Трагические последствия урагана "Флора", 4-8 октября 1963 года

01.04.2022 Опубликовал: Гаврилов Михаил В разделах:


Оглавление

От автора
Из книги В.А. Забегалина "У опасной черты"
Из воспоминаний Лоскутова Анатолия Ивановича
Из воспоминаний Лысенкова Юрия Алексеевича
Из воспоминаний Грачева Николая
Из воспоминаний Мазаненко Владимира Иосифовича
Из воспоминаний Ряпенко Алексея Артемовича
Из воспоминаний Семеноженкова Виталия Степановича
Из воспоминаний Гончарова Николая Никитовича
Фотографии

От автора

Ураган "Флора" - один из самых сильных тропических циклонов XX века. Подробности о нем можно прочесть здесь.

Чтобы оценить своими глазами масштаб разрушений, предлагаю посмотреть новостной ролик ICAIC (Instituto Cubano del Arte e Industria Cinematograficos, института кубинского искусства и кинематографии) от 14 октября 1963 года.
http://www.youtube.com/watch?v=MuP9TTzD7WA

Цель данного материала - суммировать информацию об урагане "Флора", опираясь на воспоминания ветеранов Карибского кризиса, а также осветить историю трагической гибели пятерых советских военнослужащих.
Наиболее подробно в этом вопросе разобрался Виктор Александрович Забегалин (фрагмент из его книги приведен первым), остальные воспоминания дополняют общую картину.
В конце публикации приведены фотографии прощания с погибшими в Торренсе (20 отдельный мотострелковый батальон и "старое" (до 1978 года) советское кладбище).

Из книги В.А. Забегалина "У опасной черты", 2007 год

Основной удар стихии пришелся на восточные районы Кубы, где размещались четыре дивизиона зенитно-ракетного полка, которым командовал полковник Ржевский Г.М.
В самом неудобном месте располагался дивизион, которым командовал подполковник Пронский Евгений Максимович. Посредине дивизиона пролегал глубокий овраг, разделявший зенитно-ракетный дивизион на две части. Позиция дивизиона была на склоне оврага. В радиусе до полутора километров дивизион огибала река, которая протекала намного выше дивизиона по уровню местности, к тому же на ней, почти рядом с дивизионом, находилась дамба и деревянный шлюз. Личный состав дивизиона заблаговременно был предупрежден о том, что будет ураган. Кубинские товарищи предупредили руководство дивизиона о том, что на том месте, где стоит воинская часть, будет очень много воды.
С 5 октября начался ветер и сильный дождь. На вторые сутки под вечер дождь перешел в сплошную стену. На третьи сутки дождь прекратился примерно на четыре-пять часов, но почему-то никто не подумал о переносе оружия из палаток.
После обеда хлынул дождь, уровень воды в реке резко поднялся, прорвало дамбу и вода с огромной скоростью, высотой почти в человеческий рост, устремилась в тот самый овраг, где располагался дивизион подполковника Пронского Е.М.
Из воспоминаний Н.И. Козина: "Бурлящий поток несся на наш дивизион с огромной скоростью. Нам, солдатам, начальник штаба полка дал команду забрать карабины СКС, которые хранились в палатке, и пистолеты. Все ящики с оружием разместить в кабинах автомобилей. Оружие радиотехнического батальона перенести нормально. Я возвратился в палатку, чтобы забрать свой пистолет, который оставил там. В этот момент дали команду стартовикам забрать оружие, которое находилось в соседних палатках.
Когда я вышел из палатки, уровень воды уже поднялся выше пояса. Лавина воды, сметая все на своем пути, устремилась через наш дивизион к морю. Я перебрался от палатки в сторону позиции, а стартовики в одно мгновение оказались отрезанными от позиции. Вода прямо на глазах поднималась все выше и выше. Кто был физически сильный и умел плавать, успели перебраться на возвышенное место, а те, кто не смог, взобрались на два стоящих дерева, находящихся недалеко от палаток. К вечеру на двух деревьях оказалось одиннадцать человек. На утро на деревьях осталось девять…"
Рассказ Козина Н.И. дополняет Петров В.А. – один из тех одиннадцати человек, которые спасались на деревьях. "Начальник штаба полка подполковник Ходяков И.С., который в этот день находился в дивизионе, отдал приказ спасать оружие. Нас было шесть человек и мы, взявшись крепко за руки, пошли к палаткам. Но течение и уровень воды были такими, что нас как щепку, снесло сильным течением в сторону стоящих деревьев, на одно из которых мы сумели взобраться по очереди.
Начальник штаба полка дает повторную команду, но уже следующей группе солдат в составе пяти человек, спасать оружие. Однако и эта попытка не увенчалась успехом: эту группу солдат снесло мощным течением, но только ко второму дереву, на которое они взобрались.
Мы все договорились сидеть на деревьях и никому не предпринимать попыток слазить с дерева и уйти вплавь к возвышенному месту. Однако рядовые Преображенский Р.А. и Макаренко В.П., несмотря на наши возражения, решили самостоятельно добраться вплавь до возвышенного места.
Они спрыгнули с дерева – не выдержали нервы, бурный поток их мгновенно подхватил, и они скрылись в бездонной пучине.
Трудно передать словами то подавленное эмоциональное настроение, которое охватило нас в ту темную тропическую ночь, оставив наедине нас с разбушевавшейся стихией.
Наступило долгожданное утро, но дождь и ветер ни на минуту не прекращался, а уровень воды продолжал подниматься.
Во второй половине дня мы увидели плывущего к нам в бурном потоке нашего сослуживца Табаева Н.М. Оставалось до нашего дерева не более пяти метров и неожиданно мощной грязевой волной накрыло его, и мы потеряли его из виду… навсегда.
День уже клонился к вечеру, но реальных шагов по нашему спасению мы не ощущали.
Территория нашего дивизиона была ограждена забором из колючей проволоки и одна из его сторон хорошо просматривалась. Решили самостоятельно, держась за этот уцелевший забор, поодиночке добираться до возвышенного места.
Я спрыгнул в леденящую воду и поплыл в указанном направлении. С огромным трудом, выбившись из сил, я удачно доплыл до ворот дивизиона и махнул рукой. Потом в воду прыгнул другой и так по очереди плыли…"
Петров В.А.: "Ошибка ребят была в том, что они были физически слабыми и к тому же сильно уставшими от бессонной ночи, поэтому, когда они решили плыть вдоль забора из колючей проволоки. У них просто не хватило сил.
Из пяти погибших сослуживцев, только один Николай Табаев погиб, спасая ребят. Утонули рядовые Лупашко М.З. и Прыгаев В.А. Все ребята, которые погибли во время урагана "Флора" были из состава стартовой батареи. Лишь на третьи сутки пострадавших ребят снял вертолет, а некоторых амфибия.
Спустя сутки, то есть 8 октября, ураган прекратился, и вода начала спадать. Тело погибшего Табаева Н. нашли недалеко от позиции дивизиона, он лежал обмотанный кабелем, зацепившись за куст небольшого дерева. Преображенский Р., Макаренко В. лежали у проволочного ограждения. Лупашко М., Прыгаев В. лежали в неглубокой канаве, примерно в ста метрах от того дерева, на котором они сидели".

Из воспоминаний Лоскутова Анатолия Ивановича

Лоскутов Анатолий Иванович (сентябрь 1963 – июнь 1965): "Мы помогли кубинцами отстоять независимость". Дополненный вариант


Часть ребят-зенитчиков, в том числе и меня, направили в Санта-Клару, где находился штаб зенитно-ракетного полка (командир полковник Д.Е. Орел), этот полк раньше дислоцировался под Казанью и был тайно переброшен на Кубу. Здесь нас распределили по подразделениям. Я и несколько ребят поехали в дивизион.

Ураган "Флора"

Судьба этого дивизиона плачевна. Он дислоцировался в местечке Мансанильо, в устье пересохшей реки. Ураган "Флора" (4-8 октября) сделал свое дело. Селевые потоки залили дивизион. Ребята уцелели только благодаря тому, что кабины были прочно прикреплены к земле.
Проплывающие деревья и трупы скота только ударяли о кабины. Возможно, личный состав в кабинах уцелел бы от урагана, хотя вода в кабинах находилась на уровне груди, и обессиливших ребят поднимали на верхние блоки, чтобы они не захлебнулись. Никто не обращал внимания на скорпионов и "черных вдов" и их укусы. Но поступила команда командира взять стрелковое оружие, которое находилось в 50 метрах от кабин. Туда были посланы две группы, но они взять оружие не смогли и погибли под напором ветра и потоков воды. Только через четыре дня их трупы были собраны нашими ребятами на плавающих транспортерах. Часть техники и все, что осталось от дивизиона, было передислоцировано в Нуэвитас, в/ч п.п. 92617.
Эти ребята были похоронены в местечке Торренс, за их могилами мы впоследствии ухаживали. Они были высококлассными специалистами, физически развитыми, один даже кандидат в мастера спорта, именно поэтому их и послали за оружием. Их помнили и помнят все мои однополчане, и я хочу еще раз назвать их имена: Макаренко Виктор, Лупашко Михаил, Преображенский Рудольф, Прыгаев Владимир, Табаев Николай.
Я восемь месяцев провел в этом коллективе, и могу подтвердить, что последствия трехдневного пребывания в воде сказались на личном составе. Троих мы отправили домой с туберкулезом, а десяток находились в госпиталях, мучаясь от болезней. И у всех была психологическая травма, оставшаяся на всю жизнь.

Ураган "Флора" (продолжение)

(Из письма Галины Аркадьевны Преображенской, сестры Рудольфа Преображенского, погибшего во время урагана "Флора": "О том, что Рудик служит на Кубе, мы знали. Сначала он написал, что служит там, где большой праздник 26 июля. Потом говорил об этом в письмах открыто, присылал фотографии. До ДМБ оставался месяц с небольшим. Вдруг наши письма стали возвращаться со странными надписями: "Выбыл", "Адресат отсутствует", "Погиб при исполнении...". Мы не могли понять, в чем дело.
В военкомате, куда мы обратились, ничего вразумительного не говорили. Я тогда только поступила в институт. Написала министру обороны. И только в январе 1964 года нам сообщили в военкомате о гибели Рудика. Причем, в свидетельстве о смерти написано, что погиб путем "утопления". Потом его однополчане прислали фотографии с похорон пяти погибших ребят. Его друг Александр Петров написал, как все произошло. Когда налетел ураган, они бросились спасать оружие. Потом трое суток просидели на деревьях. Рудик отлично плавал: наш отец одно время работал на лодочной станции спасателем и научил его. Ослабнув и не рассчитав своих сил, Рудик попытался вплавь добраться до людей, вызвать помощь. Не доплыл...
Конечно, я писала Хрущеву, чтобы брата перезахоронили на Родине или предоставили нам возможность побывать на его могиле. В сухих ответах сообщалось, что для этого нет возможности".)
Меня огорчило это письмо. А вообще-то я так и предполагал. После урагана в дивизионе, мы часто обсуждали случившееся, ведь мы потеряли дивизион и пятерых наших ребят. Всю вину возлагали на командование дивизиона и вышестоящее командование, ведь они могли в считанные часы перебазироваться в другое место, что и предлагали кубинцы. А с другой стороны, в этом страшном стихийном бедствии какой резон был посылать ребят за оружием, которое давно было списано в элитных частях Союза, карабинами СКС? Все офицеры по тревоге имели пистолеты для обороны, но нас еще надежно охраняли кубинцы.
Дело в другом. Командование полка хотело оправдать потерю дорогостоящего комплекса какими-то действиями. Погибло 5 рядовых, а старшины 2 батарей и офицерский состав, особенно молодые офицеры, хорошо подготовленные физически, остались в стороне. А таких ребят послушных отправили на верную гибель.
Пишут, что многие из них не умели плавать, но это не так. Все они до армии сдавали нормы, в том числе и по плаванию. В той экстремальной обстановке могли выжить и сделать дело не просто умеющие плавать, а специально подготовленные люди. Такие были в дивизионе, но командование этого не учло.
Все ребята выполняли приказ, но один из них, Николай Табаев, видя, как гибнут его товарищи, находящиеся на дереве, сознательно пошел им на выручку. Он был уверен, что доплывет до дерева и привяжет канат, по которому ребята потом доберутся до кабин. И я уверен, что если бы он находился на дереве, то выплыл бы, как это сделали другие солдаты.
Но Николая погубило другое: где-то на середине, поперек его пути выскочило дерево с сучком. Оно зацепило канат и потянуло его в воду. Ребята, которые находились на берегу, тянули его, но не сумели вытянуть: стремительно движущееся дерево оборвало канат. Вспоминают, что в колючем кустарнике был обнаружен труп, весь обмотанный резиновым кабелем.
После того как дивизион был передислоцирован, сменились и название, и наименование части, а также весь командный состав. Но мы, находясь в Нуэвитасе, первый месяц ежедневно в столовой поднимали кружки с кофе или компотом за помин наших ребят. Все их вещи, которые остались после урагана, и часы, которые были у каждого, мы хранили. Демобилизация прошла не в ноябре, а после Нового года, и ребята увезли часы родителям погибших.
Первые письма от родственников погибших ребят еще приходили к нам в новый дивизион. Мы их читали и не знали, как поступить. До сих пор у меня сохранилось в памяти письмо матери из-под Москвы, которая просила сына ответить. А потом эти письма стал забирать замполит и пересылать обратно с пометками, о которых писала сестра Рудольфа.
Я уже писал, что к нам после урагана приезжал генерал Мороз. Один из наших сослуживцев, Габов Олег из Одессы, попросил его ответить: кто ответственен за гибель ребят? Генерал резко оборвал солдата, и на следующий день его отправили дослуживать в Союз, а нам Мороз сказал, что погибшие ребята будут награждены посмертно, а виновные понесут наказание. Понесли или нет, мне неизвестно.

Из воспоминаний Лысенкова Юрия Алексеевича

Лысенков Юрий Алексеевич (август 1962 – сентябрь 1964): Как я стал говорить по-испански


Были и трагические случаи в нашей службе. Однажды в Камагуэе, когда я стоял в карауле, в штабе, было это после прошедшего накануне урагана "Флора", кубинцы называли его циклоном, прибыл грузовик из Сантьяго-де-Куба, загруженный чем-то. Я заглянул в кузов и увидел тела наших солдат, утонувших и погибших во время урагана...


>Из воспоминаний Грачева Николая

Грачев Николай (осень 1963 – осень 1965): "Мы были первой сменой ребят ― участников Карибского кризиса"


4–8 октября 1963 года прошел ураган "Флора". О нем было известно заранее, поэтому станцию и пусковые установки специально закрепили тросами. Ураган начался с сильного ночного ветра, от которого вся наша щитовая казарма задергалась, и сорвало лист крыши. Но мы знали, что казарма не завалится, потому что наши двухъярусные койки поддерживали стены. Затем полил дождь. Задул такой ветер, что на него можно было ложиться. Температура упала до 18 градусов.
Наш дивизион выделил один тягач с бойцами в помощь кубинцам. Дивизион в те дни охраняли в ТЗМках (транспортно-заряжающих машинах), которые поставили по кругу. Прошла информация, что на один из дивизионов сошла сель. Народ успел эвакуироваться, но в одной из кабин осталось оружие, и командир дивизиона погнал ребят в эту мешанину; в результате несколько человек погибло.

Из воспоминаний Кадышева Владимира Дмитриевича

Кадышев Владимир: ФКР, Майари-Арриба (1962-1964)


Ураган "Флора", который накрыл Кубу 4-8 октября 1963 года, повредил очень много строений и насаждений на острове. Для нас такое буйство тропического урагана на суше стало большой неожиданностью. Пострадали более всего прибрежные районы и открытые пространства на острове, ведь постройки здесь не такие капитальные, как у нас. Городок полка находился в котловине между гор, поэтому последствия были не столь разрушительны, но часть кровли казарм в нашем городке было снесено. Нужно отдать должное нашим кубинским товарищам: они помогли нам быстро все восстановить.

Из воспоминаний Мазаненко Владимира Иосифовича

Мазаненко Владимир Иосифович (сентябрь 1962 – декабрь 1963): "Всю серьезность ситуации мы тогда не осознавали".


4-8 октября 1963 года прошел ураган "Флора". У нас значительных разрушений не было. Несколько дней после урагана мы жили впроголодь, из-за размытых дорог невозможно было подвезти продукты и хлеб. Потом, по просьбе того же председателя кооператива, помогали кубинцам убирать кукурузу. Их техника не могла пройти по раскисшему полю, поэтому два наших солдата занимались охраной точки, а мы с товарищем на тягачах возили кукурузу. За эту работу председатель заплатил нам 50 песо.

Из воспоминаний Ряпенко Алексея Артемовича

Ряпенко Алексей Артемович (август 1962 – июль 1964): "Цель №33 уничтожена!"


В октябре пережили ураган "Флора". Позиция дивизиона находилась на небольшой возвышенности, а между ней и жилым городком была низина. Она превратилась в бурный водный поток. Технику окружили артиллерийскими тягачами, личный состав – в кабинах СНР и тягачах. Крыши с домиков сорвало, некоторые разрушило. Но паники среди солдат и офицеров не было.

Из воспоминаний Семеноженкова Виталия Степановича

Семеноженков Виталий. Записки матроса


…в октябре 1963-го на Кубу обрушился разрушительной силы ураган "Флора". Особенно сильно пострадали восточные провинции, много было разрушено жилых зданий, дорог, уничтожено сельскохозяйственных угодий и выращенного урожая, пострадало население. На место эпицентра стихийного бедствия вылетал Фидель Кастро — экономике Кубы был нанесен огромный урон. Как раз в том районе, на востоке острова, находился наш дивизион, командиром которого был Юрченко Я. Г. Личный состав дивизиона выдержал этот удар стихии, к счастью, без потерь — в кратчайшие сроки восстановили разрушенное и со штабом полка поддерживалась постоянная связь.

Из воспоминаний Гончарова Николая Никитовича

[Фрагмент из статьи "Дивизия ПВО на Кубе" из альмахана "Стратегическая операция "Анадырь". Как это было", Москва, 2007.]

... осенью 1963 года на остров обрушился тайфун "Флора". В нашей провинции тайфун бушевал восемь суток. Он то стихал, то наваливался с новой силой, сметая все на своем пути. Командованием дивизии мы были заранее предупреждены о том, что с востока на Кубу надвигается тайфун. К тому времени в городке почти не осталось палаток. Многие подразделения уже размещались в сборных щитовых домиках. Палатки за год истлели на солнцепеке. Крыши домиков укрепили проволокой. Для этого проволоку перебрасывали через крышу в нескольких местах, по бокам домиков забивали металлические колья и проволоку натягивали. Резервные радиостанции и антенну РЛС свернули и спустили с сопки вниз. Считали, что приготовились. Никто из нас не верил, что может быть какой-то там тайфун.
В Союзе таких примеров тогда не было. И вдруг, в одночасье, стало темно, как поздним вечером. Поднялся ураганный ветер, и полил не дождь, а ливень. Сухоречка мгновенно превратилась в настоящую реку и тут же вышла из берегов, сметая все на своем пути. Струи воды неслись с бешеной скоростью, и не вертикально к земле, а параллельно поверхности. На глазах у всех росший у КП баобаб в три обхвата стал вдруг клониться на запад и рухнул, вывернув наружу длинные, толстые корни. А с наших казарм улетела черепица, как перышки. Казарма передающего центра вообще не выдержала и сложилась, как карточный домик. Две палатки унесло неизвестно куда, а находящееся там имущество разметало по всему городку. Под напором воды и урагана ломались стволы вековых пальм. Их тут же подхватывал поток и уносил куда-то. Спасение было только в кунгах и на КП. Это был кромешный ад. Электричество пропало. Перешли на дизеля.
И вдруг видим, подъезжает к КП амфибия. Из нее вышел маршал авиации Савицкий (он прибыл из Гаваны). Как назло, в это время все командование было в штабе, в городе. Маршала встретил начальник КП и доложил обстановку. Оказалось, что связь с некоторыми частями дивизии свернута. Маршал очень сильно и довольно некультурно высказался в наш адрес, приказал немедленно все средства связи развернуть и выйти в эфир.
С огромными усилиями, почти на руках, были вытолкнуты на сопку свернутые радиостанции (все они были смонтированы на автомобилях). Связь была восстановлена. А антенну РЛС так и не развернули: при подъеме мачты и очередном порыве ветра одна из оттяжек лопнула и антенна рухнула на землю. Только на следующий день все удалось восстановить.
К вечеру первого дня нам удалось на машине "Урал" прорваться в город, в виллу, куда нас накануне впервые переселили из палаток. Вода заполнила все жилище примерно на метр (хотя домик был из монолита и стоял на высоком месте). Чемоданы плавают, матрасы и подушки тоже были в воде. Вода продолжала прибывать через окна, которые не имели стекол, а только сетку от комаров. Света в городе не было. Холод собачий. Пришлось немедленно возвращаться в гарнизон и вместе со всеми испытывать каждого на прочность. Солдатам и офицерам были выданы сухие пайки, которые и сухими-то не были. Все размокло.
Через некоторое время был получен сигнал от одного из полков о том, что один из дивизионов полка терпит бедствие. Дивизион полностью затоплен, есть человеческие жертвы.
А суть была в том, что дивизион развернули здесь совсем недавно по приказу маршала авиации Савицкого без учета природных катаклизмов. Я хорошо знал командира этого дивизиона майора Моторного, который уже после возвращения в Капустин Яр, на Родину, рассказал, что когда налетел тайфун и в долину на позицию дивизиона хлынула вода, он приказал группе солдат во главе с сержантом срочно спасать оружие личного состава и другое вооружение, находящееся в оружейной палатке. Солдаты, видимо, не успели добежать до палатки, как их накрыл водяной вал. Видимости никакой (в двух метрах ничего не было видно). Прошло некоторое время, солдаты не вернулись. Тогда один из наиболее храбрых - ефрейтор Николаев [речь идет о Николае Табаеве] вызвался уточнить, что там произошло. Его обвязали длинным канатом, сюда же прикрепили небольшую пустую бочку и он поплыл. Сначала все было нормально, но потом вдруг канат ослаб. Стали тянуть и вытянули обрывок. В итоге ефрейтор погиб.
Через несколько суток ураган на какое-то время ослаб, бросились на поиски пропавших. Семь человек, окоченевших от холода и голода и уже не веривших в свое спасение, сняли с деревьев, а остальные пять человек погибли. Их тела искали несколько суток. Находили в зарослях, занесенных илом. Последнего пропавшего искали с привлечением близрасположенных подразделений, в том числе и наших воинов. Нашли под корягами занесенным илом и травой, в одной из сухоречек, вблизи позиции дивизиона.
Все погибшие посмертно и спасенные были представлены к правительственным наградам. Командование дивизиона было снято с должностей и назначено с понижением. Затопленную технику отправили в Союз.
Во время тайфуна сильно пострадали восточные районы Кубы. Наш гарнизон, расположенный под Камагуэем, принимал самое активное участие в спасении детей, стариков и женщин из затопленных районов города.
Ни одна машина, кроме "Уралов", не могла быть использована в этой чрезвычайной ситуации. Каждое утро по команде сверху "Уралы" с личным составом из числа хороших пловцов с канатами и длинными бамбуковыми хлыстами под проливным дождем и ураганным ветром выезжали в затопленные районы города. Мы делились с населением тем, что у нас было, в том числе и скудными солдатскими пайками. Население нашим воинам было безмерно благодарно.
Чтобы не попасть в промоины, которых было полно по городу, автомашины двигались медленно. В подозрительных местах впереди машины шел солдат с шестом, обвязанный канатом, ощупывая дорожное полотно. Нередко он проваливался с головой, но осложнений не было.
Только автотранспортом нашего узла связи было вывезено в безопасные места свыше трехсот человек. Во время одной из таких операций по спасению беременной женщины и ее пятерых детей из почти затопленной хижины чудом остался в живых лучший водитель части - сержант Журавлев. За мужество и отвагу, проявленные в период борьбы со стихией и спасение многодетной кубинской семьи, он был представлен к награждению орденом Красной Звезды.
Как только стал спадать натиск стихии, появилась острая необходимость в оказании помощи растерзанным районам страны. По просьбе местного кубинского руководства и, в частности, первого секретаря провинциального комитета компартии Кубы товарища Филипе Торреса, наши воины ежедневно направлялись в наиболее разрушенные стихией места провинции для устранения последствий тайфуна.
Особенно было тяжело вывозить погибший крупный рогатый скот. А погибло его в провинции очень много (десятки тысяч голов). В условиях тропиков это могло привести к эпидемической катастрофе. Скот на Кубе содержался в пастбищных загонах, опутанных японской колючей проволокой и густым колючим кустарником. Животные оказались в западне. Они не могли перемещаться в возвышенные места. Животные сотнями гибли в воде или висели на проволоке. Не жалея ни сил, ни времени, в условиях неимоверного трупного запаха, используя индивидуальные средства защиты, наши воины грузили трупы в кузова машин и увозили в отведенные места, в траншеи, для захоронения. Каждая бригада выдерживала в низинах не более тридцати минут. Сменяемых вывозили на сквозняк для отдыха. И так было до тех пор, пока все не убрали. Работали более недели. Участвовали практически все, кто не был в дежурных сменах. Это офицеры Бочтарев, Корнеев, Неклюдов, Сальников, Беляев, Гнелица, Ященко, Перепелкин и многие, многие другие. Настоящими, зрелыми организаторами борьбы со стихией и ее последствиями были сержанты Родин Игорь, Шамонин Валера, Рузин Гена, Погодичев Володя, Беляев Гена, Серых Володя, Власов Витя и многие другие солдаты и сержанты нашей части.

Фотографии из книги В.А. Забегалина "У опасной черты"

1.

flora01

2.

flora02

3.

flora03

4.

flora04

5.

flora05

6.

flora06

7.

flora07

8.

flora08

9.

flora09

5 комментариев

  • Гаврилов Михаил:

    Цель данного материала - суммировать информацию о последствиях "Флоры", опираясь на воспоминания ветеранов Карибского кризиса, а также осветить историю трагической гибели пятерых советских военнослужащих.
    В конце публикации приведены фотографии прощания с погибшими в Торренсе (20 отдельный мотострелковый батальон и "старое" (до 1978 года) советское кладбище).

  • Анатолий Дмитриев:

    Это не вся правда! От "Флоры" погибло больше "Анадырцев", и в других частях острова Куба. Увы, ГАрхив МО РФ не дает докуменальные данные о ВСО "Анадырь".
    " ... о моем отце Пришибском Владимире Сергеевиче. Был там с октября 1962 по май 1966. Тогда в 1963 был ст.лейтенантом ЗРВ (С-75). Провел кризис под Касильдой. В 1963 направили на о.Пинус.
    ... Хорошо помню рассказ отца об урагане Флора осенью 1963 г. Во время его начала он вместе с солдатом-водителем ехал на ГАЗ-69. Машину смыло волной вместе с водителем. Отец чудом спасся, забравшись на высокое дерево, и просидел на нем пять суток. Водитель погиб. Спустя годы нашел в Интернете сведения, что во время урагана Флора 1963 г. погибло около 60 военных. Большая их часть погибли на острове Пинос."
    [источник сын Пришибской А.В.
    http://8oapvo.net/форум/участие-в-военных-конфликтах/86-всо-анадырь-,-1962г,-куба-12-я-дивизия-пво-гсвк?limitstart=120#337%5D
    Рядовой Карибского фронта Анатолий Дмитриев, 16.04.2022
    https://yadi.sk/d/dJfoE9qHFQyPEg Материалы Форума

  • Анатолий Дмитриев:

    Не вся правда! От "Флоры погибло больше "Анадырцев", и в других частях острова Куба. Но, ГлавАрхив МО РФ не показывает документы, даже в 60-ю годовщину Карибского кошмара.
    " Хорошо помню рассказ отца об урагане Флора осенью 1963 г. Во время его начала он вместе с солдатом-водителем ехал на ГАЗ-69. Машину смыло волной вместе с водителем. Отец чудом спасся, забравшись на высокое дерево, и просидел на нем пять суток. Водитель погиб. Спустя годы нашел в Интернете сведения, что во время урагана Флора 1963 г. погибло около 60 военных. Большая их часть погибли на острове Пинос."
    [Воспоминания сына о Пришибском Владимире Сергеевиче. Был там с октября 1962 по май 1966. Тогда в 1963 был ст.лейтенантом ЗРВ (С-75). Провел кризис под Касильдой. В 1963 направили на о.Пинус. ]
    Рядовой Карибского фронта Анатолий Дмитриев, 16.04.2022
    Форум 12 дПВО ГСВК: https://yadi.sk/d/dJfoE9qHFQyPEg

  • prokoptnko:

    Ужасно.. Впечатления двоякие... Подвиг одних и некомпетентность других...

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.