Бубнов Валерий. Еще раз об уничтожении самолета-разведчика U-2 на Кубе 27 октября 1962 года

14.04.2020 Опубликовал: Гаврилов Михаил В разделах:

На пике Карибского кризиса 27 октября 1962 года в небе над кубинским городом Банес был уничтожен американский самолет-разведчик U-2. Приказ на уничтожение самолета был отдан советским командованием Группы советских войск на Кубе (ГСВК). Самолет вел разведку позиций зенитно-ракетных комплексов (ЗРК) С-75 27-й дивизии ПВО (Г.А. Воронков), развернутых в восточной части Кубы.
Утром с авиабазы Маккой в Орландо, штат Флорида в воздух поднялся самолет U-2 (бортовой номер 343, 566676) 4028-го разведывательного крыла стратегического авиационного командования (САК), пилотируемый Рудольфом Андерсоном, майором ВВС США. Разведчик взял курс на Кубу, выполняя секретную миссию 3128.
Самолет U-2 пролетел над одним из дивизионов 619-го зенитно-ракетного полка (Д.Е. Орел), затем над дивизионами 701-го зенитно-ракетного полка (Г.М. Ржевский) и вошел в зону 4-го дивизиона (И.М. Герченов) 507-го зенитно-ракетного полка (Ю.С. Гусейнов).
В 10 часов 20 минут по местному времени по приказу заместителя командующего ГСВК С.Н. Гречко и командира 27-й дивизии ПВО Г.А. Воронкова самолет U-2 был сбит 4-м дивизионом 507-го зенитно-ракетного полка. Пилот Рудольф Андерсон погиб.
Более полвека о подробностях полета самолета-разведчика U-2 мало что известно. И сегодня американская сторона так и не рассекретила документы об этом полете. Видимо, есть, что скрывать.

Фото 1. Майор Рудольф Андерсон возвращается из полета на истребителе F-86



Попытку приоткрыть тайну этого полета впервые сделал Майкл Доббс в книге "За минуту до полуночи. Кеннеди, Хрущев и Кастро на грани ядерной войны" (2008 г.) Он восстановил поминутно маршрут самолета, а также некоторые детали его полета. По его мнению, основной целью полета являлась проверка развертывания советских и кубинских войск в непосредственной близости от базы Гуантанамо и зондирование советской системы ПВО.
Пилот Андерсон был хорошо осведомлен об угрозе советских ракет ЗРК С-75. Как считает Доббс, самолет U-2 был оборудован системой для обнаружения сигналов радаров ЗРК С-75.
Доббс отметил, что во время полета самолета U-2 в воздухе находился самолет радиоэлектронной разведки RB-47H, проводивший перехват сигналов советских радиолокационных станций. Утром эфир ожил, когда включилась советская система ПВО. Неожиданно был обнаружен характерный сигнал советского радара управления огнем ЗРК С-75, расположенного в районе Банеса в восточной части Кубы. Эта информация указывала на то, что теперь американские самолеты, находящиеся над Кубой, не просто отслеживались советской системой противовоздушной обороны, они становились мишенью.
Доббс считает, что приказ на уничтожение самолета U-2 отдали заместители командующего ГСВК С.Н. Гречко и Л.С. Гарбуз. Зашифрованный приказ "Цель номер 33 уничтожить" был отдан штабу дивизии ПВО в Камагуэе в 10:16 по гаванскому времени. Далее приказ был передан из штаба зенитно-ракетного полка в Виктория-де-лас-Тунас по "потрескивающему радио" в дивизион под Банесом. В 10:19 самолет-разведчик U-2 был уничтожен двумя ракетами1.

Фото 2. Самолет-разведчик U-2


Фото 3. Зенитно-ракетный комплекс С-75 на Кубе



В книге "Белые пятна Карибского кризиса, 1961-1964" (2016 г.) авторами В.А. Бубновым, М.В. Гавриловым на основании многочисленных свидетельств очевидцев, воспоминаний воинов-интернационалистов ГСВК, рассекреченных советских и американских документов, мнений экспертов и политиков, подробно описаны события Карибского кризиса. Впервые представлена полная версия провокационного полета самолета-разведчика U-2 в "черную субботу" 27 октября 1962 года. Что это было – трагический случай, ошибка пилота или запланированная спецслужбами провокация, закончившаяся гибелью Андерсона? Попытаемся в этом разобраться.
В документе ЦРУ от 28 октября 1962 года сказано: "Миссия 3128, которая закончилась над Кубой, должна была осуществляться по намеченному маршруту. До сих пор нет точной траектории полета самолета U-2. Там не было воздушного боя, связанного с этим полетом. Возможно, станция Mercury Grass (Радиорелейная станция Р-401. – Прим. авт.), координирующая и объединяющая радары SA-2 (ЗРК С-75. – Прим. авт.) в единое информационное поле, была активной, передавая информацию по дальности и азимуту цели. Но до сих пор нет никакой информации, указывающей, что этот канал связи был вовлечен в отслеживание самолета U-2. Планируемый маршрут U-2 пролегал в пределах зон 8 позиций SA-2 на высоте примерно 72 тысяч футов (22 километра. – Прим. авт.). Если предположить, что самолет U-2 летел по запланированному маршруту, он совершил облет 6 позиций SA-2, прежде чем полет был прерван в непосредственной близости от Банеса на северном побережье Кубы. Позиция SA-2 была расположена рядом с Банесом, и можно предположить, что она „произвела действие“. SA-2 имеет максимальную поражающую высоту от 60 до 80 тысяч футов (18-24 километра. – Прим. авт.). Причиной потери самолета U-2 являлся, вероятно, его перехват комплексом SA-2 под Банесом или разгерметизация кабины пилота. Первая причина более вероятна, так как основывается на представленной информации"2.
В рассекреченном в 2016 году документе вышеупомянутый текст изъят, что еще раз указывает на нежелание ЦРУ раскрывать информацию о полете самолета-разведчика U-2 с пилотом Андерсоном3.
Некоторые сведения о полетах самолетов U-2 в тот день удалось узнать из рассекреченных телеграмм ВМС США, полученных 26 и 27 октября 1962 года от стратегического авиационного командования (SAC) в адрес командования континентальной противовоздушной обороны (CONAD)4.
В телеграмме от 25 октября сообщалось, что на 26 октября были запланированы 3 вылета самолетов U-2 с авиабазы Маккой: миссия 3124 в 13:25 UTC (Всемирное время), миссия 3126 в 12:03 UTC, миссия 3127 в 10:46 UTC. Однако все три вылета по неизвестным причинам были отменены.
В телеграмме от 26 октября, полученной в 23:37 UTC, сообщалось, что на 27 октября было запланировано 4 вылета самолетов U-2 с авиабазы Маккой:
– миссия 3124 в 13:25 UTC, продолжительностью 2 часа 10 минут;
– миссия 3126 в 12:03 UTC, продолжительностью 3 часа 14 минут;
– миссия 3127 в 10:46 UTC, продолжительностью 6 часов 8 минут;
– миссия 3128 в 13:09 UTC, продолжительностью 3 часа 42 минуты.
В 14:20 UTC (9:20 по гаванскому времени) над Кубой могли одновременно находиться 4 самолета U-2.
В телеграмме также сообщалось, что окончательный приказ на полет этих миссий поступит 27 октября приблизительно около 6:00 UTC.
25 октября состоялась миссия 3125. В этот же день самолетами RF-8U ВМС США было проведено 9 полетов низковысотной фоторазведки: миссии 5007, 5008, 5009, 5011, 5012, 5013, 5014, 5015, 5016.
26 октября состоялось 5 вылетов самолетов RF-101s ВВС США низковысотной фоторазведки по программе Blue Moon: миссии 2622, 2623, 2624, 2625, 2626.
Видимо, большое количество полетов самолетов низковысотной фоторазведки 25 и 26 октября вынудило руководство САК отменить 3 полета самолетов U-2 27 октября, кроме принципиальной миссии 3128. По существу, все предыдущие низковысотные полеты самолетов RF-8U, RF-101s и высотные полеты самолетов U-2 были направлены на разведку состояния советских ракетных позиций и других объектов. Но состояние боеготовности советской системы противовоздушной обороны было до конца не ясно. Отдельные включения радиолокационных станций говорили о том, что ПВО готово встать на боевое дежурство.
27 октября в 5:45 утра из штаба ГСВК в Эль-Чико поступил приказ о готовности №1. Было разрешено включение всех радиосредств. Советская противовоздушная оборона на Кубе ожила.
В ту ночь разведка США доложила о массовом включении радиолокационных станций и средств связи на Кубе. Американское военное командование осознало, что посылать в массовом порядке самолеты разведки стало крайне опасно. Теперь они могли быть восприняты советской и кубинской стороной, как начало американского авиаудара по Кубе.
Рано утром 27 октября было окончательно решено отменить 3 из 4 запланированных полетов самолетов U-2. И только пилоту Андерсону предстояло осуществить крайне рискованный, провокационный полет над 8 боевыми позициями советских зенитно-ракетных дивизионов в восточной части Кубы. Ставилась задача выявить, насколько дивизионы готовы к проведению боевых действий по отражению налета бомбардировочной авиации первой фазы авиаудара.
Для того чтобы разобраться с последним этапом полета U-2 в зоне поражения 4-го дивизиона 507-го зенитно-ракетного полка необходимо иметь данные по точному местоположению дивизиона и точки падения сбитого самолета. Все, что было известно – это дислокация 4-го дивизиона около поселка Лос-Анхелес, севернее города Банес. Позже удалось выяснить, что 4-й дивизион дислоцировался рядом с деревней Ла-Анита, а точка падения самолета U-2 – пос. Вегита-3.
По данным воздушной разведки в рассекреченных американских документах указаны следующие координаты 4-го дивизиона: 21° 01' 45" N, 75° 41' 50" W.

Фото 4. Самолет-разведчик RF-101s над 4-м дивизионом 501-го зенитно-ракетного полка 26 октября 1962 г.


Фото 5. Позиция ЗРК С-75 4-го дивизиона 501-го зенитно-ракетного полка в районе г. Банес



Но вернемся к событиям, предшествующим этому трагическому полету.
23 октября на совещании Исполнительного комитета министр обороны Макнамара поднял вопрос о реакции на возможный обстрел самолетов U-2, указав, что пилотам поручено, в этом случае, осуществлять уклоняющие действия. Было решено, что о подобных инцидентах будет немедленно сообщаться через Объединенный комитет начальников штабов, и оперативное решение для возмездия будет приниматься президентом. Председатель Объединенного комитета начальников штабов Тейлор сообщил, что 8 бомбардировщиков находятся в боевой готовности и могут уничтожить позицию ЗРК С-75 в течение 2 часов, если атака на самолет U-2 будет совершена. Также было решено, что если президент не будет доступен, то Макнамара уполномочен действовать самостоятельно5.
Вот что об этом говорится в книге Р. Кеннеди "13 дней" (1968): "Мы также подробно обсудили, как поступать, если будет сбит один из наших самолетов U-2, и сошлись на том, что в этом случае, заручившись особым разрешением президента, наши бомбардировщики и истребители разрушат зенитную установку. Макнамара доложил, что удар по зенитной установке может быть нанесен через два часа после сообщения об обстреле самолета.
Президент Кеннеди выразил свои опасения: нельзя допустить ошибку. Прежде чем развязать ответные действия, необходимо убедиться в достоверности факта обстрела нашего самолета. Он справился о судьбе пилотов подвергшихся нападению самолетов и поручил Макнамаре позаботиться о том, чтобы самолеты впредь прикрывались спасательной эскадрильей"6.
Вечером 26 октября Фидель Кастро отдал приказ зенитной артиллерии открывать огонь по американским самолетам нарушителям.
Командующий Группой советских войск на Кубе И.А. Плиев приказал своему штабу перебазироваться в подземный командный пункт (КП) вблизи главного штаба в Эль-Чико.
В этот же день генерал армии И.А. Плиев докладывал в Москву:
ДИРЕКТОРУ
По имеющимся данным, разведкой США установлены некоторые районы расположения объектов тов. Стаценко. Командование стратегической авиации США отдало приказ о полной боевой готовности всех своих авиационных стратегических соединений.
По мнению кубинских товарищей, удар авиации США по нашим объектам на Кубе следует ожидать в ночь с 26 на 27.10.62 г. или с рассветом 27.10.62 г. Фиделем Кастро принято решение сбивать американские боевые самолеты зенитной артиллерией в случае их вторжения на Кубу.
Мною приняты меры к рассредоточению техники в границах ОПР и усилению маскировки.
Принято решение в случае ударов по нашим объектам со стороны американской авиации применить все имеющиеся средства ПВО.
ПАВЛОВ7.
27 октября в 5:45 с ЦКП ГСВК поступил приказ о приведении всего личного состава дивизий в боевую готовность №1. В 8:30 вновь поступил сигнал с ЦКП занять всем свои боевые места. Утром И.А. Плиев получил из Москвы телеграмму, разрешающую в случае массированного воздушного нападения открывать огонь8.
В этот день в Москве после обеда состоялось очередное расширенное заседание Президиума ЦК КПСС, на котором присутствовало 22 человека. Заседание началось с обсуждения телеграммы командующего ГСВК И.А. Плиева, в которой говорилось о том, что Ф. Кастро предложил "для предотвращения нападения США на Кубу объявить, что ракеты и другое оружие на Кубе находятся под советским контролем, чтобы избежать попыток США представить конфликт как противостояние только США и Кубы"9.
Основной повесткой заседания был вопрос "О дальнейших шагах по Кубе". Получив от А.Ф. Добрынина из Вашингтона сообщение о согласии Кеннеди на вывод ракет из Турции, Н.С. Хрущев решил ужесточить свои позиции в новом послании президенту. Он стремился как можно быстрее донести его до Кеннеди. Было принято решение срочно вручить текст письма послу США в Москве, в 17 часов передать его по радио и опубликовать в газете "Правда". Копию передать и.о. генерального секретаря ООН У Тану.
Когда в Москве по радио зачитывали это послание, на Кубе наступило утро "черной субботы".
Хронология событий 27 октября 1962 года:
5:45 по гаванскому времени – Группе советских войск на Кубе был отдан приказ: "Привести все средства в боевую готовность №1";
6:02 – поступил приказ: "Цели уничтожать своим решением";
6:56 – поступил приказ: "Зенитно-ракетную дивизию привести в шестиминутную готовность. Огонь на поражение открывать при явном нападении";
8:09 – самолет U-2 с пилотом Андерсоном поднялся в воздух с авиабазы Маккой, и взял курс на юг в сторону Кубы;
8:30 – в зоне видимости радиолокационных станций советской ПВО на Кубе появилась цель на дальности 450 километров, высота 16 километров. По указанию ЦКП цели был присвоен условный №33 и передан сигнал занять всем боевые места;
8:56 – самолет U-2 пролетел контрольную точку над Флоридским проливом с координатами 24° 21' N, 79° 25' W. Отсюда началась "мертвая петля" дальнейшего полета. В эту точку самолет должен был вернуться после облета восточной части Кубы;
9:12 – самолет с пилотом Андерсоном вошел в кубинское воздушное пространство между островами Кайо-Коко и Кайо-Гильермо. В это же время первую засечку цели на станции дальней разведки П-35 выдал батальон радиотехнических войск – рота №1 (Е.Н. Зинченко), затем рота №2 (М.А. Гнездилов) и рота №3 (В.М. Гриценко). Цель была на высоте 16 километров, совершила маневр до высоты 24 километра;
9:17 – самолет пролетел над городом Эсмеральда в зоне поражения 1-го дивизиона 619-го зенитно-ракетного полка (Д.Е. Орел). Командир полка сообщил: "Цель №33 наблюдаю, прошу разрешения на открытие огня". В это же время в воздухе в зоне огня находился самолет МиГ-21 – разведчик погоды. По этой причине решение на открытие огня принято не было;
9:22 – самолет пролетел над городом Камагуэй, в котором находился штаб и КП 27-й зенитно-ракетной дивизии (Г.А. Воронков), в зоне поражения 1-го дивизиона (Нуэвитас) 507-го зенитно-ракетного полка (Ю.С. Гусейнов);
9:30 – командир 27-й зенитно-ракетной дивизии Г.А. Воронков по согласованию с командованием ГСВК принял решение об уничтожении цели №33. Приказ „Цель №33 уничтожить“ был передан по каналам радиосвязи в 701-й и 507-й зенитно-ракетные полки;
9:40 – самолет пролетел в районе Мансанильо в зоне поражения 1-го дивизиона 701-го зенитно-ракетного полка (Г.М. Ржевский);
9:46 – самолет пролетел в районе Баямо в зоне поражения 2-го дивизиона 701-го зенитно-ракетного полка;
9:54 – самолет пролетел в районе Сантьяго-де-Куба в зоне поражения 3-го дивизиона 701-го зенитно-ракетного полка;
10:01 – самолет пролетел в районе Гуантанамо в зоне поражения 4-го дивизиона 701-го зенитно-ракетного полка, и над дивизионами фронтовых крылатых ракет ФКР-1 222-го отдельного авиационного инженерного полка (П.В. Трифонов);
10:09 – самолет достиг восточной оконечности острова Куба и в районе Баракоа произвел резкий левый разворот на северо-западный курс в направлении Банеса;
10:10 – на дальности 140 километров, азимут 125 градусов самолет обнаружил расчет станции разведки целей (В.М. Сопильняк) 4-го дивизиона (пос. Лос-Анхелес, И.М. Герченов) 507-го зенитно-ракетного полка;
10:12 – на дальности 107 километров, азимут 128 градусов, высота 23 километра самолет обнаружил офицер наведения А.А. Ряпенко 4-го дивизиона 507-го зенитно-ракетного полка;

Фото 6. Офицер наведения 4-го дивизиона 507-го зенитно-ракетного полка Алексей Артемович Ряпенко. За успешное выполнение боевого задания по уничтожению самолета-разведчика U-2 старший лейтенант А.А. Ряпенко награжден орденом Красного Знамени.



10:16 – на дальности 65 километров, азимут 132 градуса поступил приказ: "Цель уничтожить двумя, одиночными, метод спрямления, дальность 34 километра";
10:18 – на дальности 32,5 километра офицер наведения А.А. Ряпенко доложил: "Цель подходит к зоне пуска". В это время самолет находился в районе Эль-Рамон;
10:18:30 – на дальности 28 километров, азимут 149 градусов поступила команда: "Пуск". Офицер наведения А.А. Ряпенко нажал кнопку "Пуск" первого канала;
10:18:40 – на дальности 25 километров поступила команда: "Вторая – Пуск". Офицер наведения А.А. Ряпенко нажал кнопку "Пуск" второго канала;
10:18:50 – офицер наведения А.А. Ряпенко доложил: "Первая, подрыв. Цель, встреча. Цель поражена";
10:19 – офицер наведения А.А. Ряпенко доложил: "Вторая, подрыв, цель уничтожена";
10:20 – офицер наведения А.А. Ряпенко доложил: "Азимут 217, дальность 12".
Это и было место падения самолета-разведчика U-2.
Фюзеляж, правая плоскость и кабина с телом пилота Андерсона по падающей траектории упали в 5-6 километрах юго-западнее Банеса на окраине поселка Вегита-3. Левая плоскость и хвостовое оперение упали у береговой черты в бухте Банес.

Фото 7. Сбитый самолет-разведчик U-2



Почти сразу же несколько офицеров во главе с начальником разведки дивизии выехали на место падения самолета, с целью поиска каких-либо документов разведывательного характера. По возвращении этой группы офицеров была подготовлена шифровка командующему ГСВК И.А. Плиеву:
"27 октября 1962 года в 10 часов 21 минуту была уничтожена цель №33, самолет-нарушитель-разведчик U-2 ВВС США, пилотируемый майором ВВС США Р. Андерсоном"10.
"Генерал армии И.А. Плиев во время доклада о происшествии пришел в ярость: накануне он запретил открывать огонь без его личного разрешения. Кроме того, у Плиева уже была целая пачка указаний и директив из Москвы, в которых требовалось не поддаваться на провокации.
Министр обороны Маршал Советского Союза Р.Я. Малиновский, узнав о сбитом американском самолете-шпионе, сдержал свой гнев. Его ответная шифртелеграмма, которую в Гаване получили утром в воскресенье (28 октября), была короткой и на удивление „мягкой“:
Тростник – товарищу Павлову.
Мы считаем, что Вы поторопились сбить разведывательный самолет США U-2, в то время как наметилось уже соглашение мирным путем отвратить нападение на Кубу <…>
Вместе с этой телеграммой И.А. Плиеву положили на стол еще несколько шифровок, в том числе:
„В дополнение приказания не применять С-75 – также примите к исполнению не поднимать истребительную авиацию во избежание столкновения с разведывательными самолетами США“"11.
В связи с этим инцидентом утром 28 октября министр обороны Р.Я. Малиновский направил на имя Н.С. Хрущева докладную записку следующего содержания:
Товарищу Хрущеву Н.С.
Докладываю. 27.10.1962 года самолет U-2 на высоте 16000 метров в 17 часов московского времени вторгся на территорию Кубы с целью фотографирования боевых порядков войск, и в течение 1 часа 21 минуты прошел по маршруту Ягуахай, Сьего-Деавила, Камагуэй, Мансанильо, Сан-Луис, Гуантанамо, Престон.
В целях недопущения попадания фотодокументов в США в 18:20 московского времени этот самолет был сбит двумя зенитными ракетами 507-го зенитно-ракетного полка на высоте 21000 метров. Самолет упал в районе Антилья. Организованы поиски.
В этот день было 8 нарушений самолетами США воздушного пространства Кубы12.
Реакцию на уничтожение самолета U-2 советского и кубинского руководства хорошо описал С.Н. Хрущев, сын Н.С. Хрущева:
"Царившее в штабе советских войск на Кубе настроение только с большой натяжкой можно было назвать праздничным. Скорее, там была растерянность. Предстоял доклад в Москву. А как „наверху“ отнесутся к „самодеятельности“?
Появившийся, наконец, Плиев буркнул Гречко: „Вы командовали, вы и докладывайте“, теперь генерал мучительно сочинял донесение.
О случившемся первыми доложили Кастро кубинские зенитчики. Они наблюдали разворачивающуюся драму от начала до конца. Он пришел в неописуемый восторг. Попросив связать его по телефону с Плиевым, Фидель поздравил советского командующего с умелыми и решительными действиями его подчиненных. Плиев пробормотал слова благодарности. Старый, опытный Плиев нервничал, все произошло без санкции центра. В таком деле никогда не знаешь, похвалят или выругают. В глубине души он рассчитывал на похвалу.
Получив шифровку, министр обороны маршал Малиновский немедленно позвонил Хрущеву, испросив разрешение на прием. Именно ему надлежало доложить о случившемся. Малиновский понимал, что похвалы не будет…
Где-то в глубине души отцу доставило удовлетворение то, что еще один, принесший столько унижений нашей стране, U-2 рухнул, натолкнувшись на советскую ракету. Но это чувство мгновенно прошло, сменившись глубоким беспокойством. Как истолкуют в Белом доме этот шаг? Они вот-вот должны получить письмо, где утверждается, что подобное невозможно без его личной санкции.
Отец хмуро спросил у Малиновского: „Советовался ли с кем-нибудь генерал, спрашивал ли разрешение на пуск?“ Малиновский ответил, что у него не оставалось времени, и он решил действовать в соответствии с приказом Фиделя Кастро, отданным противовоздушным силам Кубы.
Отец взорвался: „В чьей армии служит генерал – советской или кубинской? Если в советской, то почему он позволяет себе подчиняться чужому главнокомандующему?“
Бушевал он недолго. Дело было не в генерале Гречко или Плиеве. Требовалось устранить саму возможность возникновения смертельно опасных столкновений. На расстоянии в 11 тысяч километров задача представлялась непростой.
В случае вторжения связь с Москвой станет проблематичной. Судьба человечества сосредоточится в руках генералов"13.
Воспоминания С.Н. Хрущева очень точно отражают некоторую беспечность командующего состава Группы советских войск на Кубе в тот роковой день: куда-то подевался командующий генерал армии И.А. Плиев, самолет U-2 уже более часа кружит над позициями советских войск, и никто не знает, что делать. Четыре дивизиона Ржевского по непонятным причинам пропустили цель, не выполнив приказ на ее уничтожение. Оперативная связь с Москвой отсутствует.
Надо сказать огромное спасибо генерал-лейтенанту С.Н. Гречко, генерал-майору Л.С. Гарбузу, и особенно полковнику Г.А. Воронкову за их решимость взять на себя полную ответственность в самый решающий момент.
С.А. Микоян несколько по-другому описывает эти события в своих мемуарах:
"Даже Хрущев на минутку позабыл, что U-2 были уязвимы только для С-75, тогда еще не передававшихся кубинцам. И решил, что это было сделано кубинскими зенитными частями, за что выразил недовольство Фиделю через посла Алексеева. Фидель ответил уклончиво, подтвердив свою решимость сбивать американские самолеты, но не ответил прямо на вопрос, кем был сбит U-2.
Непонятно, как Хрущев мог даже предполагать, что U-2 был сбит кубинцами. Правда, он спросил Малиновского, тот честно ответил, что советским зенитчикам приказа сбивать не было.
Хрущеву же Малиновский так и не рассказал детали этого знаменательного эпизода"14.
Таким образом, Р.Я. Малиновский попросту скрыл от Н.С. Хрущева правду об уничтожении советской противовоздушной обороной на Кубе самолета-разведчика U-2.
Н.С. Хрущев в своих мемуарах "Время. Люди. Власть" (1970 г.), вспоминая Карибский кризис, вообще не упоминал инциденты с самолетами U-2. Видимо, для него они и в самом деле были не важны. Необходимо отметить, что ни Хрущев, ни Кеннеди в своих посланиях вообще не упоминают кубинский инцидент со сбитым самолетом U-2. Как будто бы его и не было.
На заседании Исполкома 27 октября президент Кеннеди несколько раз пытался затронуть вопрос о ракетах в Турции в надежде, что кто-то из членов Исполкома разовьет эту тему. Но ответной реакции не последовало.
И только во второй половине дня поступило сообщение, что над Кубой сбит самолет U-2, пилот Андерсон погиб. Сообщение повергло участников совещания в шок. Для президента Кеннеди в этот миг перевернулся весь мир, но внешне он пытался выглядеть спокойным.
В Исполкоме сразу возобладали позиции "ястребов" с требованием немедленного нанесения воздушного удара по советским зенитным ракетным позициям. Теперь, после гибели американского пилота, их поддержало большинство. Начальники штабов внесли следующее предложение:
"Массированный удар, план операции 312 привести в исполнение не позднее утра понедельника, 29 числа, если только не будет неопровержимых доказательств, что наступательные вооружения демонтируются и консервируются. После нанесения удара через 7 дней будет реализован план 316, вторжение"15. Ведь Исполком ранее вынес решение: если собьют американский самолет, Куба подвергнется "немедленному воздействию".
Удивительно, что только через 6 часов об этом инциденте узнал президент Кеннеди. Видимо, генералы выжидали удобное время, чтобы сообщить президенту сногсшибательную новость, ожидая, что он даст команду на ответные действия.
Окончательное слово оставалось за президентом Кеннеди. Как пишут многие историки, он выслушал всех выступающих и сообщил, что отменяет принятое ранее решение о немедленной атаке.
Но вернемся к полету самолета U-2. Что тогда думал о предстоящем полете сам Р. Андерсон? Необычность задания на этот полет явно его насторожила. Он понимал, что "ломиться" через строй позиций ЗРК – это схоже лосю, уходящему через лес от охотников: кто-нибудь, да и пристрелит. Андерсон был исключительно подготовленным и осторожным пилотом, поэтому выбор для выполнения этой роковой миссии не зря пал именно на него. Но вряд ли он был летчиком-камикадзе. Его мысли, чувства и переживания о предстоящем полете мы никогда не узнаем. Но, возможно, он чувствовал, что этот полет станет последним. Не зря же он взял с собой в кабину самолета фотографии жены и детей, мысленно прощаясь с ними.
Он знал, что по полетному заданию его самолет совершит петлю над островом, пересекая его по диагонали с севера на юг, затем пролетит вдоль южного побережья восточной части Кубы, достигнув оконечности острова, и резко повернув налево, пройдет вдоль северного побережья. В конечной части пути самолет должен будет вернуться в ту же точку Флоридского пролива, откуда начиналась петля в его маршруте. Далее самолет, взяв курс на Флориду, должен был вернуться на авиабазу Маккой.
Если бы дивизион Герченова не прервал полет самолета-разведчика U-2, куда бы дальше пролегал его маршрут? Самолет пролетел бы этот дивизион около Банеса и ракетный дивизион 17-го отдельного подвижного берегового ракетного полка с комплексом "Сопка", дислоцированный на мысе Мулас.
Далее самолет направился бы вдоль северного побережья Кубы, последовательно проходя зоны поражения 3-го дивизиона (Чапарра) и 2-го дивизиона (Манати) 507-го зенитно-ракетного полка.
Пилот Андерсон намеревался выйти из кубинского воздушного пространства над островом Кайо-Санта-Мария. По плану полета в 11:04 самолет U-2 должен был вернуться в контрольную точку над Флоридским проливом, откуда начиналась его "мертвая петля", и спустя 47 минут, около 12:51 по вашингтонскому времени, совершить посадку на авиабазе Маккой во Флориде. Но полет с "прощупыванием" боеготовности советской противовоздушной обороны на Кубе для пилота Андерсона закончился трагически.
Ночью 27 октября в 00:38 на разведывательном корабле "Оксфорд", находящемся в 150 километрах от Гаваны, приняли сигнал радара позиции ЗРК С-75 около Мариеля. Это была радиолокационная станция дальнего обнаружения метрового диапазона П-12 "Енисей". Но на этот раз радар не был выключен, как это делалось раньше при проверке системы. Неожиданно "Оксфорд" принял сигналы подобных радаров от позиций ЗРК восточнее Гаваны и Матансаса в дополнение к Мариелю. Радиолокационные станции всех трех позиций продолжали быть активными и спустя два часа. Активизация РЛС совпала с главным изменением в функционировании кубинской противовоздушной обороны. Аналитики агентства национальной безопасности (АНБ) заметили, что кубинские позывные, коды и процедуры были заменены утром в субботу. Команды отдавались в основном на русском языке. Стало ясно, что советское командование получило управление противовоздушной обороной16.
Перехваченное в субботу ночью сообщение c Кубы гласило: "По приказу премьер-министра вы должны открыть огонь по любому вражескому самолету, нарушающему наше воздушное пространство".
Спецслужбы приступили к оценке оперативного потенциала сети ПВО ЗРК С-75 на основе резко возросших перехватов сигналов станций наведения ракет (СНР) C-диапазона и данных отслеживания радиорелейных станций Р-401 дивизионной связи. Внезапная оперативная активизация системы ПВО в течение последних 24 часов, вероятно, являлась реакцией на возросшую активность полетов самолетов17.
В рассекреченном документе "История 55-го стратегического разведывательного крыла (САК), октябрь 1962" говорится о том, что ранним утром 27 октября самолет-разведчик RB-47H под командованием Уилсона поднялся в воздух с авиабазы Форбс с целью проведения радиоэлектронной разведки советских и кубинских позиций на острове, когда самолет Андерсона вошел в воздушное пространство Кубы. Самолет RB-47H пробыл в воздухе более 10 часов. Разведчики произвели 14 перехватов сигналов станций наведения ракет (СНР) ЗРК С-75. Активация этих радаров означала, что советская ПВО приведена в полную боевую готовность для уничтожения самолета Андерсона. О перехвате радиолокационных сигналов было оперативно доложено в Вашингтон, но у самолетов RB-47H не было никаких средств, чтобы оповестить Андерсона. Об активации радаров незамедлительно сообщили министру обороны Макнамаре, который проинформировал президента Кеннеди18,19.

Фото 8. Самолет электронной разведки RB-47H



Известно, что с 1959 года самолеты U-2 и RB-47H проводили совместные операции по перехвату телеметрии советских баллистических ракет при полетах в Иране. При этом на самолете RB-47H производился поиск новых радиочастот, которые передавались на самолет U-2 для дальнейшего перехвата телеметрии с помощью оборудования электронной разведки System-VII. При этом самолет U-2 принадлежал ЦРУ, а RB-47H ВВС20.
Поэтому поверить в то, что у самолетов RB-47H "не было никаких средств, чтобы оповестить Андерсона", невозможно. Видимо, просто был приказ этого не делать.
Безусловно, за полетом самолета U-2 наблюдали с американской базы Гуантанамо и с других станций дальнего обнаружения, расположенных во Флориде, на Багамских островах, с боевых кораблей, с самолетов электронной разведки RB-47H, находящихся в воздушном пространстве у побережья Кубы 24 часа в сутки. Все возможные американские радиоэлектронные средства следили за полетом U-2, слишком высока была ставка этого "эксперимента". То, что они увидели, для многих стало шоком. На их глазах был сбит самолет U-2 с пилотом Андерсоном. Отметка с самолетом пропала не только на экранах индикаторов 4-го дивизиона 507-го зенитно-ракетного полка в Банесе, но и на экранах американских радаров. Эта информация была немедленно передана стратегическому авиационному командованию, которое срочно попыталось выяснить, что же все-таки произошло: авария или самолет был сбит ракетой? Не исключено, что на американских радарах отлично видели и две зенитно-управляемые ракеты "земля-воздух", сбившие самолет U-2.
Поэтому странно звучит оправдание командования САК по уничтожению самолета U-2 с пилотом Р. Андерсоном в рассекреченном документе "Операции стратегического авиационного командования во время Карибского кризиса 1962 года".
В документе говорится, что никаких контактов по каналам радиосвязи с Андерсоном не было, после того как он вылетел с авиабазы Маккой. Полет осуществлялся в режиме "радиомолчания" и только на прием сообщений.
Самолет считался пропавшим без вести, когда по времени его топливо должно было закончиться. Поисковые группы военно-морских и военно-воздушных сил не смогли обнаружить никаких следов самолета и его пилота, поэтому считалось, что он был сбит и разбился на острове.
После подтверждения потери самолета Кеннеди приказал прекратить все полеты U-2. Неизбежно возник вопрос, почему враждебные действия против самолета Андерсона остались незамеченными американскими радарами.
Радиолокационное наблюдение с авиабазы Ки-Уэст и военно-морской базы Гуантанамо являлось задачей Главнокомандующего Вооруженных Сил США в зоне Атлантического океана (CINCLANT). Перед первым полетом самолета U-2 над Кубой стратегическое авиационное командование запросило и получило заверения в поддержке CINCLANT в пределах возможностей радаров. Командование САК направило офицера связи на авиабазу Ки-Уэст для оказания помощи центру управления воздушной разведкой в сопровождении полетов и предупреждений в случае враждебных действий против самолетов U-2. Однако 22 октября офицер был отозван, поскольку центр не смог дальше поддерживать эти функции.
Радиолокатор определения высоты FPS-6 на авиабазе Ки-Уэст мог отслеживать полет самолета U-2 над Кубой в пределах 400 километров от Ки-Уэста на высотах до 30 километров, но был не в состоянии постоянно наблюдать его полет (Дальность до Банеса составляла 700 км. – Прим. авт.). Отслеживание полета требовало контроля окружающего пространства. В таком случае самолет U-2 мог быть предупрежден о враждебных действиях.
В день трагической миссии командование баз Ки-Уэста и Гуантанамо сообщило, что были выполнены все обязательства по оперативному приказу отслеживания самолета U-2 в пределах возможностей радаров, но их оказалось недостаточно.
Хотя министру обороны доложили, что самолет U-2 отслеживался во время полета, на самом деле, это было не так: как указано в документе, 27 октября оба радиолокатора выполняли более "специальную работу". После этой фразы в документе большой абзац текста "вырезан". Видимо, там пояснялись "специальные работы".
Кеннеди распорядился ужесточить меры безопасности для полетов самолетов U-2. Командование САК обязали держать сопровождающий самолет электронной разведки RB-47H на трассе, параллельной трассе самолета U-2, но не ближе, чем в 90 километрах от ближайшей позиции ЗРК С-75.
Командованию CINCLANT предписали выбирать положение самолета RB-47H так, чтобы можно было получать информацию о реакции кубинской ПВО на полеты самолета U-2, а также потребовали назначить корабли для создания сплошного радиолокационного поля между Ки-Уэстом и Гуантанамо.
Командованию приказали быть готовым нанести ответный удар по оборонным объектам. В приказе по операциям CINCLANT от 2 ноября более подробно были прописаны задачи по обеспечению безопасности полетов самолетов U-221.
Может быть, попытка обезопасить пилота Андерсона была сделана путем постановки активной широкополосной помехи (АШП) с самолета радиоэлектронной разведки RB-47H или с военно-морской базы Гуантанамо (или с кораблей). По этой причине, возможно, была потеряна цель дивизионами 701-го зенитно-ракетного полка, а также нарушена с ним радиосвязь. Этими действиями также могла быть проверена возможность блокировки боеспособности советских ЗРК С-75 – четыре дивизиона пропустили самолет U-2, не выполнив приказ о его уничтожении.
Но американцы, видимо, не хотели раскрываться, да и главную задачу с самолетом U-2 надо было довести до конца. Единственное, что они не учли, – секретные карты и папка с целями, фотокамеры и отснятая фотопленка, электронное оборудование и аппаратура достались советской разведке, ведь кабина пилота и части самолета упали на крестьянское поле, так как Андерсон не успел нажать кнопку самоликвидации самолета. Понимая, что в руках советского командования находятся неопровержимые доказательства разведывательной деятельности, администрация США не стала поднимать шум по данному инциденту и все "спустила на тормозах".
Вопрос о постановке американцами в том полете самолета U-2 активных и пассивных помех, мы задали А.А. Ряпенко. Вот его ответ: "Пассивные помехи не применялись. Система селекции движущихся целей (СДЦ) не включалась. Активных помех тоже не было. На станции наведения ракет (СНР) была аппаратура автоматической перестройки частоты приемо-передающей кабины, но она тоже не сработала. Повторяю – условия для стрельбы были значительно проще полигонных".
Мы обратили внимание на несколько интересных моментов в воспоминаниях ветеранов:
А.А. Ряпенко: "Как правило, все оперативные команды поступали в дивизион в зашифрованном виде. Мы пользовались переводными таблицами с шифр кодами, но команда на уничтожение U-2 поступила открытым текстом. Во время стрельбы шел такой проливной ливень, что стартовавшие ракеты скрылись за пеленой дождя".
Н.Л. Гречаник: "И вдруг с КП по радиостанции передали открытым текстом новую команду: „Цель №33 уничтожить!“"
Н.Ф. Серовой: "В течение 30 минут шли двусторонние телефонные переговоры между мной, командирами полков ЗРВ и генерал-лейтенантом С.Н. Гречко по вопросу, открывать огонь или нет, явное ли это нападение или нет, и какие могут произойти последствия".
Необходимо отметить несколько интересных фактов:
1. В субботу ночью американская разведка перехватила приказ Ф. Кастро об открытии огня по вражеским самолетам, нарушающим воздушное пространство.
2. Приказ на уничтожение самолета U-2 был передан примерно за 50 минут с КП 507-го зенитно-ракетного полка во все дивизионы. Американская разведка, безусловно, перехватила этот приказ, так как вокруг Кубы была развернута мощная сеть радиоэлектронной разведки. Тем самым советское командование предупредило американцев не предпринимать провокационных шагов.
3. В районе 4-го дивизиона шел проливной дождь. Производить фотосъемку позиции было невозможно. Но, тем не менее, самолет U-2 продолжил полет прямо через зону поражения ЗРК.
4. Самолет разведки RB-47H перехватил сигналы станции наведения ракет (СНР) ЗРК С-75 в Банесе, сообщив об этом командованию САК.
5. Станция наведения ракет (СНР) 4-го дивизиона облучала самолет U-2.
Это означало, что самолет попал в зону поражения, цель захвачена и может быть уничтожена. В этом случае в самолете должна сработать система безопасности, предупреждающая пилота. По инструкции летчик, получив такое предупреждение, обязан выйти из зоны поражения. Но, возможно, подобной системы в самолете не было, либо она была отключена, либо не сработала или пилот Андерсон по какой-то причине не вышел из зоны поражения (жесткий приказ, инструкция).
6. Благодаря рассекреченным магнитофонным записям Исполкома с участием президента Кеннеди, становится понятно, что с полетом самолета-разведчика U-2 Андерсона что-то было нечисто. Это был необычный полет. Когда на Исполкоме заходила речь об этом самолете, запись оказывалась в отдельных случаях вырезанной со ссылкой на секретность. Что же там было такого секретного, чего нельзя раскрыть даже через многие десятки лет?! До настоящего времени американцы не рассекретили отчеты и документы по полету самолета U-2 и по его уничтожению в воздушном пространстве Кубы.
7. Американцы точно знали, что самолет U-2 сбили именно советские военные, а не кубинцы. Это было известно из перехвата переговоров в каналах связи советской системы ПВО. Об этом говорил А.И. Микоян на Военном совете Группы советских войск 21 ноября 1962 года: "Макклой (Джон Макклой в 1958–1965 годах председатель Фонда Форда. – Прим. авт.) мне говорит: „Мы знаем, что на этих ракетных зенитных установках советские офицеры. Наверное, кубинцы тоже есть, но советские офицеры наверняка есть“. Они знали, что наши сбили U-2, но не говорили об этом"22.
На основании изложенного складывается впечатление, что командование САК, или, по крайней мере, военные, непосредственно отвечавшие за полет самолета U-2 над Кубой, либо намеренно дезинформировали пилота Андерсона (отключив заранее систему безопасности его самолета), либо в приказном порядке велели ему продолжать полет в зонах поражения ЗРК. Зная об отданном приказе советского командования на уничтожение самолета U-2, командование САК не предприняло никаких действий по его выводу из зоны поражения ЗРК С-75. Самолет разведчик RB-47H после перехвата сигналов станции наведения ракет (СНР) ЗРК С-75 в Банесе, срочно сообщил об этом командованию САК, которое почему-то опять не оповестило об этом Андерсона, и не вывело его самолет из-под удара ракет. Об этом также было сообщено министру обороны Макнамаре и президенту Кеннеди.
Таким образом, командование и высшее руководство государства заранее были оповещены о смертельной угрозе жизни Андерсона, но ровным счетом ничего не предприняли, чтобы избежать трагедии по уничтожению самолета U-2. Видимо, только один Андерсон был в полном неведении о происходящем, как на земле, так и в воздухе.
Конечно, можно предположить, что американская разведка дала сбой и не перехватила открытые переговоры между КП 507-го зенитно-ракетного полка и 4-м дивизионом, но это выглядит маловероятным. Все действия американской стороны по сохранению секретности полета самолета U-2 также свидетельствует о необычности этого полета.
В таком случае, приходится утверждать, что командование САК (или некоторые военные из этого командования) намеренно отправили Андерсона на верную гибель. При этом решались как минимум две задачи:
– сбитый самолет в соответствии с решением Исполкома означал бы непременное начало массированного воздушного удара по советским ракетным позициям (эту позицию поддерживало большинство американских военных);
– американское командование вскрывало характеристики радиовзрывателя и команды управления ракетой, так как для разработки радиоэлектронных средств противодействия ракетам "земля-воздух" ЗРК С-75 требовалось перехватить сигналы активации боеголовки и управления ракеты.
Американские генералы прекрасно понимали, что "лобовой" полет самолета U-2 над зенитно-ракетными дивизионами вынудит советское командование на ответные меры. Вдоль побережья Кубы в тот день барражировали самолеты радиоэлектронной разведки RB-47H, которые совместно с самолетом U-2 должны были вскрыть всю систему советской противовоздушной обороны, а также перехватить сигналы управления ракетой и радиовзрывателя "Шмель" в случае запуска зенитно-управляемой ракеты Д-13.
Так можно ли было сохранить жизнь пилоту Рудольфу Андерсону? Конечно, можно. Для этого стратегическому авиационному командованию следовало немедленно прекратить провокационный полет самолета U-2 и вывести его из зон действия ЗРК С-75.
Для того чтобы понять, что же произошло в тот трагический день, необходимо ответить на ряд принципиальных вопросов:
1. Где точно находился самолет-разведчик RB-47H в момент уничтожения самолета U-2, и какова была его роль?
2. Какие конкретно оборудование электронной разведки и система предупреждения были на самолете Андерсона?
3. Почему командование САК не оповестило Андерсона об угрозе и не вывело самолет U-2 из зоны поражения ЗРК С-75?
4. Какова истинная роль в этом инциденте средств воздушного контроля на базах Ки-Уэст, Гуантанамо и на Багамских островах, а также на кораблях военно-морских сил, находящихся у берегов Кубы?
5. Какова была роль наземной радиоразведки спецслужб?
Большинство этих вопросов не ставятся и не обсуждаются историками и экспертами. Сегодня дискутируется практически только один вопрос – был ли оборудован самолет U-2 Андерсона системой предупреждения и противодействия ракетному нападению?
Обратимся к источникам.
В начале 1960-х годов большинство военных летчиков полагались только на свои глаза для обнаружения пусков ракет противника. ЦРУ разработало и установило приемник раннего радиолокационного оповещения (RWR) в кабине самолетов U-2. Когда обнаруживался сигнал от станции наведения ракет ЗРК С-75, на устройстве загорался желтый свет. Запуск ракеты был отмечен ярко-красным светом.
Американские системы электронной разведки (ELINT) обнаружили всплеск активности радаров ЗРК С-75 в восточной части Кубы, в том числе в районе Банеса. Но самолеты RB-47H и другие системы, отслеживающие сигналы, не могли предупреждать пилотов U-2. Учитывая растущую угрозу ЗРК С-75, военно-воздушные силы "одолжили" оснащенные оборудованием RWR самолеты U-2 у ЦРУ, и считается, что Андерсон пилотировал один из этих самолетов 27 октября23.
Пилот самолета U-2 Хсичунь Майк Хуа вспоминал: "Майор Рудольф Андерсон, наш инструктор U-2 во время летной подготовки на авиабазе Лафлин, был сбит ракетой ЗРК С-75 над Кубой 27 октября 1962 года, что означало, что его самолет либо не имел Системы-XII, либо приемник радиолокационного оповещения (RWR) не работал"24. Он также рассказал, что для широкодиапазонной электронной разведки использовались Система-III и Система-VI, приемники которых регистрировали электромагнитное излучение на высоких частотах, включая сигналы радиолокационных станций, облучающих самолет U-2.
Пилот самолета U-2 Геральд Макилмойл вспоминал: "Строб-импульс на дисплее в кабине самолета U-2 показывал направление и дальность до любого действующего кубинского радара. Зона поражения зенитно-управляемых ракет ЗРК С-75 была 25 миль.
В самолетах U-2 ЦРУ имелся звуковой сигнал в гарнитуре пилота, который звучал как предупреждение, когда зенитно-управляемая ракета входила в режим радиоуправления в конце своей траектории. Это был плавно “пульсирующий” (возрастающий и убывающий по громкости), но весьма угрожающий звуковой сигнал. Если этот сигнал начинал звучать, то пилот был обязан осуществить поворот с креном на 30 градусов, сделать „S“ маневр с обратным разворотом к траектории полета, а затем выйти из зоны поражения.
25 октября ЗРК С-75 предпринял первую попытку сбить мой самолет U-2 двумя ракетами, запущенными с позиции вблизи Банеса. Я тогда не получил сигнала ни от одной из систем предупреждения. Я даже не знал, что был атакован, пока не увидел ракетный след в зеркале заднего вида"25.
Позже Макилмойл, вспоминал: "27 октября, майор Рудольф Андерсон летел по тому же маршруту, но в обратном направлении. Я считаю, что Андерсон летел прямо на зенитную ракету и не знал, что же предпринять"26.
Вопрос об обстреле самолета U-2 25 октября автор задал воину-интернационалисту, участнику операции "Анадырь", непосредственно принимавшему участие в уничтожение самолета U-2 полковнику в отставке Алексею Артемовичу Ряпенко. Вот что он ответил: "Конечно, это фантазия американского пилота по обстрелу U-2 25 октября. Он слишком плохо о нас думал. После пуска двух ракет его воспоминания могли быть только в загробном мире".
Из представленных источников не понятно, какое конкретно оборудование электронной разведки и предупреждения было установлено на самолете U-2 Андерсона. Известно, что на самолете U-2 Пауэрса, сбитого 1 мая 1960 года под Свердловском, стояла Система-IX. После этого инцидента стало понятно, что ЗРК С-75 представляет прямую угрозу полетам самолетов U-2. В процесс разработки и изготовления оборудования, обеспечивающего безопасность полетов самолетов, включились многие американские предприятия военно-промышленного комплекса.
В общем случае на самолете должен быть приемник радиолокационного предупреждения (RWR) о радиолокационном облучении самолета и система электронного противодействия (ECM). Приемник обнаруживает радиолокационное излучение и предупреждает пилота, когда радиолокационный сигнал направлен на самолет (режим захвата цели), а также анализирует перехваченный сигнал и регистрирует, с какого радара он поступает. Система электронного противодействия направлена на подавление систем радиолокационного обнаружения и сопровождения целей.
Для самолета U-2 была разработана серия устройств электронной разведки сигналов и противодействия, на основе которых были созданы следующие системы предупреждения и подавления ракетных средств:
Система-I использовала приемники электронной разведки S (2-4 ГГц), С (4-8 ГГц) и X (8-12 ГГц) диапазонов для сбора сигналов наземного управления и противовоздушной обороны. Эта система была на борту всех самолетов U-2 с 1955 по 1959 год;
Система-II являлась системой связи и навигации, работала ненадежно, и по этой причине от нее отказались;
Система-III представляла собой УКВ приемник и регистратор для разведки каналов связи. Использовалась вплоть до середины 60-х годов;
Система-IV являлась устройством для регистрации электромагнитного излучения в диапазоне частот от 150 до 4000 МГц. Использовалась в 16 миссиях в период с 1957 по 1959 год;
Система-V была подобна Системе-I, но охватывала 9 частотных диапазонов. Использовалась только в 2 миссиях в 1956 и 1957 годах;
Система VI являлась устройством электронной разведки в диапазонах частот P (0,3-1 ГГц), L (1-2 ГГц), S (2-4 ГГц), C (4-8 ГГц) и X (8-12 ГГц) с общим перекрытием частот от 0,05 до 14 ГГц. Использовалась с 1959 по 1966 год;
Система-VII предназначалась для перехвата и регистрации данных телеметрии советских ракет одновременно на 6 радиочастотах. Использовалась с 1959 по 1960 год;
Система-VIII являлась модификацией Системы-VII для использования военно-морскими силами;
Система-IX являлась устройством электронного противодействия (ECM) радарам X-диапазона советских истребителей-перехватчиков. Устройство функционировало совместно с приемником радиолокационного предупреждения (RWR) Системы-XII;
Система-X являлась модификацией Системы-VII, специально создана в 1962 году для полетов над СССР и перехвата сигналов советских противоракетных систем;
Система-ХІ. Это обозначение не применялось;
Система-XII являлась пассивным устройством радиолокационного предупреждения, определения дальности и азимута облучающего радара. Система функционировала в диапазонах частот S (2-4 ГГц), С (4-8 ГГц) и X (8-12 ГГц). Совместно с устройствами ECM использовалась для электронного противодействия наземным станциям наведения ракет и самолетным ракетным системам. Создана в 1962 году во время Карибского кризиса. Использовалась при полетах самолетов U-2 в Китае и Северном Вьетнаме во время Вьетнамской войны;
Система-XIII являлась устройством электронного противодействия (ECM), функционирующего в диапазонах частот S (2-4 ГГц) и С (4-8 ГГц) на базе станции электронного подавления ALQ-19. Создавала помехи радарам ракетных систем наземного базирования, в том числе ЗРК С-75;
Системы XIV, XV являлись устройствами электронного противодействия (ECM), функционирующими на базе станций электронного подавления ALQ-49 и ALQ-51, работающими в диапазоне частот 2-12 ГГц. Системы созданы в 1963 году;
Система-XVI являлась устройством пассивный электронной разведки, фактически не была создана;
Система-XVII была создана по требованию разведывательного совета США (USIB) в 1963 году для сбора данных по противоракетам, испытываемых на полигоне Сары-Шаган в СССР. Создана в 1965 году;
Система-OS являлась устройством электронного подавления (ECM) с приемником, функционирующим в L (1-2 ГГц) диапазоне частот. Система обеспечивала индикацию, когда передатчик команд наведения, связанный с ЗРК С-75, работает на полную мощность и, таким образом, способен управлять ракетой.
В последующие годы был создан ряд новых систем электронной разведки и противодействия для самолетов U-227-31. Многие системы неоднократно модернизировались по результатам их боевого применения, и в последующем выпускались под литерами A, B.
Таким образом, применение указанных выше систем позволило создать на самолетах U-2 эффективную систему контроля по обеспечению безопасности полетов от возможных действий противника.
Анализ приведенного перечня показывает, что на самолете U-2 Андерсона потенциально могли быть Система-VI либо Система-XII, предназначенные для перехвата сигналов радиолокационных станций C-диапазона, частоты которого использовались станцией наведения ракет (СНР) ЗРК С-75.
О том, что самолет U-2 Андерсона был оборудован системой перехвата радиолокационных сигналов, говорит тот факт, что Андерсон совершал полет на самолете U-2C ЦРУ, переданном стратегическому авиационному командованию для разведывательных полетов над Кубой. Известно, что именно эти самолеты ЦРУ проводили разведку советских ракетных позиций, включая ЗРК С-75, вплоть до 9 октября 1962 года.
На заседании специальной группы, состоявшейся 9 октября, директор по специальным проектам ВВС США Ледфорд указал, что самолеты U-2 САК гораздо более уязвимы, чем самолеты ЦРУ, обладающие превосходными радиоэлектронными средствами противодействия и максимальной высотой полета. Ледфорд считал, что шанс потерять самолет U-2 над Кубой, как 1 из 632.
По состоянию на 1965 год самолеты ЦРУ были оборудованы Системами III, VI, IX, XII, XIII, в то время как самолеты САК имели только Системы III, IV33.

Фото 9. Техники загружают фотокамеру, установленную в отсек оборудования самолета U-2



С 12 октября оперативный контроль над разведывательными полетами U-2 над Кубой полностью передали стратегическому авиационному командованию. Тогда ЦРУ передало САК два самолета U-2 в полной конфигурации.
В этом плане представляет интерес рассекреченный документ о передаче трех самолетов U-2F ЦРУ стратегическому авиационному командованию в июне 1963 года для продолжения разведывательных полетов над Кубой по программе BRASS KNOB. В документе указано, что на передаваемые самолеты установлены Системы III, VI, IX и XII34. Видимо, подобный документ был и при передаче двух самолетов U-2 в октябре 1962 года, но найти его не удалось.
Наиболее совершенной на то время являлась Система-XII, состоящая из приемника радиолокационного предупреждения (RWR) и устройства электронного подавления (ECM). Эта система начала устанавливаться на самолеты U-2 уже после уничтожения самолета Андерсона. Решение об установке Системы-XII было принято 4 октября 1962 года на совещании по вопросу оперативной поддержки самолетов U-2. Первую Систему-XII планировалось установить на тестовый самолет U-2 (бортовой номер 352) фирмы Локхид 20 ноября с ее тестированием в течение одного месяца в режиме полетов на восточном побережье. К 1 ноября доставили две Системы-XII для установки на борт тестового самолета U-2. Одновременно планировалось произвести модернизацию Системы-IX. На самолет U-2 Андерсона (бортовой номер 343) планировалось установить Систему-XII в период с 21 января по 4 марта 1963 года35.
Полным диссонансом выглядит рассекреченный документ: "Меморандум для директора Центрального разведывательного управления (DCI) от председателя Объединенного комитета начальников штабов (CJCS)", датированный 30 октября 1962 года36.
В документе указано, что было запланировано установить на все самолеты U-2C ЦРУ и на 2 самолета U-2E САК оборудование электронного подавления (ECM). В документе название конкретного оборудования преднамеренно заретушировано. Из документа следует, что речь идет об установке на самолеты U-2 только оборудования электронного подавления радиоэлектронных средств противника (РЛС, радиосвязь и т.п.). Видимо, речь шла об установке станций электронного подавления ALQ-19, ALQ-49 и ALQ-51.
В документе имеются крайне интересные слова об использовании оборудования ECM: "Я полностью понимаю чувствительность вопроса, связанную с использованием оборудования ECM, и согласен с тем, что вы будете проконсультированы перед любым оперативным его использованием. Я полагаю, что лучше всего это можно сделать, указав на желание отключить такое оборудование, когда от специальной группы запрашивается разрешение на конкретный оперативный полет".
Из этих слов председателя Объединенного комитета начальников штабов Тейлора становится понятным, что подобное оборудование могло включаться или выключаться перед полетом исходя из оперативной необходимости.
Поэтому остается вопрос: был ли самолет U-2 Андерсона оборудован хотя бы системой электронной разведки о радиолокационном облучении ЗРК С-75? Или она тоже была отключена, исходя из "оперативной необходимости"?
После тщательных поисков удалось выяснить, что самолет U-2С Андерсона, бортовой номер 343 имел два устройства Система-VI37. Видимо, одно устройство использовалось для общей электронной разведки источников радиоизлучений, а второе конкретно отслеживало и перехватывало сигналы станции наведения ракет (СНР) ЗРК-75. То есть, оно по существу являлось приемником радиолокационного предупреждения (RWR).
На сегодняшний день однозначного ответа на это предположение нет, хотя Система-VI могла перехватывать сигналы станции наведения ракет (СНР) и оповещать пилота об опасности. Воспользовался ли этой возможностью Андерсон, неизвестно.
Спустя два года по данным радиоперехвата, полученным на одном из авианосцев, экспертам удалось воспроизвести всю последовательность этого инцидента. Была получена полная траектория полета самолета U-2 от момента вхождения в воздушное пространство Кубы, разворота после Гуантанамо и до полного его исчезновения.
Изучая материалы западных историков, посвященных этому трагическому полету, складывается удручающая картина полного необеспечения безопасности полетов самолетов U-2 над Кубой. По существу, каждый пилот мог стать смертником. Все это выглядело странным на фоне ранее уничтоженных самолетов U-2 с пилотами Пауэрсом (Свердловск, 1 мая 1960 г.), Хуай Чэном (Наньчан, 9 сентября 1962 г.).
Конечно, понятно, что в каждом полете самолета U-2 его система электронной разведки производила набор данных по обнаружению и перехвату сигналов радиолокационных систем ЗРК С-75 с целью дальнейшей разработки противоракетных систем.
Одной из наиболее сложных проблем электронного сбора разведывательных данных является обнаружение и перехват сигналов, связанных с самой ракетой "земля-воздух", которые излучают сигналы малой мощности. Для разработки электронных контрмер против зенитных ракетных систем основными целями разведки являются, во-первых, тип бесконтактного взрывателя, который они используют для детонации боеголовки, и, во-вторых, маяк слежения, служащий для определения положения ракеты в полете. Если характеристики взрывателя известны, боеголовка может быть взорвана на безопасном расстоянии. Также можно заблокировать маяк слежения, нарушив управление наземного радара. Таким образом, проблема состоит в том, чтобы определить частоты и характеристики этих сигналов. Как говорилось выше, крайне важным было перехватить сигналы управления и радиовзрывателя ракеты Д-13. А сделать это можно было только при активации ракеты. Вот поэтому и пошло командование САК на этот смертельный "эксперимент". Удался ли он при уничтожении самолета U-2 Андерсона, неизвестно. Но последующие события говорят о том, что этот "эксперимент" продолжился и дальше.
Необходимо было вынудить советских военных еще раз выстрелить ракетой по цели. Рисковать еще одним самолетом U-2 не стали. Для этой цели выбрали высотный беспилотный летательный аппарат (БПЛА) Ryan-147, запускаемый с самолета DC-130 в воздушное пространство Кубы. БПЛА был оборудован специальной электроникой, за счет которой его кажущийся размер увеличивался до размера самолета U-2. Два самолета электронной разведки RB-47H были переоборудованы для непосредственной работы с БПЛА Ryan-147. БПЛА, пролетая над позициями ЗРК С-75, в случае запуска ракеты был способен перехватывать сигналы управления и активации боеголовки ракеты и ретранслировать их на самолет RB-47H за несколько секунд до своего уничтожения. На самолете RB-47H осуществлялся прием, регистрация и анализ этих сигналов, а также сигналов станции наведения ракет ЗРК С-75.
Один из самолетов RB-47H постоянно находился в воздухе, барражируя вдоль кубинского побережья. Над позициями ЗРК постоянно висели БПЛА Ryan-147, но все было тщетно. Ни русские, ни кубинцы больше не хотели стрелять и сбивать цель. Американский план провалился.
Во Вьетнаме успех сопутствовал беспилотнику Ryan 147-Е, который 13 февраля 1966 года был обстрелян ракетами. В последний момент перед его уничтожением результаты перехвата были переданы на сопровождающий самолет разведки RB-47H, который записал информацию о работе систем наведения ракет, дистанционного подрыва и характеристики боевой части ракеты38.
То, что не удалось сделать американцам на Кубе, спустя четыре года было успешно завершено во Вьетнаме в 1966 году.
Таким образом, удалось создать комплексную систему электронного противодействия ЗРК С-75, но ценою жизней пилотов самолетов U-2.

Примечания
1. Dobbs M. One Minute to Midnight. Vintage Books, A Division of Random. House, Inc., New York, 2008.
2. Supplement 8. To Joint evolution of soviet missile threat in Cuba.
http://www.gwu.edu/~nsarchive/nsa/cuba_mis_cri/dobbs/anderson.route.
3. Supplement 8. To Joint evaluation of soviet missile threat in Cuba.
https://www.cia.gov/library/readingroom/docs/CIA-RDP78T05449A000200120001-8.pdf
4. Naval Message.
https://nsarchive2.gwu.edu//nsa/cuba_mis_cri/dobbs/u-2_27oct.PDF
5. CIA Documents on the Cuban Missile Crisis 1962. Washington, DC, Government Reprints Press, 1992. P. 284.
6. Кеннеди Р. 13 дней. Paris: Editions de la Seine, 1969. C. 37.
7. Язов Д.Т. Карибский кризис. Сорок лет спустя. М.: ИД "Мегапир", 2006. С. 322.
8. Стратегическая операция "Анадырь". Как это было. М.: МООВВИК, 2007. С. 77.
9. Архивы Кремля. Президиум ЦК КПСС. 1954–1964. Том 1.
М.: РОССПЭН, 2004. С. 77.
10. Живут во мне воспоминания или операция "Анадырь" глазами солдата!
https://cubanos.ru/texts/txt054
11. Язов Д.Т. Карибский кризис: сорок лет спустя. М.: ИД "Мегапир", 2006. С. 331.
12. Орлов А.С. Тайная битва сверхдержав. М.: Вече, 2000. С. 29.
13. Хрущев С.Н. Никита Хрущев. Рождение сверхдержавы. М.: Время, 2010. С. 474.
14. Микоян С.А. Анатомия Карибского кризиса. М.: ACADEMIA, 2006. С. 290.
15. Там же. С. 780.
16. Dobbs M. One Minute to Midnight. Vintage Books, A Division of Random House, Inc., New York, 2008. P. 186.
17. Supplement 8. To Joint evaluation of soviet missile threat in Cuba.
https://www.cia.gov/library/readingroom/docs/CIA-RDP78T05449A000200120001-8.pdf
18. Dobbs M. One Minute To Midnight. Posted - June 25, 2008.
http://nsarchive.gwu.edu/nsa/cuba_mis_cri/dobbs/anderson.htm
19. History of the 55th Strategic Reconnaissance Wing (SAC). October 1962.
http://nsarchive.gwu.edu/nsa/cuba_mis_cri/dobbs/55_SRW_history.pdf
20. Joint Planning On Telemetry Collection.
https://www.cia.gov/library/readingroom/document/cia-rdp67b00511r000100240010-4
21. Strategic Air Command Operations in the Cuban Crisis of 1962.
https://nsarchive2.gwu.edu//nsa/cuba_mis_cri/dobbs/SAC_history.pdf
22. Выступление А.И. Микояна на Военном Совете группы Павлова 21 ноября 1962 года.
http://www.gwu.edu/~nsarchive/rus/CubanMissileCrisis.html
23. Final Justice for Major Anderson.
http://formerspook.blogspot.com/2016/11/final-justice-for-major-anderson.html
24. The Black Cat Squadron.
https://www.afhistory.org/wp-content/uploads/Spring2002.pdf
25. Remembering the Dragon Lady, 2008. P. 353, 354.
26. Flying into History.
http://unoalumni.org/unomag-Summer14/flyingintohistory
27. APPENDIX C. Electronic Devices Carried by the U-2, P.335
https://nsarchive2.gwu.edu/NSAEBB/NSAEBB434/docs/U2%20-%20Appendices-Bibliography.pdf
28. Commentary by British U-2 Historian Chris Pocock on the CIA History.
https://nsarchive2.gwu.edu/NSAEBB/NSAEBB434/docs/W-P%20History%20Notes%20by%20CP%20on%20redactions%20lifted%20Aug13.pdf
29. Status of System 12 and NRO Actions on SAC U-2 Aircraft.
https://www.cia.gov/library/readingroom/docs/CIA-RDP33-02415A000400320013-7.pdf
30. U-2 Fleet Modification.
https://www.cia.gov/library/readingroom/docs/CIA-RDP68B00724R000200130031-2.pdf
31. Status of ALQ-49/51.
https://www.cia.gov/library/readingroom/docs/CIA-RDP33-02415A000500030026-4.pdf
32. The CIA and the U-2 Program, 1954-1974, P. 216.
https://www.cia.gov/library/center-for-the-study-of-intelligence/csi-publications/books-and-monographs/the-cia-and-the-u-2-program-1954-1974/u2.pdf
33. U-2 Inventory.
https://www.cia.gov/library/readingroom/docs/CIA-RDP33-02415A000500370001-4.pdf
34. Loan of CIA Aircraft to Department of Defense.
https://www.cia.gov/library/readingroom/docs/CIA-RDP75B00159R000400010022-3.pdf
35. Meeting on U-2 Operational Support Requirements.
https://www.cia.gov/library/readingroom/docs/CIA-RDP63-00313A000500020070-8.pdf
36. ECM in U-2 Aircraft.
https://www.cia.gov/library/readingroom/docs/CIA-RDP33-02415A000100370003-6.pdf
37. Project Idealist Concept of Operations.
https://www.cia.gov/library/readingroom/docs/CIA-RDP63-00313A000600090003-4.pdf
38. The History of Big Safari (2014), P. 236, 237.

В.А. Бубнов, автор книги "Белые пятна Карибского кризиса, 1961-1964"

7 комментариев

  • Гаврилов Михаил:

    Подробная аналитическая статья Валерия Алексеевича Бубнова, в которой он досконально рассматривает все подробности ключевого эпизода Карибского кризиса, а именно - уничтожение самолета-разведчика U-2 в небе над Кубой.
    Многие исторические находки представлены впервые!

  • Виктор Иванович Авдеев:

    Михаил, добрый день. Спасибо за пересланный материал. Я это не называю повестью или как-то еще. Это, на самом деле, большой исследовательский труд. Проделано громадное усилие, можно позавидовать тому, как все это удалось . Всему миру известно, что американский самолет был сбит нашей ракетой, а ту впервые разложено все по минутам. Большое спасибо.
    В 1965 году, когда я работал переводчиком в системе ПВО ВВС, мы, в составе инспекционной группы (наши советники и кубинцы) были на стартовой площадке. В то время это все функционировало в соответствии с уставом жизнедеятельности дивизиона. На пусковой установке были написаны слова о том, когда и кем был сбит американский U-2.
    Жаль, что не было фотоаппарата, да и мысли не было тогда, что это когда-то пригодится.
    Еще раз большое спасибо. Поздравляю Валерия Бубнова с успехом.
    С уважением, Виктор Авдеев.

  • Гаврилов Михаил:

    Комментарий Александра Георгиевича Горенского:
    «Статью я подробно прочитал, даже можно сказать изучил. Считаю, что это не просто изложение - это исследование, а такие работы даются совсем не просто: ведь было поднято много документов для полной и правдивой оценки факта. Статья мне понравилась именно этой своей подробностью. Думаю, что к ней можно отправлять учёных мужей, чтобы они не сильно спорили о развязке Карибского кризиса».

  • Гаврилов Михаил:

    Комментарий Александра Баранца:
    "Колоссальная работа по сведению фактических материалов в ясную картину событий и освещения обстановки. Восхищен".

  • Анатолий Дмитриев:

    Михаил Валерьевич Гаврилов, Мои комментарии от 02.08.2020 - к выше опубликованной статье Бубнова В.А. - не проходят входной контроль администратора сайта и удаляются.
    В чем я виноват?
    Рядовой Карибского фронта Дмитриев А.А., 04.08.2020

  • Анатолий Дмитриев:

    1. Председатель МООСВИК Авдеев В.И. обязан добиться доступа к архивным, аналитическим документам ГСВК и Министерства обороны СССР об уничтожении над Кубой американского самолета-провокатора U-2 с пилотом Р.Андерсоном. На основе которых экспертами-патриотами будет открыта эта черная страница истории Карибского кризиса.

    2. Благодарю Бубнова В.А. за честные убедительные версии, попытки, в пределах его возможностей, внести ясность по теме.

    3. Я убежден, что Герои Карибского фронта Герченов И.М. (орден Ленина), Ряпенко А.А. (орден Красного Знамени) с однополчанами – непосредственно своими боевыми действиями побудили руководство США отказаться 27 октября 1962 года от приказа начать Третью Мировую войну.

    4. Напоминаю своё мнение о ВСО «Анадырь», о лживости трактовки американцами уничтожения самолета-провокатора U-2. https://yadi.sk/i/7QVD0N5YT_sQlQ

    Нетерпимы: отрицание боевых действий и потерь ГСВК, успешно осуществившей ВСО «Анадырь»; уклонение от обсуждения альтернативных фактов, поступивших от бойцов Карибского фронта и иностранных источников; некритичное повторение тенденциозных материалов из США, включая книги М.Доббса и У.Уиттена.
    НЕ СУЩЕСТВУЕТ буржуазной, либеральной беспристрастности при изложении фактов в СМИ. НЕЛЬЗЯ распространять ложь о равновеликой вине США и СССР в разжигании Карибского, любого другого глобального военного, кризиса.

    Рядовой Карибского фронта Дмитриев А.А., 02.08.2020

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *