, другого слова не подберёшь, оно и не нужно, всё реально на виду. Эти действия прочувствовал каждый не только тогда, когда их наберётся очень солидное количество, а кто хоть один раз испытал всё это на своей шкуре, и я им не завидую.
Конечно, сложно вспоминать и особенно писать, но видимо, такова жизнь. И далеко не всегда мы делаем её всей страной лучше, а находится и кто-то умнее нас, нахальнее и завистливее. Взгляды на жизнь у них, может, и покажутся довольно примитивными, но они всё устраивают целенаправленно, и только на обогащение своего кармана и своих близких. И вот главное, никто из них не боится, что им когда-то придётся отвечать, на что я надеюсь. Говорят друзья, выбрось ты всю эту чепуху из головы и доживай спокойно. Но ты уже понял меня, Михаил, я не из тех ребят, которые знают и молчат, а наоборот, знаю и не молчу, и ломаю себе и другим головы, но в этом-то и заключается смысл моей жизни на земле, дать для размышления будущего поколения хоть крупицу правды, о чём я сегодня и пишу.
С названием книги я потом передумал, решил назвать "След из прожитой жизни". А прямо накануне сдачи книги в печать всей семьёй было принято совместное решение: книгу мою назвать "Свет из прожитой жизни".


Жизненный экзамен

Михаил, ты пишешь, что сделал вывод, что я очень энергичный человек! Ничего удивительного здесь нет. Я родился в селе и до призыва в Армию в 1960 году рос, учился, потом работал в колхозе на разных работах, и полтора года работал шофёром. Как говорят у нас в селе, набирался опыта жизни в кругу старшего поколения. Там тогда поколения были разные, кто-то пожил и при царе-батюшке, и вот при новой власти, которая ещё только что зарождалось. Смутное было время, и народ делился своими мыслями, а что будет завтра. После службы в Армии я 3 года работал шофёром в своём селе, в колхозе им. Ворошилова. Женился, в феврале 1965 года родилась дочь Света, в мае 1965 года похоронил там, в селе Бараково, свою маму. Ей тогда исполнилось всего 66 лет. В 1966 году переехал жить в город Новотроицк, потом в город Гай в восточном Оренбуржье. Жили нормально, зарплату, пусть небольшую, но получали два раза в месяц, аванс и основная зарплата, жили в хороших в городских квартирах, зимой тепло, вода круглый год в кране. Сельчане и горожане радовались, что у них есть своё жильё, народ был доволен. В 1985 году, так сложилось, переводом я снова вернулся в село, стал работать директором племенного хозяйства птицефабрики "Большевик", в посёлке Светлый Сакмарского района, где проработал 15 лет и в 2001 году вышел на пенсию по возрасту. Вот уже 19 лет нигде не работаю, так немного по дому тружусь, как говорят в народе, доживаю. Вот такой мой послужной список по жизни в городе и на селе.
В принципе, я простой деревенский человек, как говорят, приземлённый, самобытный, деревенский сын крестьян-колхозников, и для меня это не унижение, а наоборот, гордость! Мой отец Дмитрий Филиппович – участник ВОВ, колхозник, 1899 года рождения, ушёл из жизни в 1954 году. Мать Ирина Филипповна, колхозница, 1899 года рождения, ушла из жизни в 1965 году. Старший брат Георгий (с 1918 года рождения), участник ВОВ. учитель, ушёл из жизни в 1980 году. Сёстры Анна и Мария работали простыми рабочими на военном 47-м заводе в г. Оренбурге, сегодня их нет с нами. Сестра Надежда медработник. Брат Иван (с 1938 г.р.), инженер-конструктор, умер в 1998 году. На этом заканчиваю давать информацию о своих родственниках. Я думаю, этого предостаточно, если это кому-то интересно. В общем-то, на любителя старины, если такой любитель найдётся. Надеюсь, что с возрастом другое поколение будет читать книги, любителей не уменьшится, и я уверен в этом. Уважение к написанной истории вечно, она отвечает на многие вопросы, которые были просто позабыты.


Молчать и забыть

А теперь о главной теме, которая интересует вас, и которая очень интересовала когда-то нас, служивших на о. Куба. Во-первых, эта тема меня когда-то сильно затронула, можно сказать задела за живое, так как я ещё тогда очень многое помнил, и всяческими способами искал сослуживцев из своего региона, Оренбургской области. Когда я их нашёл, это было небольшое количество солдат, которые отозвались на мой призыв. Странно другое, отзываются кубинцы и до сих пор, но что-то сказать или выйти на личный контакт многие не хотят. Вот свежий пример. 5 декабря 2020 года, звонит мне мой товарищ Владимир Буянов и говорит: "Алексей Дмитриевич, я лежу в районной больнице и рядом со мной лежит мужчина, который рассказал мне, что он служил на о. Куба в 1962 году". Я прерываю его и прошу дать трубку кубинцу. И что ты думаешь? Тот не берёт трубку! Я прошу Владимира, чтобы тот уговорил. С трудом, но кубинец взял трубку и говорит мне: "Что ты хочешь? Я ничего тебе не скажу! Да, я служил там, был на Кубе и находился рядом с командой Фиделя Кастро. Извини, нам запретили давать любую информацию". Я говорю, что засекреченность с нас снята ещё в 1999 году, прошу его встретиться, ведь нам есть, что вспомнить. Рассказываю, что я также, как и он, служил на Кубе в 1962-1963 году, а сейчас живу почти рядом с ним в посёлке Светлый. Он, не дослушав мою просьбу, бросил трубку. Потом я разговаривал с другом Владимиром, тот сказал мне, что после нашего разговора он замкнулся и больше не разговаривал в палате ни с кем. Вот это что? Да то, что солдаты-кубинцы потеряли всякую надежду: на все их вопросы ответы были странные, лживые были ответы нашей верхушки власти, и всем они надоели.
Вот это и будет ясный ответ на твой, Михаил, вопрос, почему на все запросы очень мало отозвалось солдат. Да и как вы пишете, общество страны серьёзно не обратило внимание на твой запрос. Да я уловил вашу неутешительную мысль, как вы пишете, общество ещё не созрело. Странное слово, даже удивительное – "не созрело". Думаю, только наоборот: давно перезрело и перегорело от бессилия что-то изменить в данной трагической истории. И я сразу отвечаю вам, потому что сознательно не было в нашей стране никакой информации о Кубинском кризисе. Общество было изолировано на 25 лет от Кубинского кризиса, а потом размазали ещё на все 50 лет с гаком. Да и вы вот накинули ещё 20 лет, а там мало кто вспомнит, кто и чем когда-то занимался. А про близких, родных моих друзей-товарищей я даже не хочу и говорить, они даже никогда и не были в курсе тех событий, которые были на огненной Кубе. Вот так и получилось, что потом многих просто похоронили. Вы пишите про какое-то "общество" в нашей стране, оно для меня далёкое и непонятное. Это наше общество, далёкие наши друзья и совсем, совсем не так всё поняли или понимают, да и сказать им нечего, многие вообще услышали, видимо, впервые от Вас, что когда-то был Карибский кризис. Я на них не обижаюсь. Я пытаюсь достучаться, насколько это возможно, и я также не виню вас, так как вы, как и они, далеки от тех событий. Прошло очень много лет, и мы уже не те, и память начинает тормозить.
В конце 2019 года наш президент выступал с посланием к народу. Как и во все эти годы, ему было передано много вопросов. И вот среди выступающих дали слово Дагестанской делегации, которая задала вопрос, что в 1999 году они защищали от бандитов-экстремистов гражданское население, и было много раненых и убитых. "В то время Вы, Владимир Владимирович, были у нас в районе и обещали нам оказать помощь". Президент приподнялся и ответил: "Да, я помню, в то время я был премьером, и был в Дагестане". Вся наша страна знала о тех событиях и была на стороне независимого народа, но так пишут и вещают только СМИ, а народ возмущался, опять будут везти гробы наших ребят солдат. И дней через пять, ведущая новостей по Первому каналу озвучила, что президент подписал Указ о включении в закон "О ветеранах" гражданского населения Дагестанской Республики. А ведь прошло с того времени более 20 лет. Ничего общество Дагестана не решало, а был только приказ президента к своему окружению. Всё по уму, и вопрос закрыт. Дагестанский народ наконец-то победил, его услышали, повторюсь, а прошло уже 20 лет. Возможно, многих защитников уже и нет в живых. А живые, возможно, уже и не рады тому закону, но у нас так: поиграем, возможно, забудут о тех событиях. Всё упирается не в кровавые события, что принесли столько горя родным и близким, а в деньги, их в казне лишних никогда не бывает. Там, как всегда, хорошо подметает братва олигархов. Здесь не учитываются потери убитыми, ранеными, а главное – как можно больше вывести денег из банков. Вот это наглядно видим, это моральное унижение тех защитников.
И опять обращусь назад. Показал своим сослуживцам газету "Аргументы и факты" №11 (89) 1995 года, которую мне переслала моя дочь. Там пишут, что те солдаты-кубинцы, которые живут в Москве, признаны, и получают определённый набор льгот. Да, мы все, как наивные дети верили, что произошла ошибка, что скоро и нас вспомнят, но оказалось, как мы потом узнали, это было не ошибкой, а была сознательно намеренная, сплошная ложь. Время бежало быстро, но каких-то действий, подвижек насчет наших солдат, офицеров кубинцев не увидели. В 2013 году в парламенте многие здравые депутаты проголосовали за предложение включить участников Карибского кризиса в закон "О ветеранах". Тогда большинству участников кубинских событий было уже за 70 лет, они давно уже были пенсионерами. Но даже в таком солидном возрасте они оказались просто наивными и поверили, что парламент наш – парламент от народа, да и президент не будет против. Президент обязан был подписать данное обращение, одобренное всеобщим голосованием депутатами в парламенте. Мы надеялись, что будет поправка в законе, звонили друг другу, поздравляли, что наконец выдадут нам удостоверение и знак отличия воина-интернационалиста. Но случилось непоправимое, и уже оказалось, не в первый раз. Президент данное обращение не подписал. Просто показал свою ухмылку, мол, дело было давно и не стоит оно большого внимания. Его окружение в который раз оказалась верно себе, и президент не пошёл против воли своего окружения. Окружение у него действительно "ответственное", никто никогда не служил в Армии и не держал оружие. А вот каким оружием они добились той сильной власти, им рассказывать не велено, добились своего – вот давайте и поддерживайте высшую власть, вам будет хорошо, да и нам с вами рулить страной проще. Это не слова, приказ свыше. Аргумент веский: казна пуста, и найти деньги на оставшихся 1500 солдат кубинцев-фронтовиков в бюджете не заложено. Но, насколько мне известно, в парламенте вообще не вёлся разговор о выплате каких-то пособий. Разговор был только о том, чтобы включить кубинцев в закон о "Ветеранах", без льгот. Наши ребята были давно к этому готовы, надеюсь и другие также, не нужны нам льготы, а нужна справедливость, что мы не изгои в нашей стране. Но увы, в общем-то, кто вы такие, кто задаёт вопросы не по существу? Не положено, Указа должного не будет, это я сказал. Президент в который раз показал нам, кто в доме хозяин, что хочу, то и ворочу. Президент не подумал, а у нас подросли дети, внуки, а сколько родни. Парням уже подоспело время идти служить в Армию. Они прекрасно знают от нас, какая власть сегодня, и в Армию – как раньше мы – не торопятся, а пытаются любым способом уйти от призыва. Они знают, как высшая власть прокатила их дедов, которые до сих пор изгои в стране. Родина наша, Родина, ты многое видела плохого и, конечно, хорошего, но увы! Сегодня слово Родина у власти только слово, а сказать что-то путное о том, что солдаты будут жить достойно, они сказать не могут, у них нет в лексиконе таких слов. И не надейтесь, солдаты, они больше ничего не могут сказать.
А вот, друзья-читатели, и новый ответ созрел. Многие жители нашей страны ещё не знали тогда, да и сегодня большое количество людей не знают, а что это такое "Карибский кризис", какой ценой досталась та стабильность в положении противоборствующих стран СССР и США, и кто они эти защитники Родины в России. Удивительно, но это факт, какой ценой защитники солдаты-кубинцы дали много лет спокойной жизни тем, кто жил в 70-е, и тем, кто живёт сегодня. Многие из окружения президента наверняка никогда не служили в Армии, и они нагло издеваются над оставшимися ещё в живых воинами-кубинцами. Вот достоверный пример: 18 октября 2002 года проходила конференция, посвящённая 40-летию стратегической операции "Анадырь". Там выступал народный артист СССР Лановой В. С.: "Уважаемые участники конференции! Сегодня, как никогда, хочется вспомнить о подвиге, который совершили наши защитники Родины, воины-кубинцы. Тогда, как и сейчас, остро стоял вопрос о возможном начале третьей мировой войны, и они сделали всё, что было в их силах, чтобы предотвратить войну и подарить нам мир и жизнь". И это не просто слова, а заповедь для народа России и всего мира. Это, мои читатели, он сказал 18 лет назад. Если сделать перерасчёт, то с 1962 года прошло 40 лет, и вот всё это время мы жили довольно спокойно, и Лановой В. С. с гордостью с трибуны говорил именно о тех солдатах и офицерах, кто, рискуя своей жизнью, дал спокойно жить всему миру. Видимо, он был не в курсе, что все те солдаты, о которых он рассказал с трибуны, уже давно являются изгоями в своей стране. Напрашивается вопрос, как так можно издеваться над теми, кто спас нашу Родину? Уже давно пришло то время, когда нашей власти нужно открыть глаза населению России о секретной операции "Анадырь".
Да, действительно, что написано пером, не вырубишь и топором. По-человечески жаль тех тружеников "патриотов" руководителей, а вообще-то нет, нисколько не жаль, а вот за жизнь наших Россиян обидно. А те "патриоты", которые сидят во власти, которые как бы чуть ли не в поте лица ратуют за Родину, а на самом деле создают только видимость и напускают туман на население нашей Страны, находят разные аргументы, лишь бы отвлечь внимание народа от тех реальных событий, что на самом деле происходит в нашей многонациональной стране.
И вот после всего случившегося практически, извините меня, Михаил и мои читатели, мы данную тему сегодня молча похоронили, или, выражаясь вашими словами, "закрыли" в 2013 году. Если честно, мои сослуживцы после всего случившегося стали просто меня как бы избегать, и я остался в одиночестве. Пытаюсь поговорить с ними по телефону, дать какую-то информацию, но они меня посылают куда подальше. Твердят одно, и я в принципе с ними согласен, что надо забыть всю эту мышиную возню и доживать спокойно. Конечно, нужно бы забыть, но я этого никак не могу сделать. Не могу поверить нашей власти, что они такие упрямые, недальновидные и незрячие, и не видят, что происходит вокруг наших оголённых неохраняемых близких и дальних границах. Придумали, как им кажется, оказать помощь населению, стали служить в армии не три, не два, а всего один год. А в итоге что получилось? Всё сократили, закрыли многие военные институты и сегодня даже малое число молодых солдат некому стало учить. Приходят из армии молодые солдаты и не понимают, зачем их туда призывали. Вот и выдумала наша власть, как увеличить число защитников нашей Родины и нашла их. После развала в 1992 году в России оказалось огромное число безработных, вот и решили вместо солдат задействовать контрактников из тех безработных. В итоге получила наша страна солдат-наёмников, пример взят из дружеской, примерной для нас Европы. Как вы думаете, мы это натворили, то есть население России? Тогда кто? Поверьте, никто не знает, даже наш президент. А что – в очередной раз лопухнулись. Понятно, что контрактник – это наёмный работник. Он, если идёт в атаку, сперва подумает, а это ему нужно? Да, всем нужны деньги, но рисковать, продавать свою душу за деньги, это убивать своих сородичей, любому страшно. Вот с такой армией мы и пришли отбивать наши западные границы. Результаты наших побед мы уже видим, и они довольно плачевные. Погибают необученные контрактники и молодые солдаты, а власть одно твердит – на войне, как на войне – солдаты и мирное население погибают. Очень жаль, что гибнут наши люди, и самое странное, ведь они не знают, кого защищают, и где наша Родина. И другое: идут на бойню за деньги, для них родина далека, им одно – как можно быстрее получить обещанные деньги, чтобы закрыть долги, выплатить кредиты и многое другое. И это ужасно, об этом нужно не писать, а брать рупор и трубить тревогу по всей стране.
Память, она сохранила ещё очень многое, и выплеснуть из памяти, все события собрать в единую цепочку, я пока никак не могу. Все они и сегодня будто со мною рядом, мои сослуживцы: рядовые, старшие офицеры. Правда, имена и фамилии многих стёрлись. А вот что-то несправедливое, какой-то жуткий страх, как призрак, постоянно и сейчас стоит перед глазами, особенно вечерами перед сном, как когда-то на Кубе. Что мы могли тогда сделать, когда бы началась не ловля контрабандистов на территории и морских окраин Кубы, а настоящая война с огромной силой вооружённых до зубов американцев? Отвечу кратко словами нашего командующего малым контингентом воинов солдат на о. Куба Плиева И. А.: "Мы, солдаты и все офицеры отстреливались бы до последнего патрона, до последней ракеты. И никто из наших советских солдат не посмел бы сдаться в плен, знали, что это последняя в короткой нашей жизни война, и это была бы наша война". Тем, кто сегодня находится у власти, и другие вездесущие элементы, которые не были там с нами, никогда не понять нас, чудом оставшихся живыми в той не начавшейся и вообще не нужной нам, бывшим солдатам-кубинцам, войны. Война, она никому никогда не нужна, но отстаивать свои права в своей стране для наших потомков мы обязаны.


Очевидцы о кубинских событиях

Так как же всё-таки было, или как запомнилось нам то время? Вернее, нужно ли вспоминать о тех годах, о тех неспокойных днях и ночей? Да, это была очень опасная игра между двумя странами. Быть или не быть жизни на нашей зелёной планете? И всё же очень многое ещё можно вспомнить, чем жили тогда там солдаты и офицеры и что происходило на о. Куба. Главное, что мы по воле наших вождей попали в ловушку: придя на Кубу, никто ни при каком раскладе не смог бы с острова уйти. И кому-то это было выгодно, но вот кому – здесь и находится секрет! Рядом с нами действительно решительные и мужественные кубинские военнослужащие и ополчение из гражданского населения. От мала до велика они были верны своей Родине. Вся Куба была настороже, и постоянно вся территория моря и океана, а также все дороги контролировались. Мы были, конечно, в восторге, как настроено всё население Кубы. А что вооружённые солдаты из СССР оказались с ними рядом.
Вот у меня в руках книга писателя, участника и очевидца тех событий Владимира Шадрунова "На волнах холодной войны и Карибского кризиса". Он пишет: "Куба за короткий промежуток времени превратилась в настоящий фронтовой лагерь. Навстречу нашей машине постоянно двигались танки, тягачи и орудия. Шли регулярные кубинские воинские части и отряды добровольцев. Мосты и важные стратегические объекты были взяты под усиленную охрану, везде на въездах и выездах из населённых пунктов и городов были установлены контрольно-пропускные пункты. Советские автомашины останавливали днём и проверяли, а в вечернее время и ночью освещали фонариком сидящих в автомашине. Когда видели своих сопровождающих с нами, кубинские часовые кричали, "Амиго, советико!" и показывали, что можно ехать дальше".
Книгу "Куба – любовь моя!" написал Шабрин В. В., оренбуржец, который несколько лет работал в Советском посольстве на Кубе. В свою книгу он включил некоторые эпизоды моей службы на Кубе и дал этому разделу название "Воспоминания фронтового шофёра". Название отражает, что так и было. А в книге "Белые пятна Карибского кризиса" автор пишет о моём опыте "Как это было, или дорогами Кубы". Здесь с названием – просто дорогами Кубы – я не согласен, так как я уже раньше писал, да и другой автор, полковник Шадрунов В. тому свидетель, что водили мы автомашины с августа 1962-го по ноябрь 1963 года по самым настоящим военным, фронтовым дорогам Кубы.
Наш штаб дивизии постоянно поддерживал связь с комендатурой кубинских военных в городах Камагуэй, Ольгин, Сантьяго-де-Куба, Санта-Клара, Гавана и многими другими малыми гарнизонами. Все донесения перевозились только на автомашинах и только в сопровождении военных кубинских солдат. Мы знали, что сопровождающие ребята-кубинцы в случае каких-то проблем по дороге мало чем могли помочь, но они были как проводники. Скажите, а какие и кому нужны доказательства опасности нашей службы, и вообще – они нужны сегодня? Правда, возможно кому-то из бывших обиженных кадровых офицеров уж очень хочется увидеть и пощупать своими чистенькими руками тех, кто когда-то был с ними на одних позициях, но после возвращения с Кубы словно исчез. Жаль тех людишек, кто, может быть, всего и добились в своей служебной карьере, но и они никогда ничего в событиях на Кубе не поймут и не дадут подрастающему поколению достоверной информации.
Сколько прошло времени, даже не верится… Уже более 55 лет. До 1995 года ещё было много очевидцев, но никто не смел, а возможно, и не хотел раскрывать никакой информации, так как был якобы какой-то секрет. А нам, простым солдатам, до сих пор это непонятно, о каком таком секрете идёт речь, да и вообще многое нам непонятно: были мы на Кубе или это всё нам приснилось во сне. Одни "писатели" убеждают нас, что мы, вроде бы, были там и служили, как в райском уголке нашей планеты. Другие пишут – вроде, и не были, а, возможно, там просто проходили мирные учения, да и транспортировка личного состава как проверка на выносливость. И нет никакой правдивой информации из главных архивов. Кстати, как ни странно, все наши личные дела находятся почему-то по разным московским архивам, а вот почему, нам-то всё понятно. Так кому они нужны сегодня, когда прошло более 50 лет? Кто ими захочет заниматься, копаться в грязном белье? Лучше, когда концы в воду, всего-то дел. А писатели что, они собирают осколки разбитой посуды, а ясной конкретики у них нет и не будет, и тому есть довольно серьёзное подтверждение. Без политики, Михаил, вы и мы сегодня никуда! Не сядем за стол, не сходим в общественную баню. А ты, как писатель, для истории – хочешь ты или нет – уже историк, политик и пропагандист.
Всё по порядку. Я прожил долгую насыщенную жизнь и подметил, что слово "правда" трактуют по-разному. Одни твердят, что настоящая только его правда, другой глаголит, что настоящая именно его правда, и так далее. Но я осознанно слово "правда" разделил по понятиям. Мне больше внушает доверия правда, если человек сам что-то видел и слышал своими ушами на месте совершаемых действий. Он очевидец. Услышанное от первых – вот это понятно, а услышанное от вторых лиц, которые рассказывают о действиях третьих лиц, – это уже не настоящая правда, а полуправда. И знаете, этим успешно пользуются везде и всюду. Дальше, если разговор идёт от третьих или от четвёртых лиц – то это уже неправда или, как говорят в народе, да я вот услышала что-то, это уже тряпочный телефон. И вот что интересно, люди верят этим "неопровержимым" тряпичным слухам.
Другое, Михаил, для тебя. Я не делю и никогда не делил людей на хороших и плохих. Это детей дошкольного возраста называют: если кто-то обидел кого-то, говорят "плохой мальчик", или хвалят: "Вот ты молодец, хороший мальчик"! Но мы играем во взрослую игру. Допустим, я смотрю и определяю поступки и говорю тому или другому: "Слушай, ты – я вижу-мужик порядочный. Или, наоборот, говорю: "Вы непорядочные, ребята". И вот такие, возможно обидные, слова мне приходилось говорить рабочим, которые приходили устраиваться на работу на птицефабрику. Приходит довольно молодой человек, и не с одной трудовой книжкой, а приносит две и даже три. И там в трудовой одни увольнения, приёмы, переводы, а в основном увольнения за прогулы или по собственному желанию. Обращаюсь к своему заведующему отделом кадров, мол, зачем это всё пишут? Всего-то нужно указать в трудовой книжке два пункта: порядочный, а в другой графе непорядочный, и это было бы лицо рабочего. А руководители могли бы поступать по-своему: брать или не брать такого на работу.
Я всё это пишу лишь потому, чтобы тебе получше узнать, с кем ты имеешь дело. Вот ты как-то особенно возвышенно пишешь: "Я считаю, что каждый вправе иметь свою точку зрения по любому вопросу, должен думать самостоятельно, не зашорено". Скажи, а кто против? Но здесь ты не дописал, что эти люди, к которым мы обращались, должны были понять, что наши просьбы очень важные, жизненные. Дальше пойдёт разговор о депутате Госдумы Савицкой С. Е. К ней обращался Дмитриев А. А., обращался он от имени всех воинов-кубинцев. Просил встречи, предлагал поговорить по телефону или другим видам связи, дать информацию по важным вопросам. Но на всё ответ был "Нет". Нам было это необходимо. Да, сейчас Дмитриев А. А., да и другие ребята, словно живут в другой стране, не в нашей бывшей советской стране, которую они, совсем молодые ребята, защищали. В той нашей общей стране Советов не делились на русских и нерусских. Тогда ведь на самом деле к депутату обратились и мы, более 40 тысяч теперь уже пожилых людей, тех солдат, которые защитили нашу Родину в нужное время. Выполнить просьбу для неё было совсем необременительно. Но увы, видите ли, у неё оказалось на это своё мнение. Не смешите нас, друзья-заседатели! Они, депутаты, публичные, общественные люди, всегда на виду, и давать ответы они обязаны. Но вот какие ответы – это уже на их совести. И мы возмущены её отказом. Но эти мои взгляды не совпадают с Вашими, Вы очень далеки от наших взглядов на действительность. Можете принимать их или нет – дело ваше. Мне кажется, я дал вам солидную и обширную информацию, и ответил на многие вас интересующие вас вопросы.


Даты и события, выход из тени секретности

А сейчас продолжим разговор в другой плоскости. Проведём хронологический отсчет времени и приведём достоверные факты. Как мы отнеслись к тому, когда узнали о многом не из уст прессы, а из книг наших сослуживцев, о солдатах, которые служили на о. Куба 1962-1963-64 годы.
Нас на остров Куба завезли во второй половине 1962 года. Практически весь ограниченный контингент советских войск был вывезен с острова Куба в конце 1964 года. Знаете, встречи многие годы с однополчанами, всегда разговор проходил дружеский, и даже намёка на то, что что-то произойдёт через несколько лет, ни у кого даже и в помыслах не было. Тогда мы все были молодыми людьми, обзаводились семьями, учились и, конечно, работали в наслаждении, каждый находил работу по душе. О службе на Кубе мы говорили мало, да и вообще всегда помнили, о чём нас предупреждали в военкомате, больше вспоминали о том, как служили у себя на родине в Астрахани и в городе-герое Сталинграде-Волгограде. Жизнь проходила спокойно, радовались, никаких проблем у нас не было.
Начало спектакля: вдруг моя дочь Людмила, которая живёт в г. Москве, привозит мне в конце декабря 1995 года газету "Аргументы и факты" № 11(89) 1995 г. В газете статья о кубинских событиях и их участниках. Через 30 лет после войны было рассказано о кубинских событиях и об их участниках. Михаил! Вдумайтесь, прошло 30 лет! Москвичи-кубинцы добились признания того, что участники кубинских событий являются воинами-интернационалистами. Про то мы вообще понятия никакого не имели. Написано, что они имеют законные льготы на городском уровне. Вот тогда я и мой друг однополчанин Володя Мерзликин обзвонили многих своих однополчан и рассказали о статье, которая была написана в газете "Аргументы и факты". Вопрос, а почему только москвичам льготы, может произошла какая-то ошибка?
Михаил, ты задаёшь мне вопрос, неужели я знаю всех кубинцев, которые живут в Москве. Отвечаю, что знаю очень мало кого, а в своей книге на стр. 354, да и в ответе на вашу книгу, написал не свои слова, а слова нашего начальника политотдела дивизии полковника Данилевича Г. Р., когда мы встречались с ним в 2011 году. Я не думаю, что он имел ввиду рядовых солдат, он высказал слова бывших своих подчинённых офицеров, а он их всех знает и постоянно поддерживает с ними связь, проводит с ними встречи. Григорий Романович удивительно порядочен, грамотно строил дружеские отношения и с офицерами, и со многими простыми солдатами как на о. Куба, да и здесь, на гражданке. Потом будут ко мне и другие вопросы, но я отвечу, что полковнику Данилевичу Г. Р. я полностью доверяю и верю в достоверность всего, что он мне рассказывал.
А вот дальше хороший вопрос, вопрос в том: им-то, москвичам, что теперь до нас, казалось бы? Они – признанные воины-интернационалисты, их признало общество в Москве и Московской области. И они создают свою юридическую общественную организацию, получают льготы, им нужно что-то другое, и они работают над этим. Мы не в обиде на них, но, а всё-таки зачем кому-то там, в верхах, потребовалась такая травля. Всё спихнули на мэра г. Москвы Лужкова Ю. М. Когда мы узнали про те действия в г. Москве, то подготовили письмо на имя нашего тогдашнего губернатора Чернышёва А. А., приложили и решение мэра Лужкова Ю. М. Ответ на мой адрес поступил такой: губернатор не может подписать такой указ в связи с тем, что будет неравное отношение к другим солдатам, служившим за границей. После ухода Чернышёва А. А. был избран губернатором Оренбургской области Берг Ю. А. На наше письмо был получен аналогичный ответ. Письма и ответы на них мною сохранены. Интересно, почему только Лужкову Ю. М. позволил президент подписать распоряжение, у нас что, двойной стандарт законов? Вот это, Михаил, и остаётся загадкой. Ответ простой: нет закона. А если он есть, то только для сильных и приближённых к власти людей.
А вот мы, солдаты из разных регионов, были забыты нашим областным руководством, а ведь они отправляли нас служить Родине. Они от нас открестились, как от малых детей, а могли бы встать грудью. В то время руководили нашими регионами наши ровесники, и многие из тех, кто тогда был у нас во власти, отлично знали – кто и когда служил за рубежом, где исполняли интернациональный долг наши советские солдаты. Перечитайте на стр. 356 в моей книге "Свет из прожитой жизни", что происходило с передачей нашего отечественного вооружения кубинским малограмотным и неподготовленным военным спецам. Стр. 357 – внимательно прочитайте разговор между генералом Воронковым Г. А. и генералом Стаценко И. Д., у которого в дивизии стояли на боевом посту ракеты с ядерными боеголовками класса "Земля-земля" Р-12 и Р-14. Они были уверены и считали, что американцы не приступят к боевым действиям. Так как те знали, что у них под носом к боевым действиям готовы стратегические ядерные ракеты. И это не шутка, а конкретный ответ, если США посягнёт на Кубинское государство. Вот ответ на Ваше замечание, то есть Вы не разделяете мою точку зрения о том, что Советский Союз не должен был выводить с Кубы ядерные ракеты. Да, а что политикам тогда можно было сказать, они утверждают, что правильно поступили члены ЦК партии, что дали команду убрать ракетное вооружение с Кубы, иначе началась бы война. А вот наши старшие военные, которые там были, утверждали, что наше руководство поторопилось давать такую непродуманную команду. И в принципе, мы сегодня ощущаем тот поспешный приказ Верховного Главнокомандующего. Поспешность и промах в данном случае очевиден, но наши правители постоянно чем-то жертвуют, и американцы это давно поняли, поэтому постоянно придумывают какие-то санкции, теперь уже против Российской Федерации. Да, у американцев до того, как сбили их самолёт-разведчик, были серьёзные намерения напасть на Кубу. Сбитый самолёт спутал все их карты, когда они уже точно знали, что сбили их самолёт У-2 российской ракетой, это изменило их намерения. Для США этот факт уже стал очевиден, что под носом находятся стратегическое вооружение, и ракеты могут в считанные секунды уйти в сторону территории США. Для них это был настоящий шок: как для президента и военных, так и особенно для населения близлежащих городов полуострова Флорида. Наш командующий Плиев И. А. ждал из Москвы поддержки, но там, вверху, взяли отступную, начали рядиться, и в конечном итоге во многом "просчитались", и всё произошло не в нашу пользу. Практика показывает, что всё должно быть, особенно в военных кабинетах, рассчитано до мелочей и правильно продумано. И не на один день, а вперёд. И не на год, а на десяток лет, а возможно и более. Михаил, извини меня, но мы живём по старинке. Странно, конечно, что решают вопросы не опытные знающие специалисты, а сидячие, неповоротливые и неуправляемые воротилы, и делают всё по принципу "русский авось", борются за карьеру и боятся потерять своё место. Мы постоянно кого-то боимся, чтобы кого-то случайно не обидели, кому-то вовремя не помогли и т. п. и т. д. Я уже где-то писал и опять напишу, это не мои личные взгляды и выводы, а моих старших командиров, которые находились тогда на Кубе. Тех, кто получил боевое крещение в Великой Отечественной войне в боях с немцами. Они знали, на что идут, подвергая опасности свою жизнь и своих подчинённых офицеров и солдат. Они видели, что верхушка Америки "просела", и что с вывозом ракет нужно было нам повременить, потянуть, как в России говорят, кота за хвост, времени тогда у нас было предостаточно. А мы вывезли ракеты позорно быстро и позволили американцам даже пересчитать, сколько вывезли ядерных ракет и боеголовок с Кубы в конце 1962 – начале 1963 года. И сразу напрашивается вопрос: ГДЕ ОН, ТОТ СЕКРЕТ? Что именно засекретили, можно понять? Только одно – засекретили только личный состав, который не смогли и не успели пересчитать, как скот на ферме. А сами американцы в то время продолжали вести провокационные военные действия против Кубинского государства, и практически против нас все 1963-64 годы. Разными уловками засылали своих наёмников, чтобы любой ценой свалить лидера Кубинского государства Фиделя Кастро, да и нас пощипать. У нас уже свыклись с мыслью, что виноваты только военные, а не верхушка у власти. В то время у руля нашей Родины стояли, как нам казалось, заслуженные, обожжённые войной люди. Но мы просчитались, и просто по наивности были обмануты той властью, которая быстро поняла, что на Карибском кризисе можно сделать хороший шажок в сторону продвижения вверх. А потом они быстро научились готовить ловкие отписки, что они, и только они были и будут всегда правы. Но ведь народ России долго не знал о той грандиозной стратегической операции "Анадырь", возможно, тогда ещё можно было поправить ошибочное решение правящей верхушки нашего государства. Написать о той неправде, о чём говорят сегодня, как бы крадучись, журналисты, идеологи, политики. Они не хотят и сейчас, хотя сколько прошло лет, написать правду. Написать так, как было, конечно, изучив всё досконально, не пропуская даже мелких проблем офицеров и солдат. Но они не хотят, но вопрос к политологам, ведь это ваш хлеб, от вас зависит, какую вы дадите информацию для жителей нашей Родины. Но вы молчите почему? Что, нет желания, нет возможности? Нет, здесь что-то другое, боятся верхушку власти, видимо, так. А если в принципе они, "власть", они что? Живут в другом измерении или они вечны? Ответ простой – зачем ворошить прошлое, себе будет дороже. Эта операция очень знаковая для воспитания молодёжи. Но правду закопали до лучших времён. Посмотрите вокруг: молодёжь гибнет, а родители, да и вся Россия толком не знает, что происходит на тех войнах. Что мы находим, что теряем, и ради чего, есть ли хоть какой-то резон, или это просто прихоть вождей. Такие обожжённые войной военные, как генералы Воронков Г. А. и Стаценко И. Д., да и многие другие, после кубинских событий были засекречены, закрыты от народа. Они испытали на себе всю тяжесть несправедливости перед солдатами-кубинцами, им не дали возможности добиться справедливости от руководящей верхушки, они также оказались заложниками ситуации, и ушли в мир иной довольно ещё молодыми. Но и таких, в данной ситуации очень многие незаслуженно, как и рядовые солдаты, забыты. Я в своей книге "Свет из прожитой жизни" на стр. 358-361 написал о начале наших испытаний. Беспокойные дни и ночи, мешанина в голове, которая остаётся у многих солдат, прошедших по фронтовым дорогам, и до сих пор.
Во многих регионах бывшие солдаты-кубинцы, как и мы, не смогли достучаться до местного руководства. Ответ был грубый: нет ваших имён в Постановлении о награждении Почётной грамотой, нет знака отличия воина-интернационалиста, значит вы самозванцы. Если нет того или другого, какой может быть разговор о льготах. Вот видите, в какой стране мы живём! А мы сегодня усердно ратуем за какие-то поправки к закону, голосуем, шуму по стране, как на большой ярмарке. А кончился базар, и всё затихло. Но воспоминания остаются. И вот тогда-то, в 1995 году, вроде и закрутилось колесо у нас, но результаты были нулевые. Администрация области даёт нам от ворот поворот: нет приказа, нет постановления, и разговора нет. Ставят нам в пример руководство солдат-афганцев и других стран, где были и где сейчас находятся солдаты, выполняющие воинскую повинность. Мол, афганцы добились своего на высшем уровне. Вот только чего они добились? 2-3 тысячи рублей к зарплате, а потеря здоровья в горных климатических условиях, на нервах все месяцы пребывания там, постоянные вооруженные стычки с бандитами, это всё уже не в счёт. Если по совести смотреть, после того, как было убито 13 тысяч молодых солдат, да вдобавок покалеченных более полмиллиона, то нам не нужно ничего добиваться. Наше руководство обязано поддерживать, оберегать, не делить солдат, кто были в холодных или горячих точках. Наши солдаты-кубинцы стояли насмерть, и это наша победа, которой добились малой кровью. Наше руководство до сих пор не соизволило создать государственную комиссию, которая обязана проехать по всей Кубе и собрать все кресты на кубинских могилах, где похоронены наши солдаты и офицеры. Первое, комиссии обязательно необходимо переговорить с сельскими крестьянами, они могут много о чём рассказать и поведать, так как они тогда жили в тех прифронтовых местах, и уж точно покажут, где кто лежит в могилах. Расскажут, кого перевезли на Мемориальное кладбище под Гаваной, а кого нет. Всё дело в том, что Кубинское руководство тогда по своей инициативе собрали везде, где были временно похоронены наши погибшие солдаты, и 23 февраля 1978 года похоронили их в окрестностях Гаваны в Мемориальном комплексе. Там тогда были похоронены 68 солдат, эта цифра до сих пор и числится во всех книгах. Но очевидцы уверяют, что эта цифра неточная, а архивные данные по количеству погибших русских солдат на Кубе, которые просят назвать кубинцы-солдаты, засекречены. Генеральный штаб эти правдивые цифры до сих пор отказывается озвучивать. Это ещё в своё время фельдмаршал Суворов А. В. сказал: "Война закончена лишь тогда, когда похоронен последний солдат.". Мы, кубинские солдаты, относимся ко всем солдатам всегда с уважением. И к тем, кто служил и служит сегодня за границей, да и к тем, кто служит в России. А к военнослужащим и солдатам, нашим внукам, которые также, как и мы, служат сегодня вдали от Родины, отношение власти должны быть пожизненно особенным. Они ежедневно находятся под прицелом злостных врагов нашей Родины. Думаю, все вопросы тут отпадают сами по себе.
А годы бегут, и я опять возвращаюсь и с опаской оглядываюсь назад, вдруг не успею читателям передать всю информацию. Вот опять господин случай. Случайно узнаю, но уже в 1910 году, что наш оренбургский "кубинец", генерал-майор Челюскин Г. Г. также служил на о. Куба в звании ст. лейтенанта. Что интересно – служил он в нашей дивизии. Там, видимо, наши дорожки и на КП, и при штабе неоднократно пересекались. Сейчас он уже в звании генерал-майора, живёт в г. Москве. Генерал-майор Челюскин Г. Г. совместно с товарищами офицерами, которые служили когда-то на о. Куба, написали книгу о событиях Карибского кризиса. Одну книгу он подарил своей сестре. Я чисто случайно узнал об этой книге. Я попросил дать книгу почитать, так она временно оказалась у меня в руках. Читал книгу и удивлялся написанному, как же так, многое там было для меня новое и непонятное. Там на глаза мне попался телефон моего бывшего начальника политотдела дивизии полковника Данилевича Г. Р. Созвонились с ним, и я в июне 2011 года специально приехал в Москву на встречу с Данилевичем Г. Р. и Челюскиным Г. Г., наши встречи описаны в моей книге "Как это было", стр. 132-135.
А вот теперь, уважаемый Михаил, обозначим хронологию: начало событий 1962 г засекретили, до 1995-го прошло 33 года. Потом 1995-2011 годы, это плюс 16 лет. В придачу до 2019 года ещё 8 лет. Подведём итог, сколько же прошло времени? Страшно подумать – 57 лет! Да, это очень большой срок давности, но особенно ещё свежи и не затёрты – это 1962-1995 годы, когда наша засекреченность закончилась. Солдаты даже не думали и не подозревали, что такое может случиться. Но многие офицеры знали о том подвохе. Но они же все под присягой и спокойно отнеслись к той секретности. А вот нам так жёстко и сказали в военкоматах, мол, ребята, держите язык за зубами и никому не говорите, что вы служили на о. Куба, целее будете. Вот и держали, а вот какой толк из того вышел, расскажу в других эпизодах. Сами себе накинули удавку, а другие жировали за счёт нас. Может, всё-таки боялись, а вдруг после срока секретности правда вылезет наружу? Да, правда и вылезла, но вот тогда вышестоящие из правительства и Генштаба решили опередить тех замордованных военных кубинцев, которые всё время жили надеждой, что наконец-то правда должна выйти наружу. Да, дождались, но ужаснулись: все пишут о тех событиях и как будто перед кем-то оправдываются. А другие просто врут ради красного словца. Вот это нас, кубинцев, долгие годы возмущает, да и тревожит неизвестность.
Вот теперь крепко подумайте, дорогие мои товарищи и читатели, кто из тех солдат, которым уже за 70 лет, может на 100% помнить правду? Правду, которую всем писателям так хочется написать. Да, многие пишут про кубинский конфликт усердно и даже снимают короткометражные фильмы. А что там показывают? Один негатив, и им кажется, что они нашли её, правду, в 1991 году. Нам-то, бывшим солдатам, хочется услышать другое. Почему всё так произошло уже у нас в России, зная правду и истину, почему-то нас засекретили? И главное, никто из высокопоставленных чинов Генштаба, кто тогда был на Кубе и которые потом вращались в кругу и около, строя карьеру в Генштабе и во власти, до сих пор так и не дали нам ответа по существу. Тогда зачем писать книги, зачем морочить головы тем солдатам и обществу, которое как Вы пишите, Михаил, ещё не созрело? Многие, конечно, сознательно нажили на этом богатый авторитет, а вообще-то получился замкнутый круг. Значит, о нашем пребывании на о. Куба сознательно забыли? И опять вопрос – почему? Ведь если засекретили, значит, в том была какая-то необходимость? А мы уверены, что никакого секрета после сбитого нами американского самолёта ракетой ЗРК С-75 “Десна” на высоте 21 километр от земли там уже не было, так как американцы сразу поняли, что это за оружие. А в высоких коридорах нашей власти решили так "шуточно" засекретить нас на 25 лет, да и шутя забыли о том секрете. Очень странно, очень.
И опять Михаил, это не мои слова, а полковника Данилевича Г. Р. Он прослужил в Армии СССР более 60 лет, я лично видел его удостоверение офицера. Он мне тогда сказал: "Извини, Алексей, от книги "Анадырь" мы получили одни неприятности, я ведь участвовал в редактировании данной книги". Я уже писал где-то, что пишут красиво, а отдачи никакой. Вот два друга, и один жалуется другому: "Били меня друг, били!" Другой отвечает ему, мол, ну и что, что тебя били? А битый друг отвечает: "Да так-то ничего, но ведь очень больно". Вот так и у нас, многие пишут-пишут, а где результат? С 1992 года уже прошло 30 лет, а из Генерального штаба тогда даже пальцем никто не пошевелил. Ведь тогда шла война в Афганистане и других странах. Непонятно, не верю, должен ведь кто-то засомневаться – что мы делаем? Не успели вылезти из авантюрной войны на Кубе и в друг опять лезем в какое-то дерьмо. Страшно писать, особенно очевидцу. Мне жаль не руководство, а жаль тех молодых необстрелянных солдат, которых насильно подставляют под пули. И опять вопрос: за какую Родину они там погибают?
Копают писатели, где секретного ничего уже давно нет. Они знают про то, но всё равно копают и ищут, и надеются, что кто-то вспомнит об их труде эдак так лет через 50-100. Только висит наивный вопрос, а кому она, правда, тогда будет нужна? Да, вспоминают и даже дают интервью сегодня бывшие кубинцы, но немногие, да и немногое рассказывают, уже давно всё у них перегорело в душе. Они порой рассказывают сегодня о той далёкой службе далеко от правды. А "правда" у каждого своя.
Сегодня у меня разговора, как раньше, не получается даже со своими однополчанами. Им надоело читать книги на кубинскую тему, которые я им не просто даю, а силком навязываю читать. По сути, вроде все "за", а потом все забывают и спускают всё на тормозах: солдаты уже престарелые, мол, всё проглотят. Они все и всё прекрасно понимают, что наши правители и рядом работающие чиновники советниками не заинтересованы в той правде, даже убеждают писателей, что на Кубе это было плановое учение, и никакой опасности там не было. Те 70 солдат, что там похоронены, они по своей, мол, глупости там погибли, нарушили правила техники безопасности. Да, действительно, возможно, с некоторыми так и было. Правда, никто не напишет, вследствие чего другие были смертельно отравлены просроченной едой или не выдержали климатических условий или психологических нагрузок. Так лучше погибнуть дома в России, чем там, на чужбине. Что побудило некоторых к самоубийству? А там на Кубе на самом деле обстановка была довольно тревожная и опасная. Ребята молодые, заняться по-настоящему чем-то, что могло пригодиться по жизни, практически возможностей не было. А ежедневные реальные эпизоды, близкие к боевым действиям были, и они были на грани войны. У многих солдат психика была расшатана на пределе возможного, каждый день на нервах. Пусть представят люди ту обстановку. Ежедневно практически все солдаты стояли в наряде днём и ночью на охране своих позиций, а вокруг одна неизвестность. Постоянно в ожидании чего-то страшного, вот некоторые солдаты и срывались. Ещё беда была в том, что денег у солдат не было и ушлые прощелыги из местных привозили дешёвый суррогат, вот им-то некоторые и травились. Вы думаете, мы, шофера, служившие при штабе дивизии были в лучшем положении? Отвечу, как отрублю: мысли порой бывали разные, да и мы редко, но иногда баловались, но пили только чистый спирт. Лично я, да и мои друзья, больше всего боялись, как бы не попасть в лапы бандитов. Ведь мы, шофера, постоянно были в дороге, и в этих случаях, как никто постоянно могли быть на прицеле у бандитов.
Пребывание частей и подразделений на Кубе сопровождалось постоянными вооружёнными столкновениями с внутренними бандами, контрабандистами и отдельными группами высадившегося десанта США. Всё происходило по детскому сценарию: начинают малую войну бандформирования "контры" и наёмники из США. Потом объявляют Республике Куба военную блокаду, а это же и есть объявление войны. То есть тогда Куба находилась в состоянии войны с США. А мы, русские, опять в заложниках, а как по-другому можно расценивать данную обстановку? Что мы должны сидеть и посапывать в тряпочку? Нет, и ещё раз нет, мы всегда были рядом с военными и гражданскими подразделениями, ополченцами Кубы. И нарушение той грани могло привести к самому страшному, это верная дорога к мировой ядерной войне. А что говорят сегодня, не разобравшись в глубине того, что происходило на самом деле, в чём и была страшна сама суть операции? Нагло обвинили тогда в 1964 году главу государства Хрущёва Н. С. те главные его "помощники", которые в большей степени были сами виноваты и замешаны в противозаконных действиях. Заодно обвинили и наших доблестных старших офицеров, участников ВОВ, самое странное и нас, молодых солдат в придачу, основной костяк той стратегической операции. Дали нам тогда по 25 лет "строгача", засекретили, и главное, бирка "непризнанные" так и висит на нас до сих пор. А в принципе-то, Михаил, сегодня вообще кому-то это нужно? Нам, оставшимся в живых, это уже ни к чему. Детям и внукам, да они многие и не знают про своих отцов и дедов, что это они сохранили им мир и дали светлую, долгую жизнь без войны. А вот какой ценой, наше правительство до сих пор держит это в секрете, и кому он нужен сегодня, тот секрет. Казалось бы наоборот, как он нужен, необходим там, в сегодняшних окопах, воюющим, как мы, фанатам. Это ведь не реклама, а реальная помощь военным. Читали бы брошюры, правдивые гордые, смелые. Смотрите, как тогда в 1962 году ребята, как и вы, уехали к чёрту на кулички защищать нашу Родину. И там малой кровью защитили не только нашу Родину, но и весь наш цветущий мир Земли-матушки от термоядерной войны. То правительство СССР никак не могло врубиться, как мы, солдаты, в адских условиях всё выдержали. Переход в трюмах грузовых кораблей, за 15-20 суток прошли 12 тысяч километров. Питались просроченными, плесневыми консервами, зачастую ели суп, в котором были черви. Куда денешься, больше есть было нечего, вот ели тот суп и не бастовали. Посуду мыли в протекающем рядом с нашим жильём грязном ручейке. Привозная безвкусная тёплая вода, невыносимая жара, тучи москитов не давали хорошо выспаться, и был постоянный гул пролетавших низко над нами американских самолётов. И как ни странно, вернулись, правда не все, домой живыми, но однозначно многие с подорванной психикой и массой болячек. А здесь, на родине, никто нас не ждал. Наверное, надеялись, что мы все погибнем там – если не на войне, так от различных болячек и нашего просроченного некачественного питания. Вот тогда и получилось у правительства заморочка, что теперь им делать с вернувшимися защитниками Родины. И решили данный вопрос диким способом, а давайте мы их изолируем от общества, дадим им 25 лет секретности, всё равно о них пока никто не знает, где они были и сослались на секретные ядерные ракеты, о которых давно уже знала вся Америка. Секрета практически никакого уже не было. И решал это не Хрущёв Н. С., а давали ему советы его "друзья" фронтовики Брежнев Л. И., Подгорный Н. В. и другие, которые были в окружении Хрущёва, и которые не хотели Хрущёва видеть вождём и делали ему разные пакости, ставили подножки. Вот другой пример, незаконно засекретила одна власть СССР солдат-кубинцев, а отвечали на запросы уже другие и ссылались на Указ, который подписал Хрущёв, вот с него и спрос, а мы тут вроде и не при чём. А решение вынесли именно "дикое и непродуманное", дали нам "свободу" молчать! Засекретили сначала на 25 лет, а я раньше уже писал. Видимо, они надеялись, что мало кто что сможет вспомнить через прошедшие 25 лет, но для большей уверенности, чтобы не вспомнили, накинули потом ещё срок. Спрятали все секретные документы по различным архивам в Московской области. Сколько прошло лет, а секретные документы до сих пор никто не может найти, сплошное враньё правительства, тянут волынку, а время-то для нас уже убежало, а нас осталось так мало, время быстро проходит, даже кажется нам, что пролетает.
Вот автор книги "Карибский кризис глазами рядового солдата" Данил Макаркин, город Саранск, 2012 год. В послесловии пишет он. "Прошло 25 лет после нашей спец.командировки. В то время для нас термин "Анадырь" не существовал. Он был строго засекречен, и мы не знали такого термина. Рядовые и сержанты демобилизованы и отправлены домой. Офицерский состав прибыл к местам своей прежней службы в полной уверенности, что их ожидают, встретят с почётом и определят на соответствующие должности. Но нет, не тут-то было. Правительство, высшие круги отдали на откуп чиновникам оценку достигнутых результатов в операции "Анадырь". Власть во главе с Н. С. Хрущёвым тогда, да и последующие руководители страны, явно недооценили величие операции "Анадырь" и не воздали должное его участникам. Военные бюрократы–чиновники, кадровики, заботились, как всегда, о себе и о своих ставленниках. А высшему командованию ВС СССР не свойственно заботиться о справедливости и судьбах тех, кто непосредственно служит в войсках, им не дают на это право сверху, они надеются, что гражданская партия правительства разберётся и сделает правильные выводы, но увы кому-то повезёт, а кому-то нет. Вот и мы попали в такой лабиринт: нас будто там не было, нет в армии той дивизии, которая была на Кубе, и проблем нет, и точка". А ведь Армия – не просто безымянное слово, за этим словом стоят тысячи человеческих жизней. В этом источнике и есть причина всех несправедливостей и мерзостей в нашем обществе, каким бы оно не значилось: самодержавным, буржуазным, капиталистическим, социалистическим или Российской Федерацией. Государством и всеми процессами, происходящими в его системе, включая Вооружённые Силы, правит чиновник. А сегодня он всесилен, как никогда ранее. Раньше говорили, что и один в поле воин, а вот сегодня уже точно можно сказать, что один в поле не воин и один – это руководитель страны.
Как преодолеть чиновника? Каким образом избавиться от его всемогущества? Неужели невозможно? Возможно, если гарант Конституции лично займётся этой проблемой. У него должно накопиться столько злости, что он должен, он обязан сказать себе, хватит терпеть такую структуру власти, пришло время сказать твёрдое слово "фас", и направить свои элитные подразделения которые ещё в его власти, я имею ввиду государственную структуру вверенной ему власти, не выполните мои установки, катитесь все на все четыре стороны к чёртовой матери, хватит издеваться над нашим очень мирным и послушным народом России.
Читатель, когда прочитает эти строки, скажет – и что здесь нового? Мы и раньше уже читали в твоих книгах о "непогрешимых чиновниках". Да, мы не общались с авторами данных книг, но посмотрите, а сколько схожих у нас с ними мыслей. Понятно одно: капля камень точит. Вот этим мы живём и ждём, а вдруг вместо капли ручеёк побежит. В книге Макаркин Д. цитирует статьи полковника Данилевича Г. Р. и полковника Гончарова Н. Н., и я делаю сравнения, что мы, солдаты, написали и что они. Да, написаны статьи правдиво, но написаны они как-то уж очень мягко, закрыто и без злости. Конечно, офицеров понять можно, они также живут в смутное время, но они как бы по-прежнему ответственны за нас, а вот разрубить тот порочный узел даже им, старшим офицерам, не по зубам. Мы видели ещё там, на о. Куба бессилие, какое-то смятение у наших генералов и старших офицеров. Есть знание, есть практика, а вот разрубить неуклюжий узел высшей нашей власти они не могут. Мы понимаем их, ведь без них мы не солдаты, а наёмные "труженики сельского хозяйства", случайно заблудившиеся и попавшие на воюющую Кубу, и там мы были просто никто. Вот это и поражает нас, заблудших. А вообще-то странно; спасли свою Родину, спасли весь земной мир от термоядерной войны, и мы никто? Власть, да побойтесь вы Бога, о чём вы думаете? Вот если бы там мы потеряли тысяч несколько солдат, вот тогда бы о нас вспомнили. А так похоронили всего-то 80 солдат, о чём может идти разговор? Правда была на стороне наших командиров, но и они не всесильны хоть как-то переубедить чиновников и правящую сегодня власть.
Михаил, вот такие чудеса творили над нами, и творят до сих пор. Поэтому многие из населения нашей страны, к которым ты обращаешься, и я наверняка уверен, что ты делаешь поспешные выводы, так как они до сих пор не знают про то, что когда-то был незаконно засекреченный Карибский кризис. Посмотри, сколько времени прошло с того стратегического Кубинского кризиса. Нашему правительству, бывшему и тем, которые приходили позже, и те, кто сейчас находится у руля, почему-то нравится держать нас, солдат-кубинцев, да и других солдат, которые служили за кордоном, на поводке. Да ещё и глаголить на всю страну и весь мир, что это было какое-то далёкое прошлое, ценностей каких-то для нашей страны никогда и сейчас не составляет. А наше поколение думает, какие ещё наивные у нас наши власть предержащие. Я сейчас перечитываю многие книги про Кубу и удивляюсь тем писателям. Так зачем же так опускаться, всё не так, всё не эдак, вот поэтому я даю правдивый мирный отпор. Ребята, остановитесь! И это не ваша вина, что вы опоздали с описанием тех трагических событий. Разве вам непонятно, что вы тогда могли бы достойно написать о тех событиях сразу же после того, как закончился Карибский кризис. Там было всё прозрачно, и население России знало бы достоверно, как мы малой силой, малой кровью остановили, избежали угрозу термоядерной войны. И знали бы, что там, на о. Куба, находятся наши военные подразделения, которые будут всегда контролировать военные силы США. Но, увы, никто этот призыв не услышал. А случайно выбранный президент Ельцин по наивности сказал своим ещё неоперившимся окруженцам, а возможно с глубокого похмелья, что американцы не враги нам, а добрые соседи. Нужно убрать с Кубы всё вооружение и личный состав, что и было сделано безропотно ещё молодым президентом Путиным. Убрали и получили страшный урок! Волки – они и есть волки, они только временно прикрывают пасть. Вскоре же США явили нам много проблем, от которых мы и сегодня, как говорят, усердно чешемся. Предъявляют нам то одно, то другое, и главное – уже смело подключают наших соседей в Европе, чтобы и те находили необоснованные претензии и угрозы нам. И беда русского мужика в том, что он наделён каким-то природным даром всё время лишь словами показывать свою правоту. Доказываем, где надо и не надо, с пеной у рта, до хрипоты, чуть ли не со слезами, а в конечном итоге это приводит к печальному результату: если оправдываются, значит в чём-то виноваты. Вот этим всё и сказано. А России нужно ответить всем странам, а в первую очередь Западу и далёкой Америке не шёпотом, а открыто, как ножом отрезать: "закройте свою пасть и заткните свои длинные уши". Зарубите на носу, кто мы, и кто вы, дворняжки из подворотни. Мы надеемся, что сказанное отрезвит надолго наших наивных партнёров и оппонентов наших. Да, а оправдываться нам вообще неприлично. Мы никому ничего не должны, и точка.
Если сможете, попробуйте опровергнуть мои соображения, была бы тогда война или нет! Когда мы были на Кубе и каждую минуту ждали нападения мощной группы контрас, фактически война тогда уже была американцами объявлена государству Куба. Наши старшие командиры сразу увидели, что Америка после сбитого самолёта разведчика У-2 "Локхид" нашей ракетой не могла осознать, как военные силы Кубы могли сбить самолёт на высоте 21 км. Фидель Кастро открыто объявил, что военными силами Кубы был сбит самолёт США, да потом ещё был сбит и военный самолёт Ф-104. Тогда вся Америка была в шоковом состоянии. Были тогда в штабе ЦРУ боевые ястребы, которые умели и знали, как легко безнаказанно бомбить мирные города и сёла в других странах, они настаивали, требовали от президента решения начать бомбить Кубинское государство. Мы благодарны тому, что президент Джон Кеннеди оказался в то время мудрым и решительным политиком, не отдал смертельного приказа о начале войны. Америка тогда, может быть, впервые осознала, что может быть с их страной и всем человечеством, когда на Кубе находится советское ядерное оружие. Однозначно Америка вся в то время сдулась, наша внешняя разведка докладывала правительству, что в США царит паника, с полуострова Флорида население бежит в глубь страны, в стране полный хаос.
Наши военные командиры, прошедшие горнило войны, находясь на о. Куба, надеялись на достойное решение нашего правительства в этой благоприятной для нас ситуации, но вместо этого получили приказ обратного действия. Срочно демонтировать всё стратегическое вооружение и погрузить на грузовые корабли, а также всех военнослужащих отправить назад в Россию. Для нас это был жёсткий шок. Так близка была заслуженная мировая победа, но она оказалась на корню загублена нашими недальновидными вождями и политиками. Ни в коем случае в то время нельзя нам было уходить с о. Куба! Нам нельзя было идти на такие слабые компромиссы со стороны Америки. Америка, если где и воевала, то всегда вдали от своих берегов, а на этот раз здесь, под носом, у них стоял арсенал ядерного вооружения из России. Но мы профукали этот дар от бога, и вот сегодня мы пожинаем то, что заслужили. А могло быть совсем по-другому, и сегодня население России жило бы без санкций, жило бы в достатке, и главное – не боялись за завтрашний день старшего поколения, а также нашего будущего поколения детей и внуков, и ещё малых правнуков.
Я тут повторяюсь, но у нашей группы собеседников-пенсионеров уже укоренилась одна поговорка: "Знаешь что, Алексей? Пошёл ты куда подальше, одна говорильня в этих книгах, одна наивная ложь даже у тех, кто там служил. Про других родственников, знакомых вообще не стоит говорить. Нас нет, мы изгои в стране. А как меньше трёпа, меньше вспоминаешь. Меньше знаешь – спокойней спишь". Теперь и осталось нас всего-то в Оренбуржье три кубинца, но в наших разговорах мы не можем обойти тему, кто мы сегодня?


Сегодняшние заботы и думы

Сейчас у меня много времени, чтобы думать, изучать, записывать свои соображения, но проблемы со здоровьем: глаза быстро устают. Начинаешь работать, переписывая воспоминания, набегают слёзы, начинает болеть голова. И время для нас неумолимо бежит. Проходит так быстро! Вот кажется, Михаил, что вчера ты написал мне ответ, а прошли уже годы. Вот такова канва жизни.
Ещё раз просматриваю книги на кубинскую тему, многое перечитываю по нескольку раз. Хочу понять, а что писатель хочет выразить, какую ответственность несёт он, нужно ли это читателю. Делаю анализ, сравнение, и иногда становится неловко за писателей. Я верю книгам, вроде всё так и было, но меня больше всего смущает, что никакого вывода серьёзного нет, так витиевато отмахнулись в конце, и ладно. Мол, мы же вас вспомнили. Даже не нас, а грозное стратегическое оружие. Да, вспомнили, нас это даже оскорбляет, оружие вспомнили, а вот людей они забыли вспомнить. Вот такие чудеса: где Родина и где на этой Родине мы, смертники. Сейчас только и слышишь на всех каналах: "Они защищают Родину, Россию"! Да, защищают ценой своей жизни чьи-то преступные интересы высшей власти. И вот это меня очень удивляет! И вот ещё что: многие авторы пишут, что служба на Кубе проходила довольно спокойно. Другие идут ещё дальше, и находят таких солдат, которые служили как в раю, но на самом деле это маловероятно, или таких очень мало. Некоторые офицеры могут даже говорить, что служба у нас на Кубе была "райская", и не стоит нас приравнивать к воинам–интернационалистам. Якобы не заслужили мы, чтобы нас включили в закон "О ветеранах". Другие авторы пишут, берут специально подобранные интервью у солдат или офицеров, что там, на Кубе, было всё спокойно, не было убитых, а если и были, то это по вине их самих. Да я и не буду возражать. Возможно, и были такие случаи. Но это всё-таки происходило не дома в России, а вдали, у чёрта на куличках, как потом мне говорили наши сельчане. Мы были там на службе, и все тяготы перенесли ради нашей Родины.
А вот о том, что всё там было на грани взрыва, какое волнение действительно было в частях, в среде офицеров и вольнонаёмных, почему-то авторы книг об этом не пишут. Видимо, не слышали о том, или не знали. Возможно, сознательно умалчивают: видите ли, эти события недостойно писать в книгах, мол, зачем ворошить прошлое. А почему же недостойно, почему ворошить? Это были и очень существенные и серьёзные проблемы для командиров, но решать те проблемы командиры и не могли. Должны были решать другие службы, службы Генштаба. Чтобы вдруг это не вошло в армейскую практику: кормить солдат и офицеров просроченными продуктами, не организовать на кораблях запас пресной воды, не обеспечить должного наличия медицинских средств, когда направляют людей в дальние страны для защиты нашей страны. И не прикрывать свои просчёты описанием разных проблем. Например, неожиданные действия и немыслимые расстояния.
Возможно, никто не рассказывал им в интервью такие эпизоды, или сознательно те и другие замалчивают. И другое: никто из авторов не пишет, что тогда заставило наше правительство удвоить зарплату офицерам и вольнонаёмным служащим, заключить договора с Внешторгом. Что это просто так, всё стихийно произошло, так, мол, наше уважаемое правительство решило. Увы, ребята, нет. И вот почему. Нельзя оставлять начатое дело незаконченным. Вовремя одумались там в Кремле, и пошла наша власть как бы на уступки военнослужащим на о. Куба. Да, потом подготовили указ, что все желающие офицеры и вольнонаёмные, которые останутся служить на о. Куба, будут получать двойную зарплату, смогут получить дефицитные товары по сниженным ценам на 50% по возвращении домой. И что вы думаете, власть и это припишет себе. Это была тогда как бы их инициатива заинтересовать офицеров, но это всё не так! И вот написана книга "Как это было".
Начну вот с чего: служба там была совсем не рай. Многие офицеры, а это были в основном молодые ребята, где-то года на три-четыре старше нас. Прослужившие недолго в России, они, также как и мы, были обманным путём передислоцированы на остров Куба. Многие офицеры приехали вместе с жёнами. И сразу, как вы думаете, попали в "рай"? Нет, ошибаетесь: они попали в страну, готовящуюся к войне с американцами, гражданская война вовсю уже бушевала по всему Кубинскому государству. Увидели вокруг ужасное напряжение, в их расположении было всё чужое. Рядом находились вооружённые кубинские солдаты, да и наши офицеры и солдаты по прибытию сразу стали готовиться к отражению врага. Для офицеров и солдат были поставлены полевые палатки. Семейные, да и вольнонаёмные женщины оказались в невозможных бытовых условиях, и сразу же пошёл ропот среди женщин. Не сразу, только месяца через два, все семейные и вольнонаёмные женщины были переведены в город, где были нормальные бытовые условия. Но ропот женщин был не о бытовых условиях, а о том, что была повсюду неизвестность: что будет с ними сегодня, завтра или послезавтра. Постоянно, почти круглые сутки слышался гул американских самолётов, которые тогда летали над землёй Кубы очень низко. Рёв их двигателей резал уши, щекотал мысли: что будет, если кто-то из лётчиков нажмёт на гашетку пулемёта. И вот этот страх очень давил на нервы и психику женщин, и жёны офицеров порой срывали свою беспомощность на своих близких. Провокации американских самолётов с полным комплектом вооружения продолжались и после достижения договорённостей между президентом США и главой руководства СССР. Этот гул самолётов сильно давил на психику, болела голова, а мысли были разные, а вдруг, а вдруг сейчас полетят бомбы и снаряды. Нам просто повезло, мы остались живыми, мы спасли Кубинское государство, свою Родину и мир от термоядерной войны. Жители нашей огромной страны, услышьте наш голос, он реален, но почему-то его скрывают, не хотят довести до нашего народа, что так оно и было. Правда, а она для нас очень сегодня нужна, очень нужна для подрастающего поколения нашего народа и всего мира.
Когда немного затихли боевые баталии, то стали отправлять вооружение с Кубы назад в СССР, с техникой и сопровождающих, военнослужащих. Многие младшие офицеры стали писать рапорты в штаб дивизии об отправке их домой, чтобы служить на родине. Причины писались самые разные, но были и самые серьёзные заявки: не переведёте служить в Россию, увольняйте из рядов Советской Армии. Старшие офицеры штаба дивизии крепко задумались. Младшие офицеры – ребята молодые, здоровые, и главное – это были грамотные выученные военные кадры. Штабные офицеры не хотели давать рапортам ход наверх на перевод, хорошие специалисты нужны были там, на Кубе. Многие уже немного освоили кубинский язык и адаптировались к морскому климату.
Наша дивизия была оснащена радиотехническим вооружением и ракетными установками "С-75". Установки планировалась на отправку в последнюю очередь. Почти все авторы пишут, что большую часть радиотехнического вооружения в нашей дивизии должны были передать Кубинским военным ведомствам. Только тогда подписать договор, когда кубинские специалисты освоят "азы нашего технического оборудования". Да, это верная характеристика передачи техники и понятно было всем. Но сразу встал вопрос, а где брать переводчиков и других специалистов. Для этой поставленной задачи был серьёзный первоначальный вопрос. Срочно нужны были переводчики и технически грамотные офицеры, как с нашей, а особенно с кубинской стороны. И опять я нигде в книгах писателей практически не вижу ответственного ответа на данный вопрос, да и его как бы и не существовало. А зря, ведь тогда было не до смеха. Власть из Москвы требовала, а наш Генштаб оказался, как говорят, в раздумье. Да и сегодня понять ту власть и Генштаб нам очень сложно. Власти в Москве торопились и не совсем просчитывали ходы вперёд. Они торопились вывезти стратегическое вооружение с острова Куба и отказались выполнять просьбы Фиделя Кастро продолжать оказывать ему как материальную помощь, так и поддержать вооружением. Также вооружённой силой освободить город Гуантанамо, который незаконно был оккупирован военными силами США. Хрущёв Н. С. лично не захотел и не поддержал Фиделя Кастро, и он на все действия нашего правительства был сильно обижен. Одним словом, все, кто был в любой форме причастен к переброске вооружённых сил на Кубу, были не готовы к такому повороту событий. Пришли на Кубу в большой секретности, как говорили наши старшие офицеры, выполнили авантюрный план и убежали. Быстро и открыто, но также авантюрно, чтобы не догнали. А ведь был дан нам божий дар, но им не воспользовалось наше правительство. Почему-то все бежали, как говорится в народе впереди паровоза. А потом весь груз ответственности свалили на наших военных командиров, служивших на Кубе. Да, пусть читатель поверит мне на слово, и я открыто многие эпизоды уже написал или ещё что-то добавлю из памяти. Во время Карибского кризиса и после него некоторые деловые, вот именно не все, а самые оборотистые и деловые офицеры набрали хорошие очки. В итоге продвинулись по службе и забыли, кто с ними был рядом, защищая свою Родину вдалеке от неё. Всё это я узнал от начальника политотдела нашей дивизии ПВО Данилевича Г. Р., когда мы с ним встретились.
Тем читателям, которые не в курсе, что такое Карибский кризис в 1962-63 году, дам информацию из первых рук. Сама переброска 42 тысяч солдат была произведена очень поспешно, никто физически не были подготовлен к такой службе, а нас всех, в необорудованных, не подготовленных для перевозки личного состава грузовых кораблях, увезли в неизвестность. Только от таких условий пострадали многие солдаты, больными вернулись домой. Питание солдат на Кубе было организовано, но кормили просроченными продуктами, воду для приготовления пищи набирали из рядом протекающего ручейка. В том же ручейке умывались, стирали свою одежду, мыли посуду. После такой еды многие солдаты попадали в медсанчасть с диагнозом дизентерия. Потом наши солдаты организовали примитивные бани, чтобы помыть наших солдат, а также мылись с нами вместе и кубинские солдаты. В медсанчастях не было в достатке ваты, зелёнки, йода, марли, бинтов и других дезинфицирующих средств. Напишу открыто, что почти весь контингент солдат практически переболел разными заболеваниями. Я лично два раза попадал в медсанчасть с отравлением и с диагнозом дизентерия. Мои товарищи-водители также попадали в медсанчасть, так как часто были в командировках и постоянно приходилось питаться просроченными консервами, будь то гречневая каша, тушёнка, паштеты, мясные консервы и другие продукты питания. Наш штаб вплотную работал с обслуживающим персоналом, и те постоянно говорили нашим офицерам, что медсанчасть постоянно забита больными, а лечить нечем. Медицинские средства поступали очень редко и в недостаточных количествах. Нам тогда, да и сейчас, кажется, что нас туда отправили сознательно, зная заранее, что мы оттуда никогда не вернёмся. Мы тогда ощущали это от просроченных продуктов и огромного дефицита в медикаментах. Вот поэтому многие ещё молодые люди вернулись с той непонятной необъявленной войны по защите Кубинского государства больными и инвалидами. И это обидно. Вот об этом и хотелось бы услышать, прочитать в газетах от ведущих журналистов. Видно, изначально была продумана нашей властью версия: послать и забыть. Многие россияне последнее время слышат по телевизору, что 60 лет назад, оказывается, была необъявленная война, был Карибский кризис, и что весь мир был на грани гибели от стратегического ядерного удара – как США, так и СССР. Но нам очень странно слышать, что никто из телеведущих ни разу не сказал, а как попали туда наши солдаты, как и чем они жили там 1,5 года на Кубе, кто были эти солдаты, где они сегодня и почему они изолированы от общества. Воскресить память нашим военным совместно с нашей высшей властью необходимо. Никто не забыт, ничто не забыто! Но мы думаем как раз, что наша власть всё забыла, и это не справедливо. Сейчас весь Запад, да и сутенёры их в Америке, хотят дойти до красной черты. Все хотят халявы, но слепой сказал – посмотрим. Нашей власти и нам, россиянам, надо быть всегда настороже. Но сразу же оговорюсь: нас, граждан РФ, никто не спросит, и будем рады, когда скажут мы всё решили, народ солидарен с властью. Вот народ и думает, кто мы и где власть. А Кубинский кризис сегодня должен быть ярким примером для Генштаба, все события его нужно хорошо проработать и смонтировать документальный фильм, и он должен находиться в каждой роте и в штабах военных подразделений. Такого примера в истории никогда не было. Как спасли русские ребята нашу страну Советов. Правда, потом про них забыли на 60 лет, а сегодня начинают восхищаться, вот Карибский кризис, когда показали Америке "кукиш", а вот тех, кто сделал это там, вдалеке, можно забыть. Да их и осталось немного. Ответ налицо: зачем ворошить прошлое? Но за державу обидно.
Продолжу вспоминать. Мы на Кубе неоднократно выезжали в воинские подразделения с начальником политотдела Данилевичем Григорием Романовичем и начальником ЗРВ (зенитным ракетным вооружением) Королёвым П. Т. Они всегда с собой брали кого-то из молодых офицеров политотдела или полка связи. Да, иногда и не одного. Нужно было как-то убедить, уговорить, и не только офицеров, но и их жён оставаться служить на Кубе. Бывали редкие случаи, когда офицеры возвращались в штаб спокойными. Но обычно всё проходило на нервах, и кто-то из них в сердцах говорил сам с собой, вот какой рапорт я должен подготовить командиру. Мы часто возили старших офицеров в штаб группы войск в Гавану, там наши офицеры докладывали про серьёзность обстановки в частях. Бегства на родину, конечно, не было, но случаев острого недовольства было довольно много. Наверное, могло быть и бегство, только бежать слишком далеко, через море и океан. На Кубе-то это всё понимали, но главное, чтобы и в Москве поняли. Переговоры с Москвой всегда проходили натянуто, ответы были грубые, какие мол, у вас там на Кубе могут быть запросы, мы всей страной вас там содержим. Но жизнь дороже всей экзотики. Да, навещали нас на Кубе офицеры из Генштаба и умудрялись докладывать потом там в Москве фальшиво: они, мол, служат там как в раю, чего они ещё там хотят? И многие им верили.
Потом, видимо, одумались там, у нас наверху, и пришёл приказ всем офицерам, старшинам и вольнонаёмным выплачивать двойную зарплату, одну выдавать на руки, а вторую на сберегательные книжки в России. Разрешить подготовить договора с Внешторгом, кто хочет получить дефицитный товар в России, цены на 50% дешевле. Где-то в начале 1963 года у нас при штабе заработал магазин Внешторга. Он и раньше работал, но у офицеров было мало наличных, кубинских песо, а сейчас появились деньги, и они могли позволить купить что-то по вкусу.
Меня удивляет вот что: никто из авторов не описывает тех сложных отношений, все описывают как-то по-простому, буднично, а это ведь совсем не так, неправильный, несправедливый подход к серьёзному делу. Конечно, многие писатели, да и читатели, скажут, да что ж ты Алексей, пишешь одни жалоб? Но я не соглашаюсь с такими выводами. Нужно писать о тех трудностях вживую, более объективно, доходчиво и это было бы более правдиво. Вот тогда с данным вопросом можно было бы идти в народ. Но это тогда, а сегодня, как говорят ребята, да ты что Алексей, то время мы уже давно проехали. Вот такое настроение у солдат-кубинцев, а читатели в глубоком раздумье – как всё это понимать?
И всё же многие офицеры, старшие лейтенанты и капитаны не захотели служить в "раю", как некоторые пишут. Даже на такие условия многие не клюнули. Не захотели нести трудную службу на о. Куба, с ожиданием чего-то страшного всё время, с потерей здоровья из-за климатических условий. Всё там было не наше, даже воздух был какой-то с привкусом, не такой, как наш – зимой свежий с морозцем, а летом с полынью. И вот многие сознательно сошли с дистанции, ушли на гражданку. Какие-то офицеры проводили домой своих жён, но многие ещё молодые, грамотные, перспективные, офицеры пострадали от своих слишком настойчивых жён и уволились из армии. И самое страшное: старшие офицеры, которым подписали рапорт о переводе, и те, кто сопровождал военную секретную технику на кораблях, по прибытию в СССР не удалось остаться в воинских частях, где они служили раньше. Таких было много. Почти все офицеры были разбросаны: отправлены служить в различные другие части, многие были уволены в запас. Понятно, что это сильно ударило по самолюбию офицеров. Почему-то и об этом писатели умалчивают, никто внимательно не изучал ту информацию, а вообще-то сами должны были догадаться и написать. Видимо это и не важно кому-то, а многим обошлось большой потерей здоровья, ущемлением в карьере, а также разладом в семьях.
Многие старшие офицеры сожалели, что вот так получилось. До отправки на Кубу у них была работа, карьера, но так сложилась судьба. Хотя не совсем понятно, кто же правит балом? И вот такие обиженные офицеры или солдаты, что они могут сказать авторам книг? Они не будут делить офицеров и солдат, а скажут в одну дудку, да были, да было. А больше всего скажут, чего вообще не было, и к сожалению, многие им поверят, а они потом будут сожалеть, что так в сердцах сказали. Я беру пример со своих кубинцев, которые живут в Оренбургской области. Они уже давно разочарованы в том, что написано в книгах о событиях на Кубе.
Михаил, а Вы вот, то, о чём я сейчас написал, знали? Да, сегодня я чувствую, что и многие старожилы-кубинцы стали обиженными и говорят всё, что было и не было. И не обиженные такое наговорят, что приходиться удивляться, до чего мы дожили: изгои в своей стране. Эти последние строки я беру как пример в разговоре с кубинцами нашей области. Им всем, и мне лично уже всё до лампочки. Но они для меня сегодня всё-таки как бы путеводители, они рядом, и разговор идёт с живыми людьми, а это главное для меня. Жаль, что ежегодно кого-то мы теряем, а эти потери невосполнимы. Нас и так уже осталось мало, что скоро и поговорить будете не с кем.
Ответ на ваш вопрос. Насчёт А. А.Ряпенко. Я ни в коем случае не хотел чего-то сказать плохого о нём. Да, я раньше не знал о нём совсем ничего, но сейчас знаю его скромным добродушным человеком. А из вашей информации я узнал, что он был награждён не высшими наградами, как Герой Советского Союза и не орденом Ленина, а ему вручили орден Красного Знамени. Мне лично обидно за Алексея, что ему не дали должности генерала, а он как никто другой заслуживал присвоение ему звания генерала-майора. Вот это для меня новость, почему не скажешь? Мне кажется, что ему не простили той самой кнопки, как и многим другим старшим офицерам. Когда я писал про А. А.Ряпенко, то точно был в курсе, что с ним находилась вверенная ему группа солдат, выполняющих каждый свою работу. Он также переживал, как и мы, то нелёгкое время, когда находились на о. Куба. Но ему нажать на кнопку не составляло большого труда, была бы команда. А по сути, в астраханских песчаных степях он на учениях нажимал эту злосчастную кнопку не один десяток раз, когда проходили учения. Сбивал цели, но знал, что каждый промах – это незачёт всего его расчёта из 4 солдат срочной службы. Знал, что потом будут серьёзные разборки стрельбы, а это серьёзный экзамен. Вот и всё, Михаил, у меня свои мысли и домыслы, а у Вас свои. А то, что он не хотел давать интервью Вам или другим, это его право. Я думаю, что он просто устал от той бестолочи, расскажи да покажи. А что показывать, что рассказывать, если все офицеры и солдаты тех событий изгои. Дал он вам информацию, и что дальше? Да ничего! Сегодня и не ваше, и не наше время, извините. Конечно, если бы мы встретились с ним, то я думаю, мы нашли бы общий язык, так как я лично встречался с офицерами из полка Гусейнова, в моей книге есть фотографии его командиров. Если случится так, что Вы с ним будете разговаривать, привет ему и пожелания большого здоровья от меня, водителя Мальцева Алексея, который возил на о. Куба сначала начальника штаба дивизии полковника Побидько В. К., а с августа по ноябрь 1963 года начальника политотдела Данилевича Григория Романовича. 18 ноября 1963 года на корабле "Вацлав Воровский" отбыл на родину отслужив три года и один месяц. Если сможете, то перешлите Ряпенко А. А. мои ответы на Ваш запрос. Это известно, что в кабине управления пуска ракетой находился А. А.Ряпенко и расчёт СРЦ: сержант Варанкин А. Н., планшетист ефрейтор В. А. Епифанов, радист ефрейтор А. С. Бурилов и рядовой Удовиченко В. И. Команда сбить тремя ракетами самолёт была получена из штаба дивизии от командира дивизии полковника Воронкова Г. А., командира зенитного полка Гусейнова М. С. и командира дивизиона майору И. И. Герченова. Получив такой приказ, он подал команду старшему лейтенанту А. А. Ряпенко сбить самолёт США, что он и сделал на оценку "Отлично".
О Язове Д. Т. Михаил, Вы что, правда, не читали мой ответ вам? А ведь там написано, что начальник политотдела нашей дивизии Данилевич Г. Р. (не мои слова, а слова Григория Романовича), что "Язов Д. Т. служил и был даже маршалом обороны СССР". Я лично о нём ни разу не слышал, как на Кубе, так и у нас в стране. Потом при встрече, Данилевич Г. Р. говорил мне, что делегации солдат-кубинцев приходили к Язову Д. Т. в Генштаб, где он долгое время служил. Потом М. С. Горбачёв доверил ему быть министром обороны Советского Союза, присвоив ему звание маршала. А вот встреч с солдатами-кубинцами он всячески избегал. На встречах старших офицеров и на конференциях он почему-то никогда не присутствовал. Можно открыто сказать, он избегал этих встреч. В наших разговорах Данилевич Г. Р., как я понимаю, хотел сказать, что личный состав офицеров-кубинцев, которые встречались в Москве, считают его "предателем и провокатором". И не только за кубинские дела, но и за прямое участие в развале Советского Союза, за солдат-афганцев, которые воевали и погибли. За приказ, отданный московскому военному гарнизону прибыть на площадь и организовать оборону по охране здания Парламента, а также за ввод советских подразделений в столицу Латвии, где погибло большое количество наших солдат. Вот истина того разговора. Моих слов там нет, только слова Данилевича Г. Р. Михаил извини, ты меня так и хочешь загнать в угол, но это мне уже не нравится. Я, конечно, в чём-то согласен с Данилевичем Г. Р. а где-то нет, но там на Кубе кто был он и кто был я? Но что я не знаю, я не пишу, а если пишу, то только информацию из первых уст. Я верю Данилевичу Г. Р., так как он общался в Москве с ещё многими живыми офицерами, которые служили под его началом. Им-то есть что сказать, ту правду, которую до сих пор многие и не знают. Знают и про дела уважаемого Вами маршала Язова, какое он принимал участие в развале Советского Союза. Он был там, как пишут, примкнувший, а был, видимо, как прилипала, за что его и уберёг Ельцин. А вообще-то в народе говорят так, если продался один раз, то жди и второго предательства. Он предал нас, это точно. Ради генеральских лампасов, как пишут о нём мои сослуживцы.
Многие офицеры испытали большие трудности на о Куба, а по большому счёту, ещё больше получили нервотрёпки здесь, на своей любимой Родине, многое незаслуженно испытали на своей шкуре. То, что успел мне рассказать Данилевич Г. Р., говорит о многом. Я, как могу, отражаю его мысли о многих старших офицерах, которые были в окружении командира дивизии. Пишу открыто всё в своей книге, а также и в ответах для Вас, вашего запроса и сразу даю вам расшифровку нашего разговора. Конечно, я сожалею, что не попросил у Данилевича Г. Р. записей, которые, я думаю, он вёл. Я был надеялся, что он сам мне их отдаст, так как он мне много рассказывал такого, о чём я, будучи с ним рядом на службе, не знал.
Когда мы, кубинцы Оренбуржья, узнали, что в 2013 году президент снова не подписал приказ о признании нас кубинцев воинами-интернационалистами, мы разочаровались в его действии по отношению к нам. Я сознательно не стал настаивать, чтобы Данилевич Г. Р. отдал мне свои рукописи. Возможно, они и сейчас лежат в сейфе у его дочери, но я ей не звоню и не досаждаю ей. Она, конечно, в курсе многих эпизодов, которые происходили с ним на Великой Отечественной войне, во времена службы на Кубе и по возвращении с о. Куба, когда он был сослан служить за Полярный круг. А когда мы с дочерью Людой были у них в 2011 году, то его дочь Алла Романовна активно принимала участие в разговоре с нами. Чувствовалось, что она принимала нас не первых, так как была в курсе многих вопросов. Уже тогда Григорий Романович, а ему было уже 90 лет, при воспоминании о прожитой жизни вытирал слёзы, и его дочь Алла вынуждена была давать ему успокоительные таблетки. В моей книге "Как это было", на стр. 134 есть фотография, где мы с Григорием Романовичем. Это как раз тогда, когда мы с Людой были у него в гостях.
А если диалог начистоту, Михаил? Откуда Вы сами знаете Язова Д. Т.? Я понял, что когда Вы служили на Кубе, в то время Язов был маршалом. Возможно, и ещё где-то за чаем встречались с ним? Шучу, конечно. Когда я служил в Армии, министром обороны СССР был фронтовик маршал Советского Союза Малиновский Р. Я. А вот сказать о нём ничего не могу. Знаю, что в 1967 году он скончался в возрасте 69 лет. Ему бы жить да жить, но природа делает своё чёрное дело. Читал о нём книги, всегда он был предан своей Родине, во время войны он часто встречался с маршалом Жуковым Г. К. И опять со слов Данилевича, его в какой-то момент просто загнали в угол, как говорят, не пришёлся ко двору. Он, мол, выработал свой ресурс, как считают наверху, и его с почестями отправили на отдых. Но многие офицеры так не считают, так как знали его как очень порядочного волевого человека.
Теперь хочу дать выдержки из книг рядовых солдат, которые служили срочную на о. Куба. в те годы. Мне они оказались, чем воспоминания офицеров, которые собрали много информации от тех же рядовых. Солдаты рассказывали, что и как было, а писатели всё это теперь выдают, как будто они сами принимали во всём участие и потом делают свои выводы о действиях на Кубе. Офицеры информацию собирали, а вот мои однополчане не искали кого-то, кто может что-то сказать. Они, как и я пишу в своей книге: все действующие лица были рядом. Им-то верить сам бог велел, они, как и я, часто находились в окружении старших офицеров, многое видели и слышали сами, и потом в своих воспоминаниях с горечью описывают свои наблюдения за те годы и делают свои выводы.
Я надеюсь, что у вас, Михаил, есть книга "Живут во мне воспоминания" бывшего солдата-кубинца Толщина Г. А.? Сегодня он живёт в городе Арзамасе Нижегородской области. Он пишет: "Видимо, у теперешней власти патриотизм не в почёте". Обидно вдвойне за участника операции "Анадырь", последнего маршала СССР, члена ГКЧП Язова Д. Т. Они просто подтолкнули тех представителей тогдашней власти идти на штурм. Язов, видимо, спасая свои лампасы и маршальские звёзды при разговоре с Ельциным Б. Н., отрицал применение на Кубе боевого оружия. Он что, забыл, как наши солдаты отбивали атаки американских наёмников с моря? А сбитый самолёт У-2? Мы что, ничем не рисковали? Как он мог забыть всё это? И теперь мы по понятиям некоторых должны всем этим поступиться и сказать что-то лестное про этого человека? Придёт время, и ему многое припомнят. И почему он промолчал о подводных лодках? Да там все подводные лодки вместе с командой могли легко погибнуть. Могли погибнуть без подачи воздуха, так как аккумуляторы работали на износ. Одну подводную лодку бомбила американская авиация, не давала ей всплыть, чтобы подзарядить аккумуляторы, и команда была на последнем дыхании. Но командир лодки не дал повода, не поддался на провокацию, не сделал ракетные выстрелы по рядом стоящим американским военным кораблям. Возможно, зря он рисковал жизнью своей команды. Надо было шугануть их при всплытии подводной лодки. Да, это очень сильный пример для военных училищ, но здесь проявился и другой сюжет. При докладе командира лодки, главнокомандующий был в ярости, был недоволен действиями командира корабля и ответ был строгий, даже смертельный: "Лучше было бы, чтобы ты вообще не всплыл". Вот это разве по-русски? Ответ поразил нас, кубинцев. Это что – опять плевок нам в лицо? Всё было доложено Язовым как-то примитивно и неубедительно. Напрашивается интересный и довольно странный вопрос, а зачем он это сделал, кто его просил? Лучшее время было у него и для нас, когда правил страной Горбачёв М. С., тот мог однозначно сделать всё, о чём его Язов попросил бы, но то открещивался от встреч с офицерами-кубинцами. Он этого не сделал, а вот почему-то Ельцину открылся. Тому было тогда до лампочки, кубинцы, афганцы или другие страны, в которых были наши солдаты, у него были другие глобальные проблемы, как выйти из сложившейся страшной трагедии, которую он породил. И другое. Видимо главное, когда он и в какое время исповедовался перед Ельциным, когда Ельцин бросил преступный клич: "Берите демократии столько, кто сколько сможет проглотить". Вот здесь Язов весь и открылся, и показал всему народу, кто есть кто, а для нас солдат-кубинцев это стало трагедией. Этим он, предав заслуги нас, солдат и сержантов, чернорабочих. В том числе он предал и своих сослуживцев-офицеров и всех солдат вверенного ему полка.
Толщин Г. А. словно прочитал мои мысли, я видимо также написал бы о нём, если бы знал его раньше. Как так получилось? Он был министром обороны всего два года, при этом попал в переплёт с переворотом в Кремле, был заключён под стражу. Многие из заговорщиков окончили жизнь самоубийством, а он? Потом долгие годы был где-то снова при Генштабе, и самое интересное то, что на его 90-летие ему вручили высшую воинскую награду, орден Александра Невского. И когда ещё устроили ему такие пышные похороны, я убеждён, многие бывшие военнослужащие-кубинцы были шокированы, удивлены. Скажите, за какие заслуги и кто за него так поручился? Вы не знаете, конечно, знаете, но почему-то умалчиваете. Да и мы знаем, и очень удивлены.
Наш начальник дивизии ЗРВ Королёв П. Т., автор книги "Воины-интернационалисты Сталинграда". Да, тогда шли разговоры между офицеров, что наёмникам США, которые находились на территории Кубы, была дана команда выкрасть русских офицеров, возможно, и солдат. И такие случаи где-то в других дивизиях, видимо, уже происходили. Наши командиры обратились за помощью к Фиделю Кастро, и тот подписал смертельный указ для бандитов: за одного убитого или выкраденного русского офицера или солдата будут расстреляны 50 заключенных, которые находились в то время в тюрьмах Кубы. И вот когда прошло перемирие между США и Советским Союзом, то наши разведчики узнали, что бандиты никак не могли узнать, кого нужно брать, так как русские офицеры и солдаты носили одинаковые рубашки в клеточку и одинаковые брюки. И это не анекдот, а истинная правда. Да, так и было. Допустим, подходит кубинец и спрашивает: " Русо компанеро?" Рубашка в клеточку, да, было смешно. А потом выяснилось, что нас тогда действительно пасли бандиты. В книге П. Т. Королёва на стр. 276 написано, что "против советских специалистов массовых выступлений не было, хотя всё время они пытались их спровоцировать. Ф. Кастро объявил, что если будет убит хоть один русский, то за него будет повешено 25 контрреволюционеров. А если кто-нибудь из русских будет похищен, то повесят 50".
И вот ещё очень наглядная картина о военных действиях на о. Куба. Дмитриев А. А. в своей книге на стр.180 цитирует бывшего простого солдата-кубинца Толщина Г. А.: "Я, от имени участников операции "Анадырь"1962-1963 года, требую признания нас участниками боевых действий и достойной старости. Мы считаем, что защитники Отечества не должны вымаливать признание. Достойная старость – это обязанность благодарных потомков!" Прошу, Михаил, отнестись к моим записям осторожно, могу капитально на тебя обидеться, а я не хотел бы этого. Мне просто интересно, а что ещё ты мне напишешь, какие будут интересные вопросы или даже претензии, о которых я пока не знаю. Мне лично хотелось бы знать, а как вас везли на Кубу? Какие были отношения у ребят твоего призыва с кубинскими солдатами? Где именно служили там и что осталось у вас в памяти о службе?
И еще, Михаил. Пришло то время, когда не нужно беспокоить тех, кто остался ещё живой. И главная просьба: не беспокойте близких и дальних родственников бывших солдат-кубинцев. Всё это уже в прошлом. Те, кто ещё живы, многого о Карибском кризисе и не знали. И я, и мои однополчане из Оренбургской области, ничего не слышали о секретном Указе, а многие просто сегодня ничего не помнят, и уж точно внятного рассказать вам не смогут. Правда, я многие годы напрягал свои мозги, да и сейчас, как видишь, ещё работаю, но скажу открыто, память уже не та. Злости той нет. Вдумайтесь, уже более 50 лет прошло. Как говорят в народе – дорога ложка к обеду! Действительно, сегодня мы все без исключения, пишем не сколько для тех, с кем рядом мы сегодня живём, сколько для истории, будущему поколению. Написанные свои книги отдаю по городским библиотекам в своём регионе, да и в другие регионы нашей РФ.
Вот ещё "Военно-стратегическая операция "Анадырь", Житомирский комитет ВВИ "кубинцев", редактор Ревенко Б. И. По-человечески жаль тех ребят, которые толкаются, как и я, в закрытые двери. Не бойтесь, чиновники, откройте их, а там уже давно пустота, и нет там ничего о Кубинском кризисе, а также и про нас: настырных, но одиноких и пожилых бывших солдат-кубинцев, которые малой кровью спасли Мир от термоядерной войны, о которой сегодня безжалостно для населения транслируют все каналы у нас в России. Население России сегодня напряжено всем, что происходит в мире. Чего ещё нам ждать – вопрос висит в воздухе.
Я не хочу пересказывать книгу "Воспоминания солдат, служивших на Кубе", а нужно дать эту важную информацию для широко мыслящего населения нашей страны. Вот только малая часть из этой книги: "Самые тяжёлые испытания, самые тяжёлые физические работы по обеспечению боевой деятельности Советских войск в тропических условиях выполняли солдаты и сержанты срочной службы. Все они мужественно перенесли психологический стресс по следующим причинам: быстрая и скрытая переброска войск; пребывание в стране, где велись боевые действия (июль 1962-ноябрь 1963 года); разлука с семьёй, тоска по дому, реальная угроза жизни, груз ответственности за выполнение боевой задачи. Недостаточная и путанная информации, отсутствие документов, удостоверяющих личность, неопределённость собственного положения и ряд других причин". Ещё я бы добавил, что была скверная пища, и об этом многие солдаты написали в своих воспоминаниях. Мог бы быть солдатский взрыв. Злоба солдат, да и офицеров, в частях нарастала, но мы выжили в тех условиях, так как все мы были рождены в трудные годы войны. Мы познали не на словах, а на деле, цену дружбы и почём фунт лиха, и это послужило сдерживающим фактором. Это было, наверное, самое правильное решение – выдержать паузу в решении взаимных отношений между офицерами и солдатами. И как ни странно, это снабжение солдат и офицеров просроченными продуктами питания, подмоченными папиросами, противной пресной водой. Вы наверняка скажете, что это всё не оправдывает настрой солдат, можно вытерпеть. Да мы и выдержали, а что взамен? Получили 25 лет "ссылки". Обидно, конечно, но сегодня в России мало кто верит нашим сказкам. Россиянам наши СМИ давно внушили, что переход на Кубу был просто учебным. Всё прошло хорошо, даже замечательно, а главное – без крови и потери в живой силе. Так что мужайся и терпи дальше, солдат-кубинец, незаслуженные нападки, ложь и жестокость.
Мы не стремимся быть судьями касательно необходимости проведения операции "Анадырь", так как сами были активными участниками тех событий и честно исполнили свой долг. Пусть судят только достойные и неподкупные историки, политологи и специалисты. Сегодня многое из прошлого подвергается строгой ревизии, критике и осуждению. И главное – не всегда справедливо. Но нам непонятно, а кто те специалисты, которые проводят ревизию тех давно прошедших военных операций. Что это за люди, откуда они взялись, где учились, чем раньше занимались, какое отношение они имеют к этой ревизии? На наш взгляд, операция "Анадырь", независимо от политических оценок, должна занять достойное место в истории Советского Союза и РФ. Это достойный пример для подрастающего и будущего поколения.
У народа нельзя отнять прошлое, а у воинов героизм и мужество. Исполнители той стратегической операции могут прямо смотреть в глаза потомкам: у них, как пелось в песне военных лет, "совесть перед нашим комбатом и нашей Родиной чиста". Наш подвиг не может быть забыт, потому что совершался во имя чести, славы и могущества нашей Родины, и главное не за деньги, а за совесть, за Родину и Отечество. Вот Михаил, Вам очень понятный и доходчивый аргумент. Что ещё нужно, чтобы доказать обратное? И здесь наш порядочный народ, о котором вы пишите, не при чём. Да, дорогой, многое делается в обход народа, и делает это, извините, окружение нашего президента, и уже не скрытно, а открыто.
Ещё очень жизненный материал: "Карибский кризис глазами рядового солдата". Город Саранск, автор Данил Макаркин, 2012 год. Последние годы перед пенсией он работал военкомом в районе. "Выводы из вышеизложенного. По замыслу, масштабам, целям и задачам, оперативности осуществления и протяжённости маршрутов по доставке сил и средств операции, равной "Анадырь", в истории военного искусства не было, нет и не будет. Она уникальна даже с учётом перспективы. Категорически не согласны и считаем явно негативными и недальновидными действия Советского Союза, а затем и РФ с началом перестройки в отношениях с Кубой. Не хватило ума у наших тогдашних руководителей оставить часть ядерного ракетного вооружения на Кубе в 1963 году. Да и у сегодняшних руководителей государственного мышления, что бы там не случилось, не нужно было убирать станцию отслеживания с Кубы в 2001 году". Эту авантюру вы очень убедительно отразили в своей книге "Тайны "Лурдес", но очень поздно. И получилось у вас так, как было на самом деле: и вдруг кто-то одним росчерком пера, написал, и всё А сейчас мы пожинаем плоды молодых руководителей нашей Родины. Живём как на пороховой бочке.
Удивительно то, что никто даже из скандальных наших журналистов не напоминает власти РФ о Карибском кризисе, не посмотрит им в глаза и не скажет: помните, что вы натворили, когда отдали приказ об выводе с Кубы станции отслеживания? Да, тем самым вы сэкономили небольшие деньги на содержание станции на Кубе, но это несоизмеримо с теми нашими действиями, которые мы применяем наращиванием вооружения сегодня против США. И опять спокойствие и полная тишина. Америка может применять любые действия практически по всему миру. Бомбить мирные страны, вмешиваться в государственные дела любого государства, грозиться нам, вправлять нам ума, учить нас обращаться с предателями, защищать наших перебежчиков, по всему миру вводить незаконные санкции. А мы постоянно оправдываемся перед Европой и Америкой.
Нам, представителям старшего поколения, остаётся непонятно, почему наша власть постоянно должна прогибаться. Кто и как руководит нашей страной? Население нашей страны видит здесь один очень серьёзный просчёт: не хочет власть сдавать своё окружение. Все их деньги, незаконно награблены в 90-х годах. Воровство и сейчас, много валюты России перекочевало и находятся в заграничных банках. А вдруг та власть в других странах конфискует все вклады наших олигархов, и что тогда? На зарплату в 50 тысяч рублей, они, конечно, не привыкли жить. Тогда и ждите неприятности от олигархов, они обвинят власть во всех грехах и предадут её. Поэтому от нашей власти идут годами не нужные для нас оправдания на все претензии, лишь бы не ссориться с олигархами. Америка и Запад надуманно предъявляют претензии нашему народу. Они давно поняли, что мы гордые, но, по сути, очень доверчивые и послушные, и все их нападки принимаем за чистую монету. Мы хотим всем странам помогать, показать себя богатой страной, но приезжие из-за рубежа видят, что население России живёт очень бедно, только окружение президента живёт не по закону, а по понятиям, и им всё по барабану. Грабят население в открытую, и с большими награбленными деньгами открыто уезжают за границу, да и потом оттуда ещё жалуются, что их не поняли. В нашей большой стране много, очень много государственных, а особенно региональных и местных проблем. И всё упирается в суперолигархов: кто сколько бы ни украл денег из народной казны, из нашего кармана, к ответственности не привлекаются. Многие из них в верхних эшелонах власти. О них крылатые слова нашего президента: "Своих не бросаем". Это им всё сходит с рук. Для них не существует закон, они живут по понятиям: и не пойманный за руку, и даже пойманный за руку не вор.
В книге Макаркина Д. приведено интервью с полковником Данилевичем Г. Р.: "Мир находился на грани термоядерного взрыва. Противостояние между Америкой и СССР, все смотрят на тот злополучный чёрный ящик и в страхе ждут, кто же первый нажмёт на ту страшную кнопку. Одно напоминание о том, что будет война, уже приводило население в ужас, да и военных, в шоковое состояние. Это сегодня храбрятся в высших кругах нашей власти те, кто не понимает слов "атомное оружие". На Кубе в 1962-1963 г. повсеместно развёртывались кубинские подразделения народного ополчения. Остров, и вместе с местными и все мы, готовились к боевым действиям. В основном надеялись на свои крылатые ракеты дальнего полёта С-75, и на ракеты Р12-14 с ракетной ядерной боеголовкой. И это уже не шутка, а катастрофа для всего мира. Но никакие перемены не смогут поколебать нашей совести. Мы верны нашей памяти и чтим подвиги Советского солдата на священной земле Кубы". В конце своего интервью Данил Макаркин просит читателя прочитать книгу не торопясь, поразмыслить над прочитанным, поверить в искренность и правдивость каждого очерка, так как здесь каждое слово – святая правда. Вот видите, какие мы, дудим с ним в одну дудку. Мы как будто ежедневно с ним встречаемся, обсуждаем жизненные вопросы, решаем государственные проблемы, а в жизни так ни разу не виделись, хотя служили рядом плечо к плечу. Я раньше уже написал, откуда же мы взялись такие, несмышлёные, доверчивые, но ответственные ребята военного поколения.
Теперь немного о дочери нашего кубинца маршала авиации Савицкого Е. Я. Светлане. В тот грозный период, в 1962-63 годы, он был на о. Куба советником при штабе и руководил всей авиацией. К Светлане Савицкой обратился наш бывший рядовой, солдат-кубинец Анатолий Дмитриев. Сейчас он проживает в Бишкеке. Он действительно наш, столько он проработал всего о событиях тех лет и в своей памяти, и очень многое собрал из разных источников. Добился различными усилиями, чтобы многое утерянное, но очень значимое, не забылось, не ушло в прошлое. И чтобы правда о событиях на Кубе всплыла сегодня на поверхность нашей истории. Я читал его рукопись и восхищался удивительному упорству Дмитриева А. Он многое всколыхнул во мне, в моей памяти, надеюсь, что и другие солдаты-кубинцы не остались равнодушными к его правдивой истории. Анатолий хотел встретиться и попросить, чтобы Светлана выслала ему некоторые необходимые бумаги из домашнего архива её отца. Я прочитал в книге Дмитриева А., что он обращался с просьбой к Савицкой С., а вот в какой форме, я не понял. Да это и неважно, знаю одно: он вообще никакого ответа от Савицкой не получил. Будто она чего-то боится, я в этом убеждён. Или она не захотела лишний раз копаться в отцовском архиве? Я лично думаю, что скорее всего, этого архива у неё просто нет. Тогда ей нечего ответить Анатолию, и она права. А вот если она что-то осознанно игнорирует, пренебрегает памятью своего отца и тех солдат, которые были с ним рядом на Кубе, значит, ей безразлична судьба офицеров и солдат-кубинцев. Возможно, какие-то дурные слухи про нас дошли до неё. Да мы и не спорим, и даже верим, что она и другие люди, которые не захотели с нами общаться, просто они уже ни во что не верят, и я их не осуждаю. Но Светлана – депутат Думы. Однозначно она была в какой-то мере связана с отцом. У него, возможно, остались какие-то бумаги о Карибском кризисе. Возможно, их там уже давно нет, их изъяло наша доблестная служба, "глаза и уши", КГБ. Их право и, как Вы пишете, каждый вправе иметь свою точку зрения по любому вопросу, должен думать самостоятельно. Но здесь как бабка надвое сказала, нужно смотреть в корень (сказал Козьма Прутков). Прочтите книгу Дмитриева А. и включите эту информацию в свою книгу, так как она взята из первоисточника, здесь для меня нет сомнений. А вот на то, что она не стала общаться с Дмитриевым А., у меня и к Вам вопрос: почему она всё-таки так поступила? Она же знает, что просит он не один, а в его лице несколько тысяч солдат, которые были на Кубе рядом с отцом. Да, ведь и её отец там, на Кубе, всегда находился под прицелом бандитов. Что вы на это ответите? Я повторюсь, она депутат Государственной Думы, человек. Всегда на людях и на чаяния граждан должна реагировать, а не отмахиваться. Вы лично знаете, какой она человек по жизни? Да, определённо знаете, что она космонавт. За неё переживала вся страна. Здесь Вы правы, она сильная женщина, волевая по характеру. И полетела в космос не просто так, сама по себе, её готовила целая группа специалистов высшего масштаба, и готовили годами. Она, ещё будучи на земле, испытала все тренировочные нагрузки и "прелести" космического полёта и показала себя готовой для полёта в космос. Этого добиться не каждому удаётся! Как говорят сильные люди – нужно убедить в первую очередь себя, что ты сможешь! Нужно поверить в себя, найти волю к победе в боксе, теннисе, в других соревнованиях. Уметь найти выход в любой нештатной ситуации. И вот сравнение: те, кто смог такого добиться, когда защищал Родину вдали, на чужой земле, те ничего не получили, кроме насмешек и потери здоровья. Сегодня, чтобы попасть в школу космонавтов, стоят в очереди молодые офицеры, но мне удивительно то, что без специальных продолжительных тренировок некоторые желающие уже летали посмотреть на нашу Землю из космоса.


Настоящие герои.
Достойная память благодарных потомков

Я недавно прочитал в газете "Южный Урал" небольшую заметку. О том, что исполняется 60 лет, как погиб на нашей Оренбургской земле дважды Герой Советского Союза космонавт Комаров В. М. Он совершил два полёта в космос. Первый прошёл нормально, а второй полёт был неудачный. При посадке его кабина закрутила стропы основного парашюта, вследствие чего с огромной скоростью кабина врезалась в землю, и Владимир Михайлович Комаров погиб. В степи к памятнику Комарова на митинг пришло большое количество народа, приехали люди из центра и районов, присутствовал там и глава района, и сотня сельчан из ближних сёл. Прошло 60 лет, но многие сельчане, да и жители ближайших городов – Орска, Медногорска, Гая помнят тот трагический случай. За эти годы два раза за счёт предприятий этих городов обновляли обелиск. Конечно, на митинг ждали гостей из Москвы, непонятно, что космонавтам и руководителям помешало, но из Москвы никто не приехал. Меня это очень удивило. Видимо, и не только меня, а многих сельчан и горожан. Как такое могло случиться? Ведь он когда-то шёл рядом с Юрием Гагариным на посадку в первый космический полёт. Вот вам и дружба космонавтов! Вот вам и пример для подрастающего поколения. За такие проделки нужно руководителей нашей космической отрасли наказывать, и очень строго.
Вот на днях сообщили, что исполнилось 20 лет, как затонула атомная подводная лодка "Курск", где погибли 118 матросов и офицеров. Скажите, солдаты и офицеры сами напросились туда служить? Конечно, нет! Это воинская обязанность! Раз сказано надо, значит, нужно. Для призывников понятно, но кто допустил такое на учениях, кто наказан? Да никто! О том, что случилось, считается просто рядовой случай: кто-то где-то не доработал, не доглядел, и вот случилось ЧП. Только, как всегда, для родных трагедия, а для чиновников гладь и благодать. Такое, оказывается, было и у нас на Кубе. Как говорит сегодня молодёжь, уже по вам давно, дед, наша власть проехала. Как думаете, помнит сегодня наше правительство о погибших моряках, их родителях, жёнах, детях? Дай бог, что я ошибаюсь, но думаю, вспоминают о них только в день гибели подводной лодки и, надеюсь, как-то помогают материально. Да, там не было войны, крови, но они должны войти в группу воинов, погибших за нашу Родину, и их никак нельзя назвать по-другому, кроме как патриотами нашей Родины. А вот тех, кто из учёных или "мастеров" допустили ошибки при монтаже тех злополучных узлов, должны ответить за трагедию по закону и всей строгости.
Вот такая открытая безнаказанность власти приключилась и с нами, солдатами, в 1962 году. А отправка нас на о. Куба! И никто не спросил, хочу ли я или не хочу идти куда-то в неизвестность, а вопросы были. Я уверен, что 70-80% из ребят-срочников моего призыва не имели отцов, а другие матерей, и нас призвали, когда многим родителям было за 60 лет, другие родители были больными, и за ними требовался уход. На самом деле нас и не обследовали по медицине, не проверяли наше здоровье. Сказать, что "не предупредили", будет неправдой. Провожал нас в неизвестный путь маршал Казаков К. П. На вопрос, куда будем идти, ответ получили приблизительный: узнаете, но немного позже. Узнали через сутки пути, в открытом Атлантическом океане, но только было непонятно нам, кто были мы теперь, то ли солдаты, то ли гражданские лица. С нами никто не проводил специальных технических учений, допустим, работать в противогазах. Никто и не подумал узнать у врачей, у кого какой организм, сможет ли он выдержать морскую болезнь в течение несколько недель хождения по океану в тех климатических условиях. Описано теперь в книгах, да и ребята-очевидцы рассказывали, как сбросили тело солдата, зашитое в брезент по морскому обычаю, в океан. А по-человечески, тот солдат, да и другие, оказались не готовы к такой ситуации. Это что, просто марш-бросок был? Об этом заранее знали военные чиновники, обязательно знали, что всякое может случиться в океане. И сбрасывать со счетов вину нашего правительства и Генштаба – это детская наивность старших офицеров и чиновников в верхах. Они в этом деле ушли от ответственности, однозначно. Они не захотели думать о солдатах, как бы подготовиться к тем проблемам, которые будут встречаться на пути. Солдатам просто не дали времени разобраться в данной ситуации, вдобавок многие впервые оказались на кораблях. Даже бывалые матросы говорят, что к морской болезни и качке никто никогда ещё не привыкал. С чем и как можно сравнивать, что сделали те солдаты, которые защищали свою Родину далеко, на о. Куба, не может быть и речи. Такого коварного случая никогда не было, и не дай бог кому-то всё это испытать.
И ещё. Это не вся информация, но она вскрывает суть Карибского кризиса. Как так получилось, что четыре подводные лодки, посланные защищать надводные корабли, которые шли на Кубу, были оснащены не реактивными двигателями, а работали на аккумуляторах, которые обязательно нужно было подзаряжать, всплывая на поверхность? Иначе грозило смертельной опасностью. И как понимать нашу засекреченность, когда американские надводные крейсеры, обнаружив всплывшую одну нашу подводную лодку, просто начали гонять её, как кошка мышку. Пытались уничтожить её любыми доступными средствами. Нужно отдать дань уважения командиру корабля и его слаженной команде за находчивость и терпение. Он не поддался на вызов, избежал американских глубинных бомб, траловых сетей, и при этом не выпустил ракеты по военным кораблям США, хотя был на грани гибели. Не от бомб, а от нехватки кислорода внутри лодки. Да, командир спас корабль и личный состав! Но когда доложил командующему флотом, что подводная лодка всплыла и находится в нейтральных водах, то командующий военным флотом резко ответил ему: "Лучше было бы, если ты вместе с лодкой не всплыл вообще!" Это что, детская шалость? Выходит, что это так. А виноват был не командир подводной лодки, а сам командующий. Они все так торопились, что всё перепутали, и послали вместо лодок с реактивными двигателями лодки с аккумуляторными двигателями. Это что, насмешка, господа писатели, где логика? Ведь там мы все вместе, наземные и морские военные силы, были как один кулак, так нам всем казалось, а что получилось? И здесь нас опять наша власть как бы развела. Вот о чём тогда, да сейчас ещё не поздно, и нужно было писать. А в принципе, кому теперь всё это нужно, была правда, как говорят в народе, а потом "всплыла" другая правда, остался только горький негатив в душе каждого солдата и офицера-кубинца, да ещё в душе наших детей и родственников.
А вот сейчас я тебе, Михаил доверюсь, напишу что-то новое для тебя и вообще для читателей. Многие писатели, да и вы, кто-то со слов очевидцев, писали об урагане "Флора". Это правильно, но он прошёл в печати как рядовой, обычный ураган: ну, расшумелся, поиздевался на территории Кубы три дня и убрался в морскую даль. А ведь тогда погибло очень много из местного населения, пострадали и наши солдаты. Многие утонули, обидно, конечно, за наших солдат, они шли на очевидную смерть. Они выполняли приказ спасать оружие, но на самом деле он не имел под собой никакой ценности. Вот их не стало, вода поглотила наших ребят, а кто за это ответил, думаю, что никто. Возможно, тот старший лейтенант, который отдавал тогда приказ, кается до сих пор, никто ничего толком не написал и, видимо, никогда не напишет. А те ребята, которые спасали и спасли большое число местного сельского населения, не считаясь с тем, что сами могли погибнуть и погибали, разве это не пример для нашего молодого поколения? Сколько там погибло скота, сколько было разрушено жилого крестьянского жилья! Конечно, это трагедия, и я не знаю, как отнеслось наше правительство к нашим погибшим ребятам, кто теперь в ответе. Как сообщили родителям, что сказали им, а возможно ничего и не сказали им в той ситуации, мол не обязательно сообщать, когда "всё засекречено". Или всё-таки набрались мужества и, не глядя в глаза, что-то сказали? А это были, по рассказам очевидцев, геройские поступки. Это была не война, но ребята погибли. А что поимели те солдаты, которые рискуя своей жизнью, спасали кубинское сельское население? Всё быстро забывается, но это неправильно, так нельзя. Подрастающую нашу молодёжь нужно растить на примерах, а у нас достойные примеры сознательно скрывают или уменьшают роль героизма от общества. Да я и сам испытал довольно сильный стресс, о чём сейчас расскажу.
Может быть, я ещё напишу новую книгу о сегодняшней несправедливой жизни населения нашей страны. Постараюсь в некоторых эпизодах разъяснить непонятные сюжеты, и ответить на многие вопросы. Я раньше не стал описывать и расширять диапазон многих интересных мне тем. А сегодня решился и постараюсь оправдать ваши надежды и дать возможность более глубоко посмотреть из другой плоскости на плюсы или минусы, на всю Стратегическую операцию.


Личная смелость и воинский долг

И вот ещё пример. Я описываю этот эпизод, так как лично был участником. Напряжённый, можно сказать, "трагический случай, но нам тогда, видимо, сам бог помог". Там были задействованы офицеры довольно высокого ранга. Всё по порядку. Это было на Кубе, когда по всей стране пронёсся ураган "Флора". Когда бушевал ураган, в городе Камагуэй в штабе нашей дивизии ПВО находился маршал Савицкий Е. Я. В первый день ураган дико шумел бешеной силы ветер, он рвал провода, валил пальмы, вода валом шла с моря на сушу. На улицу выйти было невозможно, ветер сбивал с ног людей и, если была необходимость куда-то пройти, то все старались идти вдоль строений, где за что-то можно было уцепиться и где, в случае чего, хоть малость можно было укрыться. На следующий день ближе к вечеру погода несколько затихла. Хотя были очень сильные порывы ветра, дождь лил как из ведра, но понемногу стали появляться и проблески. Мы, шоферы и несколько офицеров, сидели в комнате отдыха у поваров и ждали вызова. Приходит дежурный по штабу и говорит мне: "Иди, готовь ГАЗ-69. Маршал Савицкий и командир дивизии полковник Воронков хотят проехать на КП. Ребята и офицеры, которые сидели со мной в комнате, удивились. Они что там, с ума сошли, это ведь просто самоубийство. Я как был, в лёгкой рубашке, в туфлях и плаще-накидке, пошёл в гараж заводить машину. Открыл ворота, поставил с обеих сторон двигателя на капот специальные боковины от попадания дождя в двигатель, завёл машину и стал ждать. Через несколько минут подошёл Воронков, а с ним ещё трое, один из них был Савицкий, все были в накидках. Савицкий сел на переднее сидение, а Воронков и те двое сели на заднее сидение. Воронков, обращаясь ко мне, спросил: "Ну что, земляк, довезёшь нас до КП? И, не дожидаясь ответа сказал, что за нами должны ехать ещё две автомашины. Я включил фары, выехал из гаража и направился в сторону КП. Те две машины тронулись за мной. Стеклоочистители помогали очень мало. Вы, читатели, даже не представляете, какие примитивные тогда стояли на нашем ГАЗ-69 стеклоочистители. Впереди просто тьма, спасал правый поворот, фонарь часто мигал и хоть немного, но освещал бордюр вдоль дороги. Мы к этому уже были привычные, так как часто ездили так в Волгограде, когда там по утрам осенью и ранней весной стоял плотный туман. Да и здесь, на Кубе часто пользовались, когда днём шёл проливной дождь. По городу двигался только на первой передаче, сто раз останавливался из-за сильного дождя. Ждал, когда хоть малость будет какой-нибудь просвет. Я чувствовал тяжёлое дыхание сидящего рядом Савицкого, который просто лицом прилип к лобовому стеклу, чтобы видеть, что там впереди. Есть ли надежда, что впереди жизнь, или в любой момент, едем мы или стоим, будет тьма навсегда. Мне некогда было смотреть в зеркало заднего вида, что там происходило за моей спиной, но я ощущал, что офицеры просто висели надо мной. Они также были в сильном напряжении, и им очень хотелось увидеть, что ждёт впереди. Но что удивительно было для меня, и я благодарен им, что за весь сложный путь никто из них ничего не сказал мне, не дал совета или ещё что-то. Они как воды набрали в рот и сидели все молча, даже не переговариваясь между собой. Они были вместе со мной и надеялись лишь только на моё терпение и выдержку. И ещё раз подчёркиваю, за всё время, пока мы двигались просто "куриным шагом" или долго стояли, никто из них не сказал мне ни одного слова. Сзади от машин свет фар не было, значит, автомобили, идущие за нами, где-то потерялись.
У меня в голове постоянно стояла одна беспокойная мысль, молил бога, чтобы не было встречных машин. На Кубе все грузы в основном перевозятся на больших грузовых машинах, сегодня их называют "фуры". И вот если в такой темноте вдарит такая встречная машина наш ГАЗ-69, и мама, не горюй! Три такие большие машины всё же прошли нам на встречу, залив нашу машину до пола в машине, это я почувствовал, когда в кабину зашла вода. Я хорошо знал данную дорогу, но вот скоро будет поворот с центральной дороги "карете централ" на просёлочную дорогу. И заранее начал подбирать варианты, как повернуть на просёлочную дорогу ведущую на КП, а вдруг встречная автомашина. На всякий случай остановился на перекрёстке, долго стоял, выжидая просвет. Это было несколько минут, а казалось вечно. И, как бы сам с собой разговаривал, спросил вслух, и не один раз: "Ну что, рискнём?" Не знаю, офицеры догадались или нет, зачем я так говорил, а когда как только немного появился просвет на дороге, резко нажал на газ и на скорости проскочил на просёлочную дорогу, ведущую к КП. Конечно, я был рад, что с большим трудом и огромным напряжением проехал самый опасный участок пути. Здесь уже я был уверен, что, даже если мы и застрянем где-то в овраге, но той опасности уже не будет. Правда моя интуиция на этот раз подвела. Тогда я мог нелепо попасть под колёса нашего МАЗа, который был послан с КП в штаб дивизии по инициативе командира батальона и его зама Гончарова Н. Н. Это потом было описано в книге Макаркина. Но тогда нужно было проехать ещё 5 км. На просёлочной дороге бордюров нет, значит, нужно ехать особенно осторожно, чтобы не свалиться в кювет. При совсем уж сильном дожде вновь стою и "жду хорошей погоды". Знаю, что вот скоро будет небольшой пологий овраг, но воды там сейчас может быть много. Страшный ветер, того и гляди перевернёт машину, дождь не ослабевает, а ехать нужно. Остановился в раздумье, что делать: если въеду в овраг, то волной быстро зальёт свечи и тогда мрак, придётся стоять и ждать у моря погоды. Все молчат, и я уверенно, не думая ни о чём другом, беру ключи и с трудом открываю дверцу машины. Поднял капот и как можно быстрее откручиваю болты, освобождаю натяжной ролик и снимаю ремень вентилятора. Сажусь в кабину весь мокрый до нитки, завожу двигатель и постепенно, медленно пытаюсь проехать через овраг. Уже на выезде из оврага двигатель предательски начинает работать с перебоями, чтобы не заглох двигатель, останавливаюсь. Пытаюсь прогреть двигатель на больших оборотах, но результат нулевой, значит одна свеча сильно подмокла. Беру чистую тряпку, сую её за пазуху и иду снова к двигателю. Смотрю одна свеча мокрая, значит она не работает, быстро вывернул её, протёр и завернул на место и уже хотел идти в кабину и вдруг прямо на меня тусклый свет и надвигающая тёмная масса. Я быстро отскочил от машины на обочину и начал махать руками. Волна от встречной машины шла высокая, и мне показалось, что моя машина с этой волной отползла назад на целый метр, а возможно и более. Мне тот случай запомнился на всю жизнь! Когда вспоминаю – задержись я впереди машины на несколько секунд, и был бы наверняка раздавлен, как ком снега. Встречная машина остановилась буквально в нескольких сантиметрах от моей машины. Из кабины вылез мужчина в накидке и нахально стал наезжать на меня: "Ты что, придурок? С ума сошёл, в такую погоду едешь! Мы могли и тебя задавить, и твой ГАЗ-69 перевернуть". Я, не оборачиваясь говорю, что в кабине Савицкий и Воронков. Тот сразу всё понял и быстро побежал к моей машине. Я попросил водителя вытащить мою машину буксиром из оврага в сторону города. "Да нет вопросов, бросай на крюк буксир". Когда офицеры вышли из машины, Воронков сказал мне; "Возвращайся в штаб и подхвати те потерявшиеся машины, я потом позвоню". Офицеры все пересели в МАЗ, водитель вытащил мою машину из оврага, и мы разъехались: они на КП, а я обратно в штаб. В книге Макаркина полковник Гончаров Н. Н. вспоминает, что в этот день они с командиром батальона посылали МАЗ в штаб дивизии. По дороге я встретил потерявшиеся машины, они также занимались просушкой свечей, развернулись и почти наощупь стали пробираться в штаб дивизии. Те 12 километров от штаба дивизии до оврага и обратно я осилил за 3 часа. Вот такая была скорость. Да, трудно сегодня представить, всякое могло быть с нами на дороге. Встречные машины свободно могли столкнуться с моей машиной, возможно, да, вполне возможно, что и жертвы могли быть…
Интересно вот что, потом мы ещё не один раз ездили вместе с Георгием Алексеевичем Воронковым, но на привалах, где немного отдыхали и перекусывали, он ни разу не вспоминал о том случае. Я спрашивал у Володи, его водителя, но он также никогда не слышал от Воронкова о той поездке. Вот здесь также вопрос, почему он не поделился той информацией, видимо ему что-то мешало открыться. Когда я возвратился в штаб, то сразу рассказал Володе о поездке, как мы ехали и где расстались. Это моя догадка, что Савицкий Е. Я. попросил Воронкова Г. А. не афишировать ту рискованную поездку. А в книге автора Макаркина Д. "Карибский кризис глазами рядового солдата", со слов полковника Гончарова Н. Н. пишет, что это он во время урагана посылал МАЗ из командного пункта в штаб дивизии, так как со штабом более суток не было никакой связи, и офицеры на КП не знали какие меры нужно было предпринимать.
И вот когда я прочитал в книге Дмитриева А., что он хотел ознакомиться с домашним архивом маршала Савицкого Е. Я., то я подумал: возможно, где-то в архиве Савицкого Е. Я. лежит кусочек информации о той очень опасной нашей поездке. Возможно, там вкратце написано, как водитель ГАЗ-69 спас жизнь маршала. Данная информация могла оказаться в руках Дмитриева А. Если бы запрос Анатолия А. оказался удовлетворён, тот он обязательно бы выдал информацию в своей книге. Увы, господин случай не прошёл, до него оказалось нет дела! А то, что мы были на волоске от смерти, это была не случайность, а реальная действительность.
Я уже писал, если бы американские диверсанты или кубинские контрреволюционеры открыто напали на Кубу, это коснулось бы в первую очередь нас, русских. Мы, солдаты, наверняка и без раздумья, начали бы защищаться тем оружием, которое было у нас в руках и тем, что стояло в боевой готовности на стартовых площадках, открыто применили бы его. Возможно, и ядерное.
Михаил, ты пишешь, что каждый вправе иметь свою точку зрения. Да, никто и не возражает, имеешь да бог с тобой, пожалуйста! Имей. Ответ открытый, не хочу что-то плохое сказать про дочь А. С. Токмачёва, её отказ я понимаю. И у меня такие случаи были. Но вот Савицкая С. Я. – ей нужно уважать и тех, кто обращаются с просьбой не только для себя лично, но и от имени тех, незаслуженно забытых, 43 тысяч солдат-кубинцев. Она публичный человек и принять, по-человечески дать ответ просто была обязана. Её отец Савицкий Е. Я. в то горячее время был среди этих военнослужащих и, возможно, он также переживал о тех несправедливых действиях руководителей нашей страны.
А вот как ты думаешь? Если бы я отказался от той смертельной поездки, а она реально таковой была, я думаю, что мне не простили бы такой случай. Наш особый отдел точно устроил бы тёмную, штрафбат года на три, который я помнил бы всю жизнь. Но я и до сих пор хорошо помню ту поездку. Вспоминал о ней, когда в 1972 году мы с водителем чуть не замёрзли в машине в пурге на дороге в нескольких километрах от города Медногорска, когда перевозили оборудование на птицефабрику из г. Оренбурга в г. Новотроицк. Я тогда про этот случай рассказал водителю Юре Обрященко (он и сейчас жив и здоров), потому что нам замерзнуть и тогда было никак нельзя. Но здесь и там есть большая разница! Ни тут, ни там не было официального приказа, мне ничего не сказал о поездке командир дивизии генерал Воронков Г. А. Просто, когда дежурный офицер сказал мне: "Идите и готовьте ГАЗ-69, поедете на КП", я понял, что ехать нужно. Даже если и не было ни письменного, ни устного приказа или даже кивка головой. Я был солдат, и обязан выполнять приказ. А в принципе, я был там и не солдат, а просто гражданский человек. Я помнил ту поездку и сейчас вспоминаю о ней, но только совсем, совсем по-другому, чем ту тяжелую поездку за оборудованием.
А вдруг я при движении столкнулся бы со встречной машиной, совершил автоаварию и был бы травмирован маршал. Да, видимо, особый отдел сразу бы определил, что виновен водитель: не справился с управлением автомашиной. И сделали бы то же самое, но только вынесли бы другой вердикт: не штрафбат, а годика три тюрьмы. А в принципе: кто здесь повинен? Тому случаю нет объяснения. Ехать нужно было, и как можно оперативней, на КП маршала Савицкого Е. Я. и генерала Воронкова Г. А. ждали. Вот потому офицеры и решились, ведь они присягали Родине. Вот такое же упорство и решительность они проявили и при решении сбивать или не сбивать самолёт-разведчик, не дожидаясь прямых указания сверху. Видимо, это всё и повлияло на дальнейший ход событий, действий нашей дивизии и нашего командира генерала Воронкова Г. А.
Теперь серьёзно: почему Савицкий Е. Я. и Воронков Г. А. решились на ту смертельную поездку? Это также догадки рядовых солдат. Мы все, кто жил при штабе дивизии, условно также был свой небольшой "штаб". В него входили Мерзликин Владимир, он возил командира дивизии Воронкова Г. А., и Назин Владимир – командир хозяйственного взвода, который наводил порядок на территории и охранял штаб дивизии. Разуваев Николай, личный повар командира Воронкова Г. А. и его окружения. Василий Долгих – водитель полковника Алёшина И. З., Виктор Долгих – водитель начальника особого отдела Плиш В. В., Владимир Миронов, водитель начальника тыла Штепа И. В. Каждый раз, возвращаясь из дальних поездок, все мы водители, если было время, собирались в комнате отдыха у повара и делились своими впечатлениями, увиденным, и если это было "возможным", могли рассказать даже и то, что слышали от наших офицеров, а также офицеров из других полков.
Когда мы в тот вечер собрались в комнате отдыха, конечно, стали обсуждать, почему в такую погоду Савицкий и Воронков решились ехать на КП. И пришли к выводу, что сами-то они были как бы заблокированы в штабе дивизии на целые сутки. Штаб дивизии в г. Камагуэй, это был как бы условным названием. Да, там была секретная связь, но ею можно было воспользоваться только в крайнем случае. Была связь рабочая, но только с КП, а все коммуникации связи с полками и батальонами, а также и со штабом Группы войск в Гаване, были сосредоточены на КП. Видимо, наши командиры пришли тогда к единому мнению не сразу, и всё же решились, что ехать нужно. Рискуя собой, когда была военная необходимость и главное – огромная ответственность за вверенных им солдат и офицеров, которые служили на КП. Такие выводы сделали мы в своём узком кругу. А вот что они знают, как решились на такой опасный вариант, это на их совести, и мы, видимо, никогда не узнаем про это. И про водителя, который вёз их в такую, как говорят лётчики, нелётную погоду, потом нигде ничего никто не слышал. Что они там думали, когда собирались ехать на КП… Знали, что это сделать очень непросто, но сложившаяся обстановка требовала действий и решились на риск, с надеждой, что повезёт. Вот такие непростые были решения у нас там, вдали от Родины. Сегодня может кто-то запросто сказать: ведь проехали же! А это ведь подвиг со стороны Савицкого и Воронкова. Они прошли горнило ВОВ и знали американцев, знали, что те в любой момент могут выкинуть что-нибудь непредвиденное в такую погоду. Могли сделать морскую высадку десанта на территорию Кубы или ещё что-то. И ещё хочу добавить, что американцы тогда ещё не смирились с тем, что здесь мы, советские военнослужащие, хотя уже давно знали, что мы находимся на территории Кубы. Этот ураган "Флора" был в октябре 1963 года, а перемирие между США и Советским Союзом прошло в ноябре 1962 и январе 1963 года. Прошёл уже целый год, и мы, русские военные, для них на Кубе были как кость в горле.
О стиле работы советского руководства я был наслышан от офицеров. И сегодня мы считаем действия Никиты Сергеевича по вводу советского вооружения и личного состава на Кубу непродуманным и поспешным. План подготовки и переброска вооружения и личного состава были не подготовлены. Всё действия передислокации происходили, надеясь на "русский авось". Все командиры, да и гражданские лица, которые были тогда у власти знали, что это мероприятие провальное и даже преступное. Но мыто, солдаты и офицеры, здесь при чём? Никто не думал воевать, не хотели войны, но приказ командующего нужно выполнять, даже если это связано с потерей здоровья или возможностью погибнуть. Видимо, нам, солдатам и офицерам, тогда всё-таки очень повезло. Что в такой сложной операции, практически в кипящем котле противоречий, рядом с противником, да ещё с таким противником, как США, мы не прогнулись и мы выстояли. В частях не было паники и паникёров, не было перебежчиков и дезертиров. Повезло и авантюристу, как его тогда окрестили, Никите Хрущёву, он в конечном счёте оказался на коне. Но многие его действия и намерения, бывшие старшие, да и младшие офицеры считали неправильными тогда, когда находились ещё на Кубе. Считали, что Хрущёв слишком поторопился с выводом личного состава и вывоза стратегического вооружения. Тем самым поставил всех офицеров в штабе группы войск в Гаване, а особенно командиров полков и командиров дивизий в неудобное положение. Можно даже сказать, в предательское положение. И особенно по отношению к команданте вооружённых сил Кубы Фиделю Кастро и верных ему командиров. Фидель Кастро надеялся, что Советское правительство поможет ему освободить территорию города Гуантанамо, которое незаконным путём было куплено американцами. Тогда был хороший момент, но Хрущёв Н. С. игнорировал просьбу Фиделя. Хрущёву было тогда не до того. Ему казалось, он сделал очень многое – спас Кубинское государство от вторжения США, взял как бы аванс у Д.Кеннеди, что мир достигнут. Но это был грубый просчёт Хрущёва. Старшие офицеры, которые служили на Кубе, многое в жизни видели, но здесь, на Кубе, они сами оказались в сложной ситуации и, самое страшное, и у себя в стране оказались без званий и права слова. Вы своё дело сделали, и вам на прощание "ни здравствуйте, ни до свидания", и язык свой, как нам сказали, спрячьте подальше аж на 25 лет.
Наступило время, когда я хочу ещё многое успеть раскрутить, меня обязывают быстро убегающие годы и ухудшение здоровья.
Однозначно, мои читатели, войну Америка против Советского Союза тогда, в тот момент, начать была не готова. Как бы ни раскручивались боевые действия и стратегические события, наши бывшие, да и сегодняшние политики, историки и дипломаты вполне допускают, что могла бы неизбежно начаться война, она ни на чём не обоснована ими до конца. Нет, и ещё много раз нет. А почему, да потому что Америка как никогда была в шоке, когда они увидели, что ракеты у них на задворках. Они никогда не воевали практически на своей территории, в восточной зоне. В США всегда считали, что Куба – это её вотчина, и они там всегда были хозяевами.
О войне там, на Кубе, много не говорили. В то время, 23, 24, 25 и 26 октября было как бы затишье. Мы серьёзно готовились, и не к учению, а все дивизии готовились биться с врагом всеми доступными средствами, которые были там у нас! Наши командиры, да, у них всегда был боевой дух! Штабисты все понимали, что нам нужно опережать действия вооружённых сил США, и вот настал тот героический момент 27 октября. Мы сбили летевший над нашими площадками, где стояли на боевом посту ракеты С-75 и реактивные ракеты Р-12 и Р-14, самолёт-разведчик ВВС США. Мы это сделали! И это остановило и даже шокировало руководство Америки. Другие варианты тогда не рассматривались: старшие офицеры и находящийся на Кубе личный состав уже были уверены, что Америка войну не начнёт. Момент нападения США на Кубу ими был упущен. Они планировали нападение на Кубу на 27 октября вечером. Сработала чётко наша разведка, донесла своевременно информацию о планах нападения на Кубинское государство. Об этом, возможно, Хрущёв Н. С. знал, а возможно и не знал, но давать такую команду сам не решился. Наши обожжённые войной командиры продуманно решили, что нужно срочно что-то делать и опередить любые события со стороны Америки. Команда из Москвы была, но неоднозначная. Чётко – что и как делать – не дали должного разъяснения. И тогда наш командир дивизии Воронков Г. А. решился на самостоятельный, но самый верный вариант: опередить нападение американцев. И опередили, сбили самолёт-разведчик У-2 рано утром 27 октября, это и определило в дальнейшем судьбу Кубинского государства, нашей Родины и мира на земле. А Куба что? Живёт сегодня по своим законам, без помощи России и Америки. Вот уже более 55 лет Америка не нарушает то обещание бывшим руководителям нашей страны не применять вооружённого нападения на Государство Куба. Но, по сути, мы позорно ретировались с территории Кубинского государства, и последствия ошибки нашего ухода мы ощущаем сегодня всё больше и больше. Такого божеского дара, победы в холодной войне нам никогда больше не увидеть.
Наши военные, да и гражданские, находящиеся у власти, сразу сняли тогда напряжённость, которая тяготила Россию: это американские ракеты, размещённые в Турции. А главную роль сыграли здесь наши доблестные воины. Разве это не победа? Всем, очевидно, затмило глаза: такая яркая, пусть очень затратная, но главное – без больших потерь в живой силе, победа, которую принесли солдаты-кубинцы нашей Родине. Как хищники, поджав хвосты, отступило нападение Европы с могучей Америкой от СССР. Они увидели мощь нашего оружия, С-75 в действии, и поняли, что русские не шутят, а будут биться насмерть. Ракеты "земля-воздух" уже были в работе, они это увидели своими глазами и уже точно знали, что рядом в боевой готовности стоят ядерные ракеты Р-12. Да и другое: нужно отдать должное нашей разведке на Кубе. Она очень добросовестно работала, и все действия Белого дома были досконально изучены и своевременно переданы нашим генералам. Тем самым наши офицеры и солдаты заранее были готовы к отражению противника.
Да, а что остаётся делать политикам, они работали, писали и печатали донесения, но они были далеко. Ту сложную обстановку на Кубе даже представить из них никто не мог. Арена боевых действий и подготовка наших войск к отражению нападения вооружённых сил США были слишком далеки. Даже наши уважаемые послы в Америке не могли правильно изложить те действия наших войск, находящихся на Кубе, президенту Д. Кеннеди. Если бы была какая-то прозрачная ясность в переговорах правителей обеих стран, то наши командиры не взяли бы на себя такую персональную ответственность вместо наших правителей. Они не посмели бы начать боевые действия. А вот когда увидели беспомощность в действиях нашего правительства, когда поступали звонки (сбивать, а – через минуту – отбой, не сбивать самолёт-разведчик), и вот тогда наступило тревожное время, и когда медлить было уже нельзя. Военные взяли ответственность на себя. Да, Воронков Г. А. нарушил данную когда-то военную присягу, но его действия во спасение всего мира оправдались, и спасли мир и Кубу. Тогда, когда командир дивизии Воронков Г. А. отдал приказ сбить самолёт США, его при штабе поддержали все старшие офицеры. В своей книге я обстоятельно описал то довольно серьёзное решение Воронкова Г. А. Он прошёл всю Великую Отечественную войну, видел положительные и отрицательные моменты решений командующих, чувствовал и знал, что промедление может отразиться на последующих необратимых последствиях. И он дал команду. Как рассказывает полковник Данилевич Г. Р.: "Генерал Воронков Г. А. приподнял очки, как он всегда делал, посмотрел на нас, штабистов, и только кивнул нам головой, тем самым он отдал команду". А там, у ребят-ракетчиков нет промахов, самолёт сбит. Какие могут быть ещё сомнения, что можно ещё придумать, как одурманить население России? Но нашли всё-таки странное, предательское решение. Засекретить данную стратегическую операцию на 25 лет, и так про нас всё раскрутили, что вот уже прошло 58 лет, а многие ещё в чём-то сомневаются и ещё пытаются что-то навязать, внушить жителям России. Удивительно и то, по книгам наших писателей и недружелюбных гражданских лиц организуется негативное отношение к нам, солдатам-кубинцам, у них это пока очень хорошо получается. А вообще-то, чем мы, простые солдаты срочной службы, провинились перед ними?
Про намерения США первыми начать боевые действия и начать войну против Кубы, можно написать так: мы, солдаты-кубинцы удовлетворены и даже очень рады, что они провалились. Вот она, сущая правда, только её сразу затёрли те заумные политики и историки, о которых вы пишите. Потом 30 лет, а сегодня уже 60 лет ищут в оправдание себе какие-то промахи в тех событиях. Политики, историки начали по крупицам собирать не истину, истина она в нас и сегодня налицо, а для них опять путаница, как бы больнее укусить ещё живых солдат-кубинцев! А вообще-то, кто они такие, откуда они появились, где родились и кого они оправдывают? Но получилась размытая за долгие годы полуправда, и в итоге многие политики представляют военную обстановку на Кубе, как трагедию наших вооружённых сил, находящихся на Кубе в 1962-63 годы. Но это сплошная ложь! А беда нашего народа в том, что многие верят в детские сказки, а вот в сущей реальности, извините, постоянно сомневаются. И вот поэтому такие доморощенные неопытные писаки, наподобие меня, но были и видели вживую те события, убеждают население нашей страны, что нужно читать книги очевидцев, их не так много, но в этих книгах написана правды основная реальная суть стратегических событий, которые происходили на о. Куба в 1962-1964 годах.
А вы пишете, что политики решают судьбу за нас, ссылаетесь на историков и даже просто народ, который не поставил свои подписи под петицией. Они считают, что мы не заслуживаем того, чтобы нас включили в закон "О ветеранах", так как на Кубе не было таких жертв, как в Афгане, Чечне, Дагестане, Сирии. Видимо, им так информацию и преподнесли. Многих жителей нашей страны удивляет вот что, почему наши политики и писатели находят среди простых неосведомлённых людей, жители нашей страны которые так хотят, чтобы было много крови и трупов? Мне, да и моим сослуживцам, непонятно, почему многие не хотят понять, что мы предотвратили ядерную войну без крови и трупов, чего ещё нужно, какие аргументы? Можно открыто написать, что нас уберегли и спасли наши командиры, прошедшие Великую Отечественную войну. А вот тем "друзьям", которые дают писателям такую информацию, отвечу открыто: "Друзья-товарищи, вы что, сума сошли? Мы и не просим никаких льгот и ничего другого! Ничего, кроме как выдать нам Почётную грамоту и знак Воин-интернационалист, без всяких там льгот". Главное, есть такой указ, но он до сих пор не реализован, почему? Мы не хотим жить в своей стране изгоями, и это нужно уже не нам, а нашим детям, внукам и правнукам. Если такое отношение нашего правительства ко всему повсюду в стране, то о каком воспитании и патриотизме молодёжи можно вести речь, а это видит и слышит народ всюду. Кого мы тогда растим? А вы посмотрите, сегодня наши солдатики, как и мы, служат во многих дальних чужих странах. Допустим, пока нет там ещё "горячего", а политики очень беспокойно ждут горячего, чтобы потом трезвонить на всю Россию о своих достижениях. Там погибают, а здесь журналисты, политики чему-то радуются! Ждут чего-то скверного, но солдатам, да и офицерам, поверьте мне, там некомфортно, они там постоянно ходят по острию ножа. Поговорите с теми солдатами, и они точно скажут вам многое и что они там потеряли, и чью Родину они там защищают. Они грубо вам ответят, и в своих грубых выражениях они правы, объяснять и доказывать – это очень мучительная тема.
Я считал и считаю многих политологов, историков, что эти люди дутые, они никакой пользы не несут государству и нашему населению. Им главное – как можно скандальнее поспорить с противником, поизображать, что только они всё знают и лучше всех понимают те события, где никогда сами и не были. А ещё вот такой вопрос к тем историкам, да и к вам, Михаил. А вот тот исторический, стратегический поход наших вооружённых сил на Кубу в 1962 году, ведь он сохранил до 2001 года сложный, но всё же управляемый и прозрачный мир, как в нашей стране, так и в других странах. Это что также ничего не значит? Жизнь граждан проходила спокойно, никто не ожидал, что может начаться война. Что и кто может сказать и ответить на данный вопрос? Да, многие фанаты опять сошлются на каких-то политиков, что они предвидели, и даже знали, и так и далее и это уже наверняка точняк для них, а в принципе – сплошная грязь и ложь. Солдаты-кубинцы для них опять, как всегда, за кадром и не при чём? Уверяют всех жителей страны, что сверху кто-то подал тем журналистам добрый знак, живите, жируйте, а трудяги-жители и солдаты-кубинцы проглотят всё, что мы им подаём через СМИ.


Потеря непростительная

И ещё вопрос, почему убрали станцию наблюдения с Кубы, которая была оставлена Хрущёвым Н. С. и достойно работала на Россию до 2001 года? Нашлись слабые, неопытные гражданские и военные специалисты и начальники, одним росчерком главнокомандующего Путина В. В. станция была демонтирована. Видимо, не было среди них таких героев, как Гречко А. А., Стаценко И. Д. и Воронков Г. А. на Кубе, они-то понимали настоящую цену станции слежения. Мы тогда сразу почувствовали сильное давлении со стороны Америки, как она была рада, какой подарок получили от Советской Армии. А здесь чья заслуга, военных или недальновидной и нерасчётливой нашей верхушки власти? Михаил, ты в своей книге поднимал данный вопрос по станции наблюдения, но дальше книги никуда не пошёл, это что, ты также боишься кого-то или кто-то опять будет думать за нас? А могла бы огромная и разгромная книга получиться для нашей власти: как это могло произойти, что станцию наблюдения убрали с Кубы?! Не думали политиканы о будущем, зверь – он всегда будет зверем. Так, на время прикроет челюсти и ждёт случая, чтобы вцепиться в бывшего своего спасителя! Это я про Америку и Европу. А демонтаж станции – это трагедия для военных Российской Федерации! Она держала в страхе Америку. Но в демонтаже станции виноваты те, кто и пришёл к власти обманным путём, и им было наплевать на ту станцию, это они заставили начштаба Квашнина, чтобы тот дал аналитический расчёт стоимости содержания самой станции. Тогда душа болела у президентов не о защите нашей Родины, а болела о деньгах, которые тащили кто как мог в России, и кто куда прятал награбленное. Нужно было наказывать двух президентов, но кто их накажет? Они и есть самая высокая власть и наказать нельзя.


Кубинцы, афганцы…

Кто-то где-то разыграл опрометчиво сцену, я имею ввиду наших представителей власти, и афганцы ушли по другой тропе. Нас сознательно разделили: они оказались белыми, а мы чёрными, и на нас незаслуженно наложили "вето", мы изгои. И на самом деле почти всё так и было, я не мог вам всё разложить по полочкам, но со слов Григория Романовича есть такая версия. Когда создавали афгано-кубинскую организацию СОВИР, председателем выбрали "афганца", генерал-полковника Громова Б.В., который в то время никакого понятия о Карибском кризисе не имел, у него своих дел по Афгану было хоть пруд пруди. Ответственным секретарём выбрали "кубинца", майора А. М. Бурлова. В Бюро оказался только один из кубинцев, офицер майор Бурлов А. М. из дивизии генерала Стаценко И. А вот из дивизии Воронкова Г. А. странно, конечно, но в Бюро не попал никто. Бурлов сразу выбрал не ту политику, и опять же, со слов Григория Романовича, повёл себя неадекватно. Он инженер по образованию, и быть в кругу маститых полковников и генералов, только что служивших в Афгане, ему было трудно. Трудно было предметно доказать, что всё то что происходило на о. Куба, 20 лет назад, было очень серьёзное дело. Он не политик и не дипломат, никогда не работал в политотделе, и с первых встреч нужного разговора с афганцами не получилось. Общего решения объединения, по соглашению, как должно было бы быть, не получилось. Бурлова тогда просто сознательно не хотели слушать, операция "Афган" затмила всем глаза. Вот как нужно воевать, чтобы рекой лилась кровь как наших русских, ни в чём не повинных молодых солдат, а также и афганцев. А что говорить там о Карибском кризисе, мол, там всего-то погибла сотня солдат, что что за война такая... Так решили. А так ли это? Историки ещё одумаются и напишут многое правдивое, о чём сегодня умалчивают СМИ, адвокаты, журналисты и многие другие политики, которые сегодня греют руки на наших боевых и трудовых подвигах. Тогда никто не прокомментировал, не поставил на должный уровень значение Карибского кризиса и Афгана. Кто защитил грудью и сохранил Мир на Земном шаре. А значимость огромная Кубинской операции. Потом создали кубинскую общественную организацию МООВВИК (Межрегиональная общественная организация воинов-интернационалистов кубинцев), она и сегодня существует. Но представители данной организации, здесь одни кубинцы, без афганцев, и решить что-то серьёзное по признанию и включению солдат-кубинцев в закон "О ветеранах" уже не смогли, так они и оказались в изоляции. На публичных шоу кое-где проскальзывает, что мы – солдаты-кубинцы воины-интернационалисты. Я считаю, что это просто дешёвенький бред, честнее бы давали информацию в эфир, что мы кубинцы самозванцы и изгои в РФ. А должно было быть совсем по-другому. В эфире и во всех публикациях должна отражаться действительность, не стоит лицемерить перед населением России, и говорить с экрана половинчато, а только цельностью полной, вот тогда россияне многое могут понять из уст дипломатов, журналистов.
Как секретно были отправлены на грузовых кораблях переодетые в гражданское наши воины солдаты, а их там было более 43 тысяч, как они обживались, окапывались, что пили и что ели. Как строили площадки для старта наших термоядерных ракет. Как совместно с кубинскими солдатами отражали атаки контрабандистов и наёмников США. Это было бы намного вернее, и мы, оставшиеся ещё в живых солдаты-кубинцы, были довольны верной информацией. Да и все россияне узнали бы, что это действительно была стратегическая операция, которая спасла весь Мир от ядерной войны. А сейчас что? Вследствие чего мы, тогда молодые, здоровые ребята, долгие годы махали руками вдогонку ушедшему трагическому времени и машем дрожащей рукой до сих пор.
Продолжение дальше по той же теме. У нас в г. Оренбурге, Михаил, также создана довольно солидная организация афганцев и называется она Всероссийская общественная организация ветеранов "Боевое братство". В 2009 году мы, трое кубинцев, вступили в ряды данной организации. Мой членский билет №0103964, Мальцев А. Д., 2009 год. Вступили в организацию также Мерзликин В. А. и Филатов Н. А. Все мы регулярно платили членские взносы. Но вопрос вот в чём, председатель и его заместитель проводят очень большую работу среди оставшихся в живых афганцев и, как могут, помогают семьям, у которых не пришли с войны сыновья или мужья. Наши пути работы разные: они добиваются правды для своих сослуживцев, а нам пришлось искать свою правду самим. С ними работают специалисты и из правительства области. По силе возможности они чем-то помогают афганцам, но эти подачки, как они говорят, капля в море. Но даже и малой помощью, можно ещё мириться. А вот про нас, кубинцев, нашей власти нет дела, отговорка одна: нет указа, что вы воины-интернационалисты, значит вы самозванцы. Вот такой лаконичный ответ и он всех нас "устраивает"… А куда деваться? Всё прозрачно, так, оказывается, Михаил, решило общество, как вы пишете. И вот в начале этого года Филатов Николай (он был матросом на корабле), звонит мне и просит договориться чтобы его обследовали в афганском госпитале для солдат, которые побывали в горячих точках. Звоню в реабилитационный центр при госпитале, там работает мой хороший товарищ, передаю просьбу. Да нет вопросов, пусть едет. На следующий день Николай звонит мне и рассказывает, как его приняли в госпитале. Главврач объяснил, что если нет удостоверения или записи в военном билете, что ты воин-интернационалист, то принять они не могут. Все лекарства дорогостоящие и выписываются строго на пациента. Николай показывает Кубинское удостоверение и медаль воин-интернационалист. Извините, но эти документы нам не подходят. Так и вернулся Николай расстроенным и пошёл на приём к своему врачу в поликлинику. Вот такие постоянно у нас заморочки, мы в дверь, а они от нас в окно, или наоборот. Дай бог, что у вас там, в Питере не так, но всё же у меня есть сомнения, что и у вас также несправедливо относятся к кубинцам, как и у нас. Но почему так, у вас давно западная цивилизация, столько культурных заведений, народ битый, почему они молчат, почему не отстояли свои права о включении кубинцев в закон "О ветеранах". Я не пишу о тех, кто пришли тогда к власти, да и сегодня, а пишу о тех действиях, о которых даже высокого ранга писатели и не упоминают. Солдаты на Кубе не боялись войны, но всякий раз смотрели в миски и видели, что им опять дали суп с насекомыми и плесневые консервы, всякий раз думали, какую воду пить и чем мыть посуду. В таких условиях свободно мог быть бунт, и он назревал, политотдел и особисты не выезжали из полков, обещали и разъясняли, что скоро всё уладится, нужно терпеть. И что, терпели, а в итоге в своей стране до сих пор солдаты кубинцы изгои, словно их нет и никогда и не было. А вот вопрос, а историки что напишут или вернее написали в своих "архивных мемуарах", они что ждут, когда власть сменится или все солдаты уйдут в мир иной? А многие хотят увидеть тот указ, пусть запоздалый, но настоящий и подписан рукой президента. Внук говорит мне: "Нет, дед, не дождётесь, все они такие, им не нужны и деньги, а им нужна большая власть над человеком". А это была бы победа над властью и большая гордость за тех, кого уже нет с нами, и за тех солдат, у которых ещё стучит сердце.
Я уже раньше писал где-то о том примере, о котором и ты пишешь. Твоё мнение мне лично понятно, но я удивляюсь тому, что ты до сих пор ищешь людей, которые что-то могли сказать или рассказать о том, когда и где были их родственники, мужья, братья, и чем они занимались на о. Куба в 1962 и 1963 и 1964 годах. Даже мы, прослужившие на Кубе полтора года при штабе дивизии, толком не знаем, а что там было, что хотело тогда наше правительство, да нам и знать не нужно было, и я уже написал выше, что солдат должен быть одет, обут и хорошо накормлен и хорошо отдохнувшим. А ведь было и такое, что многие солдаты в окопах находились по несколько суток. Многие знают, что на Кубе выпадает очень много осадков, и вот солдаты в насквозь промокших накидках охраняли станции наблюдения. В окопах много воды, постоянно сыро и солдаты зарабатывали себе воспаление лёгких и простуду.
Ты пишешь, если бы ты смог найти 10 тысяч граждан в нашей стране, которые подписались под петицией, что они признают участников Карибского кризиса, что они участники боевых действий, то тогда ты мог бы обратиться в высшие государственные инстанции. Этими словами ты меня просто сразил на повал. Какие государственные инстанции ты имеешь в виду, о чём ты пишешь! Ты знаешь, Михаил, дай мне знать, где ты нашёл в структуре нашей власти, такую инстанцию. Даже народный парламент, Государственная Дума, куда мы обращались, ничего не решил, и я удивляюсь, для чего он нужен в нашей стране. Он обязан быть выше самого высшего правителя, и он должен командовать, а правитель должен своими указами давать ход решениям парламента. Извини, не знаю, что может тебе ответить наш народ, кого ты ищешь, не уверен и очень удивлён!
Михаил, вот перед глазами у меня брошюра "Структура и численность состава МООВВИК на 01.08.08 г. Председатель Правления МООВВИК полковник А. М. Бурлов". Тогда в структуре всего насчитывалось приблизительно 2075 человек. Да, мы понимаем, что многие солдаты не знали об этих организациях, как допустим и мы из Оренбуржья. Да, там нет в том списке и солдат-украинцев. И вот я смотрю список ленинградцев и ребят из других областей, которые вошли в Питерскую организацию. Всего на учёте 451 человек. Я хотел бы так по-человечески спросить тебя, а ты с ними где-нибудь встречался, после того как ты прочитал мою книгу? И вообще поделился той информацией из моей книги? Если встречался, что они смогли тебе сказать, поспорить со мной в каких-то вопросах, или послали меня и тебя куда подальше? Это, конечно, очень интересно и забавно, но питерцы народ с юмором, и я на них не обижусь. А вообще-то мне очень хотелось бы узнать, какое у них настроение, чем живут те солдаты-кубинцы, которые служили в 1962-1963 годах, и есть ли кто из них любители писать, особенно о пребывании их на о. Куба. Другие годы, как 1964 и дальше, не принимаются. Да, ребята и позже служили на Кубе, но того, что происходило в 1962-64 годы, они не знали, так как служившим там офицерам, также как и нам, было запрещено что-то говорить и выдавать информацию о Кубе никому, даже своим солдатам. Да, а отделение МООВВИК в Питере ещё существует? Ты пишешь, что молодые ребята-кубинцы дружат с нашим призывом 1962-64 годов. Да, Михаил, дружить можно и нужно, но главное вот в чём, они абсолютно не в курсе того, что было с нами. А пришедшие нам на смену ребята в 1965 году и позже, это совсем не то, это уже другое время.
А теперь поговорим с тобой серьёзно; Михаил, я также написал тебе отсчёт от того времени, когда мы, оренбургские солдаты-кубинцы, узнали, что наше присутствие на о. Кубе называется стратегическая операция "Анадырь", и она полностью под грифом "секретно". Это был год 2010-й. Прошло 48 лет. Боже мой, это целая вечность! Мы жили всё это время спокойно и не думали, что кто-то где-то ищет правду о солдатах, которые служили на Кубе. Да, тогда мы также азартно включились в поиски, но всё закончилось, ещё не начинаясь. Но если честно, нам эта правда была вообще не нужна, жили как все порядочные люди. Мы служили в одной стране, другие служили в других странах, ну и что, да ничего, все молчали, а если и вели разговор, то как-то так незлобно. Даже те воины, которые защитили нашу Родину в 1941-45 годах, вернулись домой ранеными, инвалидами, но о многом не могли рассказать своим землякам, сельчанам и горожанам. Одно могли сказать, что война была кровавая, бесчеловечная. А власть, как всегда, она кажется вся и всегда с народом, а на самом деле она далека от народа, и это видели наши воины, которые победили фашизм. Власть не проявила никакого уважения к защитникам Отечества. Так в бедноте и умирали в сёлах, в своих избушках воины со своими наградами. Ушёл из жизни мой отец-фронтовик, было ему 55 лет, ушёл из жизни и старший брат Георгий, фронтовик, было ему всего 60 лет. И сегодня что видим и мы, дети фронтовиков, защитивших мир на о.Куба в 1962-1963 году от термоядерной войны не вооруженным глазом? Мы и сегодня испытываем все тяготы нашей страны и на себе, и на подрастающем поколении, а что будет дальше?
Но здесь одно большое "НО". Наше поколение после службы уже стало другим, более любознательным, ученье свет, не ученье тьма и это было первостепенной стратегической задачей власти по всей стране. Да были комсомольские и партийные призывы, были стахановцы, многие были трудоголиками. Духовно и физически более развитыми были, воспитанными и, на мой взгляд главное, не завистливыми и более правдивыми. Возможно, это всё и упустило наше правительство сегодня, они не воспользовались уроками старшего поколения. Вот живой пример: были Кубинские события. Да, были, разве это для молодёжи не пример настоящего патриотизма? А кто был там на острие ножа, да такие же молодые солдаты, как сегодняшнее подрастающее поколение. Но правительство отказалось от того поколения, которое спасло от ядерной войны нашу Родину и весь мир. Скрыло настоящий патриотизм от сегодняшней молодёжи, которая сегодня живёт и не знает, что их ждёт завтра. Да, изобретать чего-то нового мы не собираемся, но и опрощать Карибские события правителям нашей страны не следует — это неуважение к молодёжи. Они должны знать, что и как это было. Молодому поколению срочно нужно вернуться к теме "Карибский кризис", к стратегической операции под кодовым названием "Анадырь"1962-64 годов. Мы, очевидцы тех событий, ещё живы, и бросать нам вызов, что мы что-то преувеличиваем, это порочно и даже преступно. Как говорят, сто раз отмерь и один раз отрежь! И многое из тех забытых в мире проблем, которые мы когда-то решали на о. Куба, уже аукается нашей стране. Всё познаётся в сравнении. Что, как и с чем сравнивать… Видимо, моё кредо по жизни – все происходящие в нашей стране серьёзные события сравнивать, находить и радоваться выводам, но ни у кого не отнимать достижений и не наговаривать на невинных, как это происходит порой у нас на глазах, это грешно. Конечно, грешно бедному, который ворует у богатого, но втройне грешно богатому, который ворует у бедного.


Борьба за признание

Действия правления МООВВИК по включению участников стратегической операции "Анадырь" в закон "О ветеранах". Убрать закон о "Засекреченности на 25 лет стратегической операции "Анадырь"1962-1963 годы до 1988 года".
Но колесо в какой-то момент закрутилось. После снятия секретности операции "Анадырь" президенту, премьер-министру и в парламент пошли ходатайства от воинов-кубинцев, которые защитили Кубинскую республику и нашу Родину. Но и не только от тех, кто был в то время там, а стали поступать ходатайства от депутатов Государственной Думы и из Генштаба, от командующих разных родов войск довольно высокого ранга, которые в то время лично не находились на о.Куба. В большинстве городов в нашей стране были организованы Межрегиональные общественные организации интернационалистов кубинцев.
Материалы по оценке и признанию государственными органами особой важности и значимости стратегической операции "Анадырь" для судеб Мира, а также в защите интересов Отечества на дальних рубежах, и в связи с этим принятия политического решения о включении участников этой уникальной боевой операции в закон "О Ветеранах", что послужит поднятию авторитета вооружённых сил и воспитанию идей патриотизма, стойкости и мужества у молодёжи России.
Бывшие солдаты-кубинцы обратились к президенту Путину В. В. ещё 20.10.2006 года. Получили довольно скромный ответ: "Вашу просьбу мы, конечно, решим. Ветераны это заслужили".
9 мая 2010 года президент Медведев Д. А. дал ответ, казалось нам, довольно ясный: "Ваш вопрос будет решён положительно, ветераны это заслужили". И что происходит дальше? Да ничего, оба президента потом ответили отказам, бумагу и ответ выбросили в корзину, а устные ответы разлетелись на ветру. Ой, какой ужас, тогда мы даже подумать не могли, что мы своей просьбой подрываем экономику такой бедной страны, как РФ. А мы-то тогда думали о будущем поколении. Зря тогда подумали, но такова наша власть, а какие мы-то наивные, просим милостыню у тех президентов, которые сами ходят по миру с протянутой рукой! Да, они не ходили в лаптях, не донашивали истёртую фуфайку и штаны, не донашивали десять раз подшитые валенки, порванные сапоги или ботинки. Что они знают о переживаниях тех родителях о своих детях и внуков? О какой инстанции ты сегодня пишешь, Михаил? Но мы продолжим разговор.
Оказывается, ещё раньше было письмо начальника генерального штаба ВС РФ Квашнина А. В. от 15 марта 2001 года по вопросу о включении участников операции "Анадырь" в федеральный закон "О Ветеранах". Председателю Комитета Государственной Думы по делам ветеранов Маршалу Куликову В. Г.: "С учётом заслуг участников Карибского кризиса 1962 года по защите Отечества, выразившихся в предотвращении мировой термоядерной войны, считаю участием в боевых действиях на Плайя-Хирон – апрель 1961 г.; участие в военно-стратегической операции "Анадырь" в период Карибского кризиса 1962 года с 1 июля 1962 г. по 30 ноября 1963 г. Начальник Генерального Штаба генерал армии Квашнин А. В.
За положительное решение этого вопроса в своих обращениях высказывались: начальник Генерального штаба Вооруженных Сил РФ А. В. Квашнин (от 15 марта 2001), командующий Ракетными войсками стратегического назначения Минобороны России Н. Е.Соловцов (от 9 марта 2006), Главнокомандующий военно-морского флотам ВС РФ, адмирал флота В. В. Масорин (от 27 июня 2006), Главнокомандующий военно-воздушными силами и 1-й заместитель начальника ГШ ВС РФ А. А. Ноговицын (от 07 июля 2006), Секретарь Общественной палаты Российской Федерации Е. П. Велихов (от 19 апреля 2007), Председатель Отдела Московского Патриархата по взаимоотношениям Церкви и общества, протоиерей Всеволод Чаплин (от 30 декабря 2009) и другие. Все они в своих обращениях подчеркивали, что участие наших военнослужащих в военно-стратегической операции "Анадырь" в период Карибского кризиса равнозначно участию в боевых действиях, и просили признать этих бывших военнослужащих ветеранами боевых действий, отразив это в Федеральном законе "О ветеранах".
Ещё раньше, 28 марта 1995 года, рассмотрев ходатайство Межрегиональной ассоциации воинов-интернационалистов и, принимая во внимания их заслуги в предотвращении Карибского кризиса 1962 г., правительство Москвы постановило обеспечить все меры социальной поддержки всем участникам г. Москвы. Мэр города Москвы Ю. М. Лужков.
20 апреля, 2007 год. Председателю Правительства РФ М. Е. Фрадкову. "Прошу Вас содействовать положительному решению о включении участников Карибского кризиса в закон "О Ветеранах". Председатель Совета Федерации С. М. Миронов.
"Гос. Дума, председателю комитета по делам ветеранов Н. Д. Ковалёву. В составе двух полностью укомплектованных дивизий ПВО по правительственному заданию были направлены на Кубу. Своевременное развёртывание боевых порядков, охрана важных стратегических объектов, смелые действия расчётов подразделений, в результате чего во время Карибского кризиса был сбит передовой разведчик самолёт У-2, позволили отразить нападение группировки войск США. К сожалению, участники этой уникальной стратегической операции, во многом определившей дальнейший ход истории, не внесены в Федеральный Закон "О Ветеранах", и выражает надежду на его положительное решение.
И вот, наконец, я прихожу к сравнению и, как всегда, ищу для себя ответ. Конечно, у меня есть погрешности в моей интуиции и откровенности, но пойти на сделку со своей совестью я не хочу, да и вообще зачем мне это нужно и надеюсь на конечный результат, что я прав!
Вот посмотрите, какие серьёзные и ответственные люди пишут, убедительно просят наш парламент, наших заместителей председателя министра, министра правительства и главное – открыто пишут и вручают письма нашему президенту. Прилагаются все материалы, легитимно подтверждающие правомочность такого включения в закон "О Ветеранах" (в том числе подтверждения от Генштаба ВС, всех главкомов ВС России, ведущих военных Академий и др.). Как вы думаете, такие сильные, уважаемые люди, наши командующие докладывают чепуху для нашего президента, или просто ребятишки на побегушках? А как всё же это понимать? Я надеюсь, что у вас, также как и у нас не было в голове даже мысли, что их кто-то мог подкупить? А если смотреть трезво на данные действия наших командующих, возможно, они косвенно, но были в курсе всех событий, которые происходили на Кубе, по всей вероятности, у них было намного больше информации, чем у многих молодых офицеров, да и у нас солдат-кубинцев. Но они точно и конкретно знали, что там написано в обращении для парламента, премьера и президента. Да, однозначно там должны быть письма и подписи бывшего министра Язова Д., генерала полковника Есина В., и других генералов и полковников. Но увы, они не подписали данное обращение, почему, как вы пишете или будете защищать, что у них, видимо, были свои намерения и оправдания. Но мы-то их поняли, мы уже давно выросли из детских штанишек. Мы все из тех молодых солдат выросли и имеем право на своё мнение. Многие из нас имеют высшее образование, долгие годы работали на высоких должностях в разных производственных и общественных сферах страны. А вот нашлись в нашем кругу офицеры, которые ради карьеры, как мне рассказывал наш начальник политотдела Г. Р. Данилевич, боялись потерять свои генеральские лампасы, однозначно! Убеждать нас в их порядочности не надо. Эти люди просто случайные, как на гражданке говорят "прилипалы", и какой власти они служат, им всё равно.
Вы считаете, что те командующие, учёные мирового значения и наш патриарх Всея Руси Кирилл, которые подписали обращение к президенту, выходит, что они ниже рангом, чем окружение президента? Да, возможно, и из окружения президента многие всего не знали, как и мы, солдаты, офицеры и простые граждане. Засекретили где-то, вот многие и не знают до сих пор о той стратегической операции, хотя это было очень серьёзное время и называлось оно Карибский кризис, ну и ладно. А молодёжь сегодня говорит, что было это давно, и давно проехали. Жители нашей необъятной Родины – они все порядочные, но они не были как должно информированы ни тогда, ни сейчас. Вот в этом вся загвоздка, вся причина, почему они высказали своё отрицание по данному вашему запросу. Михаил, видимо, и вам кто-то сказал, что солдаты-кубинцы, которые служили на Кубе в 1962-63 годы, не достойны, чтобы их включили в закон "О ветеранах". Эти слова я сам много раз лично слышал от чиновников и даже от высокого пошиба офицеров. И я об этом писал в своих книгах. Говорили нам, что там, мол, не было крови, и мало солдат погибло на чужбине, и это было просто военные учения. Нет верной информации, нет и правды, и этим всё сказано. Я несколько раз перечитывал вашу записку и невольно подумал, что и вы оказались на той стороне. По нашим понятиям, это просто насмешка, а вернее, кощунство над солдатами и офицерами, которые выжили и не погибли там, на чужой земле. А по сути, всему нашему народу нашей земли русской нужно радоваться и благодарить наших русских офицеров и солдат за то, что мир был достигнут малой кровью с нашей стороны, и большой кровью кубинского народа. "Об этом историки не пишут". А мы что, думает за нас власть, да вы и так: живы, вот и радуйтесь. И вот это сильно бьёт по мозгам, что наш мир, действительно весь мир перевернулся!
Напрашивается стратегический вопрос, а кого же ещё нет в списках, кто мог бы повлиять на президента? Никого не нужно искать, там есть люди, которые всё диктуют. Вот здесь мы за, а вот о Кубинцах другое, и мы против, и здесь ничего не попишешь, так было и так будет всегда. Но всё же встаёт вопрос: за что кто-то из приближённых к президенту так не любит солдат-кубинцев? Нам ясно, что вокруг вождя Хрущёва Н. С. было много "доброжелателей", и даже они были в шоке, как он умудрился во время Карибского кризиса выйти сухим из воды. Но прошло много лет, были и другие правители, которые и засекретили нас кубинцев. А потом не захотели они покаяться, снять свой грех за дикий поступок, что так и пошло-поехало при других правителях нашей страны. Да и сегодня наша власть оказалась не на высоте, оказалась глухой к просьбам солдат-кубинцев. Солдаты так и несут свой крест. Но за что такой крест, почему мы изгои? А жизнь уходит, нас так мало осталось, а те, кто сегодня рулит там, в Москве, это уже не то поколение, которое защищало нас, давало надежды. Не тот и наш МООВВИК сегодня, он морально устарел.
А вот теперь странный вопрос. 2000 год, окружение Б. Н. Ельцина просто не знало, с чего начинать и что делать в новой стране, которую потом узаконили как Российская Федерация. Первое, как он думал, нужно это подружиться с американским президентом. По совету американцев развалил страну, и образовалось на территории СССР несколько стран. После ухода с поста президента, вместе с молодым окружением приводят во власть молодого офицера КГБ Путина В. В. Он становится премьер-министром, а потом и главой РФ. Многие солдаты-кубинцы надеялись, что наконец новый глава государства положительно разрулит давно не решённый вопрос по событиям Карибского кризиса. Смешно правда, но он не вник в решающую роль Советских войск, или по-другому понял присутствие малого контингента по защите государства Куба и нашего государства СССР. А там был огромный замысел Советского руководства: остановить американское вторжение на Кубу и защитить наше государство, убрать ракеты из ближних стран к СССР. Да, он смешал в кучу много проблем. Да, в чём-то Хрущёв Н. С. был неправ, но всё нужно было исправить не ему, а другим нашим правителям, но и они не захотели что-то исправлять. Время шло, и не в нашу пользу. А мы были тогда такие наивные и ждали с надеждой и дождались: новая власть перед нашим носом просто закрыла все двери. Вспоминаю, как однажды, когда Путин В. В. озвучивал послание народу, ему открыто был задан такой вопрос: что он думает, как нужно поступить с кубинцами, которые служили на о. Куба и защищали нашу Родину? С теми, кто спас весь Мир от термоядерной катастрофы, история жива, и ещё живы очевидцы той трагедии. Он тогда с высокой трибуны совершенно невнятно высказал свои мысли россиянам, возможно случайно, а возможно и нет. Отвернувшись в сторону, сказал: "У нас сегодня с Америкой непростые отношения, и я не хочу ещё более осложнять те отношения, ничего не связывать с прошлым и с Карибским кризисом". Нас это удивило.
Очень странно, но у нас почему-то порой сразу забывают о живых людях, которые смело идут в бой за Родину, в огонь и в воду, вот это и страшно для многострадальной России. Сколько раз она была на краю гибели, но там нападали чужаки. А вот в 1990-е годы, наши, свои люди, обезумели от слова "бери, тащи всё, что попадёт под руку", высказанное нашим высшим руководством. И вот эта дармовая нажива погубила Россию, а им все миллиарды за похищенное у государства и похищенные сбережения у своих россиян, простили. Даже намёка нет, как тех людей наказать и вернуть украденное. Они-то никогда не были под дулами врага, и не хотят про то даже слышать. И наша власть опять скажет, давайте закончим об этом говорить, давно проехали.
К читателю. Если захотите, можете найти тот ответ нам, кубинцам, в ежегодном послании к народу России, где-то в 2015-18 годах. Да есть мнение, что тогда была обида многих членов ЦК КПСС на Хрущёва Н. С. за личную инициативу послать на о.Куба советских солдат. Он же стал потом единоличным Героем по защите Кубинского государства и защите всего Мира. Его окружение ему это не простило. Как он так сумел? Да, здесь вопрос, нужно уметь всё делать вовремя. Но вот вопрос президенту Путину В. В.: зачем сейчас это нужно? Зачем до сих пор скрывают от россиян информацию о событиях Карибского кризиса, историю стратегической операции "Анадырь"1962-1963 г.? "Справедливая история – это серьёзная наука – это упрямая истина", и это правдиво отмечено. О ней вспомнят, не сегодня, так завтра.
Когда в 2013 году проект о включении кубинцев в закон "О Ветеранах", не был президентом Путиным В. В. подписан, то мы, солдаты-кубинцы Оренбуржья, с сожалением и горечью похоронили тему разговора о Карибском кризисе, и видимо, навсегда.
Конечно, уже поздно. Видимо, никто не осмелится из нашей власти сегодня и в будущем решится на возврате к разговору о стратегической операции "Анадырь", о Карибском кризисе. Если бы не тот засекреченный, необоснованный и непродуманный Указ засекретить всё на 25 лет, ещё можно было что-то сделать. А тогда они, наши старшие командиры, были сознательно разбросаны по стране, и были на Родине уже никто, просто рядовые офицеры, без права на разговор по данной теме. Потом проводили многих на пенсию. Другие, незаслуженно загнанные в угол, безвременно ушли в мир иной. Плиев И. А., Малиновский Р. Я., Гречко С. Т., наш командир дивизии Воронков Г. А., Стаценко И. Д., нач. РТВ Алёшин А. И., Овчарук А., Данилевич Г. Р., которые защитили Государство Куба, нашу Родину СССР, спасли Мир от угрозы ядерной войны – все они были незаслуженно загнаны, как многие другие выдающиеся патриоты. А главное, наши потомки никогда не поверят в то, что был проведён такой нестандартный переход в чужую страну за 12 тысяч км. совершенно засекречено, и он закончился благополучно в нашу пользу, и главное – малой кровью. Но он так и не стал известным в должной мере для граждан нашего Советского Союза, так продолжается и до сих пор.
Солдаты, прослужившие на Кубе более, чем 1,5 года, вернулись домой. Удивительно, что их никто не ждал, и я очень честно описал в своей книге, как нас встречала наша спасённая Родина. И вот, как говорят в народе, за всё доброе солдатам кубинцам дали 25 лет, срок молчания, а вот амнистию долго не хотят подписать. Вот уже более 55 лет и живут они в своей стране Россия изгоями. Выступают офицеры и бывшие солдаты где-то в институтах, школах, но это всё не то, выступают словно самозванцы, и это всё несправедливо, народ не верит тому, о чём мы пытаемся достучаться. Конечно, будущее поколение будет удивляться данным выкрутасам нашего правительства и несправедливым отношением к солдатам-кубинцам, которые спасли мир от ядерной войны, но только и всего. На этом я хочу закончить писать о том трагическом периоде жизни, о Карибском кризисе 1962-1963 годов.


Украинские солдаты, служившие на Кубе

Михаил, Вы пишете, что в моём письме отражены не только кубинские, но и политические, социальные и общечеловеческие темы. Как думаете, я что-то другое сегодня могу написать? В кубинской теме у нас почти нигде не возникают противоречия. Когда же речь заходит о каких-то общих вещах, то тут почти всегда обнаруживается, что точки зрения наши сильно различаются. Да, здесь хорошо показал 2014 год, когда Крым присоединился к России. Вы пишете, до ухода солдат-украинцев из России в 1991 году, тогда прекрасно уживались российские и украинские политики и писатели. Общались и находили общий язык, вели дружеский разговор и вели его на разные темы. Вы пишете, что политику не обсуждаем, мы убедились, что из-за политики тут же начинаются споры, постепенно переходящие во взаимные оскорбления и вражду. Я вас не пойму, а как можно вести разговор без политики? А вот про идеологию я не хочу ничего писать, так как её нет в РФ с 1991 года. Вот народ, или вернее, наше общество и возмущается, куда идём, что нас ожидает впереди, кто и как пишет нашу историю, ведь прошло уже больше 30 лет! Потом подрастающее поколение спросит у нашей власти, а во власти находятся так называемые идеологи, вершители судеб человечества, блюстители "ока" президента. Что это было за эти 30 лет, лично для меня большой вопрос.
Знаете, ещё до вашей прочитанной книги, я никак не мог понять, как так получилось не боясь какого то данного обета молчания нашим Генеральным секретарём ЦК КПСС Хрущёвым Н. С. перед Америкой, вдруг тогда ещё молодое правительство государства Украина в 1994 году, я не знаю как созрело оно, без каких-то противоречий включила солдат-кубинцев в закон "О ветеранах". Я понял, что вы не удивлены такому повороту в отношение к украинским кубинцам. Почему я так пишу, просто вижу, как написана ваша записка. Я, почему-то надеялся, что вся пресса и писатели будут трубить на всю Россию о правильном решении властей Украины, об украинских кубинцах. Надеялись, что будет реклама в журналах и в газетах, когда солдаты-кубинцы россияне будут амнистированы. Но вся информация в СМИ прошла, как и раньше, тихо-мирно, и все продолжают жить со спокойной совестью, меня, мол, это не тревожило и не тревожит. А очень жаль! И вот здесь опять можно смело написать, что многие, кто приближен к средствам информации, просто боятся открыто смотреть и главное, смело писать на открытые темы, критиковать несправедливые решения нашего парламента и окружения президента. Продолжу с вами деликатный разговор. Вы, может быть, больше вращаетесь в кругах журналистов, и хотел бы получить от вас ответ на мой вопрос. Никто не ожидал, а получилось так, что многие солдаты-кубинцы с Украины в 2014 году оказались на территории России. Они пользовались льготами, так как они были включены на Украине в закон "О ветеранах". Как в такой ситуации поступила наша власть по отношению к украинским солдатам кубинцам? Она что, отменила данный закон "О ветеранах" или сохранила все льготы? Да, я сам отвечу на заданный вопрос, что все льготы украинским кубинцам были сохранены, а как по-другому? Могут пойти разговоры, возникнут проблемы, а в Крыму народ упёртый. А русские, а что русские скажет наша власть, они уже давно смирились, что они не заслужили? Или я ошибаюсь?
Я очень хорошо помню, когда я служил в г Волгограде, рядом со мной было очень много солдат с Украины, но мы их приветливо и без злобы называли Украинцами, а также по именам и городам называли откуда они были призваны. Очень много было солдат из Одессы, Харькова, с Донбасса, из Киева, Днепропетровска и других городов. По нашим городам и они нас называли. Когда по приказу Главнокомандующего Хрущёва Н. С. мы оказались на о. Куба, то и там во всех воинских подразделениях, где мне приходилось быть, слышался акцент ребят с Украины. Да, на Кубе служили рядом с нами ребята из Дагестана, Грузии, из Молдавии, были из Казахстана и Белоруссии, и даже несколько ребят-корейцев, которые, как и мы, были призваны служить в Советскую Армию. Но больше всего там наряду с русскими было солдат с Украины. А вот сейчас я рассуждаю так, когда нас засекретили, то ребята с Украины первое время молчали или также немного роптали, а как по-другому? И вот когда появился закон "О ветеранах", для солдат-афганцев в 1988 году, то солдаты-кубинцы на Украине стали обращаться к своей власти. Да, та власть, естественно, не могла пойти против Москвы, и отвечала отказом. А вот когда в 1991 году в Советском Союзе произошёл переворот в Кремле, то новые украинские власти без каких-либо всяких лишних проблем ( созреет общество или нет), в 1994 году решили, и президент Кравчук Л, подписал Указ о включении в закон "О ветеранах" всех солдат-кубинцев, которые защищали нашу Родину вдали от своей Родины. Да, многие сейчас осуждают бывших президентов Украины Кравчука Л, Кучму Л. Да, возможно, они по нашему русскому понятию, непорядочные люди, но то, что они сделали доброе дело для солдат-кубинцев, им большое спасибо от всех солдат-кубинцев, Украины и РФ.
Украинские солдаты получили статус воинов-интернационалисты в 1994 году. Вопрос: объясните мне, вы с ними общались до 2014 года, какое могло быть общение у вас с ними? Вы и они знали, что солдаты-кубинцы Украины признаны, а вот в РФ не признаны воинами-интернационалистами? Они в стране признаны, пусть не большие, но есть льготы, и главное – это уважение к солдатам-кубинцам среди населения Украины. Они свободно могут открыто рассказывать о тех Кубинских событиях в школах, в средних и высших учебных заведениях. Я уверен, так и происходит там, невзирая на ту ситуацию, которая трясёт сегодня страну. А в принципе, сегодня они вам или вы-то зачем им? Какая дружба могла быть даже между вами, писателями? Правительство Украины включило солдат-кубинцев в 1994 году в закон "О ветеранах". Прошло более 20 лет с того времени, я думаю, мы им абсолютно не нужны, писатели Украины написали и, возможно, ещё напишут, что действительно происходило там, на о. Куба. Они давно не ищут тех солдат, которые могут сказать или не сказать той правды. Она давно потеряла реальность и кому-то что-то доказывать уже нет необходимости, и обсуждений, как я думаю, уже также никому не нужно. А вот у нас в России все, кому не лень, ещё очень долго будут шельмовать Кубинский кризис как уже давно открытый вопрос, нет давно секрета, да в принципе его и никогда и не было. Сейчас есть всплески в шоу у политиков за столом, вот мол тогда Кубинский кризис без проблем быстро решён, но только и всего, но саму суть они не могут вынести в народ и опять вопрос: почему?


О командирах, с которыми я прослужил три года срочной службы

Я был призван Шарлыкским райвоенкоматом, служил в Армии с октября 1960 года. Проходил курс молодого бойца в воинской части 37244 в Астрахани. 22 декабря 1960 был командирован в штаб дивизии в воинскую часть 51896 в городе Волгограде водителем легкового автомобиля при штабе дивизии. Мне очень повезло, что я все три года срочной службы находился непосредственно в подчинении у старших командиров. Многие из них прошли горнило Великой Отечественной войны. Первым командиром был у меня начальник автотракторной службы полковник Багмат В. А. С ним прослужил я с 23 декабря 1960 года до мая 1961 года. В мае 1961 года меня вместе с машиной передали в распоряжение начальника РТВ (радиотехническое вооружение) полковника В. Е. Гольфмана. Вообще-то мне приходилось возить всех старших офицеров, служивших при штабе дивизии с 1961 до мая 1962 года в Волгограде. В мае 1962 г. был командирован вместе с машиной в распоряжение подполковника Храпко И. П., он возглавил комендантский взвод, организовывал приём пополнения, солдат в нашу дивизию, размещал их по подразделениям, заказывал вагоны на станции контейнерной и отправлял личный состав по пунктам назначения. Всё проходило секретно, я не имел никакой информации от полковника Храпко И. П. В июле 1962 года вместе с Храпко И. П. и с машиной ГАЗ-69 я был командирован в город Николаев. Там нас переодели в гражданскую одежду и на грузовом теплоходе отправили на о. Куба, в порт Нуэвитос. Потом мы прибыли на постоянное место службы в г. Камагуэй. на о. Куба. Два месяца служил в распоряжении офицеров при штабе РТВ. В ноябре 1962 года снова был командирован в штаб дивизии, был личным водителем начальника штаба дивизии полковника Побидько В. К. В ноябре 1963 года был демобилизован согласно приказу министра обороны СССР. Служба в Советской Армии дала мне в жизни очень многое. Курс молодого бойца, "карантин" проходил в г. Астрахани в в/части 37244. Там я встретил много интересных людей. У многих солдат жизнь в селе или в городе были схожи. Все мы были рождены незадолго до войны или во время войны. Почти все испытали большие проблемы, как с питанием, а также с одеждой и обувью. Все без исключения начали работать очень рано, не по возрасту. Работа была разная, для взрослых она была лёгкая, но для нас, тогда ещё подростков, довольно тяжёлая. Время работы было не ограничено.
В г. Волгограде находился штаб 10 дивизии (в/часть 51896). Командир дивизии полковник Воронков Г. А., начальником штаба дивизии был полковник Побидько В. К.
В составе дивизии было несколько родов войск:
1) РТВ – начальник полковник Гольфман В. Е.,
2) несколько полков авиации – начальник и он же зам. командира дивизии дважды Герой Советского Союза полковник Рязанов А. К. Потом его сменил Герой Советского Союза полковник Карданов К. Л.
3) ЗРВ – начальник полковник Мельников В. Н., потом его сменил Королёв П. Т.,
4) Политотдел – начальник полковник Данилевич Г. Р.
5) Автотракторная служба–начальник полковник Багмат В. С., его сменил подполковник Клименко.
6) Особый отдел – начальник подполковник Плиш В. В.
7) Отдел тыла – начальник полковник Рыбаковский А. М., потом его сменил полковник Штепа И. В.
8) Полк РТВ при штабе дивизии и командный пункт, начальник подполковник Алёшин И. З. Командиром батальона был подполковник Храпко И. П.
Все офицеры, которых я назвал, служили потом и на острове Куба. Здесь я немного дал маху, на Кубе не были: полковник А. К. Рязанов, полковник А. М. Рыбаковский и полковник Гольфман В. Е. После мобилизации с Кубы только генерал Воронков Г. А. получил повышение по службе, остальные старшие офицеры, о которых я написал, не были повышены в звании и не получили повышение по службе. Да, многие были награждены орденами за образцовое выполнение специального задания Правительства СССР, но конкретно, что за службу на Кубе, ни слова. Все старшие офицеры вышли на пенсию в тех же званиях, что и были.
Вот это также удивляет. Немного напишу о командире дивизии полковнике, потом он получил звание генерал-майора, Воронкове Г. А. Насколько я знаю и помню, то в 1960 году, когда в декабре нас привезли служить в штаб дивизии, в/часть 51896, там тогда уже был командиром дивизии полковник Воронков Г. А. Общее впечатление о нём. Высокий, рост гдето 1,9 метра, не полный. Лицо чуть продолговатое, волосы на голове редкие, всегда зачёсаны назад. Глаза строгие, внимательные, носил очки, при серьёзном разговоре поднимал очки немного на лоб, и тогда его взгляд для собеседника был тяжёлым. Со старшими офицерами, окружающих его, был всегда в дружбе, умел слушать и давал дельные указания. Многие офицеры, да и мы, солдаты, даже побаивались его строгого взгляда. Усы никогда не носил, брился каждый день и всегда выглядел довольно приличным культурным человеком. Курил много, даже в автомашине. Любил шутки, анекдоты, умел их выложить собеседнику, и тем острее убедить его. Вот запомнился одна интересная шутка. Услышал я её на привале по пути из Гаваны, во время обеда. Девки спорили на даче: у кого "любовь" лохмаче, оказалась, что лохмаче у самой хозяйке дачи". Были и другие потешные присказки, истории и интересные анекдоты не только от Воронкова Г. А., но и от других офицеров, особенно много смешных анекдотов рассказывал полковник Иван Васильевич Штепа. Он для Воронкова был самым близким человеком, весельчак и большой шутник, за словом в карман не полезет. Ехавшие с нами офицеры всегда от души смеялись над его анекдотами. Разговор на привалах переводили только о воспоминания о Родине, это был у офицеров основной "конёк". Водкой Воронков сильно не увлекался, и песни не пел, я никогда не слышал. В Волгограде жил в пятиэтажном доме без лифта. Сад-огород или дачу, как сейчас у нас величают даже самую развалюху, не имел. По-нашему, шоферов, понятию, командир только ночевал дома, а остальное время проводил в командировках по гарнизонам или просиживал в штабе дивизии с кем-то из старших офицеров. Я встречал многих военных и гражданских лиц, но я не видел в них того, что мы видели в нашем командире. Мы видели в нём волевого, самостоятельного, настоящего кадрового офицера. Таким был генерал-майор Воронков Г. А. Только такие морально сильные и сильные характером люди могут не побояться грозного указа свыше, и когда на Кубе в эфир летело слово "отставить", в этот миг была дана Воронковым Г. А. команда ракетчикам сбить самолёт-разведчик США У-2. Мы, шофера, очень уважали и побаивались его. Помнишь, Володя, ты был его водителем и рассказывал мне, что у него была скромная трёхкомнатная квартира на четвёртом этаже, в семье была жена и двое детей, сын и дочь. До нашего призыва его возил украинец Жора Калюжный, отличный наш товарищ, а потом стал возить его мой друг Володя, они оба рассказывали, что командир очень любил быструю езду. В Волгограде у него была служебная автомашина "Победа М-20". Когда прибыли на Кубу, то ему пригнали из Гаваны совершенно новую автомашину "Волга М 21", но ездить на ней не разрешили. Дали нам в штаб автомашины "Плимут" и "Додж". Автомашины сильные, покраска отличная. На "Плимуте" стоял 90 сильный двигатель, переключатель передач находился на руле. А вот на "Додже" передачи переключались автоматически, были только педали тормоза и газа. Находилась кнопка форсажа, специальная: если нужно быстро обогнать кого-то, нажмёшь на кнопку и скорость быстро нарастает, но это работает всего минуту и потом отключается. В то время на автомашинах стояли четыре фары для освещения в ночное время. Однажды мы привезли с Володей на двух автомашинах, на "Плимуте" и на "Волге", офицеров, прибывших из Генштаба из Москвы и из Штаба группы войск на Кубе из Гаваны в город Сантьяго-де-Куба. Где-то через час офицеры вышли из штаба полка, позвали меня, я был за рулём "Волги". На переднее сиденье сел Воронков Г. А., сзади трое неизвестных мне офицеров. Дорога оказалась просёлочная, вся выбитая: не щебень лежал на дороге, а торчали крупные камни, и корни деревьев практически ползли по дороге. Ехать было трудно, машина постоянно подпрыгивала на камнях и выступающих корнях деревьев. Ехал я, конечно, быстро и вот в одном месте нас очень сильно подбросило. Я почувствовал, как смотрит на меня наш командир, хотя лица его не видел. Я говорю: "Извините, Георгий Алексеевич, больше такого не будет". Он молчал полминуты и говорит: "Ты что, Алексей? Думаешь, дрова везёшь? Ты везёшь нормальных людей". И продолжил, уже обращаясь к офицерам: "Вот видите, отвыкли наши шофера от плохих дорог, как в России! Здесь-то везде асфальт". Правда, он потом часто рассказывал офицерам, как они ездили в Сантьяго-де-Куба и как прыгали на той просёлочной дороге, ведь там до заставы километров 80. Конечно, после такого случая я был, как говорят, в ударе, скорость не сбавлял, но и за дорогой смотрел капитально. Вспоминаю и такой доверительный рассказ нашего командира полковника Воронкова Г. А. Где-то в конце сентября 1962 года мы возвращались из Гаваны, где проходило большое совещание офицеров. Нач. тыла полковник Штепа И. В. прихватил из офицерской столовой немного продуктов, мы остановились в пути отдохнуть и перекусить. Командир был почему-то хмурым, а после окончания обеда пошёл разговор офицеров о службе дома и вот теперь на о. Куба. Командир лежал на правом боку, подложив под голову руку, это была его любимая поза, слушал внимательно разговор, и вдруг сам тоже включился. И начал с того, что он офицером всю войну прослужил в полку артиллеристов, когда успешно окончил артиллерийское училище и его поставили командиром дивизии ПВО. Ладно, здесь есть логика, а вот сегодня доверили ещё и командовать тремя прикомандированными ракетными полками и ещё ракетным мотострелковым батальоном. "Здесь какая-то просто насмешка. Полковник Королёв, давай-ка бери и меня в учебный класс. Ракету я не буду изучать, а вот сам постамент, где будет смонтирована она, мне даже очень интересен". Королёв, шутя говорит: "Я надеюсь, Вы, товарищ командир, будете у нас в группе старостой". Вот здесь рассмеялся и Воронков Г. А., и все офицеры. Потом как-то все сразу умолкли, каждый о чём-то своём раздумывая. Не сразу, а как-то так осторожно, продолжился офицерский разговор. "Да и я ведь не один оказался на глазах нашего Генштаба. Вы, видимо, также как и я, удивились, что командующим нашим малым военным контингентом на Кубе назначили Плиева И. А. Он всю служебную карьеру просидел в седле с 1939 по 1961 год". И так, в сердцах, закончил: "За какие же заслуги мы все оказались здесь?" "Да что там говорить, таким, как Воронкову Г. А., да и таким же другим, назад хода не будет. На победу мы не надеемся, а то, что рядом ходит смерть, все старшие офицеры нутром чувствуют". Но судьба к нам на Кубе оказалась более справедливой и благосклонной, чем думали наши правители, сидящие в Генштабе и командующие в Кремле.
В Волгограде при штабе дивизии не было столовой или буфета. Все офицеры младшие и старшие ходили в городскую столовую, а солдатам, обслужившие штаб, завтраки, обеды и ужин привозили в термосах на грузовой автомашине из солдатской столовой полка РТВ, где находился и командный пункт дивизии. Старшие офицеры, за которыми были закреплены автомашины, на обед разъезжались по домам. Мы, водители, уезжали есть в столовую полка, и всё это было на бегу, быстро-быстро, и опять рулишь к штабу дивизии. Конечно были, прямо нужно сказать, большие неудобства, но так диктовала солдатская жизнь. На о. Куба командиру дивизии организовали отдельную кухню в здании штаба дивизии. Подобрали из солдат хорошего повара Николая Разуваева. Он на гражданке окончил кулинарный техникум и работал поваром в одном из ресторанов в городе Куйбышеве. Повар оказался самостоятельным, и кулинарное дело знал хорошо. Кухню оборудовали на первом этаже, а командир жил на втором. Командир вызывал Николая, и они вместе составляли меню. Готовились горячие обеды и салаты очень хорошо. Пеклись пирожки с мясом, и даже по просьбе командира Николай пёк блинчики и блины. Всегда в фужере, на столе у командира был сок – лимонный, апельсиновый, ананасовый и различные фрукты. Николай готовил обеды не для одного командира, а там с ним всегда были старшие офицеры. Помощником у него был Петров Борис, солдат по натуре очень спокойный, он выполнял свою работу достойно, посуда и весь поварской инвентарь был всегда хорошо вымыт и безукоризненно чист. С командиром на втором этаже жили Побидько В. К. и Данилевич Г. Р., остальные старшие офицеры жили в рядом построенном особняке. Завтракали они в офицерской столовой, а потом шли в штаб для разбора полётов, и многие офицеры обедали с командиром почти всегда. Николай с Борисом готовили обеды всегда с запасом. Николай иногда баловал нас с Володей пирожками, давал на вынос апельсины, бананы, ананасы и другие фрукты. Там фрукты стоили очень дёшево, но за всё нужно было платить, а вот денег-то у нас и не было, вот и весь секрет. Командир за хорошую исполнительную службу представил к награде медалью "За отвагу" своего повара ефрейтора Николая Филипповича Разуваева и своего водителя (и телохранителя!) Мерзликина Владимира Афанасьевича. Я лично очень рад, что Колю и Володю наградили медалью "За отвагу", они честно того заслужили. Хочу дополнить, что Владимир Афанасьевич потом всегда стеснялся носить эту медаль. Ему не хотелось начальству, основным специалистам его круга и рабочим объяснять, это что за медаль и разъяснять, что это заслуженная медаль. Володя ничего никому доказывать не хотел, так как по радио, телевизору и в общественных газетах это всё сознательно умалчивалось, никто из советских людей не знал о той специальной военной операции.
Указ. "За образцовое выполнение специального задания Правительства СССР наградить Орденом Красной Звезды генерал-майора артиллерии Воронкова Г. А." Почему же Орденом Красной Звезды? Почему не Орденом Ленина, который есть наивысшая награда в нашем государстве? Только он должен был быть награждён Орденом Ленина. А вообще-то он и не только орденом, а ему нужно было присвоить внеочередное звание генерал-лейтенанта и звание Героя Советского Союза! Так где же правда? Не Хрущёву и другим служакам, сидящим в Генштабе, а тому, кто спас молодое Кубинское Государств, нашу великую страну СССР и весь мир от термоядерной войны. А там, наверху, решили искать козла отпущения. Не молчать нужно было в то время Хрущёву, а на весь мир говорить, что Советский Союз совершил невероятный секретный скрытный переход за 14 тысяч километров от России для спасения Кубинского Государства. Не нужно было издавать тот поспешный унизительный Указ, по которому всё это строго засекретить на 25 лет, а наоборот, нужно было на весь мир рекламировать, воодушевлять народ, говорить правду о Карибском кризисе. А генерала Воронкова Г. А. наградить специальным высшим званием Героя Советского Союза. Вот это была бы реальная награда, пример для нашего подрастающего поколения, настоящая вершина значимости разрешения Карибского кризиса! А у нас почему-то всегда скромничают и дают высшие награды не тем, кто заслужил достойно, а тем, кто сидел на воле и говорил, мол, вот мы пахали! Но увы, всё получилось наоборот, и сегодня мы всё ещё кому-то должны и обязаны. Да, наш вопрос закрыт, ушло то время, но ежедневно, как бы дразня нас, оставшихся ещё в живых солдат кубинцев, многие наши доморощенные политики вспоминают и открыто говорят с высоких трибун на весь мир: вот Карибский кризис показал, как можно обуздать врага! А враг №1 всегда был и остаётся – это США. Нужно было не таиться от враждебных глаз, а прямо говорить, трубить по всему миру, и только так нужно было удержать Победу, держать в страхе США во время холодной войны и потом на долгие годы. Но наши правители были слепы и упустили многое в подготовке к новой войне, а она постоянно находилась рядом с нашей границей. Сейчас наше правительство старается и мчится в упор, так как останавливаться нам никак нельзя. Враги наглые, коварные, и находят много причин для разжигания конфликтов. Наша страна должна готовиться к более навязчивым методам врага, готовить как можно быстрее поставить всё вооружение на рельсы, быстро восстановить ранее порушенную военную промышленность, и главное не рекламировать, не хвалиться тем, что мы уже сумели изготовить и поставить на вооружение. Не останавливаться на достигнутом, и не навредить в дальнейшем и нам, гражданам нашей Родины, России.
Такая же участь постигла и нашего "дальнобойщика" Алексея Артемьевича Ряпенко. Видимо, его звание Героя или Орден Ленина вручили кому-то другому. А ведь этот человек – единственный пример в мире, но его пример легко и просто затушевали: не было такого примера, и не просите! Читаю вашу записку, ушёл в запас Ряпенко А. А., скромный и даже стеснительный человек, в звании полковника, и я не просто удивился, а поразился! Даже звания генерала ему также оказалось не положено, но ведь это несправедливо! Смотрите, а что произошло в США. Тело сбитого военного лётчика майора Андерсена было передано американской стороне. Президент возвёл А. Андерсена в ранг национального героя, погибшего "за благородное дело защиты безопасности и суверенитета США". Вот наглядный пример, он защищал суверенитет США, а мы там, оказывается, дурака валяли, взяли так смехом и сбили американский У-2. Нет, дорогие жители России, мы даже больше, чем американцы принимали участия в спасении суверенитета нашей Родины, мы были готовы на всё, даже отдать свою жизнь ради спасения нашей Родины и спасения мира на Земле. Мы были так далеко от нашей Родины и надеялись только на своё оружие и свою природную душевную силу. Из-за спасения Мира на земле, нужно было отдать дань уважения тем офицерам и солдатам, которые сражались вдали от Родины. За это мы должны получить достойное вознаграждение. А тех заумных и продажных людишек, которые случайно на день-два прилетали на о. Куба, и обнародовали в правительстве слова – они, мол, "жили там как в раю". Вот и нужно послать тех глупых, но довольно услужливых журналистов в окопы, в которых сражаются за нас, за нашу Россию. Возможно, они потом также правительству скажут, а что там их кормят и поят, могут и по телефону с родственниками поговорить. Вот так рассуждают там, вверху, вершители судеб героев, только они правы, и никто другой. Да несправедливо и то, что все старшие офицеры, которые служили на о. Куба, вышли в запас в тех же званиях. Ударно кто-то за нас поработал там "на горящей Кубе в 1962-1963 годы". Вот такие дела в нашей несокрушимой Армии, а главное, в нашем непогрешимом и самодовольном правительстве. Вот это самое страшное в жизни всех народов Мира.
Хочу написать о встречах на о.Куба со своими однополчанами из Оренбургской области. Так как я возил на легковом ГАЗ-69 офицеров из штаба дивизии, то мне приходилось бывать в наших полках, где служили и мои земляки. В полку Ржевского связистом служил Дударев Пётр Григорьевич, он жил в нашем районе, в 40 км. от нашего села. Пётр окончил 10 классов. На Кубе ему присвоили звание сержанта, он был командиром взвода. Голова работала отлично, и он очень быстро, даже сам этого не ожидал, научился разговаривать на испанском языке. И когда кто-то приезжал из кубинских командиров в полк, то переводчиком приглашали Петра. Он умудрился привезти домой несколько газет и журналов на испанском языке. Когда мы с ним встречались на гражданке дома, я ему задавал вопросы, на что он мне ответил, что иногда вспоминает нашу армейскую службу на Кубе. Он вообще был виртуоз, как мы там его называли, шустрым парнем. С ним рядом при штабе служил шифровальщиком спокойный парень Ваня, Иван Игнатьевич Спиридонов, родом из Бузулукского района. Когда я приезжал к ним в полк, и у них было время, то очень добродушно вспоминали нашу малую Родину, вспоминали детские шалости, учёбу. У меня сохранилась любительская фотография, где мы втроём стоим-сидим возле автомашины "Плимут", на котором мне пришлось проехать не одну тысячу километров. А ребята – Шатыркин Александр из села Краснохолм и Костя Саликов из Оренбурга – служили водителями на грузовых автомашинах в полку РТВ и на КП. С этими ребятами мы встречались очень часто. Конечно, разговор всегда приходил к одному, когда же мы уедем с острова Куба, и всегда надеялись, что я что-то знаю и могу сказать им. Но, когда мы уедем, было неизвестно. Они, правда, мало что видели на острове, но все хотели уехать как можно скорее на Родину. Я хорошо помню, что оренбуржцев на Кубе было более 50 солдат, но потом, когда возвратились домой, они разъехались по всей России. А те товарищи, которые отозвались на мой запрос, это человек 20. С ними мы долго поддерживали связь, а сегодня в живых осталось только трое. Страшно, конечно, но интересно вот что: когда я разговариваю с их родственниками, мне отвечают, что все умерли от остановки сердца. Мне их очень жаль, и я говорю: "Простите, что Родина нам не простила за то, что мы побывали на героической Кубе и спасли Мир от термоядерной войны".
Один мудрый человек сказал: "Войны готовят кровожадные вожди, воюют неповинные фанаты, а вот плоды побед пожинает кучка, вот именно, кучка подлецов". Сильно и правдиво сказано, а главное – это и про нас тот человек не забыл, попал в точку. Неудивительно, но многое похожее имеет место и сегодня, в наше время, и это пугает общество. А что власть, власть она всегда старается только себя защитить, любыми способами. Ждём и надеемся на лучшие времена.
У меня в руках книга "Воины-интернационалисты Сталинграда" 2007 года, автор наш бывший начальник ЗРВ 27-й Сталинградской дивизии ПВО полковник Королёв Павел Тихонович, год рождения 1916. С полковником Королёвым мы прослужили в Союзе и на острове Куба больше года. Мне пришлось возить его и других старших офицеров по полкам войск стратегического назначения, которыми командовали полковники Гусейнов Ю. С. в провинции города Ольгин, Ржевский Г. М. в провинции Сантьяго-де Куба и Орёл Д. Е. в провинции Санта-Клара. Написать книгу Королёву П. Т. помогли его сослуживцы Гацунаев А. И., Огурцовский О. В., Толоковой М. И. и Герасименко С. К., которые на Кубе служили в полку Гусейнова Ю. С. Ребята были совсем молодыми по годам, а по развитию и мышлению были смелые и решительные офицеры. Они практически постоянно находились рядом с Королёвым П. Т. и многому научились от него, когда он посещал их полк. Так получилось, что после возвращения с Кубы они все вместе продолжили служить в новой дивизии в г. Волгограде. Да, я очень удивился дерзкой смелости, когда прочитал слова тех офицеров-сослуживцев Королёва П. Т. С такими офицерами смело можно идти в разведку, очень хотелось бы с ними встретиться, они ребята моей крови. Книгу Королёва П. Т. передали мне из МООВВИК, её из Москвы привезла мне дочь Людмила. Я книгу перечитал несколько раз.
И вот что удивило меня – это дневник, который во время операции "Анадырь" вёл Павел Тихонович. Многие серьёзные случаи он, конечно, не включил в дневник. Я думаю, это было сознательно сделано, чтобы не подвести своих службистов. Удивился я, как правдиво указано на отвратительные условия: продукты питания, питьевая вода. Особо отмечен слабый медперсонал, недостаток ваты, йода, бинтов. Что не было сеток от москитов и комаров, а это неуважение к солдатам, да и к офицерам. Многие постоянно ходили в медсанчасть, чтобы помогли от укусов комаров, просили таблетки от дизентерии. Да, кажется, для некурящих было меньше проблем, ан нет – курящие, и я в том числе, ещё и курили подмоченные папиросы "Беломор" и постоянно мучились от удушья.
Дневник Королёва П. Т., краткие выдержки.
25.08.62 года. В 2-00 подняли трап и дали сигнал к отходу от пирса порта Феодосия. Прощай, родная земля, уходим в далёкое плавание.
07.09.62 года. В океане ветер усиливался до 4-5 баллов. Дежурную смену, находящуюся на вахте, океанское волнение укачало. Укачало оно и наблюдателей, находящихся на корме и на носу корабля, они падали, теряя сознание.
27.10. 62 года. Пик Карибского кризиса. "Чёрная суббота" Америки, когда был сбит самолёт-разведчик США У-2. Расписан весь цикл действия 4-го зенитно-ракетного дивизиона по Цели №33.
В книге Павел Тихонович пишет о том, что некоторые политики СССР и РФ пишут абсурдно, что это было просто военно-демонстрационный поход, и боевых действий на Кубе не велось. Они не берут во внимание то, что в то время на острове обстановка действительно была фронтовой. Группа советских войск и Кубинские РВС находились не только на военном положении, но в любой момент были готовы вести полномасштабные боевые действия. Вместе с кубинскими воинами и наши солдаты и офицеры вели борьбу с контрреволюционными бандами, отражая их нападения. В книге на страницах 440 и 441 многое написано ясно и правдиво.
04.01 63 года. На Кубе находился дважды Герой Советского Союза Маршал Н. И. Крылов. Он посетил управление полка Ржевского, дивизион Котова. На карте была показана вся группировка войск США, предназначенная для высадки десантов во время интервенции, намеченной на 26-28 октября 1962 года. "Да, обстановка здесь критическая. Мы в Москве об этом не знали, но мужество группы ГСВК дали возможность защитить Кубинскую революцию. Спасибо вам, дорогие воины Советской Армии. Спасибо вам, Сталинградцы!" ЭТО ЧТО, НАСМЕШКА, ИЛИ ЧТО?
06.01.63 г. Получена шифровка, что с 06 по 10 января, возможно, будет заброска диверсионных групп на о.Куба. Стало известно, что 28.12.62 г. была заброшена большая группа диверсантов, но операция была сорвана кубинскими органами, все участники группы арестованы и обезврежены.
И как вы думаете, мы в этот момент сидели в окопах и ждали? Нет, совсем не так, наши ребята всегда были вместе с кубинцами. И если были атаки американских солдат, то погибали не только кубинцы, но и наши ребята.
09.01.63 г. Возле места дислокации полка полковника Орла Д. была обезврежена банда диверсантов, которая была высажена на берег с моря. Была серьёзная перестрелка и даже сходились в рукопашную и погибали как американцы, так и кубинские и наши солдаты. Возможно, это были незначительные потери, но они были.
12.01 63 г. В целях провокации над позициями советских войск постоянно висели и низко пролетали над землёй американские боевые самолёты с подвешенными бомбами, ГОТОВЫМИ СБРОСИТЬ их НАД ТЕРРИТОРИЕЙ Кубы.
Я абсолютно уверен в правдивости написанного нашим начальником ЗРВ полковником Королёвым П. Т., поскольку я тогда сам испытал на своей шкуре страх от ревущих над головой моторов американской авиации.
Меня удивляет, что Павел Тихонович ничего не написал про наших старших офицеров, а особенно о командире нашей дивизии генерал-майоре Воронкове Г. А. Да, он на стр. 316 пишет, что встретились с Воронковым Г. А. в октябре 1987 года в Одессе в сквере железнодорожного вокзала. Сразу вопрос, а почему именно на вокзале, чего они опасались? Опять вспомнили там о своих сослуживцах, с которыми они делили все тяготы и лишения воинской службы на Кубе. Королёв П. Т. тогда сказал, что работает над книгой воспоминаний о боевом пути 27-й дивизии ПВО. Одобрения со стороны Воронкова Г. А. он не услышал и не увидел, да и разговор не получился.
Через три года после нашей встречи в Одессе Г. А. Воронков ушёл из жизни. Тут, видимо, также есть загадка, возможно, кто-то и возьмётся развязать этот хитрый узел. Но случай неординарный. Странно, конечно, но ему, видимо, не помогли даже зам. командующего на о. Куба Гречко С. Н., да и министр обороны СССР Маршал Малиновский Р. Я. Видимо, тогда в кабинете Хрущёва Н. С. шла такая подковёрная война! А Воронков Г. А. не видел себя там, в военной Академии в Одессе, он был кадровый офицер, и всегда хотел быть в строю. Прошло почти 50 лет со времен Карибского кризиса, и старшие офицеры, сознательно разбросанные по всей нашей стране, тогда были ещё под присягой. Что можно говорить, а что нет – стоило офицерам потерей карьеры. Вот поэтому кому-то из начальства или его окружения уж очень хотелось кому-то отомстить, да возможно затаилась на Воронкова Г. А. злоба. И вот наш командир остался в тени, а с ним и многие старшие офицеры штаба дивизии, которые были сознательно разбросаны по нашей необъятной стране, да и мы, 43 тысячи солдат-патриотов в придачу. Не удивляйтесь, мои читатели, так всё, видимо, на самом деле и было. Всё прозрачно и реально, как сегодня мы ежедневно видим и слышим с экрана телевизоров. Но конечного ответа пока мы не получили, о чём очень сильно сожалеем.
Операция "Анадырь" является единственным в своём роде, и в то же время классическим примером высшего военного искусства и мастерства. Главный вывод операции "Анадырь": это заслуживает права на дальнейший анализ и оценки.
Прошу читателя, если будет возможность, прочитайте книгу Королёва П. Т., там очень много описывается правдивых ситуаций.
Вот ещё один значительный эпизод. Рядом с нами находилась дивизия с вооружением с термоядерными боеголовками. Командиром там был генерал-майор Стаценко И. Д., и они с нашим генералом Воронковым Г. А. хорошо дружили. Читаю книгу Есина В. И. Он пишет, что генерал-майор Стаценко И. Д. бывал в редакции типографии, где готовил к изданию свою книгу. Странно другое, что однажды при выходе из типографии он упал, и сердце остановилось. Что это было, кто даст ответ? А на самом деле всё ясно. Его долго шельмовали с книгой воспоминаний, он должен был написать в книге то, чего не было там, на о.Куба, но генерал не пошёл на сделку со своей совестью. Тем самым поплатился жизнью. А в наших правоохранительных органах, прокуратуре говорят так: нет человека, нет проблемы. Тема закрыта.



Поэтесса Виктория Поддубная, жена нашего зам. начальника политотдела полка РТВ Гончарова Н. Н., написала поэму, посвященную участникам Карибского кризиса.

"А было это так"

Так называлась книга,
Которую когда-то я прочла.
Карибский кризис освещён правдиво,
Россия целый Мир спасла от зла.
Вторжение наёмников на Кубу.
И их разгром в районе Плайя-Хирон.
Угрозы острову Свободы были всюду.
И план "Анадырь" был осуществлён.
План операции немыслимо представить.
Тем более его осуществить.
И эта книга воскрешает память.
Хоть всё, что было, трудно позабыть.
А было так: под сводом тёмной ночи.
Грузили технику, пайки на сухогруз.
И спали в трюмах душных, между прочим.
Но знали – надо! Вас послал Союз.
Стратегия, и полная секретность.
И уникальность! Равной в Мире нет.
Куда? Зачем? Сплошная неизвестность!
Без воинских билетов на руках.
Что предстоят ученья, говорили.
На северных далёких берегах.
Сорок четыре тысячи военных.
Ла-Манш и Гибралтар пересекли.
Да, было трудно, скажем откровенно.
Шторма и качки вы перенесли.
В Атлантике летали самолёты –
Американцы корабли "пасли".
А вы скрывались в трюмах при облётах.
И от жары спасались, как могли.
И изнуряли жуткие москиты.
Тропические ливни и дожди.
Вы о себе родным не сообщали.
Все волновались: жёны, детвора.
Долг интернационалистов выполняли.
С кубинцами всегда в одном строю.
"Патрио о муэрто!" – восклицали.
"Свободу вместе защитим в бою!".
Война холодная достигла апогея,
Когда был сбит над Кубой самолёт.
Какой конец у этой эпопеи?
А вдруг начнётся авианалёт?
Опасность с каждым часом нарастала,
А ожидание опасности страшней.
"Но пасаран!" – со всех сторон звучало.
И дух борьбы был с каждым днём сильней.
Сорвался план Америки "Мангуста"!
Завоеванья Кубы спасены!
Благодаря военному искусству,
Мы избежали ядерной войны!!!
Прошло полвека после тех событий.
Когда был сделан тайный переброс.
Никто не должен быть сейчас забытым!
Герой был каждый! Вот ведь в чём вопрос.
Жаль только, что Отчизна дорогая
Вас, посылая в дальнюю страну
Забыла то, что Кубу защищая.
Вы защитили Родину свою!
Ведь до сих пор у вас в послужном списке.
Нет записей о подвигах былых.
Но наш народ вам кланяется низко.
И вы всегда пример для молодых.
Вы целый Мир спасли от катастрофы.
Вашему подвигу пока названья нет.
Живём сегодня в сложную эпоху.
Да будет Мир!!! Поклон вам!
Долгих лет!!!

Октябрь, 2012 год

Если просто, всего-то можно было написать на титульном листе обложки книги "Как это было", вложить туда листок со стихами Виктории и предложить её читателю как книгу о Кубинском кризисе. Эти стихи, если их разумно представить министерству образования нашей страны, могут быть достойной темой сочинения в средних школах, техникумах, институтах, и особенно в военных академиях. Все сегодня нуждаются в достойных примерах для подрастающего поколения, а эти достойные примеры лежат и пылятся под сукном, на столах нашей доблестной высшей власти. Им не до нас, у них свои проблемы! В народе говорят, ждать и догонять – самое незавидное занятие. Но это для кого как.
Вот сколько лет прошло, а память о тех событиях жива, как будто это всё было вчера. Надежда, на то она и надежда, она умирает последней. И надежда на признание тоже. Вот этим мы, офицеры и солдаты-кубинцы, и живём.

Оренбург

Январь, 2024 год

3 комментария

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *