Свирида Яков. Кубинская бригада ФКР. Записки военного переводчика. 1965-1967.

04.11.2022 Опубликовал: Гаврилов Михаил В разделах:


Оглавление

1. Оглядываясь назад
2. Служба в армии и годичные курсы в ВИИЯ
3. Морской переход
4. Первые впечатления на Кубе
5. Сан-Франциско-де-Паула и Эрнест Хемингуэй
6. Кубинская бригада фронтовых крылатых ракет
7. Советские военные специалисты по ФКР-1
8. Дислокация и проживание в Сан-Франциско-де-Паула
9. Работа военного переводчика
10. Лагерь Манагуако
11. Учения и пуски ФКР-1
12. Отъезд Прудникова, воспоминания кубинского перебежчика, постепенное расформирование бригады ФКР
13. Переезд в Восточную Гавану
14. Пляжи
15. Гавана
16. Шкадов Иван Николаевич и его переводчики
17. Ответ на американскую провокацию
18. Генерал-майор В.А. Усанов
19. Карнавал и Росита Форнес
20. Сахарный тростник
21. Варадеро
22. Вторая поездка на Кубу (декабрь 2006 – январь 2007)


Оглядываясь назад

Июльским утром 1967 года самолет ТУ-114, взревев двигателями, взлетел с гаванского аэропорта "Хосе Марти" и, набрав высоту, взял курс на Москву. Прослужив на Кубе без отпуска около двух лет, я испытывал чувство радости от предстоящей встречи с родными. Покидая Остров Свободы, я увозил с собой пару морских светло-розовых перламутровых ракушек и пару бутылок рома "Бакарди", купленных в аэропорту на оставшиеся песо. Но самое главное, что я увозил и сохранил навсегда в своем сердце – добрые чувства к этой стране и её жизнерадостному свободолюбивому народу. Схожие чувства разделяют многие из тех, кому довелось побывать на Кубе в служебных командировках или туристами. Неспроста великий путешественник Колумб, увидев берег острова в октябре 1492 года, воскликнул: "Это самая восхитительная земля, которую когда-либо видели глаза человеческие!" У каждого из нас осталась в памяти своя Куба.
Борт воздушного корабля был заполнен наполовину, не более 60 пассажиров вместо 120. Через окошко самолета я в последний раз увидел удаляющиеся зеленые очертания острова и множество разбросанных рядом мелких островков. Полет длился около 12 часов в северном направлении вдоль Атлантического океана, с промежуточной короткой посадкой для дозаправки на военном аэродроме под Мурманском, и еще около 2-х часов до аэропорта Шереметьево. На подлёте к берегам Англии стюардессы стали разносить еду, к которой предлагалась рюмка коньяка по желанию. Со мной возвращались на Родину мои товарищи-переводчики. Мы тогда были уверены, что судьба окажется благосклонной к нам, надеялись продолжить учебу в стенах уже знакомого ВИИЯ (Военный институт иностранных языков) по полной программе. Хорошо помню, что среди пассажиров передо мной в кресле сидела Галина Уланова, которая, вместе с известной кубинской балериной Алисией Алонсо, была в составе жюри международного конкурса балета, проходившего в Гаване.
С годами острота памяти, этого дара природы, ослабевает. С каждым прожитым годом многое забывается. Подчас с трудом приходится восстанавливать имена людей и события далекого прошлого, переосмыслив их и подводя к ним оценки, как правило, с точки зрения сегодняшнего дня. Произошла смена поколений.
После распада Советского Союза жизнь разбросала нас по разным уголкам новой России и независимым республикам, разорвала семейные и личные связи. Уже невозможно, как бывало раньше, съездить и навестить друзей. К сожалению, многие мои товарищи и сослуживцы, с которыми судьба свела в Москве и на Кубе, ушли незаметно в иной мир в силу не только возраста и болезней, но и других причин. Лишь записные книжки с ненужными уже номерами телефонов служат напоминанием о том, что их уже нет. А тогда они были молодыми, почти одногодками, большинство ещё неженатыми, посланными "выполнять интернациональный долг".
Со времени Карибского кризиса прошло 60 лет. Ушли на вечный покой активные участники той "адской игры" в термоядерную войну. Новая капиталистическая Россия заявила об отказе от "построения коммунистического общества в отдельно взятой стране". И только Куба продолжает упорно настаивать на своей приверженности социализму. ¡Viva Cuba! Более 60-ти лет государство живет под лозунгом победившей революции: "Patria o muerte" ("Родина или смерть"). 60 лет этот лозунг продолжает оставаться насущной дилеммой для нескольких поколений кубинцев. Куба не погибла, она выстояла, пройдя через тяжелейшие испытания.
Что мы раньше знали о Кубе? В школьную пору с упоением зачитывались приключенческим романом Роберта Стивенсона "Остров сокровищ", где весь сюжет разворачивался в Карибском море. Позже обнаружилось удивительное сходство вымышленного острова с островом Пинос (переименованного в Juventud, в переводе с испанского – молодость), расположенном в 70 км к югу от Кубы, который на протяжении 300 лет был пристанищем для пиратов. В конце XIX века островом Куба завладели пираты новой формации – американцы-неоколонизаторы. Они оказались для населения Кубы хищническим спрутом. Их "пиратское гнездо" – военная база Гуантанамо, где совершаются изощренные пытки в тюремных застенках над заключенными со всего света, с 1902 года и до сих пор представляет угрозу для страны.


svr001
Фото 1.


Сроки её американской аренды давно истекли, а кубинские власти столь же давно не признают легитимность этой базы. Верховный суд США в 2008 году принял решение, что "Гуантанамо не заграница" и Штаты имеют полное право сохранять эту территорию под своей юрисдикцией. Фидель Кастро до конца жизни не смог простить Хрущеву его забывчивость: потребовать от Кеннеди убраться с базы в 1962 году.
Если бы на Кубе не победила революция в 1959 году, жизнь моя сложилась бы иначе, как и ребят моего поколения. Хотя, как выразился поэт: "нам не дано предугадать, судьбы крутые повороты, её падения и взлёты…".


Служба в армии и годичные курсы в ВИИЯ

Прошли годы моего незавидного детства во время и после Великой Отечественной войны. Наша страна залечила раны, в короткий срок восстановила разрушенное хозяйство. После окончания средней школы в белорусской деревне Морино я в 1960 году поступил в Минский госуниверситет (БГУ), но из-за недобора в армию призывников по причине сокращения населения после пятилетней жестокой войны был призван со второго курса в армию. Это случилось осенью 1962 года.
Срочная служба сроком в 3 года началась в 114-м гвардейском учебно-танковом полку, дислоцированном в военном городке Печи. Там мне предстояло стать танкистом после освоения навыков боевого применения тяжелого танка ИС-2. Вместе со мной служили парни разных возрастов – с 1937-го по 1943-й год рождения.


svr002
Фото 2.


На третьем году службы в танковом полку меня вызвали в штаб 49-й учебно-танковой дивизии под Борисовом. Там мне предложили отправиться в Москву кандидатом для поступления на одногодичные курсы военных переводчиков при Военном институте иностранных языков (ВИИЯ), который был закрыт при Хрущеве в 1956 году и заново восстановлен в 1963-м. Я впервые узнал об этом полузакрытом военно-учебном заведении, где по негласным слухам готовили разведчиков для спецслужб. По молодости я отнесся с любопытством к новому повороту в своей судьбе и про себя решил: "А ведь заманчиво прокатиться солдату в Москву. Почему бы не воспользоваться таким предложением? Будь, что будет. Даже если провалюсь на экзаменах, есть шанс впервые побывать в столице. Через год демобилизуюсь, восстановлюсь в университете и продолжу учебу". Но, как говорится, "человек предполагает, а бог располагает". Так мне и не довелось окончить университет и стать историком. Вообще-то я никогда не думал связать свою жизнь с армией.
В августе 1964 года поезд благополучно доставил меня, младшего сержанта с солдатским вещмешком за плечами, на Белорусский вокзал. На плацу Института выстроились около 600 человек молодежи (половина – выпускники средней школы), которыми было поручено командовать в то время Герою Советского Союза, подполковнику Агееву Николаю Ивановичу (1922-1988, ставшему в 1981 г. генерал-майором). После прохождения медкомиссии, проверки уровня знаний по русскому языку, литературе и истории сразу отсеялась бóльшая часть поступающих. Не все оставшиеся абитуриенты выдержали экзамен по иностранному языку. Мне по немецкому языку поставили "отлично", так как я изучал его в школе и в университете.
Я не знал тогда, что одновременно с открытием одногодичных курсов при ВИИЯ уже шла ускоренная подготовка военных переводчиков испанского языка по соседству при Бронетанковой академии с двухгодичным сроком обучения. В стенах Академии двухгодичные курсы просуществовали 6 лет, и три выпуска офицеров-переводчиков потом обеспечивали двухсторонний перевод в Группе советских военных специалистов на Кубе.
Отобрав после тщательной проверки нужное количество курсантов с запасом на отсев в ходе ускоренной подготовки переводчиков, командование Института сформировало три отделения: испанское, французское и индонезийское. Меня определили на испанское, самое многочисленное, где из 120 курсантов к концу учебы осталось не более половины.
Нам объявили, что через год мы отправимся в служебную командировку на Остров Свободы, где в то время ощущалась острая нехватка переводчиков в деле обучения кубинских военнослужащих и освоения советской военной техники и вооружения, оставленного после разрешившегося Карибского кризиса. Нам приказано было "не болтать и держать в секрете" цель поездки и страну пребывания. Это сейчас поездка за границу в любую страну воспринимается, как рядовой случай и этим уже никого не удивишь, а в ту пору попасть за границу – было всё равно что выиграть миллион в лотерею.
С 1 сентября языковые группы (по 10-12 человек в каждой) начали с нуля осваивать языки. Все жили на казарменном положении. Языком занимались усидчиво с подъема до отбоя. У изголовья каждой кровати были подключены наушники для прослушивания аудиозаписей текстов до сна и утром после побудки, начитанных испанским эмигрантом Максимо (псевдоним) Фрутосом. (См. статью А.Ф. Щеглова "Хустино Фрутос Редондо" .) Вскоре в Институте появились кубинские юноши, прибывшие осваивать русский язык. Правда, тесного общения с ними пока не получалось, всё ограничивалось употреблением лексического минимума и просмотром фильма "Я – Куба" (1964 г.) Михаила Калатозова по сценарию Евгения Евтушенко.
Не прошло и полгода, как я почувствовал, что свободно читаю газету “Novedades de Moscú” ("Новости Москвы") и почти всё понимаю. К концу учебного года мы уже могли осуществлять незамысловатый письменный и устный перевод по военной тематике.


svr003
Фото 3.
Выпускник одногодичных курсов военных переводчиков при ВИИЯ в 1965 г., младший лейтенант Я.В. Свирида.


В сентябре 1965 года, после сдачи экзаменов, нас построили на плацу в офицерской форме с погонами младших лейтенантов. Начальник Института, Герой Советского Союза, генерал-полковник Андреев Андрей Матвеевич (1905-1983) вручил выпускникам первого набора дипломы об окончании ВИИЯ, а нам, бывшим курсантам, – свидетельства об окончании одногодичных курсов с присвоением квалификации "военный переводчик испанского языка".


Морской переход

С этого дня началась моя военная служба. Правда, офицерскую форму вскоре пришлось сменить на гражданскую. После предоставленного месячного отпуска мы дружно вернулись в Москву. На вещевом складе каждый подобрал по своему росту и комплекции два костюма, двое туфель, плащ, шляпу, рубашки, носки и галстуки. Когда мы переоделись, нас невольно разобрал смех. В этой одежде мы выглядели, как близнецы, были похожи на тайных агентов из фильмов того времени, в плащах и шляпах. И когда наша большая группа, отправлявшаяся на Кубу, прибыла утром на поезде в Одессу и вышла из вагонов, все одесситы на вокзале, как нам показалось, с любопытством рассматривали нас и подозрительно провожали взглядами.
Главным руководителем нашей группы был назначен подполковник Булгаков Георгий Николаевич (выпускник ВИИЯ 1955 г.), который отправлялся на Кубу старшим референтом-переводчиком в аппарат советников группы советских военных специалистов. В день нашего приезда в Одессе стояла хорошая солнечная погода, хотя в ноябре по утрам уже подмораживало. Булгаков разрешил нам, разбившимся на группки, побродить по городу, где-нибудь перекусить и собраться в порту к указанному времени. Во второй половине дня все прибыли в порт без опозданий, прошли по списку пропускной пункт, где нам выдали загранпаспорта с синими обложками и посадочные талоны. У причала стоял, поджидая нас, большой четырехпалубный теплоход с гордым названием "Победа", отправлявшийся в заграничное путешествие по маршруту Одесса-Гавана. На причале уже собралась толпа провожающих.


svr004
Фото 4.
Посадочный талон на теплоход "Победа".


Мое внимание привлекли люди, которые были озабочены тем, как идет погрузка в трюмы их вещей: столов, стульев, шкафов, велосипедов, посуды и тюков разных размеров. В общем, загружалось всё нажитое имущество, которое можно увезти с собой. Рядом с этими людьми бегали дети самых разных возрастов.
Позже мы узнали, что в каютах 3-го класса, расположенных ниже ватерлинии, разместились со своим скарбом около 300 семей греков-репатриантов из Средней Азии, решивших вернуться на свою родину, где в то время путем государственного переворота захватили власть так называемые "черные полковники". Все греки, пока мы шли до берегов Греции, оставались в своих каютах и не выходили на палубу. Мы их увидели только через двое суток, когда наш теплоход зашел в порт Пирей для дозаправки водой, овощами и фруктами. В Пирее мы наблюдали с палубы "Победы", как происходила выгрузка вещей греков, а также радость на лицах родственников, встречавших репатриантов.
Однако вернемся в одесский порт. Когда мы прошли пограничный контроль и с вещами поднялись по трапу на борт теплохода, нас разместили по пронумерованным каютам, рассчитанным на 4-5 человек. Мне и моим трем товарищам досталась каюта по левому борту с умывальником. С палубы вниз к каютам вел трап. Свет проникал через иллюминаторы верхнего яруса, под палубой. Койки и стулья были закреплены наглухо к полу. До гальюна (туалета) нужно было пройти по коридору метров пять. Там же находились умывальники и душевые. К услугам пассажиров было несколько ресторанов, музыкальный салон, просторные фойе и другие общественные помещения. На корме – волейбольная площадка с мячом на тонком шнуре и бассейн с шезлонгами на палубе. Имущество пассажиров и коммерческий груз перевозились в шести трюмах в носовой и кормовой частях судна. Став пассажирами теплохода "Победа" в ноябре 1965 года, мы еще не знали, сколько дней и ночей продлится наше романтическое путешествие на другой край света. Для каждого из нас географическая карта мира в течение плавания до Гаваны обретала реальные очертания.
Когда теплоход медленно отчалил от пристани Одессы и дал прощальный гудок, многие из нас, заполнив палубу, махали руками людям, стоявшим на причале, а те – нам в ответ. "Победа", оставив по правой стороне одинокий маяк, вышла в открытое море. Подул свежий ветер, и мы разбрелись по каютам. В семь часов вечера нас позвали ужинать в просторный ресторан. На столах, кроме расставленных вкусных блюд, мы увидели бокалы, заполненные вином, что нас приятно удивило. Это угощение по первому классу повторялось каждый вечер до прибытия в Гавану.


svr005
Фото 5.


Перед Босфорским проливом капитан собрал специально сформированную из пассажиров команду, в число которых попал и я. Он поставил нам задачу: стоять по бортам при прохождении узкого пролива и моста, соединяющего Стамбул. Если кто-нибудь из нас заметит человека за бортом, спрыгнувшего с теплохода, сразу же докладывать ему. Капитан ссылался на известные ему случаи, когда подростки, начитавшись приключенческих романов, тайно проникали в трюм корабля, прятались там, и ночью, выбрав момент, выпрыгивали за борт и доплывали до турецкого берега. К счастью, ничего подобного в тот вечер не случилось.
По обе стороны Босфора раскинулся Стамбул (бывший Константинополь). Мы с интересом рассматривали минареты, соборы, дома с разноцветной подсветкой, заполненный рекламными вывесками вечерний город, прогуливающихся по набережным людей в национальных одеждах, движение транспорта по мосту, соединяющего Азию и Европу. Кстати, первый мост через Босфор спроектировал сын Александра Керенского.
Для писателя Константина Паустовского (1892-1968) Босфор предстал осенью 1956 года в иных красках: "И вот во время плавания на "Победе" мы вошли в Босфор, и здесь мне пришлось совершенно заново подумать об экзотике. Дело в том, что всё, что я видел на протяжении этого пути, оказалось гораздо интереснее, чем я себе это представлял из книг и из глубины своего воображения. <…> Действительно, Босфор напоминает декорацию, красивую, пышную, с множеством красок, с облезлой позолотой, страну каких-то морских пиратов. <…> Вы входите в Босфор, и навстречу вам целые флотилии фелюг, парусников, расписанных ван-гоговскими красками – белая, черная, зеленая, – всё это красочно, под огромными белыми парусами... Сначала мне не верилось, что это Босфор, что я его вижу. Всё время пересекалась подлинность с ощущением сна". (А.В. Макаров Удар по экзотике. О К. Паустовском. // Напечатано в "АиФ" 6 октября 2008.)


svr006
Фото 6.
Вечерний Стамбул.


Впечатления от увиденного переполняли и меня. Мы считали, что нам несказанно повезло рассматривать хотя бы с борта теплохода вечерний, сияющий разноцветными огнями, Стамбул.
Затем теплоход проследовал в Мраморное море, а к утру миновал пролив Дарданеллы. Всю ночь мы спали в каютах беспробудным сном, укачанные шумом морских волн.
Проснувшись утром и глянув в иллюминатор, я увидел, как в солнечных лучах о борт плещется морская вода, переливаясь светло-бирюзовыми оттенками. Подумалось, что в Москве сейчас стоит дождливая и со снегом погода, а здесь ласковое, спокойное Эгейское море, играющее солнечными бликами. Ребята по каюте тоже проснулись и не спеша занялись утренним туалетом, а потом направились в ресторан на завтрак.
К полудню теплоход приблизился к греческим берегам, планируя заход в порт Пирей. Вскоре его обогнал большой западногерманский теплоход. Во время высадки в Пирее греков-репатриантов мы оставались на палубе. Немцы – пассажиры из обогнавшего нас корабля, сойдя на берег, подошли ближе к теплоходу "Победа" и с любопытством его рассматривали. Я не знал тогда, почему наш корабль их так сильно интересует. Оказывается, лайнер достался Советскому Союзу от Германии после войны как трофейный по репарации. Немцы уговаривали нашего капитана – позволить им подняться на борт и осмотреть корабль изнутри, но он отклонил их настойчивую просьбу.

* * *



Раз уж речь зашла о пассажирском лайнере "Победа", хочу подробнее остановиться на его истории, которую взял из разных источников. (С.Р. Гриневицкий, И.С. Зонн, С.С. Жильцов Черноморская энциклопедия. – М.: Международные отношения, 2006, с. 330-331, 418. // См. статью Октябрь Бар-Бирюков, к-н 1-го ранга в отставке, ветеран Черномор. флота. Роковой рейс Победы. – Военно-промышленный курьер, № 40 (256), 9 октября 2008.)
В ходе Великой Отечественной войны практически весь гражданский флот СССР был уничтожен. Его восстановление началось, во-первых, за счет трофейных судов, полученных в качестве компенсации за ущерб; во-вторых, за счет раздела бывшего торгового флота Германии (по решению Потсдамской конференции), и, в-третьих, за счет захваченных судов, строящихся на германских верфях, попавших в зону советской оккупации.
После раздела немецкого флота в 1946 году в состав Черноморского пароходства вошел лайнер "Россия" – бывшая "Патрия", построенный в конце 1930-х гг. в Германии. Это был первый в мире лайнер с дизель-электромашинной установкой (водоизмещение – 18 тыс. тонн, пассажировместимость – 185 чел.). В 1945 году он был конфискован британскими войсками, а в 1946 году передан Советскому Союзу. Лайнер курсировал до 1985 года на линии Одесса-Батуми, а затем был продан на слом в Пакистан.
Еще одним черноморским лайнером стала "Победа" – бывшая "Магдалена". Построен по заказу немецкой судоходной компании на верфи г. Данциг (польский Гданьск) и спущен на воду в 1928 году. Длина – 153,9 м., ширина – 18,5 м. Пассажировместимость – 123 чел. в каютах I класса, 102 чел. – II класса и 106 чел. – III класса. Всего – 331 чел. Скорость – 15,5 узлов, с двумя 4-хлопастными гребными винтами. Дальность плавания – около 28 тыс. км. Судно совершало рейсы между Европой, островами Вест-Индии и Центральной Америки. В феврале 1934 года оно село на мель у берегов о. Кюрасао. После его снятия в августе того же года провели полугодичный ремонт и модернизацию в Гамбурге. Оно стало однотрубным, несколько возросли его водоизмещение и скорость, и оно получило новое название – "Иберия". В годы Второй мировой войны лайнер служил флотской плавбазой в Киле. После восстановительного ремонта было увеличено количество пассажирских мест в каютах до 432 чел. Высота борта – 9 метров, без успокоителей качки. Теплоход начал эксплуатироваться с 1947 года на линии Крым-Кавказ, ходил из Одессы в Нью-Йорк. Экипаж – 164 чел.


svr007
Фото 7.


Во времена "холодной войны" контингент советской миссии ООН подвергся сокращению. Более 300 человек, включая семьи дипломатов, должны были вернуться на Родину. В связи с тем, что ранее совершавший регулярные рейсы на линии Одесса – Нью-Йорк – Одесса дизель-электроход "Россия" был объявлен Госдепартаментом США "персоной нон грата", на эту линию был поставлен теплоход "Победа". В рейсе находились также курсанты-практиканты Одесского высшего морского училища.
31 июля 1948 года теплоход "Победа" с 323 пассажирами и 277 тоннами груза вышел из порта Нью-Йорка в Одессу. В числе пассажиров были в основном работники министерств иностранных дел и внешней торговли с семьями. Теплоход зашел в Александрию и принял на борт ещё около 2 тыс. армян-репатриантов из Египта и 1500 тонн груза, превысив таким образом все нормы пассажировместимости. Все армяне-репатрианты были благополучно доставлены в Батуми.


svr008
Фото 8.
Армяне-репатрианты, доставленные из Египта в Батуми на теплоходе "Победа" в августе 1948 года.


31 августа судно взяло курс на Одессу. Во время этого рейса на борту возник пожар. По одной из версий причиной стало воспламенение кинопленки. В кладовой, где хранились киноленты, по неосторожности киномеханика при перемотке на ручном станке в результате трения легковоспламеняющаяся лента заискрила и вспыхнула. От нее загорелись и рядом лежащие мотки. Через несколько секунд пламя охватило всю кладовую. Во время пожара погибли 40 пассажиров (включая 19 женщин и 15 детей), а также два члена экипажа. Среди погибших был китайский маршал Фэй Юй Сян и его дочь. Семья маршала возвращалась на родину через Советский Союз. В ночь на 3 сентября, когда к судну подошли спасатели, основной пожар был уже потушен командой теплохода самостоятельно.
"Победа" пришла в Одессу 5 сентября. О пожаре было доложено Сталину. После тщательного расследования в начале 1949 года состоялся закрытый суд над виновниками, нарушившими правила пожарной безопасности при хранении и использовании кинолент. Они были приговорены к различным срокам лишения свободы. Всем материалам расследования пожара был немедленно придан гриф "Секретно". На 2-м Одесском христианском кладбище есть мемориал с надгробной надписью: "Морякам и пассажирам т/х "Победа", трагически погибшим 1 сентября 1948 года".
Ремонт судна осуществлялся в Германии и был закончен в 1952 году. "Победа" вернулась в строй на Черное море и продолжала использоваться на внутренних и зарубежных линиях. В 1962 году во время Карибского кризиса судно перевозило советские войска на Кубу. О том, как осуществлялся рейс Одесса-Гавана, можно прочитать в мемуарах "Удары судьбы" последнего маршала Советского Союза Д.Т. Язова. Как известно, тогда полковник Язов командовал на Кубе одним из четырех мотострелковых полков. В конце 1977 года теплоход был списан из состава флота и сдан на утилизацию в Бангладеш.


svr009
Фото 9.


Но это ещё не всё. Теплоходы "Победа" и "Россия" привлекались для киносъемок под вымышленным названием "Михаил Светлов" и остались в памяти советских зрителей после просмотра кинокомедии "Бриллиантовая рука" (1968), снятой Леонидом Гайдаем. Название "Михаил Светлов" придумал сам Гайдай, который очень любил творчество этого поэта. Артист Андрей Миронов поет на палубе "Победы". Настоящее название теплохода закрасили на один день. Съемки проходили в Сочи. Конечно, после съемок он снова стал "Победой".


svr010
Фото 10.


Во второй половине 50-х годов Всесоюзное акционерное общество "Интурист" начало организовывать морские путешествия. Для первого рейса был зафрахтован теплоход "Победа". В сентябре 1956 года состоялся рейс теплохода вокруг Европы, одна из первых туристских поездок советских людей за рубеж (450 чел.). Для немолодого Паустовского этот круиз стал открытием. Он впервые увидел те города и страны, о которых лишь мечтал в юности.
Однако круиз из-за невысокой пассажировместимости судна оказался нерентабельным и в дальнейшем лайнер в основном использовался на Черном море.

* * *



Выйдя из греческого порта Пирей, наш теплоход пошел на запад. На его борту в беззаботном состоянии находилось около 45 молодых ребят (по загранпаспорту и вообще выдававшие себя за членов профсоюза или специалистов сельского хозяйства). Большинство – выпускники одногодичных курсов военных переводчиков, а также обслуживающий персонал (примерно 50 человек) с экипажем корабля. Примерно трое-четверо переводчиков курсов к этому времени уже успели жениться. Припоминается, что из наших ребят только двое были на теплоходе со своими женами (без детей).
В одной из кают находились две семейные пары, появлявшиеся на палубе в хорошую погоду. Из разговоров выяснилось, что мужья – кубинцы, а жены – русские, не владеющие испанским языком. Тогда многие кубинцы возвращались домой с советскими женами. Смуглые мужья, прошедшие у нас курс обучения в одном из провинциальных гражданских учебных заведений, видимо, решили, что для брачных уз вернее и лучше жен, чем в России, им не сыскать. Мне показалось, что русские девушки были счастливы. Скорее всего, они не думали о том, как сложится их семейная жизнь в дальнейшем на Острове Свободы, а пребывали в свадебном романтическом путешествии на "волшебном лайнере", который увозил их на волнах счастья и любви со своими избранниками в "райский уголок земли", где круглый год лето.
Многие из пассажиров, стоя на палубе, любовались выскакивающими из воды летучими рыбками и стаями дельфинов, сопровождавшими корабль. Второй день нашего путешествия был заполнен знакомством с внутренними помещениями, обслуживающим персоналом, с набором туристических услуг, библиотекой. Группа наших ребят смогла с разрешения капитана даже осмотреть незаселенные каюты-люкс.
Наш бывший старшина испанского отделения курсов Толя Ефросинин родом из Ставрополья вместе с Петром Емцовым из Мелитополя раздобыли музыкальные инструменты, отрепетировали номера с участниками художественной самодеятельности, исполненные когда-то на курсах, а также подключили желающих поучаствовать с отдельными номерами, в том числе и меня. После ужина стихийно образованный ансамбль дал в музыкальном салоне для обслуживающего персонала и пассажиров концерт. Вел концерт и задавал тон веселому настроению Анатолий. Петя Емцов, получивший до курсов музыкальное образование, мастерски аккомпанировал на аккордеоне. Кто-то прочитал любимые стихи, басни, юмористический рассказ, а кто-то спел популярную песню. Получился незабываемый, молодежный, импровизированный концерт, сблизивший нас и укрепивший дружеские отношения на корабле в течение всего рейса.
Ночью теплоход приблизился к берегам Сицилии. Капитан сообщил всем по внутренней радиосети, что корабль входит в зону мощного семибалльного шторма, и что экипажу необходимо встать на вахту.
Что происходило с нами во время этой ночи, трудно передать словами. Впервые пришлось испытать приступы морской болезни, оказаться в объятиях морской стихии. С большой мощью крутая волна окатывала весь корпус корабля, и потоки воды с оглушительным шумом разбегались по палубам. Теплоход то погружался в кипящую бездну, то выныривал из нее, взмывая вверх на гребне высокой волны.


svr011
Фото 11.
Шторм.


Корабль бросало с неведомой силой как щепку. Переборки трещали, и порой казалось, что еще чуть-чуть, и теплоход опрокинется. Вся надежда была на остойчивость, живучесть и крепость конструкции. При сильной качке к тошноте и рвоте добавлялось чувство страха в замкнутом пространстве. Облегчение наступало лишь на короткое время, а затем снова мучили приступы тошноты. Страдали от морской болезни не только мы, но и бывалые члены экипажа. Никаких средств от укачивания у нас с собой не было.
Только к утру ветер затих. Корабль выходил из штормовой зоны. Мы так и лежали пластом без сна, еды и воды, пока море не успокоилось. Тошнота заметно отступила. С бледными лицами и тяжелыми головами, по очереди умывшись, почистив зубы и отказавшись от завтрака, мы снова улеглись в кровати и постепенно приходили в себя после бессонной ночи. Раздражали запахи еды, разносившиеся по вентиляции и проникавшие в каюту.
По левому борту вдали обозначились берега Алжира. К полудню установилась хорошая погода. Сияло солнце, и мы, чтобы не нарушать установившийся распорядок, с явной неохотой сходили на обед. Зато на ужин явились вовремя. На столах, накрытых белоснежными скатертями, стояли полные бокалы вина. Официантки энергично разносили тарелки с вкусной едой и фруктами.
На следующий день наш теплоход значительно продвинулся на запад и подошел к Гибралтарскому проливу. По правому борту я увидел выступающую в море высокую скалу – один из Геркулесовых столбов площадью в 6,5 км. Уже три века эта скала находится под юрисдикцией Великобритании. В начале XVIII века сами англичане называли Гибралтар "шипом, вонзённым в сердце Испании". Значение этой морской крепости трудно было переоценить. Испания долгое время не могла смириться с потерей Гибралтара и всячески пыталась вернуть его, правда, безрезультатно. Англичане по-прежнему контролируют Гибралтарский пролив – своеобразные ворота в Атлантический океан.


svr012
Фото 12.
Гибралтарская скала – колониальное владение Великобритании.


После ужина большинство из нас слонялось от безделья по палубе, дыша свежим воздухом и любуясь успокоившимся морем. По внутренней радиосети передавали судовые объявления и звучали песни наших эстрадных певцов Муслима Магомаева, Иосифа Кобзона, Майи Кристалинской. Особенно запомнились песни "Как провожают пароходы" и "И всё-таки море останется морем" в исполнении Эдуарда Хиля, "Чёрное море моё" в исполнении Георга Отса, "Шаланды полные кефали" в исполнении Марка Бернеса и другие.
Утром следующего дня, оставив позади Гибралтарский пролив, теплоход повернул на юг. По правому борту мы увидели португальский остров Мадейра, расположенный в 680 км к западу от Марокко и в 450 км к северу от Канарских островов. Мадейра выглядела как скала в открытом всем ветрам океане. Спустившись к югу, теплоходу предстояло обогнуть опасное для кораблей Саргассово море, не имеющее береговой линии. Кроме того, его поверхность покрыта морскими бурыми водорослями. Моряки старались обходить это место, избегая попадания водорослей в лопасти гребных винтов. Этот загадочный участок Атлантики назвали Бермудским треугольником.
Удивительно, но весь дальнейший путь до Багамских островов наш теплоход "Победа" прошел при полном штиле. Каждый из нас нашел себе развлечение: книги, подшивки газет, шахматы, беседы, волейбол, купание в бассейне. В каютах с каждым днем и даже ночью становилось всё более душно. Все старались воспользоваться благоприятной погодой и под тропическим палящим солнцем начали обнажаться до трусов или плавок. Расставив рядами шезлонги на палубе и на корме, народ принялся загорать. Отдельные товарищи, не подозревая о коварстве ультрафиолетовых лучей, настолько обгорели, что выглядели краснокожими индейцами. Обгорев до волдырей, они искали спасения в тени под навесами палуб. На них было больно смотреть. У других же загар получился ровным по всему телу, без покраснения. В любом случае, позагорав, было приятно освежиться в бассейне с морской водой.
Ночью, в тихую погоду барашки волн отражались фосфоресцирующими бликами, которые завораживали взгляд при лунном свете в бескрайнем океане. Перед глазами вставала фантастическая картина, созданная необыкновенными красками. А днем на солнце взмывали над волнами стаи летающих рыбок со стреловидными крыльями и дружно погружались в воду. Не отставали от них и резвые дельфины, развлекая нас прыжками. Это было необыкновенное зрелище! Откуда ни возьмись, вдруг на поручни кормы села чайка. Кто-то бросил птице кусочек то ли хлеба, то ли печенья. Она проворно его схватила, взмахнула крыльями и улетела в неизвестную даль, превратившись в исчезающую белую точку.
Обходя Саргассово море и двигаясь на запад, мы не замечали изменения часовых поясов. День сменялся ночью, а затем вновь вставало солнце. За время продолжительного плавания никто, наверное, кроме экипажа, не пользовался наручными часами. Я ни разу не слышал, чтобы кто-то спросил: который час? Часы сверили по местному времени, только когда теплоход заходил в Гаванский порт.
Нам иногда казалось, что теплоход движется медленно. Хотя путешествие доставляло большое удовольствие, за исключением шторма у берегов Сицилии, нам не терпелось добраться до Кубы. Ночью мы приблизились к Багамским островам, а наутро услышали гул двух самолетов американской морской авиации. Они начали кружить вокруг теплохода, делая виражи на низкой высоте так, что было видно летчиков. Мы, запрокинув головы вверх, стоя на палубе, с интересом наблюдали за облётами теплохода. Кто-то щелкал фотоаппаратом, а кто-то махал рукой. Видимо, облёты наших кораблей американской авиацией стали в этом районе обычным делом. Облёт длился недолго, минут пять, с явно разведывательными целями.
Вскоре на горизонте показался долгожданный берег Кубы – "жемчужины" Карибского моря. Все испытывали радостное возбуждение.


svr013
Фото 13.
Крепость Сан-Карлос-де-ла-Кабанья, сооруженная испанцами у входа в порт Гаваны.


По мере приближения всё четче вырисовывались вдоль набережной силуэты небоскрёбов Гаваны и зданий разных эпох и стилей. На некоторое время "Победа" сбавила ход, чтобы пропустить выходящий из бухты корабль. В это время мой взгляд переключился в левую сторону. Там, на неприступной скале испанской крепости возвышалась колонна маяка.
Теплоход медленно вошел в бухту и пришвартовался у причала. К этому времени мы с вещами уже стояли на палубе.
Поблагодарив экипаж и капитана за благополучное плавание и отличное обслуживание, мы расстались с легендарной "Победой", которая осталась навсегда в памяти.
Ступив на землю, сразу почувствовали себя уверенней, вспоминая морскую качку.


Первые впечатления на Кубе

Неподалеку от судна нас уже ждали автобусы. Руководитель группы Булгаков проверил всех по списку, собрал наши паспорта, и мы заняли места в автобусах. Пока ехали по длинной набережной (Малекону), с интересом смотрели, как местные жители прогуливались или сидели на бетонной защитной стенке от прибоя. Мулатки в ярких легких платьях в обтяжку и с бигуди на головах вели оживленные разговоры, активно жестикулируя.
По левой стороне выделялись высотные здания гостиниц Ривьера (Riviera), Националь (Nacional), Гавана Либре (Habana Libre), памятники национальным героям Кубы. Всё это стремительно проносилось перед глазами. Всё вокруг было необычно, ново, красочно и впечатляюще. Одним словом – экзотика!
С непривычки стало жарко в пиджаках. Мы их тут же сняли, вытирая пот со лбов, ощущая особенности субтропического климата – жару и высокую влажность.


svr014
Фото 14.
Вход в гаванский порт. Вид сверху. 1965 г. Вдоль моря тянется на 7 км набережная (Malecón). Кубинская открытка из коллекции автора.


Оба берега связывает под бухтой автомобильный тоннель, сооруженный французами. В направлении маяка машины по тоннелю движутся в сторону Восточной Гаваны.


svr015
Фото 15.
Куба, Гавана, 1966 г. Вход в тоннель с Восточной Гаваны в Старую Гавану. Фото из коллекции автора.


Автобусы доставили нас в один из престижных и благоустроенных кварталов столицы под названием Репарто Коли (Reparto Kohly). Остановились у ограждения одноэтажной виллы в окружении обильно цветущей растительности: пальм, фикусов, платанов, кустов белой и светло-розовой олеандры, магнолии, увитой до самой крыши бугенвиллии. От них исходил, особенно к ночи, густой незнакомый запах. Судя по ухоженному дворику и внутренним помещениям, вилла, очевидно, ранее принадлежала богатому владельцу, сбежавшему с острова после революции. В то время она служила гостиницей для прибывающих из СССР военных специалистов. Семейных разместили на ночлег в другом месте.
Когда нас, холостяков, временно расселили на этой вилле, мы по очереди приняли душ. Затем отправились на ужин в столовую. Поскольку на теплоходе мы только позавтракали, к концу дня разыгрался аппетит. Одноэтажная столовая находилась недалеко от виллы.
Через дорогу напротив выделялся двухэтажный особняк белого цвета. Как нам потом объяснили, это здание под названием Касабланка (Casa Blanca – Белый дом) было отдано под штаб-квартиру аппарата Главного советника при министре обороны Рауле Кастро и одновременно старшего Группы советских военных специалистов на Кубе генерал-лейтенанта Шкадова Ивана Николаевича (1913-1991).


svr016
Фото 16.
Одна из улиц в Репарто Коли (Reparto Kohly). 1966 г. Фото из коллекции автора.


После ужина старший группы Булгаков велел нам из виллы никуда не отлучаться, хотя многие настроились на прогулку по вечернему городу.
Ужин и спадающая к ночи тропическая жара нас разморили. Слегка усталые, пребывая под впечатлением от увиденного за день, мы быстро уснули, даже забыв про вездесущих и жалящих москитов.
Вдруг среди ночи раздался пронзительный крик, а затем звук падающего на плиточный пол тяжелого предмета. Все проснулись, кто-то зажег свет. И что мы увидели? Из туалета выскочил как ошпаренный и весьма сконфуженный бывший старшина курсов Толя Ефросинин. Что же случилось? И Толя, с присущим ему юмором, нам всё рассказал.
Среди ночи он встал по нужде и пошел в туалет. Чтобы не тревожить спящих, не стал включать свет и в темноте на ощупь нашел унитаз. Только на него присел, как внезапно что-то холодное с когтями шлёпнулось ему сзади на голую спину. От неожиданности Толя вздрогнул, а затем громко вскрикнул. Дёрнулся всем телом, чтобы сбросить со спины загадочное существо. Вскакивая, нечаянно задел фарфоровую крышку унитаза, которая с грохотом упала на пол и рассыпалась на мелкие кусочки. Сбросив с себя ползучее существо, Толя пулей выскочил с туалета.
Позже оказалось, это была всего-навсего большая ящерица, которая забралась на потолок и сорвалась оттуда на спину ничего не подозревающего Анатолия. В ту ночь ему было невдомёк, что во многих жилых помещениях обитала всякая ползучая живность: тараканы, муравьи, ужи, лягушки и даже скорпионы.
Рассказ Анатолия вместо сочувствия сопровождался дружным хохотом. После этого мы долго не могли уснуть.


Сан-Франциско-де-Паула и Эрнест Хемингуэй

Рано утром мне сообщили, что у ворот меня ждет УАЗик. За рулем сидел водитель-кубинец, а рядом молодой советский парень. Он назвался Костей и сказал, что приехал за мной, дабы доставить меня к месту службы. Оказывается, еще вчера нас всех распределили по местам расположения воинских частей в шести кубинских провинциях, где уже имелись группы советских военных специалистов. Около 20 переводчиков из моих одногодичников отправились в восточную провинцию Ориенте (Сантьяго-де-Куба), в Матансас и Камагуэй. Остальных разобрали по родам войск в Гаване и окрестностях.
Проехав около 12 км от Гаваны на юг в сторону Матансаса, наша машина свернула с шоссе влево. Затем мы проехали по поднимающейся вверх узкой дорожке с южной стороны, окруженной кустарниками и высокими деревьями. Остановились возле белого одноэтажного здания с элементами поздней готики и башней. По внешнему виду было нетрудно догадаться, что здание относится к строениям религиозного культа.
Позже кубинцы рассказали, что до революции здесь было поместье знатного католического священника, которого обслуживали монахи одного из ближайших монастырей. С северной стороны здания вниз с горы спускалась каменная лестница, предназначенная для выхода в небольшой поселок Сан-Франциско-де-Паула (San Francisco de Paula).
Следует заметить, что в Старой Гаване недалеко от залива находится одноименная церковь, построенная в XVIII веке в стиле барокко и названная в честь одного из основателей римского католического ордена Сан-Франциско-де-Паула (1416–1507). Возможно, служители церкви, облюбовавшие это место для проживания, дали название образовавшемуся поселку.


svr017
Фото 17.
Куба. 1965 г. Общий вид поселка Сан-Франциско-де-Паула с лестницы. Справа от дороги в глубине расположен дом-музей Эрнеста Хемингуэя. Фото из коллекции автора.


svr018
Фото 18.
Куба, Сан-Франциско-де-Паула. 1966 г. Дом-музей Э. Хемингуэя. Катер "Пилар", на котором писатель выходил в море. Сейчас катер хранится в отдельном павильоне. Фото из коллекции автора.


На расстоянии примерно 800 м от здания, где мне пришлось прожить около года, находился известный всем туристам, приезжающим сюда, небольшой двухэтажный дом-музей американского писателя Эрнеста Хемингуэя. Он уютно стоял в большом саду в окружении деревьев, а мы туда наведывались в выходные дни.
Третья супруга писателя Марта Геллхорн уговорила мужа купить на берегу моря небольшой домик. Здесь в 1940 г. он и приобрёл "Дом с видом" (Finca la Vigia), построенный в 1886 г.
Выбрали виллу с учетом близости от излюбленных баров писателя "Bodeguita del Medio" и "El Floridita". На Кубе Хемингуэй прожил около двадцати лет, покинув его незадолго до самоубийства. Музей был открыт в усадьбе в 1962 г., через год после смерти писателя. Интересно, что помимо супружеской пары в усадьбе "Вихия" обитало еще 70 их любимых питомцев: 60 кошек и 10 собак.


svr019
Фото 19.
Куба. 1965, Сан-Франциско-де-Паула. Я. Свирида на фоне поселка. Фото из коллекции автора.


svr020
Фото 20.
Куба. 1966, Сан-Франциско-де-Паула. Групповая экскурсия в дом-музей Э. Хемингуэя. У входа. На фото 4 специалиста с женами и детьми. Слева направо: 1, 2 – специалисты В. Бобров и П. Тамбасов; 3 – Валентина Васильевна, жена специалиста С.В. Михайлова; 4 – переводчик Я. Свирида; 5 – Светлана, жена П. Тамбасова; 6 – военный переводчик-одногодичник Николай Лукашевич; 7 – жена специалиста Ю.Н. Соломатина; 8 – специалист ФКР (фамилию не помню); 9 – специалист по бронетехнике подполковник Ю.Н. Соломатин. Фото из коллекции автора.


svr021
Фото 21.
Куба. 1966, Сан-Франциско-де-Паула. Группа на территории дома-музея Э. Хемингуэя. Слева направо: 1 – переводчик Михаил; 2 – специалист Эдуард; 3 – Светлана, жена специалиста П. Тамбасова; 4 – специалист В. Бобров; 5 – переводчик Костя; 6 – Ольга, жена специалиста В. Гришина; 7 – кубинский переводчик бригады ФКР Педро; 8 – присел внизу переводчик Николай. Фото из коллекции автора.


svr022
Фото 22.
Куба, 1966, Сан-Франциско-де-Паула. У выхода из ворот дома-музея Хемингуэя. Я. Свирида, жены специалистов Ю.Н. Соломатина и П. Тамбасова. Фото из коллекции автора.


Кубинская бригада фронтовых крылатых ракет

Итак, я прибыл в группу наших советских военных специалистов. Они обучали кубинских военнослужащих в сформированной бригаде фронтовых крылатых ракет (ФКР-1).
Чтобы понять, когда и как была сформирована эта бригада (у кубинцев она называлась "Brigada Cohetes Tactico-Operativos (BCTO)"), необходимо вернуться на три года назад.


svr023 new
Фото 23.
Схема дислокации Группы советских войск на Кубе (сентябрь 1962 г.)


В декабре 1962 года личный состав 51-й ракетной дивизии вместе с ракетами и ядерными зарядами к ним был отправлен морским путем обратно в Советский Союз. Это было сделано в спешке и без согласования с кубинской стороной. Взаимоотношения между Кубой и Советским Союзом были тогда сильно подпорчены.
За их восстановление взялся А.И. Микоян. Он предложил Фиделю Кастро заключить новое военное соглашение с учетом вывоза ядерных ракет при сохранении остального вооружения и наличии советских военных специалистов, способных обучить кубинцев владению этим оружием.
Обиды кубинского руководства были сглажены во время визита Фиделя в СССР в апреле-июне 1963 года. Хрущеву удалось убедить кубинского лидера, что присутствие на Кубе Группы советских военных специалистов явится для США таким же сдерживающим фактором, как и вывезенные с острова баллистические ракеты.
29 мая 1963 г. в результате длительных советско-кубинских переговоров было подписано секретное соглашение об оставлении на острове для отражения возможной агрессии одной мотострелковой бригады (командир с 9.12.1963 г. полковник (генерал-майор) А.С. Токмачёв), которая до 1993 года дислоцировалась в местечке Нарокко недалеко от Гаваны. Бригада находилась в непосредственном подчинении старшего Группы советских военных специалистов.
Что касается фронтовых крылатых ракет (ФКР-1 – самолет-снаряд), способных нести фугасные и ядерные заряды, то в 1962 году на Острове Свободы находилось два отдельных авиационных инженерных полка (ОАИП), входивших в состав Группы советских войск на Кубе. Первый, ОАИП-561, размещенный в провинции Ориенте (Майари-Арриба) с 8 пусковыми установками (командир полка полковник Д.Г. Мальцев), получил задачу: держать на прицеле американскую военно-морскую базу Гуантанамо. (Подробней об этом можно прочесть в воспоминаниях В.М. Кадышева.)
ФКР с радиусом действия до 180 км второго, ОАИП-584 (командир полковник А.И. Фролов), дислоцированного на западе острова (база Гранма в 30 км западнее Мариэля), в провинции Пинар-дель-Рио, получил задачу быть готовым к удару по военно-морской базе США на острове Ки-Уэст, а также к обороне побережья от высадки десантов. (Подробней об этом можно прочесть в воспоминаниях А.Г. Горенского и Е.С. Пересадько.) Структура полка: две эскадрильи были боевыми и занимались наведением и пуском ракет (командир 2-й эскадрильи – майор Н.Г. Прудников), третья эскадрилья – техническая, должна была готовить ракеты к пуску и устранять неисправности.
В каждой эскадрилье было по два стартовых отряда и один расчетно-геодезический. Состав стартового отряда: 2 пусковые установки, станция управления, антенна, электростанция, автомобиль с комплектом кабелей. В апреле-мае 1964 года командиры полков ФКР начали передавать кубинцам технику (80 ракет) и имущество. По свидетельству Евгения Степановича Пересадько, участника Карибского кризиса (1962-1965), в июне 1964 года два полка ФКР слили в один, и передача завершилась заключительным совместным парадом личного состава и торжественными проводами.


Советские военные специалисты по ФКР-1

"После того, как весь личный состав полка уехал в Союз, осталась группа специалистов-советников во главе с Прудниковым Николаем Григорьевичем, всего около 30 человек…
Большая часть из офицеров, прибывших по замене, и совсем немного "старой гвардии" из Подгородной".
Подгородная – железнодорожная станция, рядом с которой под городом Первомайск Николаевской области (Украина) размещался полк ФКР-1 (ОАИП-584), входивший в состав 48-й воздушной армии Одесского военного округа.
Цитата приведена из воспоминаний Е.С. Пересадько "Советские крылатые ракеты на защите Кубинской революции" (1962-1965) .
Мемуары Евгения Степановича Пересадько я воспринимаю как преемственность символической "эстафеты", переданной мне для продолжения воспоминаний о советских крылатых ракетах, стоявших на вооружении у кубинской бригады. Эти воспоминания заслуживают самой высокой оценки за правдивый и интересный рассказ о пребывании на Кубе в сложный период Карибского кризиса.
Поскольку сформированная в 1964 году кубинская бригада ФКР (ВСТО), расположенная на берегу моря, была очень уязвима, в августе 1964 года принято решение перебазировать её в восточную часть провинции Гавана, недалеко от Харуко (лагерь Манагуако, в районе Сан-Хосе-де-Лас-Лахас). Руководителем группы военных специалистов был назначен майор Н.Г. Прудников (на Кубе ему присвоили звание «подполковник»). Добавлю, что Указом Президиума Верховного Совета СССР за подписью Л. Брежнева от 1 октября 1963 г. «за образцовое выполнение специального задания Правительства СССР» подполковник Прудников Николай Григорьевич был награжден орденом Красной Звезды.


svr024
Фото 24.
Куба. 1966 г. Группа советских военных специалистов при бригаде ФКР. На фото слева направо стоят: 2-й – Н.Г. Прудников, 4-й – С.В. Михайлов, 5-й – переводчик Михаил, 7-й – переводчик Я. Свирида, 8-й – переводчик Николай. Сидят слева направо: 2-й – Бобров, 3-й – Павел Тамбасов, 4-й – Эдуард, 5-й – парторг Дмитрий (?) из Риги. Фамилии некоторых специалистов не смог вспомнить. Фото из коллекции автора.


За время общения с Николаем Григорьевичем я практически ничего не знал о его прошлой жизни и никогда на эту тему с ним не разговаривал. При составлении воспоминаний о Кубе я решил разыскать информацию о своем бывшем начальнике.


Прудников Николай Григорьевич родился в селе Хинель Орловской области 15 января 1925 года. Призван на военную службу в городе Челябинске 8 января 1943 г. Окончил артиллерийское училище. Место службы: 1149 лап (легкий артиллерийский полк) 174 лабр (легкой арт. бригады) 24 адп (арт. дивизии прорыва) РГК (резерва Гл. командования) 4 Украинского фронта.


svr025
Фото 25.


Награды: медали "За боевые заслуги", "За освобождение Праги" (1945), "За победу над Германией в Великой Отечественной войне 1941–1945 гг." (1945), орден Отечественной войны II степени, орден Красной Звезды (1963). Полковник. Уволен в запас 14.09.1976 г. Служебный стаж – 33 года. Источник информации: ЦАМО РФ (г. Подольск), учетно-послужная картотека. Шкаф 168, ящик 24. Фото в галерее музейного комплекса "Дорога памяти" (Москва). В той же галерее помещена его фотография в пенсионном возрасте.
Далее цитирую Е.С. Пересадько: "Наша группа обосновалась в так называемой "русской деревне" или Репарто Фрага (в юго-западном пригороде Гаваны). Каждому из офицеров, к кому приехала семья, выделили отдельный коттедж. Холостяки тоже разместились комфортно: по несколько человек в домике. Деревня довольно большая, до сотни коттеджей, огорожена и надежно охранялась. На новое место, где располагалась кубинская бригада, мы каждое утро выезжали в 7 часов на автобусе, а обратно – в 3 часа дня".
Такой же распорядок соблюдался и во время моего пребывания в группе советских специалистов ФКР-1. К тому времени бóльшая часть специалистов проживала уже в поселке Сан-Франциско-де-Паула. К ноябрю 1965 года произошла замена "старой гвардии", участников Карибского кризиса.
Дольше всех пробыл на Кубе Н.Г. Прудников. По замене прибывали новые специалисты. Из них я помню: из г. Новоград-Волынского ст. лейтенант Тамбасов Павел Петрович с женой Светланой; капитан Гришин (сомневаюсь в точности фамилии) Владимир с женой Ольгой и 4-хлетним сыном; инженер-подполковник (полковником стал на Кубе) Михайлов Сергей Васильевич с женой Валентиной Васильевной из г. Хмельницкого; оттуда же капитан Дусин Владимир Георгиевич с женой Инной Александровной, а также капитан Бобров с женой; из г. Запорожья (звание майора получил на Кубе) капитан Чечельницкий Владимир Андреевич с женой Марией Матвеевной; из г. Риги Дмитрий (майор, без жены, фамилию забыл, он есть на фотографии, семья оставалась в Риге); ст. лейтенант Эдуард из Украины, а также специалисты из других мест СССР.


Дислокация и проживание в Сан-Франциско-де-Паула

Рядом с основным зданием на горе, где мы проживали в Сан-Франциско-де-Паула, стояли два небольших домика-коттеджа в один этаж, в которых разместились по две семьи наших специалистов.
Третий такой же домик занимала повар Мария, которая готовила пищу для холостяков. У каждого за питание ежемесячно взималась плата из денежного содержания.
Марии было около 45-50-ти лет, не замужем, эмигрантка с Западной Украины. К ней иногда наведывалась родная сестра Валентина со взрослой дочкой, проживавшие в Гаване. Какими путями они попали на Кубу, так и осталось для меня загадкой.


svr026
Фото 26.
Куба. 1966 г. На плоской крыше здания в Сан-Франциско-де-Паула. Слева направо: 1 – специалист Владимир Гришин; 2 – племянница повара Марии; 3 – специалист Эдуард; 4 – Я. Свирида; 5 – Мария; ниже сидят переводчик Николай и Ольга, жена Гришина Владимира. Фото из коллекции автора.


Несколько семей проживали в отдельных коттеджах в поселке недалеко от дома-музея Хемингуэя. Старший группы подполковник Прудников с женой и дочерью, а также семьи специалистов Дусина и Боброва занимали отдельные коттеджи недалеко от поселка Сан-Франциско-де-Паула. Был еще один домик, где жили водители-кубинцы, несколько женщин из местных, занимавшихся сменой постельного белья, доставкой для кухни продуктов, разными хозяйственными делами, а также помогавших Марии в заготовке и приготовлении пищи.


svr027
Фото 27.
Куба, 1966 г. Коттедж, в котором проживал с женой и дочерью старший группы специалистов подполковник Н.Г. Прудников.


Передняя часть основного здания была отведена под столовую, где питались холостяки (переводчики) и специалисты, прибывшие без семьи. Постоянными обитателями столовой были тараканы, ящерицы и муравьи. В одной из комнат однажды поселился уж, принятый сначала нами за гадюку.
Следующее помещение дома, более просторное, использовалось для собраний и праздничных торжеств. Вдоль всей стены с левой стороны была размещена на стеллажах библиотека. Она была доставлена сюда в бесхозном состоянии из двух советских полков ФКР, убывших в Союз. Книги имели потрепанный вид после того, как прошли через многочисленные руки читателей – наших солдат и офицеров. Телевизора не было. Посредине стоял теннисный стол и в эту игру включались в свободное время многие из нас, в том числе и я.


svr028
Фото 28.
Куба. 1966 г. Сан-Франциско-де-Паула. Я. Свирида играет в настольный теннис. Фото из коллекции автора.


Здесь отмечали с традиционным застольем дни рождения и советские праздники. В таких случаях переводчик Костя-молдаванин со способностями снабженца по заданию старшего группы специально отправлялся на машине в провинцию Пинар-дель-Рио и там по умеренной цене на каком-то складе или заводе алкогольных напитков закупал в складчину несколько ящиков "Кока-Колы" и кубинского рома "Бакарди". Все участники таких мероприятий были довольны. Заканчивались наши посиделки всегда мирно.


svr029
Фото 29.
Куба, 1966 г. Сан-Франциско-де-Паула. Фрагмент застолья: справа налево 1 – переводчик Николай с гармошкой; 2 – жена специалиста; 3 – Н.Г. Прудников; 4 – переводчик Я. Свирида; 5 – специалист Виктор (?); 6 – специалист В.А. Чечельницкий. Фото из коллекции автора.


svr030
Фото 30.
Куба, 1966 г. Сан-Франсиско-де-Паула. В группе отмечали какой-то праздник с застольем. Верхний ряд слева направо: 1 – специалист Эдуард; 2 – специалист Михайлов Сергей Васильевич; 3 – переводчик Николай; 4 – специалист Бобров; 5 – специалист Дусин Владимир Георгиевич; 6 – переводчик Свирида Я.; 2-й ряд пониже слева направо: 1-2 – Черкашин с женой; 3 – переводчик Костя; 4 – Ольга, жена специалиста В. Гришина; 5-6 – специалист (?) с женой; 7 – специалист Чечельницкий Владимир Андреевич; 8 – жена специалиста (?), сидящего в нижнем ряду напротив; 9 – специалист (?); 10 – специалист танковой бригады подполковник Соломатин Юрий Николаевич (впоследствии полковник, преподаватель ВИИЯ – 1967-1970); 11 – Прудникова Нина Григорьевна, 12 – водитель-кубинец, 13 – специалист из Риги, парторг. Нижний ряд слева направо: 1 – Валентина Васильевна, жена инженер-подполковника (на Кубе стал полковником) Михайлова Сергея Васильевича, 2 – специалист В. Гришин. Из коллекции автора.


Остальная часть здания была разделена коридором, вдоль которого по обе стороны находились отдельные комнаты, в которых проживали по 2-3 специалиста без семьи и холостяки (около 8 человек). Все окна здания с внешней стороны имели железные ограждения (решетки), а внутри закрывались ставнями на случай ураганного ветра или ливня.
Посредине коридора по обеим сторонам находились туалет с умывальниками и душевые. В конце коридора имелась лестница, по которой можно было попасть на плоскую крышу здания и в башню, где разместились двое переводчиков Костя и Михаил.
Меня поселили в большой комнате, где находились две кровати с тумбочкой, шкаф и письменный стол. Одну кровать занял я, а другую занимал до меня переводчик Николай, родом из Брестской области. Мы с ним быстро по-землячески подружились.
Я смог быстро войти во внутреннюю жизнь группы, найти свое место в коллективе, наладить взаимоотношения с каждым переводчиком и специалистом и почувствовать их дружеское ко мне расположение, внимание и помощь.
В этом отношении мне повезло. В группе подобрались люди доброжелательные и порядочные.


Работа военного переводчика

В первые же рабочие дни в качестве переводчика я столкнулся с определенными трудностями. Я имею в виду особенности кубинского варианта разговорного языка. Кубинцы со средним и высшим образованием более четко выговаривают окончания слов, не съедая их. Вначале я не мог привыкнуть к темпу их разговора и не до конца улавливал на слух смысл произнесенной скороговоркой фразы. Приходилось переспрашивать собеседника.


svr031
Фото 31.
Куба. 1965 г. Сан-Франциско-де-Паула. Я. Свирида на лестнице перед зданием, где разместилась бóльшая часть группы наших военных специалистов ФКР. Из коллекции автора.


Однажды во время перевода мне попался офицер (выпускник Гаванского университета), которого я из-за его кубинского произношения и темпа речи не понимал. К тому же он оперировал специфическими техническими терминами, относящимися к блокам ракеты. Я почувствовал, что, как переводчик, терплю полное фиаско. Рядом в это время находился кубинский переводчик Хулио. Уловив мою ситуацию, он подключился к переводу и выручил меня. Тогда я понял, что мне необходимо в спешном порядке осваивать военно-техническую терминологию, включая ФКР, и вступать почаще в разговоры с кубинцами для практического освоения языка.
Надо честно признать, что все мы, изучавшие испанский язык на кастильском литературном диалекте с нуля только год, сразу почувствовали трудности при переводе на Кубе. На одногодичных курсах преподаватели давали нам общие сведения по страноведению, вооружению и технике родов войск. Мы успели освоить по грамматике всего лишь глагольные времена изъявительного и повелительного наклонения. Остальные (сослагательное и условное наклонения) пришлось доучивать самим в ходе практической работы. В этом отношении переводчики, окончившие двухгодичный срок обучения при Бронетанковой академии, по уровню полученных знаний выглядели по сравнению с нами-одногодичниками значительно лучше.
Припоминаю забавный эпизод, случившийся с одним одногодичником. Когда в Москве в 1966 году скончался маршал Советского Союза Р.Я. Малиновский, в советское посольство прибыл Рауль Кастро, чтобы почтить память умершего министра обороны СССР и оставить запись о соболезновании в книге визитов. В одной из комнат был выставлен в траурной рамке портрет покойного. Для обеспечения данного церемониала по просьбе посла СССР на Кубе А.И. Алексеева были привлечены военные переводчики. Как раз у входа в здание посольства стоял одногодичник Виталий. Когда Рауль вошел в здание, он спросил у Виталия, куда ему дальше идти. Тот ответил: “¡Pase, por favor, camarada ministro! Por allí está el retrete” ("Проходите, товарищ министр. Там находится туалет".) Рауль удивленно переспросил: "¿Qué retrete? No entiendo” ("Какой туалет? Не понимаю".) Оказалось, Виталий вместо слова retrato (портрет) выдал retrete (туалет).
Еще до отъезда на Кубу уже известный нам подполковник Г.Н. Булгаков впервые в СССР составил и издал в 1965 году испанско-русский и русско-испанский военный словарь. Словарь этот многие переводчики приобрели после возвращения в Москву. Надо честно признать, этот словарь не пользовался спросом у знакомых мне коллег и больше не переиздавался. Его лексика, взятая из военно-технической литературы Испании, Мексики, Аргентины и др., на мой взгляд, в 60-е годы представляла собой своеобразный "винегрет" и часто не соответствовала смысловым значениям той лексики, которую использовали кубинцы. Некоторые кубинские офицеры хорошо владели английским и часто употребляли наравне с испанской англоязычную терминологию.
Для расширения словарного запаса я пытался заглядывать в сопроводительную техническую документацию, переведенную на испанский язык в Воентехиниздате (Москва), но опять-таки столкнулся с рядом несоответствий лексики, применяемой кубинцами. У меня отпало желание тратить время на разглядывание больших схем сопроводительной документации для поставляемого вооружения, на изучение технических описаний, выискивая нужную терминологию. Я завёл словарик, куда регулярно заносил ту лексику, которую впервые услышал и уточнил от самих кубинцев. Кстати, однажды при случайной встрече в Касабланке Булгаков мне дал задание – составить словарь по ФКР и доложить о выполнении. Так получилось, что я больше его в Касабланке не видел, хотя и часто там бывал, а для себя продолжал накапливать нужную для перевода лексику.
В первый день моего прибытия в Сан-Франциско-де-Паула состоялась встреча со старшим группы Н.Г. Прудниковым. До отъезда Прудникова в Советский Союз с ноября 1965 по июнь 1966 года я находился при нем переводчиком. В тот день он представил меня специалистам группы и назначил старшим над тремя переводчиками. Данное назначение было воспринято мной как формальный жест, соблюдение "табели о рангах".


svr032
Фото 32.
Прудников Николай Григорьевич – военный пенсионер.


Поскольку все мы носили гражданскую одежду, нигде в общественных местах не подчеркивалась наша принадлежность к армии. Не было и никаких признаков военной субординации, хотя в бригаде кубинские офицеры знали, что большинство из нас – люди военные. Для отвода глаз мы прибыли как специалисты сельского хозяйства. В повседневной обстановке обращались друг к другу по имени-отчеству, когда требовалось соблюдать возрастные различия.
Следует заметить, что переводчики Костя (молдаванин), Миша (сибиряк) и Коля (белорус) прибыли на Кубу в 1962 году, и с самого начала Карибского кризиса служили солдатами в полку ФКР, размещенном на базе Гранма в провинции Пинар-дель-Рио.
Отсутствие переводчиков заставило наше командование спешно создавать кратковременные курсы испанского языка, привлекая на них наиболее дисциплинированных и способных солдат. Ускоренные курсы окончили Костя, Миша и Коля, а затем обеспечивали устный перевод в полку. Они владели в основном набором общебытовой и наиболее употребимой лексики, а также практически освоили терминологию, касающейся ФКР. На грамматику им просто не хватило времени, и они обходились в разговоре простыми фразами. Постигали глагольные времена интуитивно, по ситуации, в меру своих способностей. Постепенно день за днем, наращивая свои языковые знания, Константин, Михаил и Николай стали бегло говорить по-испански, подстраиваясь под кубинское произношение и зачастую имитируя его.
Когда их срок службы подходил к концу и войска начали отправлять в СССР, в штабе ГСВК им по рекомендации Прудникова предложили остаться по контракту ещё на год-два переводчиками в аппарате советников, но уже в статусе гражданских служащих.


svr033
Фото 33.
Куба. 1966 г. Сан-Франциско-де-Паула под Гаваной. На лужайке (слева направо) переводчики Миша, Костя и Яков. Фото из коллекции автора.


Они в основном были задействованы на двухсторонний перевод между нашими специалистами и обучаемыми кубинцами. Я не помню, чтобы Прудников привлекал их на переговоры с командованием бригады. Такие переговоры обычно обеспечивали кубинские переводчики. По возрасту они были моими ровесниками.
В 1965 году мне исполнилось 22 года. У меня с нашими переводчиками сложились вполне дружеские отношения и взаимопонимание, хотя я иногда ощущал, что в общении со мной они соблюдают некоторую дистанцию. Для них, отслуживших срочную службу рядовыми, я все же оставался негласно не просто переводчиком и их ровесником, а прежде всего офицером, хотя на мне, как и на всех остальных специалистах, не было погон, и все в группе обращались друг к другу по имени.


svr034
Фото 34.
Группа переводчиков бригады ФКР. 1966 г. Слева направо: Николай, Педро, Яков, Хулио, Михаил, Роберто. Отсутствует Костя. Фото из коллекции автора.


Кроме наших переводчиков, в бригаде ФКР трудились и трое кубинских, освоивших русский язык в каком-то учебном заведении или на курсах. На родной язык они переводили хорошо, а при переводе на русский испытывали определенные трудности. Кажется, Роберто однажды сказал, что воспринимает русскую аббревиатуру ФКР в написании латинскими буквами FCR, как Фидель Кастро Рус (Fidel Castro Rus).
Между нашими и кубинскими переводчиками происходило тесное общение. Мы их консультировали по русскому, а они нас – по испанскому. В выходные мы часто выезжали в Касабланку (в клуб ГСВСК "Чайка") или на пляж Санта-Мария-дель-Мар, а также устраивали пешие экскурсии по Гаване.
В этих поездках с большой охотой принимали участие и кубинские переводчики Хулио, Роберто и Педро. Как сложилась их дальнейшая судьба, мне неизвестно.


Лагерь Манагуако

Установившийся в группе распорядок рабочего дня был таким: подъем в 6.00 утра, полчаса на туалет и внешний вид, завтрак и в 7.00 автобус (ПАЗик) отправлялся со всеми специалистами группы в район размещения бригады ФКР, в лесистой местности (лагерь Манагуако). Рабочий день длился с 8.00 до 15.00. Когда наступала жара и затем влажность после тропического ливня, оставаться в ангарах было невмоготу, духота стояла неимоверная, как в парилке. На автобусе мы возвращались в Сан-Франциско-де-Паула, принимали душ, обедали и после этого каждый был предоставлен сам себе. Кто-то играл в настольный теннис или брал со стеллажа книгу по своему вкусу, кто-то проводил время за разговорами в тесном приятельском кругу или компанией отправлялся на прогулку в поселок или в Гавану, а кто-то погружался в послеобеденный сон.
В лагере Манагуако были построены помещения для штаба, ангары, казармы, склады. В целях безопасности территория лагеря строго охранялась. В просторных ангарах размещались ракеты и отдельные блоки, а также оборудование с пусковыми установками.
Там наши офицеры с помощью назначенного переводчика проводили учебные занятия с кубинцами по специальностям – техники группы обслуживания двигателя, фюзеляжа, автопилота и бортового электрооборудования ракеты. Параллельно шли занятия с обучаемыми кубинцами стартовых групп. В бригаду для обучения и подготовки были направлены бывшие студенты университета с техническим уклоном, которым присвоили первичные офицерские звания. Им была поставлена задача: в кратчайшие сроки освоить весь комплекс программы обучения, и, в конечном итоге, овладеть всеми навыками по обслуживанию и боевому применению ракет, а через какое-то время заменить советских специалистов.
Бригада ФКР (засекреченная воинская часть 3441) состояла из трех дивизионов. Когда я прибыл на Кубу, бригадой командовал капитан Фернандо Весино Алегрет (primer capitán Fernando Vecino Alegret). В 1965 году ему исполнилось 27 лет. Это был высокий и крепкий мужчина со спортивной фигурой. В его штабном кабинете всегда находились две немецкие овчарки. Когда Прудников и я туда заходили, чтобы обсудить возникшие вопросы, Фернандо подавал овчаркам команду "сидеть" и они, молчаливо косясь на нас, послушно занимали свое место. Иногда служебные вопросы Прудникову приходилось обсуждать с комбригом в крепости Кабанья.


svr035
Фото 35.
Капитан Фернандо Весино Алегрет, командир бригады ФКР. 1966-67 гг.


Фернандо родился 24 июня 1938 г. в городе Банес (провинция Ольгин) в зажиточной семье. Отец – служащий филиала канадского банка, мать – учительница музыки. Из четырех братьев он был старшим. После окончания обычной школы в Ольгине, Фернандо продолжил учебу в католическом колледже Сантьяго-де-Куба в Ольгине, а затем в 1953 г. поступил в институт Сантьяго-де-Куба. В 1954 г. принял участие в студенческих манифестациях в Ольгине против диктатуры Батисты, был избит полицейскими и внесен в список лиц, которых собирался казнить полковник 8-го полка Ольгина. Родители под страхом возможной казни сына решили отправить его учиться в США. Там он столкнулся с проявлениями расизма. В штате Алабама он поступил на инженерно-химический факультет университета. Денег, которые присылал отец, не хватало, поэтому Фернандо устроился в кафетерий, сочетая учебу с работой. Через друзей Фернандо узнал, что кубинский революционер Педро Мирет Прието находится в Мексике и собирает отряд для отправки на Кубу. Фернандо поехал с двумя друзьями в Мексику, чтобы присоединиться к отряду, но затея провалилась. Отряд они так и не нашли. Тогда он снова отправился в Мексику и попал в лагерь Педро Мирета, где прошел тренировку со стрелковым оружием. Через некоторое время Педро Мирет отправился в Коста-Рику, откуда на самолете, загруженном оружием, вылетел на Кубу, чтобы присоединиться к армии Фиделя, а Фернандо вернулся в США. Через кубинскую революционерку Фернандо отправил в 1958 году письмо Фиделю Кастро с просьбой принять его в повстанческую армию, действовавшую в горах Сьерра-Маэстра.
Самолетом, на котором летели кубинские студенты из США на каникулы, Фернандо прибыл в июне 1958 года в г. Камагуэй и пополнил ряды армии Фиделя. В августе его назначили начальником тыла и присвоили звание "старший лейтенант" (primer teniente), а в сентябре – звание "капитан". Он принял участие в боях при взятии города Сантьяго-де-Куба. После победы Кубинской революции Фернандо был назначен на должность заместителя начальника смешанной тактической группы авиационной базы в Сан-Антонио-де-лос-Баньос (San Antonio de los Baños). В сентябре 1959 г. Фидель направил его в Институт аграрной реформы начальником зоны аграрного развития муниципалитетов Ольгина, где он работал до декабря 1960 г.
В последний день уходящего года Фернандо получил письмо от Рауля о назначении его командиром 9-й дивизии в составе пяти батальонов в связи с готовящейся агрессией на остров со стороны США. С Фернандо ежедневно проводил занятия прибывший на Кубу из Советского Союза испанец Роберто Рока, участник гражданской войны в Испании. После апрельского кризиса 1961 г. Фернандо поступил в Гаванский университет на факультет промышленного машиностроения. В 1962 году он – делегат 8-го фестиваля молодежи и студентов в Хельсинки. В университете Фернандо проучился три года, его снова призвали в армию по рекомендации заместителя министра обороны Педро Мирета.
После того, как он прошел курс подготовки с советскими специалистами, его назначили на должность командира сформированной бригады ФКР. Бригада входила в состав артиллерии и ракетных войск МинФАР (Ministerio de las Fuerzas Armadas Revolucionarias).


Учения и пуски ФКР-1

Впервые я был привлечен переводчиком на тренировочные пуски ракет бригады ФКР в апреле 1966 года. Они проводились в провинции Пинар-дель-Рио. Три дивизиона бригады совершили по два пуска в заданный район.
Группа наших специалистов расположилась в полевых условиях, в обустроенных палатках для отдыха. Днем в них было душно, а ночью марлевые накомарники не спасали от укусов вездесущих комаров. К тому же под раскладушки совершали набеги целые армии коричневых муравьев, почуявших запах съестных запасов в наших сумках.
В этой связи припоминается такой случай. В одну из ночей в палатке наш, где-то задержавшийся допоздна специалист, сняв с себя кубинскую военную форму, плюхнулся на раскладушку. Через щели палатки проникал лунный свет. В палатке было тихо и большинство из нас (5 человек) уже дремали под раздававшиеся звуки цикад и кваканье лягушек. Через несколько секунд наш товарищ заорал благим матом, резко вскочил с раскладушки и вылетел из палатки, как ошпаренный. Всем стало не до сна. Вскоре вскрылась причина такого поведения.


svr036
Фото 36.
Куба. 1966. г. Я. Свирида на стартовой позиции в провинции Пинар-дель-Рио. Фото из коллекции автора.


Оказалось, наш товарищ накануне вечером положил под одеяло сверток, где находился то ли кусочек сала, то ли колбасы. Полчища рыжих муравьев незаметно нагрянули по запаху на раскладушку. Когда наш товарищ, раздевшись, лег на муравьев, они стали его жалить. Только выбежав из палатки, ему удалось через некоторое время стряхнуть с себя всех насекомых, а затем он принялся за тщательную очистку своего постельного белья. Не думаю, что это был злой умысел кого-нибудь из наших специалистов с целью подшутить. Этот случай послужил нам уроком на будущих учениях.
В апреле 1966 года в районе Манагуа проводились военно-полевые учения бригады с показательными пусками ФКР-1. Заранее из железных конструкций была смонтирована площадка (трибуна) высотой в метр от земли со скамейками и стульями для размещения прибывших высоких должностных лиц.


svr037
Фото 37.
Куба, 1966. На смотровой площадке офицеры бригады ФКР, Рауль Кастро (ближний ряд, слева направо 1-й) и И.Н. Шкадов (в шляпе, плаще и с биноклем 4-й).


На учения прибыли Фидель и Рауль Кастро, командующие трех армий, начальник Генштаба Белармино Кастилья, командующий артиллерией и ракетными войсками, Главный военный советник при министерстве РВС Республики Куба – старший Группы советских военных специалистов (1964-1967) генерал-лейтенант Шкадов Иван Николаевич, военные атташе некоторых соцстран, Вьетнама и Китая.
Полевые учения должны были продемонстрировать степень подготовки бригады по применению данного вида оружия. Для пусков ракет в назначенную точку местности был выделен один дивизион ФКР. На расстоянии в полтора километра от смотровой площадки разместились две пусковые установки с установленными ракетами.


svr038
Фото 38.
Куба. 1966 г. Стартовая позиция ФКР. Н.Г. Прудников и В.А. Чечельницкий во время полевых учений бригады в Манагуа. Фото из коллекции автора.


На стартовой позиции для подстраховки и контроля за действиями кубинских расчетов дивизиона находились подполковник Прудников и капитан Чечельницкий. Все остальные специалисты нашей группы, переодетые в кубинскую форму, разместились на скамейке, установленной на земле перед площадкой.


svr039
Фото 39.
Куба. 1966. г. Момент пуска ракеты. Фото из коллекции автора.


Фидель, окруженный военными атташе и командующими армий, вел с ними беседу. Рядом стоял кубинский солдат с автоматом на плече. Видимо, охранник. Справа от площадки я заметил на земле какое-то незнакомое устройство, установленное кубинским офицером. Это было самодельное пусковое устройство (как потом выяснилось, снаряд с самонаводящейся головкой) как средство борьбы с воздушными целями. В назначенное время была дана команда на пуск первой ракеты. Послышался издалека рев авиационного двигателя, выводимого на максимальные обороты.


svr040
Фото 40.
Куба, 1966. Внизу смотровой площадки сидят на скамейке кубинские офицеры и наши специалисты. Между ними (слева направо) 3-й – инженер-полковник С.В. Михайлов; 4-й – Я. Свирида. Из коллекции автора..


Когда ракета пролетала над нами на высоте примерно 600 метров со скоростью 1000 км/час, я увидел, как Фидель резко сорвал с плеча рядом стоящего солдата автомат и, прицелившись, выпустил по летящей ракете очередь.
Мне показалось в тот миг, что ракета снизила на несколько метров высоту полета и скрылась за горизонтом. Фидель, в оправдание такого неожиданного для всех поведения, стал объяснять, что подобным образом можно сбивать низколетящие цели, ссылаясь на опыт вооруженной борьбы против самолетов США во Вьетнаме.
Позже один из наших специалистов, комментируя поведение Фиделя, сказал, что если бы одна из пуль попала в автопилот ракеты, она бы изменила траекторию полета и неизвестно, чем бы для всех это закончилось.
Когда был совершен второй пуск ракеты, синхронно вдогонку ей оператор-кубинец послал из упомянутого устройства снаряд с самонаводящейся головкой. Результат оказался неудачным. Снаряд, не достигнув цели, упал вниз и взорвался, а ракета продолжила полет в сторону Карибского моря.
По завершении пусков ракет министр обороны сделал короткое выступление, в котором отметил слаженную работу офицеров бригады ФКР. Главный военный советник Шкадов, Фидель и военные атташе вскоре уехали в Гавану. Остальные офицеры во главе с Раулем и командиром бригады Фернандо, а также наша группа специалистов отправились в другое место расположения дивизиона.


svr041
Фото 41.
Куба. 1966 год. После показательных пусков ФКР министр обороны Кубы Рауль Кастро в окружении участников военно-полевых учений. Все направляются в сторону нового пункта сбора для объявления приказов и постановки очередных задач. Фото из коллекции автора.


Там был сооружен небольшой деревянный помост, а на нем – скамейки в три ряда. На них дружно уселись по рангу офицеры, начальник Генштаба, командующий артиллерией и ракетных войск, министр обороны Рауль Кастро. Напротив выстроились в шеренгу подразделения бригады. По левую сторону помоста в положении стоя заняла место наша группа. Затем молодой командующий артиллерии и ракетных войск (не помню его фамилию) зачитал перед собравшимися несколько заготовленных приказов. Вслед за ним выступил с докладом о текущих делах с постановкой задач для войск Рауль Кастро.


svr042
Фото 42.
Куба. 1966 год. Военно-полевые учения в районе Матансас. Министр обороны Республики Куба Рауль Кастро выступает с докладом о проведенных учениях. На импровизированной сцене сидят в первом ряду слева начальник Генерального штаба Белармино Кастилья и командующий артиллерией и ракетными войсками.


svr043
Фото 43.
Куба. 1966 год. Военно-полевые учения в районе Матансас.В ближнем ряду стоят слева направо: 1) Я. Свирида (переводчик), руки в карманах куртки; 2, 3, 4) – офицеры бригады; 5) в центре – командир ракетной бригады ФКР капитан Фернандо Весино Алегрет (Fernando Carlos Vеcino Аlegret) в очках и рядом, 6-й в очках его помощник лейтенант Хуан (не помню фамилию) в окружении офицеров бригады. Командир бригады проводит разбор пусков ракет по целям. Фото из коллекции автора.


Отъезд Прудникова, воспоминания кубинского перебежчика, постепенное расформирование бригады ФКР

Между старшим группы Прудниковым и командиром бригады Фернандо сложились хорошие взаимоотношения, что положительно влияло на решение многих проблем, связанных с обучением на советской технике кубинских военнослужащих. Командир бригады с уважением относился к Прудникову, всегда по-деловому решал с ним текущие служебные вопросы непосредственно в штабе бригады. Несколько раз встречи Прудникова с моим участием как переводчика проходили на квартире Фернандо в Гаване, где затрагивались вопросы доверительного характера.
В этом отношении весьма показателен следующий факт. Когда в июне 1966 года заканчивался срок пребывания Прудникова на Кубе, Фернандо устроил в бригаде его проводы, на которых присутствовали все специалисты группы и кубинские офицеры. Проводы проходили на открытом воздухе, с последующим угощением сигарами и кофе.
В тот прощальный день Фернандо вручил Прудникову благодарственную грамоту за подписью министра Рауля Кастро и подарил американское охотничье ружье с комплектом патронов. Чтобы на таможне у Прудникова не возникло проблем с провозом огнестрельного оружия, Фернандо оформил соответствующий документ на право его вывоза. Удалось ли Николаю Григорьевичу провезти через таможню в Москве этот необычный подарок, мне неизвестно.


svr044
Фото 44.
Куба, 1966 г., бригада ФКР. Снимок, запечатлевший день проводов подполковника Н.Г. Прудникова (в белой рубашке в центре). Слева от него командир бригады капитан Фернандо Алегрет, справа его помощник лейтенант Хуан (?) и кубинские офицеры. Слева стоят два советских специалиста (2-й Владимир Дусин) и крайний справа Владимир Гришин. Крайний справа (присел сбоку) – Я. Свирида. Фото из коллекции автора.


Возможно, на этой групповой фотографии офицеров бригады запечатлен также Хуан Фелипе Кинтеро, техник группы обслуживания двигателя, фюзеляжа, автопилота и бортового электрооборудования ракеты ФКР. Впоследствии он оказался перебежчиком в Майами. Его статью о ФКР, опубликованную в 2012 г. в одном из альманахов на испанском языке, я случайно выловил в Интернете в 2019 году и поделился ею с Е. С. Пересадько. (Перевод статьи опубликован.)


svr045
Фото 45.
Группа специалистов ФКР на территории бригады с кубинскими сигарами. Среди них три кубинских переводчика, Я. Свирида – слева в среднем ряду, рядом переводчик Михаил в защитных очках и с сигарой во рту.


Перебежчик к тому времени особыми секретными данными о крылатых ракетах уже не владел, всего лишь техническими характеристиками отдельных узлов в пределах своей специализации. В своих рассуждениях основной упор он сделал на полученном задании – внести некоторые технические доработки в ракету, которая заняла несколько дней, для применения ее как тактического оружия с увеличением дальности полета до 200 км на низкой высоте, нацеленной на Флориду и которую не смогли бы обнаружить американские радары. Вот что по этому поводу он написал в своей статье: "В те дни я был в офисе советских советников, читая книгу, когда ко мне подошел капитан советской армии Владимир Богданов, который был моим консультантом по автопилоту (АРМ) и бортовому электрооборудованию. Он попросил меня пройти с ним в лабораторию автопилота, чтобы провести несколько тестов с целью “обмануть" корректор высоты и заставить ракету лететь только на высоте 50 метров!"
Действительно, капитана Владимира Богданова, упомянутого в статье перебежчика Кинтеро, я несколько раз видел в ангаре, проводившим регламентные работы. Он жил до мая 1966 г. где-то отдельно на вилле. На наших праздничных застольях его не было. Из "старой гвардии" ракетчиков были он и Прудников. Видимо, по окончании контракта он был отправлен в Союз.
Заместитель комбрига лейтенант Хуан (на фотографии проводов он – в очках, справа от Прудникова) активно контактировал с нашими специалистами и оперативно откликался на их нужды и предложения по обслуживанию техники, а также во время проведения тренировочно-полевых учений в январе 1966 года в провинции Пинар-дель-Рио и в апреле в провинции Матансас. Все мы тогда переоделись в кубинскую военную форму без погон. В течение недели учения проходили днем под палящим солнцем, а ночью в палатках никакие марлевые накомарники не могли защитить нас от укусов комаров. Мало кому удавалось спокойно уснуть.
После возвращения дивизионов бригады ФКР в место постоянной дислокации в министерстве обороны Кубы наметились структурные изменения, которые последовали во второй половине 1966 года.
Однажды к командиру бригады Фернандо пожаловали гости: начальник Генерального штаба РВС Кубы Белармино Кастилья Мас (1934-2015) и Педро Мирет Прието, зам. министра обороны, член ЦК компартии Кубы (1965-2016), а также еще несколько кубинских офицеров.


svr046
Фото 46.
Начальник Генерального штаба РВС Кубы майор Белармино Кастилья Мас (comandante Belarmino Castilla Mas)


svr047
Фото 47.
Педро Мирет Прието (1927-2016)


Прудников и я присутствовали во время этого визита в бригаду известных на Кубе представителей военного ведомства. Белармино Кастилья в разговоре с командиром бригады коснулся участившихся случаев дезертирства среди рядового состава в кубинской армии и о принятых мерах по искоренению данного явления.
Я обратил внимание на одного пожилого кубинца в военной форме. На мой вопрос: "Кто это?" – обращенный к кубинскому лейтенанту Хуану, стоящему рядом со мной, я получил краткий ответ: "Команданте Роберто, военный советник".
Это имя засело надолго в моей памяти. Через много лет на сайте hrono.ru "Хронос" мне встретилась биографическая справка, раскрывшая подлинное имя этого человека. Это был не кубинец, а испанец Солива-Видаль Рамон (1912-1973). На Кубе он – Роберто Рока Бланко, с октября 1960 г. как военный советник при Рауле Кастро под именем майора Роберто, а в СССР имел псевдоним Соловьев. Он же участвовал в планировании и проведении операции кубинской армии в заливе Свиней на южном побережье страны (апрель 1961), когда был разгромлен десант кубинских эмигрантов из США. Он же участник Гражданской войны в Испании, командир бригады, дивизии, член ЦК компартии Испании. После поражения Испанской Республики в 1939 году Солива-Видаль Рамон прибыл через Францию в Советский Союз. В звании комдива зачислен слушателем Военной академии им. Фрунзе (1939-1941), затем стал преподавателем этой же академии (1941-1944). Окончил спецшколу (1944-1945), сотрудник резидентуры ГРУ в Тулузе (Франция). Уволен в запас 9.05.1949, работал электриком, отправился на Кубу с паспортом на имя латиноамериканского агронома. Вернулся в Испанию (1969) и стал одним из руководителей Объединенной социалистической партии Каталонии, член ее ЦК. Скончался от рака аденомы в Барселоне в 1973 г. (Источник информации в открытом доступе: ЦАМО РФ, учетно-послужная картотека, шкаф 194, ящик 30. / Солива-Видаль Рамон – испанец, род. 29.05.1912 г. в Торре де Канделья (Лерида), служил в Красной Армии с сентября 1936 по 9 мая 1949 г. в в/ч 38729, подполковник, окончил ВА им. Фрунзе, сотрудник резидентуры ГРУ в Тулузе, (Франция).)


svr048
Фото 48.
Куба, 1966 г. Я. Свирида в расположении кубинской бригады ФКР, в УАЗике. Фото из коллекции автора.


После визита начальника Генштаба Кубы Белармино Кастилья и Педро Мирета последовала реорганизация бригады ФКР. На базе ее техники и вооружения было решено создать высшее военно-учебное заведение – Технологический институт, который в 1967 году возглавил капитан Фернандо Весино Алегрет. Преподавателями на первых порах были задействованы офицеры бригады, наши специалисты, советские и кубинские переводчики.
Из трех ракетных дивизионов ФКР был сформирован один, командиром которого был назначен команданте Армандо Чой Родригес (1934-2021) из китайской диаспоры (впоследствии стал бригадным генералом). Дивизион располагался на территории расформированной бригады.
Наш распорядок рабочего дня оставался таким же, как и прежде. Вот только в дивизион нас доставляли из-за малочисленности утром вместо автобуса ПАЗ на грузовом УАЗике. С помощью оставшихся наших специалистов решались проблемы технического обслуживания ракет и оборудования к ним, а также поддержания их в боевой готовности.
После отъезда подполковника Прудникова вслед за ним убыла в Союз бóльшая часть специалистов (около 8 человек) и три переводчика – Николай, Костя и Миша. От всей группы осталось 5 специалистов во главе с капитаном Чечельницким и я в качестве его переводчика. Через пару месяцев отправился в Союз еще один специалист. В таком составе группа просуществовала до конца 1967 года. В июле меня заменил слушатель 3-го курса ВИИЯ Николай Новиков (1940-2004), который потом рассказал мне о своей работе в отдельном дивизионе ФКР.
Его рассказ дополнил Владимир Чечельницкий, вернувшийся с Кубы в звании майора в январе 1968 года. С новым командиром дивизиона Чоем у Чечельницкого, по его словам, складывались непростые отношения, но он их сглаживал своим умением найти к китайцу правильный подход.
Мне повезло, что на Кубе я встретился с замечательными людьми – Владимиром Андреевичем Чечельницким и его женой Марией Матвеевной. С Владимиром Андреевичем у меня сложились очень хорошие отношения, начиная с первого дня его появления в группе. В феврале 1967 года к Чечельницкому приехала жена. Они вдвоем заняли одну из комнат квартиры, где я проживал в Восточной Гаване. Произошло уплотнение жилой площади за счет сокращения специалистов группы. Третья комната оставалась свободной. Мария Матвеевна, оставив в Запорожье на попечении своих близких дочь и сына, с первых дней отнеслась ко мне по-матерински. Владимир Андреевич и его жена стали для меня как родные. Я им очень благодарен за доброту и заботу, которую постоянно ощущал во время нашего совместного проживания. В моей душе навсегда сохранились самые приятные воспоминания о них.
По прибытии Чечельницкого с Кубы в Москву, я встретился с ним в гостинице "Украина", будучи слушателем 1-го курса спецфакультета ВИИЯ. Между нами завязалась переписка. Он присылал мне фотографии из Запорожья, где разъезжал довольный на новенькой "Волге", приобретенной на сертификаты с желтой полосой (эквивалент валюты Внешпосылторга). После развала СССР в 1991 году связь с Чечельницким, к сожалению, прервалась.


svr049
Фото 49.
Запорожье (Украина), 1968 г. Фотография от В.А. Чечельницкого.


Мне стало известно, что дивизион ФКР был расформирован в 1968 году, когда число ракет сократилось до минимума. К тому же возникли сложности с их консервацией в условиях субтропического климата. Бóльшая часть ракет была израсходована во время военно-полевых и тренировочных учений в 1966-1967 гг.


Переезд в Восточную Гавану

В сентябре 1966 г. над территорией Кубы пронесся ураган Инес, который затронул своим опустошительным действием весь Карибский бассейн. О надвигающемся урагане нас заранее предупредили кубинцы, и мы оставались в здании проживания с наглухо закрытыми ставнями. Как потом стало известно, порывы ветра достигали 317 км/час, что было самым высоким показателем в то время.
Накануне урагана Фидель Кастро получил телеграмму от начальника гелиометеорологической станции, расположенной в поселке Темиртау Кемеровской области, Дьякова Анатолия Витальевича (1911-2004). Дьяков предупреждал кубинского лидера о появлении урагана огромной разрушительной силы в Карибском море в конце третьей декады сентября. Фидель прислушался к мнению никому не известного ученого из России и дал распоряжение увести корабли из опасной зоны, тем самым спас кубинский флот.
Из-за наводнения в провинции Гавана было эвакуировано 21 тыс. человек. Куба, сумев подготовиться, понесла минимальные потери. Ураган медленно двигался над Кубой в течение двух дней, прежде чем выйти в Атлантический океан недалеко от Багамских островов. Ураган Инес вызвал наводнение и перебои в подаче электроэнергии. Особенно пострадали плантации бананов и фруктовые деревья. Ущерб был нанесен посевам кофе и сахарному тростнику.


svr050
Фото 50.
Куба, Сан-Франциско-де-Паула. 1966 г. Деревья до урагана Инес. Переводчики Михаил и Яков. Фото из коллекции автора.


Два огромных дерева (фикусы), стоявшие в пяти метрах от нашего здания, под напором ураганного ветра были вырваны с корнем. Они упали на здания, перебив проводку снабжения светом и водой. Эти два дерева до урагана своей листвой создавали нам прохладу в вечернее время, а днем служили укрытием от палящего солнца. Здесь часто после ужина проходило общение между нами.
Во время урагана мы два дня оставались без воды и света. На следующие сутки кубинцы привезли автономный электродвигатель и подключили свет. Дальнейшее проживание в здании в осложнившихся условиях стало затруднительным и было принято решение переместить нас в современные дома Восточной Гаваны.


svr051
Фото 51.
Восточная Гавана (La Habana del Este), 1967. Вид в сторону моря с балкона дома, где проживал Я. Свирида. Фото из коллекции автора.


В Восточной Гаване оставшуюся группу специалистов разместили в высотном доме. Дом был сделан хорошо, продувался сквозняками, здесь было прохладно даже в жару. Семейные стали жить в отдельных квартирах. Мне, как единственному холостяку, тоже досталась отдельная трехкомнатная квартира на третьем этаже с двумя балконами и просторным холлом в левом крыле дома.
Из Сан-Франциско-де-Паула были перевезены теннисный стол и библиотека с книжными полками, установленными в холле предоставленной мне квартиры. Для меня, страстного книжника, библиотека оставалась в то время незаменимой духовной пищей. Полистать книги и поиграть в пинг-понг изредка приходили наши специалисты Владимир Гришин и Владимир Дусин. Черно-белый телевизор плохо принимал телеканалы с помощью подключенной самодельной проволочной антенны. Из Майами иногда смутно прорывались на экран мультфильмы Диснея.


svr052
Фото 52.
Восточная Гавана (La Habana del Este), 1967. Дом, в котором проживала наша группа специалистов ФКР. Фото из коллекции автора.


Пол был плиточный, вместо стекол на окнах имелись деревянные жалюзи. При жаре жалюзи можно было приоткрыть, при сильном ветре или ливне – плотно закрыть. В глубине прохода между жилыми комнатами находился душ. Центрального отопления не было.
Когда на кухонной плите вскипал чайник, на его дне всегда образовывался толстый слой белой накипи.
На Кубе с 1962 года была повсеместно введена карточная система распределения продуктов и товаров ширпотреба, которая действует до сих пор. Я питался в столовой, находившейся рядом с домом. В столовой стайками шустро бегали тараканы. Поварихой вместо Марии работала молодая кубинка Нанси. Она у меня допытывалась, как мы переносим зимний холод в Сибири при температуре 50 градусов и ниже. Возможно ли такое, что у вас реки покрыты льдом? В ее представлении мы, русские, жили как в холодильнике, которым она пользовалась в столовой.
В меню у нее на обед входило: разваренный банан, рис, фасоль или картофель, подливка из свинины, сосиска или небольшой кусок рыбы. На десерт кофе с галетами, чай или апельсиновый сок. Овощные щи или супы готовить она не умела. Конечно, мы скучали по колбасе, селедке и черному хлебу. Некоторым удавалось их получить как передачу от родственников в порту при заходе наших кораблей.


svr053
Фото 53.
Восточная Гавана (La Habana del Este), 1967. Возле дома, где жили наши специалисты. Фото из коллекции автора.


Через пару месяцев у меня начались проблемы с желудком. По молодости я не знал, как ее решить. Своей проблемой я поделился с Марией Матвеевной, женой моего начальника. Она дала дельный совет, который избавил меня от неприятных симптомов. Рецепт оказался очень прост. Надо было в аптеке приобрести флакон медицинского спирта, налить 100 г в стакан и, прежде чем выпить, проглотить ложку сливочного масла. Масло обволакивало стенки желудка и не позволяло спирту его обжигать, а спирт в свою очередь дезинфицировал желудок изнутри и способствовал его лечению. Спустя пару недель у меня всё прошло.
Выданной мне карточкой на предметы кубинского ширпотреба я ни разу не воспользовался. Только один раз посетил магазин, расположенный в гостинице "Ривьера". Женщины могли там приобрести простенькие платья, майки, кофточки и юбки, мужчины – брюки и рубашки с коротким рукавом. Для группы советских военных специалистов в 1965 году в Репарто Коли открылся магазин Внешпосылторга, где цены были значительно ниже, чем в Москве.
Мы по-прежнему, как и в Сан-Франциско-де-Паула, по праздникам собирались у кого-нибудь на квартире. В доме проживали с семьями гражданские специалисты рыбного хозяйства СССР, которые помогали создавать рыболовный флот Кубы.


svr054
Фото 54.
Восточная Гавана (La Habana del Este), 1967. За праздничным столом: на переднем плане специалист группы с женой; слева направо: 1 – жена невропатолога, сидящего напротив мужа; 2 – Ольга, жена специалиста Владимира Гришина; 3 – специалист Владимир Дусин; 4 – врач-невропатолог (из Ленинграда) военно-морского госпиталя; 5 – военный переводчик Я. Свирида; 6 – специалист Владимир Гришин. Фото из коллекции автора.


Кроме рыбаков, здесь жили наши врачи, работавшие в военно-морском госпитале, расположенном по другую сторону автострады, напротив жилого массива Восточной Гаваны. Берег Гаваны находился под постоянным наблюдением сторожевых военно-морских кораблей США, торчавших в нейтральных водах. Город тщательно просматривался и прослушивался американскими моряками с помощью различных приборов и аппаратуры. С балкона кухни по утрам мне были хорошо видны силуэты этих кораблей.
Среди проживавших в Восточной Гаване наших рыбаков был с женой специалист (кажется, по имени Геннадий), который после знакомства с нами стал желанным гостем устраиваемых совместно праздничных посиделок.


svr055
Фото 55.
Куба. 1967. Восточная Гавана. Дегустация ананаса. Слева направо: жена рыболова Гены; кубинец-водитель; Ольга, жена Володи Гришина; Инна, жена Владимира Дусина; Я. Свирида. Фото из коллекции автора.


Спустя какое-то время в группу проник слух, что наш Геннадий зачастил в местную аптеку чуть ли не с ведерком за дешевым кубинским спиртом. Вообще-то кубинцы употребляют спирт только в медицинских целях как средство дезинфекции. Для них он – яд, ни в коем случае не напиток. Видя, что запасы спирта стали резко сокращаться, работники аптеки были вынуждены принять меры. Вскоре на стеклянной двери аптеки появилось объявление по-русски: "Спирта нет!"
На моей памяти с тех времен сохранился один забавный случай. Однажды жена нашего специалиста, не владеющая испанским, обратилась ко мне с просьбой проводить ее через шоссе до госпиталя к кубинскому врачу на консультацию. Пока я переводил разговор между ней и врачом, за дверьми кабинета раздались громкие крики. Я вышел из кабинета и увидел на каталке красного, как помидор, человека. Он был привязан ремнями по рукам и ногам, и громко негодовал с употреблением мата. Около каталки молча стояли медсестры и двое полицейских.
Один из них спросил, говорю ли я по-испански. Я ответил, что да. Тогда между нами состоялся разговор, из которого стала ясна суть происходящего. Два советских моряка по пути следования судна на Кубу дорвались до солнечных лучей и переусердствовали. Вместо приятного загара получили ожоги. Сойдя на причал Гаванского порта, они решили немного расслабиться. Зашли в ближайший бар и выпили изрядное количество спиртного. Скорее всего, кубинский ром "Бакарди". Их так развезло, что они затеяли спор, который вскоре перерос в драку. Хозяин бара вызвал полицию, прибывшую туда на мотоциклах. Увидев полицейских, один из драчунов сумел удрать. Второй, вдрызг пьяный, сдался на милость блюстителей порядка. Они быстро доставили его в госпиталь, опасаясь за здоровье моряка.
Когда я приблизился к привязанному к каталке пьяному дебоширу, он спросил меня: "Ты кто?" А после моего ответа по-русски громко заорал: "Скажи этой черной обезьяне, – имея в виду полицейского, – чтобы меня развязали, иначе я его убью!"
Врачи распорядились увезти пьяного в свободную палату. Полагаю, что после протрезвления в госпитале провинившийся моряк получил от капитана серьезную взбучку.


Пляжи

До революции Куба была одним из самых привлекательных и популярных туристических курортов для жителей США с множеством прекрасных пляжей и уникальной природой. Находясь на Кубе, ну как не воспользоваться возможностью искупаться в теплом Карибском море, согреваемом круглый год течением Гольфстрим с температурой воды плюс 25 градусов, а летом – 28. К тому же почти рядом с Восточной Гаваной находился пляж Санта-Мария-дель-Мар со светло-желтым песком.


svr056
Фото 56.
Куба, 1966. Пляж Санта-Мария-дель-Мар (Santa María del Mar).
Специалист по ФКР (фамилию забыл) и Свирида Я. Фото из коллекции автора.


Когда в ночь на 1 января 1967 года жители нашей Родины поздравляли друг друга с наступившим Новым годом, группа советских военных специалистов ФКР провожала Старый год на известном многим пляже, где была установлена на песке небольшая елочка, символизирующая нашу давнюю традицию. На пляж прихватили с собой еды. "Кока-кола" заменила горячительные напитки. Все наслаждались солнцем, морем и сказочным морским воздухом.
Кубинцев на пляже в тот день было очень мало, так как для них период с декабря по март считается прохладным и некомфортным для купания. Нас же, не прошедших еще такую акклиматизацию, температура воды вполне устраивала. Ощущение прохлады наступало где-то на втором году пребывания. В зимние месяцы при дуновении ветра я уже чувствовал, что мне становится зябко.


svr057
Фото 57.
Куба, июнь 1966. Пляж Санта-Мария-дель-Мар (Santa María del Mar). Наша группа подкрепляется едой после купания. Справа налево стоит Н. Прудников и сидит рядом С. Михайлов.


Наши групповые и одиночные поездки на пляжи практиковались регулярно, в основном в выходные дни. Многие из нас, пренебрегшие коварными ультрафиолетовыми солнечными лучами, испытали на себе последствия долгого пребывания на солнце. Это сейчас можно приобрести разные защитные кремы и гели от загара, а тогда их просто не было.


svr058
Фото 58.
Куба, 1966. Пляж Санта-Мария-дель-Мар. Я. Свирида с маской и ластами, взятыми напрокат у Эдуарда.


svr059
Фото 59.
Куба, 1966. Пляж Санта-Мария-дель-Мар. На групповом фото крайний слева – Я. Свирида.


Однажды я потерял бдительность и обгорел до такой степени, что не знал, куда себя девать. Тело покрылось волдырями. На помощь опять пришла обладавшая житейским опытом Мария Матвеевна, жена В. А. Чечельницкого. Она посоветовала смазывать обожженные места кислым молоком (наподобие кефира). Постепенно пришло облегчение, краснота исчезала, и кожа потом шелушилась и отслаивалась. Из этого неприятного случая я извлек хороший урок и придерживался его всю оставшуюся жизнь.
Н. Прудников, Бобров и Эдуард вместо принятия солнечных ванн препочли заняться подводным плаванием. Для этого они захватили с собой ласты и маски, а Прудников вооружился гарпуном с острым трезубцем для подводной охоты. Все-таки был риск встретиться с электрическим скатом, муреной, барракудой или акулой. Торчащий из воды акулий хвост однажды появился недалеко от пляжа и вызвал панику у купающихся, чему я был свидетелем.
Николай Григорьевич удивил всех на пляже, вернувшись с морской охоты с необычным уловом. В руках он держал полутораметровую барракуду. В наших глазах он выглядем Георгием Победоносцем. Не каждый смог бы выдержать поединок с таким свирепым морским хищником. Не знаю, что потом сделал с этой рыбой наш подполковник, но этим поступком он произвел на зевак большое впечатление.
В то время особым спросом пользовались большие розовые ракушки в качестве подарка для друзей и родственников при возвращении в Союз, или сувенира, который будет напоминать о далекой и вместе с тем близкой Кубе. Я помню, как Эдуард на плоской крыше нашего здания в Сан-Франциско-де-Паула развешивал ракушки (caracoles) на веревке с грузом с таким расчетом, чтобы ослабленный моллюск выпал полностью изнутри. Со временем ракушки стали рассматриваться кубинским руководством как национальное достояние, и на их вывоз был наложен запрет.


Гавана

svr060
Фото 60.
Куба. 1966. Старая Гавана. Перед Президентским дворцом. Прудников Н. Г., Свирида Я. В., Марков А. Н. За рулем "Волги" водитель-кубинец. Фото из коллекции автора.


В 1966 году в Гаване проходила олимпиада по шахматам. Советскую команду представляли Тигран Петросян, Борис Спасский, Михаил Таль и еще три шахматиста. Накануне турнира в прессе плелись интриги. В назначенное время советская команда пришла на игру, а американцы в полном составе не явились. Вопрос о срыве матча обсуждался правительством Кубы. Для кубинцев выбор места проведения олимпиады, в которой участвовало 52 страны, был делом престижа в условиях американской блокады. (Многие любители шахмат помнят Хосе Рауля Капабланку, ставшего третьим чемпионом мира на матче, проходившего в Гаване в 1921 году.) На следующий день встреча все-таки состоялась. Советские шахматисты победили команду США со счётом 2,5:1,5.
В тот день Прудников после работы сказал мне, чтобы я был готов после обеда отправиться с ним на "Волге" в Касабланку. Ему предстоял деловой разговор с полковником Марковым. После того как Николай Григорьевич всё обсудил, от Маркова поступило предложение прокатиться в гостиницу "Гавана Либре" (до революции "Хилтон"), где проходила олимпиада, и там понаблюдать за игрой. Кубинец-водитель припарковался недалеко от гостиницы, высадил нас, а сам отправился заправить машину.
Объяснившись на входе с сотрудником контрольно-пропускной службы отеля, мы без проблем прошли в холл. Все сидячие места были заняты. Пришлось какое-то время наблюдать за игрой стоя. Откровенно говоря, я и раньше не питал особого интереса к этому виду спорта, а на тот момент больше смотрел не на сцену, а на публику, внимательно следившую за ходом игры.
Несмотря на работавшую систему вентиляции, в холле было душно. Видимо, это обстоятельство и утомительное положение стоя заставило моих компаньонов покинуть холл.


svr061
Фото 61.
Куба, 1966. На последнем этаже гостиницы "Гавана Либре" (La Habana Libre). Слева направо: Н. Г. Прудников, А. Н. Марков и Я. В. Свирида. Фото из коллекции автора.


На скоростном лифте мы поднялись на последний этаж высотного здания гостиницы, откуда просматривался почти весь город. Там же находился просторный бар. Александр Никитович Марков заказал официанту три небольшие бутылочки "Кока-Колы". Прохладный напиток улучшил наше самочувствие после душной атмосферы, царившей в холле.


svr062
Фото 62.
Куба, 1966. Вид на море с последнего этажа гостиницы "Гавана Либре". Снимок через оконное стекло бара получился нечетким. Фото из коллекции автора.


В один из выходных дней мне довелось посмотреть в кинотеатре, расположенном на первом этаже гостиницы "Гавана Либре", советский черно-белый фильм с испанскими титрами "Жили-были старик со старухой" Григория Чухрая, снятый в 1964 году на киностудии "Мосфильм". Сюжет фильма построен на семейной мелодраме: у стариков Гусаковых, проживших вместе более 50 лет, сгорел в деревне дом, и они решили отправиться в Заполярье (поселок в Республике Коми) к своей замужней дочери Нине, у которой не складывалась семейная жизнь. Нина бросила годовалую дочь и мужа, уехав к своему любовнику. Обычная мелодрама с элементами юмора, но в ней заложена философская идея о человеческом счастье. Основной принцип жизни старика Гусакова – боль за других, желание счастья для всех. Это и есть самый ценный дар человека.
В фильме снимались известные артисты: Николай Крючков (директор совхоза), Галина Польских (соседка зятя Гусаковых), Иван Марин и Вера Кузнецова (старики Гусаковы). Мне особенно запомнился блистательный дуэт двух истинно народных артистов Мáрина и Кузнецовой. Всю дорогу на городском автобусе до дома в Восточную Гавану я находился под впечатлением от правдивой игры истинно русских "стариков".
Иногда на втором году командировки, находясь вдали от Родины, у меня появлялась тоска по моим родителям-старикам, по братьям и сестрам, которые ждали моего благополучного возвращения. В Союзе я посмотрел этот фильм еще несколько раз, и всегда вспоминал полупустой кинозал гостиницы "Гавана Либре".
Везде кубинцы к нам относились очень доброжелательно. С точки зрения безопасности можно было спокойно ходить по улицам, не оглядываясь по сторонам. Напротив Капитолия, на противоположной стороне от дороги, ближе к вечеру открывались кафе и бары с выносными столиками и стульями, которые заполнялись разнообразной публикой. Многие кубинцы семьями приходили сюда не только покушать и попить, но и традиционно повеселиться под ритмичную музыку, исполняемую небольшими оркестрами. Что характерно, никогда на улицах Гаваны я не видел пьяных кубинцев.
Несколько раз я тоже наведывался сюда, усаживался за столик, заказывал что-нибудь из блюд и напитков и в атмосфере медленно спадающей жары наслаждался исполнительским мастерством музыкантов и певцов. Кроме кубинской музыки и песен, здесь звучали латиноамериканские мелодии. Особенно поднимали настроение мексиканские мариачи. Поздно вечером на последнем рейсовом автобусе, плотно заполненном пассажирами, я возвращался в Восточную Гавану.


svr063
Фото 63.
Куба, Гавана, 1967. Кафе и бары возле Капитолия. Фото из коллекции автора.


Отдельными группами или на пару с кем-нибудь в свободное время мы совершали экскурсии по достопримечательностям столицы. Действительно, есть что посмотреть в Гаване, где сохранился архитектурный облик колониальной эпохи в сочетании с высотными зданиями ХХ века.


svr064
Фото 64.
Куба, 1966. Гавана, океанариум.Фото из коллекции автора.


svr065
Фото 65.
Куба, 1966. Гавана. Я. Свирида в океанариуме.


svr066


svr067


svr068


svr069
Фото 66-69.
Куба, Гавана, 1967 г. Зоопарк. Из коллекции автора.


Мне довелось посетить океанариум, сооруженный в современном стиле на берегу моря, и полюбоваться через большие стеклянные окна на плавающих разнообразных рыб (акул, черепах, скатов). Идёшь по тоннелю со стеклянными стенами, и перед тобой разворачиваются морские глубины с их обитателями. Такое впечатление, словно на дне океана.
Побывал я вместе с нашей группой и в гаванском зоопарке. В отличие от московского там вместо изгородей или железных ограждений прорыты рвы, заполненные водой. Эти рвы отделяют зверей от посетителей.
Можно поближе рассмотреть застывших в неподвижных позах крокодилов. Для слонов сооружены более высокие ограждения. Птицы свободно перемещаются по дорожкам зоопарка. Водоемы и тропическая растительность создают особый мир для обитателей зоопарка.


svr070


svr071
Фото 70, 71.
Куба, Гавана, 1967. Прогулка по Малекону с кубинцем-водителем Рональдо. Из коллекции автора.


svr072
Фото 72.
Куба, Гавана, 1966. Возле Капитолия. Слева направо: Я. Свирида, военный переводчик-одногодичник Николай Лукашевич, Светлана – жена специалиста Павла Тамбасова; кубинский переводчик Педро; переводчик Михаил. Из коллекции автора.


Память до сих пор хранит наши прогулки по историческому центру города – Старой Гаване, возле Капитолия, по тенистому бульвару Прадо и Малекону, где постоянно встречаются памятники, воздвигнутые в честь исторических деятелей колониальной эпохи. Сохранившиеся фотографии (в основном черно-белые) служат дополнением к моим воспоминаниям.


svr073


svr074
Фото 73 и 74.
Куба, 1967. Улица возле гостиницы "Гавана Либре". Из коллекции автора.


svr075
Фото 75.
Куба, 1967. Гавана. На экскурсии перед Президентским дворцом, построенным в духе неоклассицизма: слева направо Я. Свирида; жена специалиста рыболовного флота Гены; Мария Матвеевна (жена В. Чечельницкого) и кубинец-водитель со своей невестой. Из коллекции автора.


В настоящее время здесь находится Музей революции.


svr076
Фото 76.
Куба, 1967. Гавана. На экскурсии. Всё те же перед Президентским дворцом.


svr077


svr078


svr079


svr080
Фото 77-80.
Куба, Гавана, 1966. Обелиск Хосе Марти на площади Революции. Из коллекции автора.


На площади Революции возвышается величественный обелиск высотой 130 метров с мраморной скульптурой легендарного революционера Хосе Марти (1853–1895), которого на Кубе называют "апостолом свободы". Его имя носят многочисленные улицы, площади, школы, промышленные и сельскохозяйственные предприятия, государственные и общественные организации. Хосе Марти почитали при любой власти.
С восторгом он встретил известие о начале революции 1868 года, опубликовав в рукописном школьном журнале сонет "10 октября":
Сбылась моя мечта... Воспрянул мой народ,
Народ моей страны, народ любимой Кубы!
Три века он страдал, до боли стиснув зубы,
Три века он терпел насилья черный гнет...
И цепи разорвав, народ мой величаво
Теперь идет путем свободы и побед.
Сбылась моя мечта, ее прекрасней нет!

Жизнь Марти оборвалась 19 мая 1895 года в перестрелке с испанскими войсками. "Не смерть страшна. Ужасно мертвым жить," – эти слова Марти стали девизом всей его жизни. Повстанцы 1895 года, следуя за Марти, боролись под лозунгом "Независимость или смерть!" Фидель Кастро и его сподвижники решительно заявили: "Родина или смерть! Мы победим!" И они победили.


svr081
Фото 81.
Гавана, 1967. Кубинцы с нами идут на площадь Революции. Чечельницкий и Я. Свирида находились недалеко от трибуны. Из коллекции автора.


Победу революции на Кубе отмечают в один день с Новым годом – 1 января. На этой площади имени Хосе Марти в это время собирались толпы кубинцев слушать продолжительные и зажигательные речи Фиделя Кастро, ежегодно устраивались митинги, народные шествия и военные парады с демонстрацией советской военной техники и вооружения, укомплектованной кубинскими расчетами.


svr082
Фото 82.
Гавана, 1967. Перед началом торжеств. На трибуне правительство Кубы. Из коллекции автора.


В день празднования 8-й годовщины Кубинской революции почти вся наша группа прибыла заранее на автобусе, не доехав около 500 м до площади. Мы пешком через поле добрались до места предстоящего митинга. Возле высотного здания была сооружена площадка с трибуной, на которой уже находилось руководство Кубы во главе с Фиделем Кастро. Для почетных гостей были расставлены перед трибуной длинные ряды стульев. Чечельницкий и я получили разрешение занять место поближе к трибуне. На площади по обеим сторонам скопилась многотысячная толпа гаванцев в ожидании зажигательной речи Фиделя.


svr083


svr084
Фото 83-84.
Куба, Гавана, 1967 г., площадь Революции. Из коллекции автора.


svr085
Фото 85.
Куба. Гавана, 1967 г., организационный момент. Из коллекции автора.


svr086
Фото 86.
Куба. Гавана, 1967 г., артиллерия на площади Революции. Из коллекции автора.


В назначенный час на трибуне к микрофону подошел президент Кубы Освальдо Дортикос Торрадо и кратким выступлением обозначил начало митинга. Затем вниманием присутствующих завладел на несколько часов премьер-министр Фидель Кастро Рус.
Его речь всегда отличалась четкой дикцией, ораторским искусством, доходчивым и эмоциональным объяснением и донесением до простых кубинцев текущих общегосударственных задач. На митинге Фидель заявил, что "при отражении американской агрессии кубинцам придется полагаться исключительно на собственные силы", объясняя им, кто является источником бед на Кубе и, кто виноват в тяжелом социально-экономическом положении страны.
Талант народного трибуна в совокупности с университетским образованием позволили Фиделю Кастро сохранять в течение десятилетий позиции харизматического лидера. Речь его прерывалась одобрительными аплодисментами.
Наступил момент, когда на площадь двинулись подготовленные к параду войска и боевая техника, а также колонны народной милиции, чеканя шаг в ровном строю. На параде все смотрели, как наши ФКР в три ряда красиво проехали на тягачах с пусковыми установками, а затем – остальная военная техника.


svr087
Фото 87.
Куба. Гавана, 1967 г., начало шествия. Из коллекции автора.


svr088
Фото 88.
Куба. Гавана, 1967 г., проходят колонной милисианос. Из коллекции автора.


svr089
Фото 89.
Куба, Гавана, 1967 г., площадь Революции. ФКР. Из коллекции автора.


Шкадов Иван Николаевич и его переводчики

После убытия Николая Григорьевича Прудникова в Союз начались сокращения многих военных специалистов в аппарате советников летом 1966 года. По причине возникших проблем со здоровьем в отпуск на лечение отправился старший группы советских военных специалистов генерал-лейтенант Шкадов. Вместо себя Шкадов оставил полковника Березкина. В помещении Касабланки мне, младшему лейтенанту, показался странным эпизод, который я наблюдал на одном из офицерских собраний, проводившемся по инициативе Березкина. При появлении в зале полковника Березкина прозвучала команда "Товарищи офицеры!", после которой по уставу все присутствовавшие офицеры в гражданской одежде, в том числе несколько советников в чине генерал-лейтенанта и генерал-майора, встали, приветствуя таким образом товарища полковника, старшего не по званию, а по занимаемой должности.
Иван Николаевич Шкадов прибыл на Кубу в 1964 году с должности первого заместителя командующего войсками Прикарпатского военного округа и сразу завоевал уважение и признание у кубинского руководства. В группе военных советников он пользовался заслуженным авторитетом. В то время Шкадов обратил внимание на молодость военачальников РВС Кубы. Во главе Генштаба стоял команданте Серхио-дель Валье (1927-2007), с которым Шкадов очень много работал. Когда Серхио-дель-Валье заболел, в должность начальника Генштаба вступил команданте Белармино Кастилья Мас. Более чем за три года пребывания Шкадова на Кубе не было ни одного конфликта между советскими и кубинскими военными. Немало было проведено тренировочных учений под руководством Рауля Кастро и начальника Генштаба. Подготовка кубинских военных кадров осложнялась тем, что подавляющее большинство молодежи было малограмотным или вообще не имели образования. 1966-1967 годы можно назвать годами дальнейшего совершенствования РВС Кубы по всем родам войск.
В 1967 году Шкадов получил назначение в Польшу командующим Северной группой войск. Субтропический климат Кубы для него по заключению врачей оказался неблагоприятным. Проводить генерала прибыло в аэропорт "Хосе Марти" всё руководство РВС. Как участнику Великой Отечественной войны, воевавшему в составе войск Брянского, Западного, Сталинградского, Степного и 3-го Украинского фронтов, ему в 1978 году было присвоено звание Героя Советского Союза. После ухода в 1987 году в группу генеральных инспекторов МО СССР генерал армии Шкадов работал на посту председателя объединенной редколлегии Книги Памяти павших в Великой Отечественной войне.
По печальному стечению обстоятельств 15 февраля 1991 года генерал армии Шкадов погиб. Насколько мне известно, в тот день он назначил встречу на Гоголевском бульваре одному из своих знакомых, чтобы передать какие-то подготовленные бумаги. Выйдя из высотного белого здания Министерства обороны на Арбате, Шкадов переходил через улицу Знаменку в направлении здания бывшего Алексеевского военного училища. И вдруг выскочила на большой скорости машина, за рулем которой находился секретарь посольства Республики Куба в Москве, и нечаянно сбила его. Иван Николаевич Шкадов скончался в военном госпитале им. Бурденко на 78 году жизни и был похоронен на Новодевичьем кладбище. Какая нелепая смерть!
Во время переговоров с Фиделем или Раулем двухсторонний перевод Шкадову обеспечивал выпускник МГИМО Кропотов Виктор Анатольевич. Он мне был хорошо знаком еще до командировки на Кубу. Его призвали в армию в 1964 году и направили на одногодичные курсы при ВИИЯ (испанское отделение) преподавателем военного перевода. В один из сентябрьских дней в нашей курсантской аудитории появился капитан в полевой военной форме. Мне, прослужившему два года срочной службы, стало сразу ясно, что военная форма служит лишь прикрытием его сугубо гражданской сущности, случайно залетевшего "голубем мира" в военную среду. В то время Главное управление кадров МО СССР разыскивало в спешном порядке через военкоматы по всей Москве преподавателей испанского языка, чтобы обеспечить ускоренную подготовку нас, будущих военных переводчиков. Спустя год моего пребывания на Кубе, я увидел однажды в Касабланке моего бывшего преподавателя по военному переводу в качестве устного переводчика при генерале Шкадове. До него переводчиком при Шкадове был выпускник ВИИЯ (1956 г.) Нуждин Леонид Михайлович.
В 1967 году советские специалисты, работавшие на Кубе, почувствовали охлаждение со стороны кубинцев, так как Москва приостановила ввоз сырья и товаров на Кубу. Это ощутил на себе прибывший туда с визитом председатель Совета министров СССР А.Н. Косыгин. Его сопровождала дочь Татьяна, с которой Кропотов Виктор Анатольевич учился на одном курсе в МГИМО. Встретившись с Татьяной на Кубе, Кропотов попросил ее походатайствовать через отца, чтобы устроить его по линии Министерства иностранных дел, так как военная служба его несколько тяготила. Дочь Косыгина сдержала слово.
После убытия Шкадова на новое место службы Кропотов был назначен 3 м секретарем посольства СССР на Кубе. После Кубы он был замечен на телеэкране переводчиком, сопровождавшим президента Чили Сальвадора Альенде во время его официального визита в Москву в декабре 1972 года.


svr090
Фото 90.
Москва, декабрь 1972 г. Кремль. Н.В. Подгорный, Л.И. Брежнев, переводчик В.А. Кропотов и президент Чили Сальвадор Альенде.


Ответ на американскую провокацию

США продолжали проводить военные провокации со стороны военно-морской базы Гуантанамо, расположенной на южной оконечности острова. 21 мая 1966 года выстрелом с поста морской пехоты США на базе Гуантанамо был убит кубинский пограничник Луис Рамирес Лопес. С воинскими почестями состоялись похороны убитого солдата в присутствии Рауля и Фиделя Кастро, которые в своих выступлениях резко осудили это коварное убийство. Помимо гневного осуждения провокации со стороны США Фидель в пылу эмоций отдал приказ поставить под ружье за одну ночь около 400 тысяч милисианос, защитников Кубинской революции. Обращение Фиделя к кубинскому народу, в большей степени рассчитанное на Вашингтон, накалило нервозную обстановку в стране. Кубинский лидер провел совещание с послами стран Варшавского договора.
Министр обороны Рауль Кастро тоже не остался в стороне. Он приказал командиру бригады ФКР Фернандо Алегрету направить два батальона своим ходом в Сантьяго-де-Куба поближе к американской базе, оснастив ракеты боевыми зарядами. Ракеты третьего батальона ФКР решено было нацелить на Майами. Советская мотострелковая бригада была приведена в боевую готовность. Все наши специалисты группы надели кубинскую военную форму.
В те дни лично я воспринимал происходящие события как наступивший романтический момент в моей жизни с изрядной долей любопытства, каков же будет финал очередного военного психоза или в худшем случае вооруженного конфликта с США. Не было никакой паники. Никакого страха я не испытывал, так как был молод, холост и не обременен семьей.


svr091
Фото 91.
Куба. 1966 г. Провинция Камагуэй. Я. Свирида на привале просматривает газету "Гранма", новости о ситуации в стране и за рубежом. Из коллекции автора.


В составе двух батальонов бригады ФКР мы еще не пересекли ночью город Камагуэй, как последовал приказ о приостановке движения. Батальоны расположились на открытой местности в ожидании дальнейших распоряжений. В таком состоянии мы находились в течение суток, а затем батальоны вернулись в места постоянной дислокации.
Видимо, Кремль, не желая назревания очередного международного конфликта, призвал руководство Кубы проявлять сдержанность и воздержаться от опрометчивых действий.


Генерал-майор В.А. Усанов

Командующим артиллерией и ракетных войск РВС Кубы был назначен молодой капитан (около 26-27 лет, фамилию не могу вспомнить, он есть на фотографиях), сподвижник Фиделя Кастро в Повстанческой армии, действовавшей в горах Сьерра-Маэстра. Командир бригады Фернандо Алегрет выглядел в моих глазах по сравнению с ним более солидным и авторитетным начальником.
Когда подполковник Прудников убыл на Родину, меня прикрепили временно переводчиком вместо двухгодичника Толи Кравченко (находившегося в отпуске) к генерал-майору артиллерии Усанову Валентину Александровичу (1923-1978), Герою Советского Союза, прибывшему на Кубу с женой в конце лета 1966 года.


svr092
Фото 92.
Гавана. В верхнем ряду второй справа стоит Герой Советского Союза генерал-майор В.А. Усанов. Пониже слева – Рауль Кастро.


Генерал Усанов, будучи советником при командующем артиллерией и ракетными войсками РВС Кубы, который по возрасту годился генералу в сыновья, испытывал на первых порах трудности в налаживании тесного контакта и взаимопонимания с молодым капитаном. Каждый раз, когда Усанов договаривался с ним о встрече для проведения запланированных консультаций, капитан под разными предлогами от нее уклонялся, откладывая её на "mañana", т.е. завтра, что приводило генерала в тупиковое состояние.
Я, как свидетель подобных уловок, расценил по-своему поведение молодого командующего. Мне тогда казалось, что капитан – в силу своей молодости и небольшого опыта на своем посту – стеснялся предстать перед седовласым генералом недостаточно подготовленным, чтобы обсуждать на равных вопросы, касающиеся артиллерии и ракетного вооружения. Возможно, я и ошибаюсь, так как непродолжительное мое пребывание при генерале Усанове в качестве переводчика не дает оснований для серьезных выводов.
Вместе с тем следует поставить в заслугу молодому командующему факт проявления им уважения к группе советских военных специалистов на следующем примере. В декабре 1966 года по его инициативе в клубе советских военных специалистов "Чайка", располагавшемся позади Касабланки у реки Альмендарес, впадающей в море, было организовано группе артиллеристов и ракетчиков угощение с вином и закусками, а также концерт с участием известных кубинских артистов эстрады в связи с 8-й годовщиной Кубинской революции.


svr093


svr094


svr095
Фото 93-95.
Приглашение на праздник в связи с 8-й годовщиной Кубинской революции.


Карнавал и Росита Форнес

Среди артистов выделялась своим внешним нарядом и мастерским исполнением песен знаменитая кубинка Росита Форнес.


svr096
Фото 96.
Росита Форнес.


С прискорбием приходится констатировать о кончине Роситы Форнес, последовавшей на 97 году ее жизни 10 июня 2020 года в Майами (США, штат Флорида).
Перед смертью она пожелала быть погребенной на своей родине, на гаванском кладбище Колон (Колумба). Тысячи жителей Гаваны проводили ее в последний путь, отдавая дань уважения за то, что она радовала их своим искусством на протяжении многих десятилетий, начиная с 1953 года.
Исполнительское мастерство Роситы навсегда сохранилось в памяти многих наших людей, побывавших на Кубе и имевших возможность видеть ее на карнавалах в Гаване, восседавшей в образе египетской Клеопатры на изящно подготовленной каросе (платформе на колесах со своим двигателем, на автономной тяге), слушать ее песни на концертах или по радио.


svr097
Фото 97.
Росита Форнес. Одна из последних ее фотографий, снятых в Майями


Несмотря на то, что на Кубе было в то время немало известных артистов эстрады, имя Роситы чаще других упоминается в воспоминаниях современников, сохранивших в своей памяти образ неподражаемой артистки.
Я не стал подробно описывать свои впечатления от увиденных впервые карнавальных шествий в Гаване в марте 1966-67 годов, проводившихся по субботам и воскресеньям при огромном скоплении народа. Восторженные отклики о карнавалах на Кубе, чтобы не повторяться, всегда можно найти в многочисленных публикациях и воспоминаниях. В моей коллекции хранится много черно-белых фотоснимков, зафиксировавших время, место и многочисленных участников карнавала.


svr098
Фото 98.
Куба, Гавана, карнавал. 1966 г. Кароса Роситы Форнес.


svr099
Фото 99.
Куба, Гавана, карнавал. 1966 г. Росита Форнес на своей каросе. Из коллекции автора.


svr100


svr101
Фото 100 и 101.
Куба, Гавана, карнавал. 1966 г. Кароса Роситы Форнес.


В 1967 году по случаю празднования 9-й годовщины Кубинской революции в клубе МинФАР (район Мирамар) состоялся концерт, где выступали артисты кубинской эстрады Елена Бурке, Элла Кальво, Роберто Фас и другие известные певцы.
На этом концерте побывали старший группы военных специалистов В.А. Чечельницкий и я переводчиком при нем. На концерте присутствовали кубинские офицеры батальона ФКР и приглашенные гражданские лица.


svr102
Фото 102.
Куба. Гавана, 1967 г. Клуб МинФАР (Мinisterio de las Fuerzas Armadas Revolucionarias). На одном из торжественных собраний, посвященных 9-й годовщине Кубинской революции. В белых рубашках на заднем плане справа старший группы советских военных специалистов дивизиона ФКР майор В.А. Чечельницкий и рядом военный переводчик Я. Свирида. Из коллекции автора.


Сахарный тростник

На Кубе многим из нас довелось участвовать в рубке сахарного тростника наподобие наших субботников и воскресников. На моей памяти в середине 60-х годов была внедрена практика посылать советскую молодежь на недельку-другую в колхоз для смычки города с деревней.
Я тоже побывал ради экзотики на сафре один раз вместе с товарищами. Тростник рубят остро отточенным мачете, похожим на настоящий меч. Я, выросший в деревне, сразу скажу – эта работа "не сахар" для физически слабых людей. Норма вырубки кубинского мачетеро – 90 арроб (свыше тонны), за что до революции ему полагалось выдавать батон хлеба и разрешалось (!) съесть столько сахарного тростника, сколько он сможет.
В поле мы выехали рано утром. В 9.00 прибыли на плантацию. Нам выделили участок, разбили по группам, и мы дружно взяли в руки мачете. В полдень меня донимало солнце в зените, ведь в поле тени нет. Один из кубинских офицеров вызвался показать мне на практике основные приемы рубки.


svr103


svr104
Фото 103 и 104
Куба. 1966 г. На рубке сахарного тростника. Из коллекции автора.


Сначала нужно тыльной стороной мачете сбить со ствола листья, потом взять левой рукой ствол длиной в три метра и отрубить верх стебля. Далее наклониться и точным ударом срубить тростник под корень на уровне земли, а затем разрубить ствол на 2-3 куска.
Куски укладывались в ровные кучи, и затем погрузчик переносил их на телегу, запряженную волами. Нехитрая механика, но, не усвоив на практике эти первичные навыки, мачетеро не стать. У некоторых из нас рубить тростник получилось с первого удара. Соблюдая осторожность, я старался не делать резких движений, дабы не задеть острым мачете ногу.
В тот день я представил себе на минутку рабский труд негров, завезенных на Кубу рабовладельцами из Африки, когда сахарный тростник и табак стали источником доходов Испанского королевства. Мало кому известно, что изнурительный труд рубщика тростника под палящим солнцем может сравниться с работой шахтера. Когда выделенный нам участок для рубки оголился, старший бригады поблагодарил нас за проделанную работу.
Пропотевший и уставший от непривычки махать мачете при высокой влажности в течение 5 часов с перерывом на полчаса, я понял, насколько надо быть выносливым и физически подготовленным к такой изнурительной работе. В тот памятный день меня мучила жажда, чувствовалась усталость, ломота в теле, всё время хотелось выпить прохладной воды, прилечь и немного отдохнуть. В 15.00 приехал автобус, который доставил нас обратно в Сан-Франциско-де-Паула. Одного раза оказалось достаточно, чтобы понять, как жили и трудились крестьяне Кубы до революции за батон хлеба, чтобы нарубить 90 арроб сахарного тростника.


Варадеро

Примерно в октябре 1966 года вся наша группа ФКР в один из субботних дней совершила на автобусе однодневную экскурсию в Варадеро. Отдельно на легковой машине туда направился генерал-майор В.А. Усанов с женой. К этой экскурсии все мы заранее подготовились, запаслись едой и питьевой водой. При хорошей солнечной погоде наш автобус двинулся по добротному шоссе на юг. В середине пути была сделана получасовая остановка перед мостом (высота – 110 м) в провинции Матансас, чтобы размять ноги, прогуляться и полюбоваться окружающей природой. Терявшаяся за горизонтом бетонированная с ограждением дорога, проложенная через глубокое ущелье, уходила вдаль за длинный мост.


svr105
Фото 105.
Куба. Мост Бакунаягуа и зеленая долина Юмури.


Варадеро – небольшой курортный городок, известный многим туристам. Он расположен в 150 км от Гаваны на узком полуострове Икакос (Hicacos) шириной до 1200 метров и простирается в океан на 20 километров. Пляж Варадеро был признан самым чистым и уникальным пляжем мира. 20 км золотого песка и ласковые воды Атлантического океана создают атмосферу пляжного рая. Температурный режим всегда держится на отметке +25-30° C.
До революции это место считалось элитным, дорогим пляжным курортом, доступным лишь избранным. Неподдельный интерес у туристов всегда вызывает роскошная вилла, ранее принадлежавшая американскому мультимиллионеру. Богатый франко-американский бизнесмен Ирене Дюпон де Немур (1876-1963) построил здесь в 1930 году поместье и сделал курорту потрясающую рекламу. Четырехэтажный особняк с 11 спальнями и смежными ваннами, тремя просторными террасами, семью балконами и частной пристанью назвали Ксанаду. Вилла получила название в честь экзотического дворца, построенного легендарным китайским воином и завоевателем Кубла-ханом. Согласно легенде, Ксанаду являлось древним татарским королевством, простиравшимся от Средней Азии до Западного Китая и части России. Строительство виллы обошлось Дюпону в 1 млн. 300 тыс. долларов.


svr106


svr107


svr108
Фото 106-108.
Куба, 1967 г., провинция Матансас, мост Бакунаягуа. Наша остановка перед мостом. Дорога на курорт Варадеро. Из коллекции автора.


В 1926 году американец, разбогатевший во времена Первой мировой войны, перебрался на Кубу и практически за бесценок скупил почти все земли полуострова. Затем он продавал участки в райском местечке богатым соотечественникам намного дороже.
Так появился прекрасный поселок с богатыми виллами и пышными садами. Не забыл Дюпон и о себе, его особняк был построен и оборудован по последнему слову техники того времени. Богатый особняк расположился на самой окраине полуострова Икакос прямо над скалами. Вместе с семьей миллиардера проживало 70 рабочих, слуг и охранников.
Наша экскурсия началась с осмотра виллы Дюпона. Она отличалась удобством и невиданным комфортом для начала XX века. В доме были телефон, лифт, огромный винный погреб, библиотека, особая чайная комната, бар, занимавший весь третий этаж. Дюпон обожал своих дочерей, поэтому ванные комнаты на вилле – невероятно огромные, со всевозможными приспособлениями и удобствами. Одной из дочерей заботливый папа подарил орган. Поскольку бывший хозяин увлекался гольфом, здесь организовали гольф-клуб. Сюда устремились богатые и знаменитые люди со всей Америки не только загорать, но и поиграть в гольф в осенне-зимний период года.


svr109
Фото 109.
Так выглядела вилла Дюпона в 1966 году. Из коллекции автора.


svr110
Фото 110.
Куба, Варадеро. Вилла Дюпона. Так выглядела вилла в декабре 2006 года. Современный вид.


Но в 1957 году семье Дюпона пришлось покинуть виллу, поскольку у него начались проблемы со здоровьем. В 1959 году особняк национализировали. А еще через 5 лет в нем распахнул двери ресторан "Las Americas", который принимает посетителей до сих пор.


svr111
Фото 111.
Куба, 1966 г. Я. Свирида у входа в виллу Дюпона. Из коллекции автора.


После осмотра виллы, когда солнце приблизилось к зениту, стало душно. Мы снова сели в автобус и, отъехав пятьсот метров, расположились в тени деревьев на берегу ласкового моря. Отдыхающих кубинцев на берегу в тот день было мало.
Надев плавки, я с большим удовольствием прошелся по чистому желтому песку. Море было спокойное. Войдя в воду и постепенно удаляясь от берега по пологому спуску на уровень человеческого роста, я испытал счастливые минуты, как в детстве, от погружения в теплую и прозрачную воду. На небольшой глубине можно было рассматривать стайки разноцветных рыб. К счастью, медуз и ежей не было.


svr112
Фото 112.
Куба, Варадеро, 1966 г. Слева направо: вверху Я. Свирида, Мария Матвеевна Чечельницкая, специалист с женой; внизу генерал В.А. Усанов с женой. Из коллекции автора.


Поплавав вдоволь в море и позагорав, вся наша группа, проголодавшись, расположилась вокруг "скатерти-самобранки" с приготовленной женскими руками едой, в тени деревьев и кустарников. Каждый из группы стремился поделиться впечатлениями от поездки. Все остались довольны.
Поздним вечером на автобусе мы благополучно вернулись в Гавану.


svr113
Фото 113.
Куба, Варадеро, 1966 г. После купания в море. Справа налево: Я. Свирида, Мария Матвеевна Чечельницкая, генерал В.А. Усанов, рядом с ним его жена, далее специалист с женой и крайняя слева жена специалиста (фамилию и имя не помню). На дальнем плане – остальные специалисты с женами. Из коллекции автора.


Вторая поездка на Кубу (декабрь 2006 – январь 2007)

Благодаря старшему сыну осуществилась моя мечта посетить Кубу в качестве туриста. Это случилось через 40 лет после того, как я покинул Остров. За этот срок на Кубе произошли значительные перемены, выросло новое поколение в условиях продолжающейся экономической блокады со стороны США. Поскольку в конце декабря 2006 года в Москве стояла сырая минусовая погода, пришлось одеться по-зимнему.
В турпоездку я отправился самостоятельно с заранее оплаченными и забронированными услугами туда и обратно. Вылет самолета Аэрофлота, на котором я отправлялся из "Шереметьево-2" в Гавану, задерживался. Одно из мест пустовало. Когда туда через час задержки села девушка-китаянка, самолет взлетел. Это произошло в три часа ночи, 23 декабря.
Вскоре я осмелился заговорить с соседкой на испанском языке, чтобы узнать причину задержки. К моему удивлению, она ответила по-испански. В течение всего полета китаянка явилась для меня единственной собеседницей. Оказывается, самолет, на котором она прилетела из Пекина в Москву, долго не мог получить разрешение на посадку в Шереметьево. На переоформление ее авиабилета на рейс Москва-Гавана "Аэрофлота" потребовалось время. Командиру нашего самолета поступила команда "задержать вылет и принять на борт транзитного пассажира". В ходе дальнейшего разговора мне стали известны некоторые подробности ее биографии. Ее родители-эмигранты давно обосновались на Кубе. У них большая семья, она самая младшая, учится в Пекине, а сейчас решила провести зимние каникулы на Кубе, навестить родителей и встретить Новый 2007 год в семейной обстановке.
Когда мы пролетали над Балтийским морем, самолет несколько раз встряхнуло из-за турбулентности. В дальнейшем полет проходил спокойно. Большинство пассажиров после одноразового питания оставались в креслах, пребывая в полусонном состоянии. Но больше всего причиняли беспокойство девушкам-стюардессам несколько пьяных, без тормозов в поведении, мужчин с золотыми цепями на шее, явно из категории "новых русских". С полными бокалами спиртного, прихваченного с собой, они разгуливали по салону. В конце концов алкоголь на них подействовал так, что они больше не могли стоять на ногах. Их с трудом усадили на свои места. Вскоре оба туриста затихли и погрузились в сон. В 8 часов утра по местному времени наш самолет благополучно приземлился в Гаванском аэропорту.
В какой-то миг в голове мелькнула мысль о моем возвращении на машине времени в далекое прошлое, связанное с первым пребыванием на Острове. И тут же я осознал, что "не течет река обратно" и минувшее не повторится.
Программа моего пребывания на Кубе с 22 декабря 2006 по 6 января 2007 года была заранее составлена туркомпанией Zelenski Corporate Travel Solutions в Москве и согласована с компанией Cubatur, которая обеспечивала предоставление мне оплаченных заранее услуг. Паспортный контроль в аэропорту занял не более пяти минут. После получения багажа я стал искать в зале представителя с табличкой "Capital Tour", которому должен был предъявить ваучер, но его там не оказалось. Пришлось звонить в офис "Cubatur" и заявить о себе.
Через полчаса за мной прибыл автомобиль черного цвета, который доставил меня в Старую Гавану. Машина не смогла подъехать близко к отелю. Как объяснил водитель, движение по узким улочкам затруднено. На расстоянии около 400 метров до отеля мы расстались, и я с чемоданом на колесиках пешком добрался до пятиэтажного “Ambos mundos”.


svr114
Фото 114.


Для меня был забронирован одноместный стандартный номер 404 с завтраком в отеле, построенном в 1924 году. Отсюда открывается прекрасный вид на Старую Гавану, бухту, крепость Ла Кабанья и гигантскую мраморную статую Христа на холме. Отель не пяти звезд, как многие могут подумать, ему присвоены четыре звездочки. До моего приезда отель подвергся небольшой реставрации.


svr115
Фото 115.
Гавана, 2006 г. Вид с террасы отеля "Ambos Mundos".


svr116
Фото 116.
Старая Гавана. Отель "Ambos Mundos".


Я и не подозревал, что этажом выше оборудована комната-музей Эрнеста Хемингуэя. Известный писатель долгое время, начиная с 1933 года, жил именно в отеле "Ambos Mundos" в номере 511. Стоимость проживания в те времена составляла 1,5 доллара в сутки. Сюда экскурсоводы постоянно водят группы туристов, отель сделался одной из достопримечательностей Старой Гаваны. Проведя 7 лет в Гаване, Хемингуэй женился на журналистке Марте Геллхорн (третий брачный союз) и вместе с ней в декабре 1940 г. купил за 18,5 тысяч долларов имение Finca Vigía в Сан-Франциско-де-Паула, где прожил 20 лет.
Еще одно интересное место в отеле "Ambos Mundos", связанное с именем Хемингуэя, − выставка фотографий писателя, размещенная в холле. Поднимаясь в свой номер справа от лифта по боковой лестнице, я всегда видел большую фотографию на стене – наш посол Алексеев, Э. Хемингуэй, кубинский поэт Н. Гильен в окружении двух женщин на вилле "Финка Вихия" (Finca Vigía).


svr117
Фото 117.
На фотографии слева направо: первый советский посол Александр Алексеев, его супруга, Хемингуэй, испанский поэт Рафаэль Альберти, его жена Мария Тереза Леон, писательница и поэтесса, кубинский поэт Николас Гильен на вилле Finca Vigía. Я воспринял это фото, как знак сохранившегося доброго отношения к нам, русским туристам.

* * *



За четыре дня пребывания в Гаване мне довелось посетить Капитолий, музей изобразительных искусств, Восточную Гавану, крепость Ла Кабанья и театральное шоу в кабаре "Тропикана".
"Тропикана" напоминает ботанический сад. Кабаре поделено на две части – закрытую и открытую. В первой, где проходят танцевальные представления, потолок застеклен, а во второй потолком служит звездное небо, а со всех сторон зрителей окружает пышная растительность. Представление начинается с приветственного бокала шампанского, включенного в стоимость билета. Зрители, в основном туристы, перед тем как занять свои места, покупают напитки и орешки. За дополнительную плату можно попросить закуски. Разворачивается красочное шоу с фантастическими одеждами, танцами и песнями. На сцене царит обилие полуобнаженных женских тел, красок, света и музыки.
Во второй части шоу на публику хлынули потоки воды. Все стали торопливо искать укрытие от дождя. Зонта у меня не было, пришлось искать место в толпе под крышей здания у входа. Рассчитывать на продолжение шоу не имело смысла. Шофер заранее заказанного такси разыскал меня в толпе и благополучно доставил в отель.
У меня было желание посетить Сан-Франциско-де-Паула, но я ограничился поездкой по Гаване на такси. В один из солнечных дней съездил в Восточную Гавану, сфотографировал дом, где жил 40 лет тому назад, а по дороге обратно заехал в знакомую мне крепость Ла Кабанья, а затем отправился в район Репарто Коли.
Там я осмотрел здание "Касабланки", бывшей штаб-квартиры старшего Группы советских военных специалистов на Кубе. Сейчас, по моим данным, его занимает министерство рыбного флота Кубы. Там, где раньше находился клуб "Чайка" с бассейном, располагавшемся позади Касабланки, спускаясь к реке Альмендарес, я увидел современное высотное здание. До бывшего клуба "Чайка" я не дошел.
После завершения поездки по знакомым местам Гаваны настал момент оплаты. Когда я протянул таксисту 10 долларов, он изменился в лице. Молодой парень стал от радости подпрыгивать на сиденье и хлопать в ладоши. Для него эта купюра явилась неожиданным подарком в условиях нищенского существования.


svr118
Фото 118.
Гавана, 2006 г. Репарто Коли. Касабланка.


svr119
Фото 119.
Гавана, 2006 г. Репарто Коли. По дороге в сторону бывшего клуба "Чайка" стоит новое многоэтажное здание.


Совершая прогулки по Старой Гаване, особенно в районе бульвара Прадо, я натыкался на развалины старых зданий без света и воды, внутри которых жили люди. С одним из пожилых кубинцев я завел разговор. Он мне признался, что "когда Советский Союз оказывал безвозмездную помощь Кубе, нам жилось хорошо. А сейчас мы выживаем". Развалины домов прикрыты раскрашенными фанерными листами. Денег на ремонт в казне нет. Республика остаётся бедной – рис, мясо и масло строго по карточкам, зарплаты нищенские: всего 10 долларов в месяц. Кубе не хватает финансовых средств и в этой части они надеются на Россию, так как смягчения экономических санкций со стороны США не предвидится.


svr120
Фото 120.
Гавана, 2006 г. Автобус "верблюд".


На улицах Гаваны поражает обилие старых моделей автомобилей, в том числе советских. Большим спросом пользуются велосипеды и мотоциклы. Я видел автобусы, напоминающие своим "горбом" верблюда, поэтому их еще называют camello (верблюд). Их буксируют модернизированные грузовики.
13 августа 2006 года Фиделю Кастро исполнилось 80 лет. На дверях магазинов и кафе можно было видеть множество плакатов с пожеланиями кубинскому лидеру крепкого здоровья. О состоянии его здоровья постоянно возникали мрачные слухи после перенесенной хирургической операции. Врачи поставили ему смертельный диагноз летом 2006 года после того, как он пережил 638 покушений. На одном из плакатов, заснятых мной в декабре этого года, написано: "Пусть Фидель живет ещё 80 лет".


svr121
Фото 121.

* * *



Начиная с 2000 года, кубинские власти стали бурно развивать туристическую индустрию. Особенно в этом отношении отличились испанские компании. Они возвели много современных отелей в Варадеро, вложив в строительство около 100 млн. долларов. Благодаря этому увеличился туристический поток из многих стран. Сейчас в Варадеро находится более 60 отелей международного уровня по системе "всё включено", куда ежегодно приезжает более полумиллиона туристов. Здесь нет ограждений и границ между территориями отелей, поэтому все пляжная зона доступна каждому туристу.


svr122
Фото 122.
Варадеро. Вид на узкий полуостров Икакос (Hicacos), ширина −1200 метров, растянутый в океан длинной лентой на 20 километров.


svr123
Фото 123.
Отель Melia Las Americas 5*.


27 декабря я выехал из отеля трансфером на советском поддержанном "Москвиче" в направлении курорта Варадеро. По прибытии туда меня разместили согласно ваучеру в отеле 5 звезд "Мelia Las Americas" в одноместном номере с видом на океан и с питанием "всё включено".
Отель только для взрослых – для туристов, которые едут на Кубу за спокойной атмосферой и курортной негой. И это единственный отель в Варадеро, который имеет прямой выход к Varadero Golf Club.
Рядом находится известная вилла Дюпона. Весь отель работает в секторе премиум. К услугам отдыхающих шесть баров, пять ресторанов и четыре бассейна. Анимация имеет спортивную направленность, но есть и развлекательные программы. На одной из них мне довелось побывать и принять участие под звуки кубинских танцевальных ритмов.


svr124
Фото 124.


svr125
Фото 125.
Куба. Варадеро, 2006 г. Вид на океан из моего номера отеля.


svr126
Фото 126.
Куба, Варадеро, 2006 г. Я. Свирида на территории отеля.


Новый 2007 год я встретил в отеле. Туристы до поздней ночи веселились и танцевали. Только под утро наступила тишина. 5 января машина от компании Cubatur доставила меня в аэропорт Гаваны и самолетом "Аэрофлота" я благополучно возвратился в Москву. Дома я еще долго находился под впечатлением от поездки в страну, незабываемая встреча с которой состоялась через 40 лет.

* * *



Время моего туристического пребывания на Кубе промелькнуло быстро. Оно напомнило мне времена моего первого двухлетнего пребывания после Карибского кризиса. В заключение я хочу дать мой краткий анализ нынешнего положения на Кубе.
Куба не просуществовала бы и года после революции 1959 года, если бы на помощь не пришел Советский Союз. Фидель Кастро имел на Кубе истинно народную поддержку.
Многие аналитики, в основном политологи, пытаются делать прогнозы насчет перспектив дальнейшего развития нынешней Кубы. Стоит учитывать тот факт, что кубинский социализм формировался с учетом специфики латиноамериканского характера. На Кубе в общих чертах сохраняется советская модель социализма. Пока трудно дать однозначную оценку предпринимаемым на Кубе реформам. С одной стороны, курс на создание смешанной, децентрализованной, планируемой с учетом рыночных тенденций экономики может способствовать ускорению позитивных изменений.
На Кубе 1 января 2021 года стартовала масштабная денежная реформа, призванная устранить двойную валютную систему и привязать кубинский песо к единому курсу. Об изменениях в экономике страны объявил в декабре 2020 г. президент республики Мигель Диас-Канель, возглавляющий страну с октября 2019 года после ухода в отставку по возрасту Рауля Кастро.
Аналитики называли эту страну "непотопляемым авианосцем СССР у берегов США". После краха СССР янки были уверены, что проблема снята навсегда, что Куба никуда не денется, умрёт Кастро – она автоматически вернётся в "лоно демократии". И это стало, возможно, роковой ошибкой Вашингтона. По мнению экспертов, Вашингтон не оставит попыток организации цветной революции на Кубе, однако его возможности ограничены − в Латинской Америке очень заметны серьезные антиамериканские настроения, и абсолютное большинство южноамериканских государств всегда поддерживали Кубу как некую альтернативу капиталистическому развитию.
В октябре 2022 года исполнилось 60 лет Карибскому кризису – острому противостоянию СССР и США, поставившему мир на грань ядерной войны. Уроки Карибского кризиса актуальны до сих пор в связи с текущей ситуацией в мире, а также влияют на российско-кубинские отношения. При этом высказываются разные оценки причин, хода и развязки тех событий. Разрешение кризиса политико-дипломатическими мерами стало поворотным моментом в продвижении мира к политике разрядки на целые десятилетия. Здравый смысл подсказывает, что и сейчас разрядка напряженности должна стать результатом новой формулы безопасности для ядерных держав.
Шестьдесят лет назад интересы СССР и США столкнулись в ситуации, очень похожей на нынешнюю. Сейчас в Соединенных Штатах выигрывает курс на жесткое противостояние с Россией. Можно сказать, что урок 60-летней давности в Вашингтоне так и не выучили.

5 комментариев

  • Гаврилов Михаил:

    Повесть Якова Васильевича Свириды о двухгодичной командировке на Кубу.
    Переводчик при группе советских военных советников, передающей кубинским РВС фронтовые крылатые ракеты ФКР-1.
    Касабланка, Сан-Франциско-де-Паула и Восточная Гавана.
    Огромное количество интересных фотографий.

  • Синягин Андрей:

    С огромным интересом прочел повесть (скорей, воспоминания) Якова Васильевича Свириды.
    Хорошие, цельные, законченные, с любопытными и живыми наблюдениями, пожалуй, одни из лучших мемуаров о Кубе, которые мне довелось прочесть. Еще один срез - у каждого своя Куба, читал уже Кубу солдата, Кубу офицера, теперь Кубу военного переводчика (после лишь года обучения!). Понравилось, что автор тепло и с глубочайшим уважением написал о своих начальниках и коллегах по военной службы, а также о памятных встречах (и казусах) с Раулем Кастро.
    Занимательными показались и детали неслужебной жизни, в частности, как правильно рубить сахарный тростник (автору пришлось выдержать такое испытание).
    А благодаря тексту для меня ожили и личные воспоминания, только сейчас вспомнил, как мой отец, Константин Григорьевич Синягин, работавший на Кубе в 1963-1964 годах, мечтательно вспоминал Роситу Форнес (или Фарнес), а также серый испанско-русский разговорник, который, видимо, был издан специально для советских людей на Кубе.
    Огромное спасибо Вам, Яков Васильевич! Здоровья и всех благ!

  • Александр Щеглов:

    Спасибо большое полковнику Якову Васильевичу, для меня просто Яше, за удивительно цельное произведение-очерк о службе и пребывании на Кубе в течение двух лет и последующем визите на остров.
    Много интересного открыл для себя, хотя много лет был связан сам с кубинскими РВС. Прежде всего интересны наблюдения автора за жизнью кубинцев в сложных условиях блокады со стороны США, за их поведением по отношению к советским специалистам и членам семей, особенности их характера. Думаю, что тем, кто собирается посетить Кубу в любом качестве, можно рекомендовать прочесть очерк Якова Васильевича.
    Хочу особо отметить несомненно очень позитивное отношение и участие Михаила Гаврилова, нашего уважаемого администратора сайта, за настойчивость в поисках авторов подобных Якову Васильевичу, что делает сайт cubanos интересным источником для совершенно разных поколений наших российских читателей.

  • Константин 66-68:

    Большое спасибо Якову Васильевичу за прекрасные воспоминания, шикарные фотографии! Тем более, что осматривали достопримечательности Гаваны практически в одно время. Всё понравилось, пожалуй кроме одного, истории гибели генерала Шкадова! Вот кто бы мне поверил, если бы я сбил свою тёщу в центре Петербурга случайно? И ещё, Яков Васильевич, а в расположении нашей бригады и 20 ОМСБ разве не бывали? Интересно узнать Ваше мнение и впечатления! Ещё раз спасибо, здоровья и всех благ!
    P.S. Первому дошкольнику, пламенный привет!

  • Виталий:

    Уважаемый Яков Васильевич, благодарю Вас за прекрасный и неповторимый материал! Вы профессионально отразили все значимые события жизни и деятельности человека, испытавшего судьбу и службу вдали от Родины. Видимо, каждый из нас, прочитавший ваши строки, мысленно вернулся в то изумительное время, которое называется молодость! Успехов, радости и доброго здоровья! С уважением, Виталий. 7 омсбр (1974 -1976)

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.