14-я международная встреча дружбы, Варадеро, 1987

05.03.2024 Опубликовал: Гаврилов Михаил В разделах:




Фрагмент из воспоминаний Дегтяря Романа

В начале 1987 года, с 28 по 30 января, мне довелось принять участие в XIV Encuentro Internacional de Amistad – международной встрече пионеров и прочей прогрессивной молодежи.

var87 01

Бэйджик делегата



Проводилась она в международном пионерском лагере имени 26 июля в Варадеро. Он больше не существует, на гугл-картах там какой-то отель. (Еще инфу о лагере можно посмотреть здесь.) О самой встрече я не смог найти никаких упоминаний в интернете. Но она была действительно международной. В основном, латиноамериканской – много представителей со всей Южной Америки, включая вполне реальных юных боевиков/партизан из Гватемалы и Сальвадора. С двумя из них мы даже познакомились. Правда, очень формально, так как сторонам было нечего сказать друг другу. По крайней мере, в той обстановке, в которой проводилась встреча. Но надеюсь, что наши сувениры им понравились.
Были также ребята из соцстран. В частности, из Монголии и Чехословакии. Других делегаций не помню, мы с ними просто не сталкивались. Подозреваю, что, как и мы, никто из-за границы специально не приезжал, и все учились здесь, на Кубе. Не исключено, что латиноамериканцы тоже.
Мы были, скорее, более-менее почетными гостями, а не активными участниками, ибо наиболее массовые и активные мероприятия посвящались сугубо латиноамериканским проблемам. Так, в первый же день, весь вечер скандировали лозунги в поддержку Чили. Кажется, и просто за единство Латинской Америки в борьбе с империализмом США. Собственно, борьба с империализмом и являлась основной темой слета.

var87 1

var87 2

var87 3

Прогулка нашей делегации сразу после приезда.


var87 4

var87 5

var87 6

Несколько общих видов жилых корпусов.
Все снимки - предположительно Касаткина Сергея.



Мое активное участие ограничилось конкурсом песчаных скульптур на пляже на второй день, где в составе общей группы я строил большой город с пригородами. Если верить моим записям, мы даже заняли призовое место. Особый приз жюри тогда получил Сергей Касаткин, тоже из Новой Деревни, сделавший полутораметрового крокодила из песка с глазками и гребнем из камушков.
Со скульптурами вышел международный конфликт, который начался накануне совсем по другому поводу. Часть наших ребят чуть не подралась с чехами в жилом корпусе, якобы кто-то задирал или приставал к девочкам другой делегации, но вовремя подошли монголы и всех растащили. Когда мы вечером пошли посмотреть на скульптуры, то обнаружили, что часть из них, в том числе и наш город, разрушена. Причем, по ним явно потоптались. Следы были от чешской обуви, и, по общему мнению, чехи отомстили нам за вчерашнее. Но в драку уже никто не полез. Тем более, что город могло и прибоем подмыть, а прошлись по нему уже позже…
В остальном от меня требовалось стоять в массовке и соответствовать званию советского пионера. Забавный случай иллюстрирует разницу того, как это понимали в СССР и на Кубе. После прогулки по пляжу (может, даже после конкурса скульптур) мы-мальчишки, вернувшись в палату, вытерли ноги, раскидали грязные полотенца, где попало, разлили везде воду и насвинячили. Дама, сопровождавшая нашу делегацию, это увидела, наорала и велела убирать. Послушные советские дети взялись было за тряпки, но тут пришел кубинский куратор нашей группы. Он заявил, что Хосе Марти утверждал, что нет ничего более важного, чем ребенок. Поэтому, мол, бросайте это дело и идите гулять. Придут специально обученные люди, и все уберут (и получше нас, хотя вслух он этого уже не сказал). Изречение "No hay nada más importante que un niño" (Нет ничего важнее ребенка.) я впоследствии обнаружил на плакате с изображением героя кубинского мультфильма про войну за независимость. Этот плакат потом он долго висел у меня дома. Правда, Хосе Марти, кажется, такого не говорил…
Каких-то особых развлечений в международном лагере не предполагалось – все-таки политическое мероприятие, а не отдых. Но многие делегации привезли культурную программу – песни и танцы. Проводились и спортивные соревнования. Для купания был не сезон, но мы на третий день катались на лодках в системе местных прудов и каналов.
Кормили, по-моему, пять раз в день. Причем, как говорится, на убой. Это была моя, пожалуй, единственная встреча с более-менее аутентичной кубинской кухней. По крайней мере, о некоторых из блюд я читал в самиздатовском путеводителе по Кубе (его первые страницы (здесь и далее) есть на сайте). Вряд ли это представляло какие-то кулинарные изыски, но еда была разнообразной, вкусной и обильной. Довольно необычное явление в моей кубинской жизни - не сравнивать со школьным буфетом, где за 5 (или 10?) сентаво продавали бутерброды с одинокой шпротиной.
Так вышло, что это была моя единственная поездка в пионерский лагерь за мою школьную жизнь. Пусть и всего на три дня. В знаменитых Алых Парусах мне побывать не довелось, и в Союзе тоже никуда не ездил. Если кто-то еще бывал на подобном мероприятии, напишите об этом в комментариях.


1 комментарий

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *