Мирский Марк. Куба – си! Янки – но! (Нарока. 1962-1963)

22.10.2019 Опубликовал: Гаврилов Михаил В разделах:

Мы шли на Кубу из Кронштадта на "М. Урицком". На пирсе наш строй с рюкзаками со скатками и автоматами провожал маршал Чуйков В.И., преисполненный важности от происходящего. Он-то знал, куда нас отправляют. Мы, уже переодетые в гражданскую одежду, узнали об этом, когда вышли в Атлантику. Капитан вскрыл пакет, где была... географическая справка о Республике Куба.
В порт Мариэль наш теплоход прибыл 26 июля, как раз в день национального праздника - День штурма казарм Монкадо. Мы сошли на берег и сразу же окунулись в незнакомые запахи, незнакомую зелень и многое другое незнакомое. Прекрасно помню этот момент! Похоже, мы были одним из первых контингентов, прибывших на Кубу.

Время пребывания на Кубе: 26 июля 1962 года - 21 февраля 1963 года. Служба в составе 43 отдельного мотострелкового полка (в/ч п.п. 52829) под командованием полковника Токмачева А.С., в 1 роте батальона под командованием Рачеева Н.Ф., на тот момент я имел звание ефрейтора. Полк был расположен в Нарока, на заросшей территории, подготовленной для каких-то нужд кубинской армии. Освоение началось с вырубки джунглей, где имелось большое количество летающей и ползающей живности, которая поначалу представляла серьезные проблемы. В память об этом времени у меня несколько лет сохранялся на спине ожог от раздавленной во время сна толстой черной гусеницы. Нам понадобилось несколько месяцев серьезной работы, чтобы избавиться от всей этой пакости. Далее - караульная служба, обостренная сообщениями о желании американцев получить языка из числа "сельскохозяйственных специалистов". Позднее американцы с сарказмом сообщали об этих "специалистах", которые в одинаковых синих трусах выбегают на зарядку.

Напряженная обстановка приводила к казусам. Попробуйте представить картину, когда ночью просыпаешься от автоматной стрельбы, вскакиваешь и хватаешь из-под подушки автомат. Тут же мелькает мысль, что наша казарма со стенами из тонкого теса прошивается насквозь, но другая мысль заставляет найти ботинки, поскольку на улице около казармы остроугольная щебенка. Выскакиваю на улицу. Трассы трассирующих автоматных очередей с рикошетом от окружающих скал. Красиво! Выяснилось, что секреты двух соседних рот, вынесенные на некоторое расстояние от казарм, проявили чрезмерную бдительность и, не разобравшись, стали перестреливаться между собой. Хорошо, что никого не задели. Я потом анализировал свое спокойствие в той ситуации. Видимо, подспудно сработала мысль: "Не может быть! Здесь что-то не так!" К тому же, шел четвертый год службы. Затем кубинцы создали внешнее кольцо охраны подразделений части, и стало спокойнее.

Серьезная физическая нагрузка по благоустройству территории батальона в условиях жары и большой влажности сильно изматывала, а мысль о вечернем душе усиливала ощущение дискомфорта. И только под холодными струями воды из водокачки приходило понимание, что лучше этого нет ничего в нашей жизни.

Мирский Марк. Куба – си! Янки – но! (Нарока. 1962-1963)
Схема бригады, которую составил Березовский Виктор по инструкциям Мирского Марка. Подробности - здесь.

Ночная работа в порту Гаваны по разгрузке наших кораблей. В паузах можно было познакомиться с примыкающими к порту районами Гаваны. Однажды, когда мы отдыхали, сидя на высоком поребрике, к нам подошел уличный музыкант, и, не стесняясь своего беззубого рта, спел нам с чувством "Все знают, что зовут ее Марина". Губная гармошка, укрепленная на плечах и какие-то бубенчики на ногах, были хорошим аккомпанементом. Мы собрали всю мелочь, которая у нас имелась, и отдали ее маэстро.
В центре площадки терминала темнокожий докер варил кофе. К нему подбегали местные грузчики, чтобы подзаправиться, и танцующей походкой уходили продолжать свою работу. Я попробовал наперсток этого кофе, после чего долго приходил в себя. Кубинцы же за день могли выпить более 30-ти таких чашек.

Память сохранила небольшие, зеленые, но ароматные, лимончики которые мы срывали с кустов по дороге в столовую. Вместе с сочными ломтиками ананаса эти лимончики хорошо освежали после горячего борща из банок. Борщи и картошку, а также многое другое доставляли на судах из Советского Союза. Мне нравилась эта еда, которая хорошо поддерживала так нужные нам силы.

Кубинская революция привела к крутой ломке привычного уклада жизни многих, особенно пожилых, кубинцев, которые жили за счет обслуживания американцев.
При поддержке Фиделя Кастро подавляющей частью кубинцев приходилось иногда видеть направленные в нашу сторону злые лица и кулаки. Для острастки приходилось к нашим грузовикам подцеплять легкие противотанковые орудия.

Учитывая мою гражданскую специальность (техник-путеец), я был привлечен к работам по строительству ракетной базы в Сан-Кристобаль. Производил геодезические разбивки, устанавливал высотники для обеспечения горизонтальности пола в ангаре для хранения боеголовок. Фото такого заросшего ангара можно увидеть в книге "Белые пятна Карибского кризиса".
В памяти остались автобетономешалки каких-то частных (?!) кубинских фирм, которые активно снабжали стройку быстросхватывающимся бетонным раствором. Это было дорогое удовольствие, при этом требовалась быстрая, четкая и надежная работа по устройству опалубок. А в результате, - стартовые столы и подводящие каналы были взорваны после решений, принятых на переговорах.

27 октября 1962 года мы провели с оружием около окопов, выдолбленных в скальной породе около казармы. Эти окопы должны были обеспечить нашу безопасность в случае массированного авиаудара американцев, о подготовке которого стало известно командованию Группы войск. Американцы серьезно подготовились к этому удару и при минимальном времени подлета от Кубы и от нас, прежде всего, ничего бы не осталось. У нас не было паники и какой-то сильной тревоги. В очередной раз сработала мысль - не может быть, потому что удар по Кубе, когда там находятся советские войска, - это будет конец всему и всем.

Выдержка и здравый смысл руководителей СССР и США сделали свое дело. Карибский кризис перестал быть кризисом. Главный итог операции "Анадырь" - защита свободы Кубы и предотвращение агрессии США.

К ноябрьским праздникам напряжение спало. Появились мысли о возврате домой, учащенно забились сердца тех, кто продолжал службу по четвертому году. Всего неделю назад такие мысли не могли бы прийти в голову.
И вот в это время в открытом клубе в ожидании кинофильма у нас с Аркашкой Фестом появились такие слова, попробую вспомнить:

Хотят ли русские домой,
Спросите у газеты "ОЙ"*,
И вам ответят, что весной,
Всех русских отвезут домой,
Плывите вдаль, далек ваш путь,
Тревоги службы не вернуть,
Вас ждут и отдых, и покой,
Плывите, русские, плывите, русские,
Плывите, русские, домой!

*Газета "Ой" - орган компартии Кубы.

Мирский Марк. Куба – си! Янки – но! (Нарока. 1962-1963)
Первый слева - Аркадий Фест, Марк Мирский - в центре.

Встал вопрос о помощи Кубе, которая заключалась в передаче военной техники и вооружения и в обучении кубинцев. В составе группы инструкторов на стрельбище я занимался с кубинцами демонстрацией устройства автомата АК, показывал его возможности при стрельбе, контролировал стрельбу, которую выполняли кубинские военнослужащие. Они охотно и успешно занимались, поскольку понимали, что с этим оружием им придется продолжать свою службу.

Интересная история произошла в связи с подготовкой кубинцев к параду 1 Января, посвященному Дню победы революции. Не знаю, чья это была идея – пройти батальонам на параде нашим строевым шагом. Занимались на бетонной полосе аэродрома, пришлось выучить несколько армейских команд на испанском. После ряда попыток выяснилось, что наш строевой шаг "не по ногам" кубинским военнослужащим мужских подразделений, и они отказались от этой задумки. Гораздо успешнее все прошло с обучением женского батальона. Красавицы-кубинки легко разобрались с особенностями нашего шага, и только они лихо и грациозно прошли на празднике нашим парадным шагом под одобрительный гул трибун. Командир женского батальона - стройная девушка с длинной черной тугой косой в звании капитана (Ф. Кастро - майор), ей очень шла военная форма, и она оставила незабываемое впечатление.

Мы получали информацию о ходе и итогах переговорах с американцами от первых лиц, активных участников этих непростых встреч. В наш полк приезжал А.И. Микоян. Помню, как взъерошенный Роман Кармен расчищал ему проход в тесных рядах встречающих. Микояну предстояли сложные переговоры с Ф. Кастро. Только ему удавалось договариваться с кубинским лидером.

В январе 1963 года была встреча с заместителем министра иностранных дел В.В. Кузнецовым. Он рассказал о некоторых нюансах взаимоотношений с американскими переговорщиками и о последствиях операции "Анадырь". Меня особенно впечатлил его рассказ о реакции американцев, жителей южных штатов, которые из СМИ узнали об установленных на Кубе советских ракетах и подались на север и в Мексику. Это был панический драп людей, впервые почувствовавших запах войны. Дороги на север были забиты различного вида повозками. По рассказам очевидцев, паника там была сильнее, чем у нас в первые дни войны.
Это был сильный удар по прояснению сознания американцев, и в этом был определенный смысл операции "Анадырь".
Сегодня, наблюдая за ходом международных отношений, возникает большой вопрос: сделало ли человечество вывод из опасного противостояния, в результате которого возник Карибский кризис???

Уезжал я с Кубы 21 февраля 1963 года. Построение полка на плацу по поводу провода старослужащих домой. Вместе с большой группой моих однополчан получил Грамоту командования части.

Мирский Марк. Куба – си! Янки – но! (Нарока. 1962-1963)

Далее - теплоход "Калинин" до Калининграда. На подходах к порту назначения мы оказались в непроходимых льдах Балтийского моря. Запомнилось томительное ожидание ледокола, когда у нас уже были отполированы бляхи ремней и подшиты новые подворотники. "Михаил Калинин" вздрогнул, когда раздалось мощное "Ура!" при появлении ледокола.
Затем на несколько дней пришлось задержаться в Калининграде для оформления документов. Было просмотрено немало всяких кинофильмов в местном клубе в состоянии расслабленности и радостного трепета в ожидании встречи с близкими.
В Ленинград - самолетом. Дома меня не ждали в это время, но знали, что со мной все в порядке. На следующий день в форме я явился в райвоенкомат. Многозначительная немая сцена, когда местные служивые узнали, откуда я прибыл.
И вот на этом закончилась моя служба в армии.

После поступления в ЛИИЖТ на заочный факультет в 1964 году я получил звание "Младшего техника-лейтенанта", а после нескольких офицерских сборов в "Академии тыла и транспорта" и в училище ВОСО "дослужился" в 1976 году до звания "Старшего лейтенанта технической службы".
Вот такая блестящая военная карьера!

10 комментариев

  • Гаврилов Михаил:

    Перед вами - воспоминания человека, который один из первых служил в Нарокко (или Нарока, как ее называли тогда!)

  • Горенский Александр:

    Воспоминания мне очень понравились. Об ароматах и влажной жаре, от которых на работе никуда не деться - это очень точно подметил автор, а зелёные маленькие лимончики видимо встречаются на Кубе повсеместно. Мы тоже случайно наткнулись на них в бухте Кабаньяс, а потом уже не смогли без них обходиться. Очень запоминаются стихи точно и замечательно выражающие всеобщее желание поскорее вернуться домой. На параде 1 января 1963 года наши офицерские "коробки" были и торжественным маршем проходили. Ещё хочу сказать о панике среди американцев во время кризиса: мы это узнали, по-моему тоже от Кузнецова В.В., и в обсуждениях решили, что так им и надо, пусть сами изведают это на себе, а то они только и умеют пугать весь мир. Прочитал всё с большим удовольствием. Спасибо автору.

    • Марк Мирский:

      Приветствую Вас, Александр!

      Благодарю за комментарий.Он особенно ценен для меня, поскольку мы с Вами провели
      на Кубе самые напряженные дни Карибского кризиса.
      Здоровья Вам и всех благ!

  • Константин:

    И я с удовольствием прочитал-вспомнил! "Запомнилось томительное ожидание ледокола, когда у нас уже были отполированы бляхи ремней и подшиты новые подворотнички."? Вопрос Марку:" А где хранилась военная форма? Как сберегли, ведь хранить по сути негде было...И куда делась гражданка? Здоровья ветерану!

  • Марк Мирский:

    Привет, Константин!
    Благодарю за внимание к моим воспоминаниям.
    Форма хранилась в рюкзаках в ожидании своего времени.
    Гражданка осталась у нас, хотя были попытки забрать ее при выдаче документов.
    В конце концов, отдавая должное обстоятельствам, при которых проходила наша служба,
    местная администрация отнеслась к нам довольно лояльно. Помню, что симпатичный плащ, ненужный на Кубе, послужил мне несколько лет на гражданке.

    • Константин:

      Доброе утро, Марк! С одеждой и у меня было нечто подобное. На пересылке в городе Пушкин, отхватил пальтишко светло-коричневых тонов, что для середины 60х было довольно необычно( все в чёрном, как китайцы в синем). Так оно и провисело в каптёрке почти два года. А ближе к дембелю где-то там, высоко-высоко решили что негоже, слишком богато (ха-ха) и заменили на плащ. Пригодился на гражданке!

  • Евгений Степанович:

    Приветствую ветерана - участника давних событий на далёком острове! Прекрасно на добротном литературном языке написано. Дохнуло чем-то свежим и давно забытым. Слава Богу остались живы и многие дожили до настоящих дней.
    А зеленые лимончики кубинцы обязательно выдавливали на нашу тушонку, которую в банках нагревали на костре, а также в воду для питья. Говорили: во-первых дезинфекция, во-вторых - кислота связывает жир. Из наших ведь почти половина болели или желтухой или дизентерией.
    Здоровья и благополучия!

    • Марк Мирский:

      Евгений Степанович, благодарю за внимание и комментарий!
      Участие в форуме "Содружество ветеранов ГСВСК" и знакомство с книгой В.А.Бубнова и М.В.Гаврилова "Белые пятна Карибского кризиса" способствовали обращению к памяти, чтобы поделиться со всеми воинами-интернационалистами, проходившими службу на Кубе,
      описанием этого очень для меня важного периода в моей биографии. С тех пор прошло больше 50-ти лет, и какие-то детали не сохранились, к сожалению, в моей памяти.

      Здоровья Вам и всего доброго!

  • Марк Мирский:

    Евгений Степанович! Где Вы служили на Кубе и в какие года?
    Не помню таких массовых заболеваний в своем полку.
    С уважением, Марк Мирский

  • Гаврилов Михаил:

    Марк, воспоминания Евгения Степановича Пересадько можно прочесть здесь - https://cubanos.ru/texts/txt063
    А вот здесь альбом его фотографий - https://cubanos.ru/photos/foto104

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *