В/ч п.п. 54234-В, 80-е годы. Общая информация и схемы

05.02.2019 Опубликовал: Гаврилов Михаил В разделах:

60-е годы | 70-е годы | 80-е годы. Общая информация и схемы | 80-е годы. Глазами солдат и офицеров | 1989–1993 годы | Радиоэлектронный центр

1980–1988 годы

К 1981 году территория первого и второго отдела выглядела примерно так:

Схема 1. Торренс, в/ч п.п. 54234-В, первый и второй отделы, 1980–1981 годы.

1. Антенное поле.
2. Турники.
3. Бассейн.
4. Емкости с водой.
5. Курилка.
6. Пост №38.
7. Туалет.
8. ПЦ с офицерскими постами.
9. ПЦ "Подлодка".
10. Манговая роща.
11. Дот и вышка часового.
12. Калитка.
13. Первый отдел.
14. Станция дальней разведки "Болид".
15. Кубинская с/х усадьба (каса, двор, пастбище).

В 1982 году часть возглавил полковник Сергей Иванович Кузьмичев.
Его краткая биография: родился в 1941 году. После окончания школы поступил в Гомельское военное радиотехническое училище войск ПВО страны, которое было передислоцировано в город Красноярск. По окончании училища был направлен в 91-й полк радиотехнической разведки в ЗакВО, где проходил службу на должностях командира взвода, командира отдельной радиотехнической роты. В 1968–1972 годах ― слушатель Военной академии связи. Затем направлен в Группу советских войск в Германии (ГСВГ), где проходил службу на должностях: заместитель начальника командного пункта (НКП) в полку радиотехнической разведки (РТР), начальник КП радиотехнического полка, начальник КП 194-го отдельного радиотехнического полка (ОРТП) ОСНАЗ ГСВГ. В 1977 году был назначен заместителем командира бригады в п. Красноселка (ОдВО), командир 61-го отдельного радиополка (БелВО), который был переформирован в первую бригаду ОСНАЗ. С 1982-го по 1985 год ― начальник группы «Тростник», с 1985 года ― старший офицер 1-го направления 6-го управления ГУ ГШ, с 1989-го по 1998 год ― начальник Главного центра. Награжден орденами «Красной Звезды» и «За службу Родине» 3-й степени, медалью «За боевые заслуги», другими наградами. Умер в 2014 году.
В 1985 году его сменил полковник Валентин Михайлович Цыганков. Родился в 1941 году. После школы поступил в Житомирское военное Краснознаменное радиотехническое училище ПВО страны, которое закончил в 1961 году. Затем был распределен в войска ПВО на Дальний Восток. В 1966 году поступил в КВИРТУ ПВО страны и по окончании училища в 1971 году был назначен на должность начальника станции «Сатурн» войсковой части 51429. После окончания факультета руководящего инженерного состава при Харьковской военной академии был назначен главным инженером войсковой части 63553. В 70–80-х годах проходил службу на должностях: командир войсковой части 48657 в п. Чабанка (ОдВО), старший офицер 1-го направления 6-го управления ГУ ГШ, с 1985-го по 1988 год ― начальник группы «Тростник», с 1988-го по 1989 год ― начальник Главного центра, начальник 6-го управления ГУ ГШ. Службу закончил главным военным и морским атташе в республике Куба. Награжден орденом «Красной Звезды», медалью «За боевые заслуги», другими наградами.
Период с 1982-го по 1988 год, когда командирами были С.И. Кузьмичев и В.М. Цыганков, можно назвать временем расцвета войсковой части п.п. 54234-В. Отметим, что оба военачальника и после службы на Кубе продолжили карьерный рост, реализуя свой управленческий потенциал. За семь лет в группе «Тростник» произошли огромные изменения.
Сначала для сравнения представим схему первого и второго отделов в 1985–1987 годах.

Схема 2. Торренс, в/ч п.п. 54234-В, первый и второй отделы, 1985–1987 годы.

1. Новое антенное поле (развернуто после 1987 года).
2. Логопериодическая вертикальная антенна с ориентацией 290 градусов, подвешенная на мачте-унже высотой 30 метров.
3. Логопериодическая вертикальная антенна с ориентацией 20 градусов, подвешенная на мачте-унже, высотой 30 метров.
4. Многопроволочная широкополосная дипольная антенна с ориентацией 20, 200 градусов, подвешенная на двух мачтах-унжах, высотой 30 метров.
5. Старое антенное поле.
6. Новый ПЦ (введен в конце 1988 года).
7. Склад.
8. Калитка.
9. Турники.
10. Старый ПЦ.
11. УКВ антенна.
12. Место построения смены.
13. Пост буквопечатания №23.
14. Посты буквопечатания №24, 25.
15. Радиомастерская.
16. Многопроволочная широкополосная дипольная антенна с ориентацией 160, 340, градусов, подвешенная на двух мачтах-опорах, высотой 16 метров.
17. Туалет.
18. Дот и вышка часового.
19. Дот.
20. Первый отдел.
21. Станция дальней разведки "Болид".
22. Мостик.
23. Манговая роща.
24. Свалка.
25. Пеленгатор "Дом-2".
26. Кольцевая антенно-фидерная система диаметром 90 метров, состоящая из 24 вертикальных вибраторов изделия "Сосна".
27. Кубинская с/х усадьба (каса, двор, пастбище).

Перечислим лишь самые важные изменения по этим отделам.
1. Часть получила свой собственный пеленгатор в 1985 году. (Подробнее об этом читайте в подглаве 8.3. «Пеленгатор».)
2. Солдатский ПЦ переместился сначала во второй отдел («Офицерский Домик») (1981), а затем ― в новое здание (1988). (Подробней об этом читайте в подглаве 8.2. «„Солдатский“ приемный центр».) Новое здание ПЦ строили кубинцы под контролем офицеров части, в строительстве также принимали участие солдаты. Склад рядом был возведен собственными силами части. В его левой половине хранились материалы (краски, лаки, фанера), а в правой находился технический склад главного инженера. Там складировалась вновь поступающая техника, которой в дальнейшем укомплектовывались посты.
3. Была сформирована вторая солдатская рота (1984), военнослужащие которой работали в различных отделах части (кроме второго). (Подробней об этом читайте в подглаве 8.4. «Роты младших специалистов».)
4. В 1982 году сняли с боевого дежурства Ленинградской армии ПВО под Всеволожском две СДР, у которых антенны были разделены (маленькая ― передающая, большая ― приемная) и отправили в в/ч п.п. 54234-В в первый отдел.
5. В 1987 году первый отдел был оснащен новой станцией дальней разведки «Болид». У Башни, слева от входа, возвели эстакаду, на которую установили станцию.
Все это время проводились работы по благоустройству территории части, первой и второй рот. Осенью 1987 года возле штаба установили памятник В.И. Ленину. (Подробней об этом можно прочитать в подглаве 8.4. «Роты младших специалистов».)
Наибольшие изменения произошли в Центре, который значительно расширился, так как на его территории разместились новые отделы.

Схема 3. Торренс, в/ч п.п. 54234-В, Центр, 1987 год.

1. КПП.
2. Класс.
3. Оперативный дежурный.
4. Заместитель по оперативной работе.
5. Станция "Юпитер", диаметр параболы 5 метров.
6. Станция "Марс", диаметр параболы 12 метров.
7. Станция "Динас", диаметр параболы 12 метров.
8. Начальник пятого отдела.
9. Начальник седьмого отдела.
10. Шестой отдел.
11. Пятый отдел.
12. Зал седьмого отдела.
13. Трансформаторная подстанция.
14. Узел связи.
15. Третий отдел.
16. Дизельная.
17. Курилка.

Комплекс космической связи "Кристалл"
18. Аппаратная.
19. Дизельная электростанция.
20. Антенна на прицепе.
21. Склад расходных материалов.
22. Вышка часового.
23. Туалеты.
24. Кунги.
25. Станция "Меркурий", диаметр параболы 16 метров.

Во-первых, стало больше параболических антенн: «Динас» (диаметр зеркала ― 12 метров) и «Марс» (диаметр зеркала ― 6 метров) так и остались, а в 1986 году специалисты части сделали собственными силами и установили зеркало параболы «Меркурий» (диаметр ― 16 метров). «Меркурий» строили с августа 1985 года по декабрь 1986 года. Сначала занимались изготовлением зеркала на территории Центра, а в 1986 году начали строительство под него восьмигранного постамента. В качестве основания и вращения по азимуту и углу зеркала «Меркурия» использовали опору УКВ-антенны, которая до этого стояла перед штабом, ― ее демонтировали и перенесли на территорию Центра.
«Юпитер» (диаметр зеркала ― 5 метров) тоже сделали самостоятельно. Основанием для него служил орудийный лафет, который использовали в качестве опорно-поворотного устройства для вращения антенны по азимуту и углу места. «Юпитер» был установлен рядом с «Динасом» и «Марсом».
По-прежнему функционировала станция космической связи «Кристалл» с зеркалом небольшого диаметра. Станция обеспечивала прямую закрытую связь с Центральным узлом связи ГУ ГШ «Аврора» (Москва).
Во-вторых, были построены еще два здания. К существующему зданию «третьего отдела» слева добавилось здание ЦОИ, а затем справа ― техническое здание «пятого, шестого и седьмого отделов».
Четвертого отдела не существовало, было так называемое четвертое направление, которое размещалось в ЦОИ; оно занималось обработкой информации.
В Центре возникли новые отделы:
― пятый, анализа новых видов передач. Все, что было непонятно в эфире, исследовалось ими, давались рекомендации по организации перехвата;
― шестой, автоматизации, решал задачи обработки информации;
― седьмой, перехвата и обработки информации с использованием специальных автоматизированных комплексов;
― восьмой, отдел главного инженера, эксплуатация и поддержание в работоспособном состоянии всего оборудования части;
― девятый отдел. В 1986 году на территории автопарка (пункт 37 на схеме 4) был размещен отдел, обеспечивающий связь и взаимодействие с другими войсковыми частями и подразделениями на территории СССР в реальном масштабе времени. В пустующем помещении развернули автоматизированную систему «Дозор». Все стены, пол и потолок внутренних помещений покрыли специальными плитками, защищавшими оборудование от внешних помех, а также исключающими съем информации снаружи. Дежурство офицера на этом посту было посменным и круглосуточным.
Изменения с 1982-го по 1988 год коснулись и территории части возле штаба.

Схема 4. Торренс, в/ч п.п. 54234-В, штаб, санчасть, автопарк, 1987 год.

Штаб
1. Кабинет командира.
2. Телефон ЗАС.
3. Секретная часть.
4. Строевая часть.
5. Кабинет главного инженера.
6. Кабинет заместителя по тылу.
7. Зал для заседаний.
8. Телефонный коммутатор.
9. Кабинет (с 1986 года использовался на штабных учениях).
10. Кабинет парторга.
11. Кабинет замполита.
12. Помещение дежурного по части.
13. УКВ логопериодическая антенна.

Дизельная
14. Склад.
15. Аккумуляторная.
16. Помещение с дизелями.
17. Дежурка дизелиста.
18. Щитовая.
19. Сувенирка.

8 отдел главного инженера
20. Восьмой отдел главного инженера.
21. Кабинет начальника восьмого отдела.

Санчасть
22. Процедурная.
23. Пустой кабинет.
24. Туалет.
25. Кабинет доктора.
26. Пустое помещение.
27. Аптека.
28. Столовая, кухня.
29. Палата.

Автопарк
30. Пункт технического обслуживания.
31. Склад.
32. Контрольно-транспортный пункт (КТП).
33. Кипятильник, пожарный щит.
34. Учебный класс.
35. Начальник автослужбы.
36. Склад запчастей.
37. Аппаратная "Дозор".
38. Навес-стоянка ЛАЗов.
39. Открытая стоянка.
40. Заправка ГСМ.
41. Тревожный запас топлива в бочках.
42. Туалет.
43. Навес, стоянка автомобилей.
44. Мойка.
45. Эстакада.
46. Манго.
47. Душевая.
48. Насосная станция.
49. Тропинка к Центру.

В 1980–1982 годах во время учений ВС США задействовалась одна из комнат в штабе. В помещении (пункт 9 на схеме 4) размещалась аппаратура перехвата. Там имелся «резервный» приемный центр (или филиал основного), по сигналу он был «завязан» на УКВ-антенну возле штаба. Этот приемный центр работал не постоянно, а разворачивался на время проведения учений или каких-либо других мероприятий у вероятного противника (пуски МБР и т.д., но не телеметрия, а голосовая связь между операторами на мысе Канаверал).
К 1983 году аппаратуру убрали, но каждый раз, когда осуществлялся запуск очередного «Шаттла», там разворачивался дополнительный пост. Он работал только во время полета «челнока». Операторами были офицеры второго отдела, дежурство посменное. В диапазоне УКВ операторы слышали канал связи «Шаттла» с наземными пунктами слежения и управления. Таким образом, становились понятными цели и задачи полета, возникшие неисправности на борту, способы их устранения, а также цели на нашей территории (например, полигон «Капустин Яр»).
УКВ-пост оперативно разворачивался вплоть до 1985 года. Позже появились новые возможности по разведке этого источника, и УКВ-антенну у штаба в период весны ― лета 1985 года разобрали.
С. Сафронов: «При нас в штабе спецов по УКВ-связи не было. Даже следов от аппаратуры не осталось. Как снимали рабочую часть антенны, не видел, а мачту сносили кубинцы со своей техникой. Правда, с газосваркой наверху крепеж обрезал наш прапорщик Бондаренко, из спецов. Они ее положили рядом со штабом и уехали. А потом мы ее вместе, двумя ротами, на руках вынесли за забор. Если бы сам не тащил, не поверил бы».
Роман Безуглый (осень 1984 ― весна 1986): «Антенну у штаба снимали при нас. Срезали опоры, уложили на землю. Затем спецы ее демонтировали. Капитан Сорокин во время этого демонтажа с антенны упал, чудом серьезно не травмировался. Затем на этом месте офицеры стали ладить тарелку ― лепили из труб и жести, как из пластилина, а ничего не получалось. Я дембельнулся, а они ее еще не доделали».
После демонтажа саму УКВ-антенну перенесли к ПЦ и установили на опору-унжу рядом со зданием.
Александр Перевозников (осень 1986 ― весна 1988): «УКВ-антенна, которая стояла за туалетом ПЦ, ― это направленная антенна (сдвоенная ЛПА) на low band (30–88 МГц). Работала только на прием. Регулируемая, но использовалась преимущественно на север. С нее шел сигнал на БП-приемники: телеметрия, новостные агентства и т.д.».
Олег Солонович (осень 1984 ― весна 1986): «Однако крутил я эту антеннку!»
В 1986–1987 годах помещение в штабе, где раньше находился УКВ-пост, пустовало и использовалось только при проведении штабных учений. Там склеивались и изготовлялись рабочие карты.
Обобщая происходящие перемены в части, уместно привести рассказ одного из офицеров, служившего с 1984-го по 1987 год и пожелавшего остаться инкогнито:
«Командирами в этот период были полковники Кузьмичев Сергей Иванович и Цыганков Валентин Михайлович. Они всячески приветствовали новые идеи и предложения по развитию; не только не мешали, но и оказывали помощь, принимали личное участие во многих начинаниях. Руководил этой работой в тот период главный инженер части полковник Шевченко Николай Григорьевич ― человек грамотный, энергичный, требовательный к себе и подчиненным. Он был командирован на Кубу из Главного центра, где также занимал должность главного инженера части. Офицерам восьмого отдела (отдела главного инженера) порой доставалось от него, но только за дело. Никогда зря, поэтому не обижались, а исправляли допущенные ошибки и стремились не делать их впредь. Ему также подчинялся автопарк со всем его транспортом, начальник автослужбы и энергетик части.
Что было сделано за три года:
― завершено строительство в первом отделе так называемой „Башни“, с размещением в ней новой аппаратуры (подполковник Михайлов, майор Чайка);
― получен из СССР, развернут и введен в эксплуатацию новый комплекс „Болид“ (подполковник Михайлов, майор Чайка);
― построено и оснащено аппаратурой новое здание ПЦ второго отдела (подполковник Волик);
― начато и завершено строительство склада для хранения средств материально-технического обеспечения (МТО) (майор Фомкин, прапорщик Веселов);
― построено и оснащено аппаратурой новое здание (пятого, шестого и седьмого отделов) на территории Центра (подполковники Размахаев, Проскуряков, Сорокин);
― расширена территория автопарка, сделаны новые крытые стоянки для автотранспорта с бетонированием пола и изготовлением кровли (капитан Макаров, старший лейтенант Денисов);
― вместо отдельных дизельных электростанций в каждом отделе (АД-200 кВт) была построена новая дизельная с тремя судовыми установками мощностью по 1000 кВт каждая (капитаны Заведеев, Мищенко);
― проведена реконструкция всех электросетей части. Ранее часть „запитывалась“ только от одной высоковольтной линии (Гавана); была подведена еще одна с другого направления (Марианао), независимая от первой. Переключатель позволял переходить с одной линии на другую при пропадании электроэнергии, а если питания не было и на второй линии, новые дизельные установки включались автоматически. На все это уходило от 3 до 5 минут. Ранее, до ввода в строй этой системы, часть „висела“ на одной линии. При пропадании электропитания (от 12 часов и более из-за штормов и обрывов ЛЭП) дизели в каждом отделе работали сутками, сжигали дизтопливо, ломались, что существенно сказывалось на выполнении частью специальных задач (подполковник Марков, капитаны Заведеев, Мищенко);
― специалистами восьмого отдела были построены станции перехвата спутниковых линий связи „Меркурий“ и „Юпитер“, что обеспечило более высокий информационный доступ к источникам и объектам вероятного противника (подполковник Алейников, специалисты Янголь, Калашников, Фомкин, Веселов);
― была развернута и введена в строй аппаратура системы „Дозор“ (подполковник Проскуряков);
― развернуты в шестом и седьмом отделах новые автоматизированные комплексы перехвата информации (подполковники Проскуряков, Сорокин).
― постоянно поступала из СССР новая техника (взамен выработавшей ресурс и устаревшей), ею укомплектовывались практически все добывающие подразделения.
Это было время подъема: люди работали с огоньком и энергией, целеустремленно.
В общем, хорошее время. А в конце 1986 года замполит части полковник Бухолдин на совещании офицеров впервые упомянул горбачевскую перестройку! Это стало началом большого конца!»
Подобную же высокую оценку деятельности группы «Тростник» в 80-х годах дает М.Е. Болтунов:
«Теперь, не в пример прежним годам, офицеры 6-го, оперативно-технических управлений, а также сотрудники научно-исследовательского института были частыми гостями группы „Тростник“. Их квалифицированная помощь помогла специалистам группы значительно поднять уровень информационных материалов, особенно в оценке деятельности высших органов управления США. Особой заботой группы стали американские стратегические воздушно-космические средства нападения.
На смену первому поколению станций радиоперехвата приходили новые, переоснащалась группа и спутниковой радиотелефонной связью с Москвой. Была развернута еще одна рота радиоперехвата, созданы условия для привлечения к работе в качестве операторов жен офицеров.
Генерал Петр Шмырев с гордостью назвал имена радиоразведчиков, работавших в группе „Тростник“, которые впоследствии стали генералами. Среди них Г. Батенин, И. Ключников, В. Роговой, В. Цыганков, Г. Гаджун, С. Кузьмичев, А. Лежнев.
Рассказывая об истории группы, размещенной на Кубе, Петр Спиридонович сделал акцент: «По моему мнению, кульминация в развитии группы „Тростник“ была достигнута в конце 80-х годов, когда ею командовал Валентин Цыганков.
Валентин Михайлович очень удачно сочетал в себе качества способного изобретательного инженера и пытливого разведчика, стремящегося добыть наиболее важные сведения о противнике и знающего, как это сделать»14.
«…Я могу сказать, — признался… генерал Цыганков, — это были самые лучшие годы моей службы. На „Тростнике“ действительно собрался коллектив патриотов ОСНАЗ. И этот коллектив вершил большие дела. Люди в полной мере отдавались своему делу. Заставлять работать не надо было никого…
…Когда я прилетел на Кубу, первым делом определились с задачами, которые следовало решать. Так вот я принял часть с пятью параболическими антеннами, а когда сдавал должность, их количество возросло до одиннадцати.
К примеру, мы сами приняли решение изготовить антенну своими руками. И сделали 5-метровую антенну, затем вторую, 12-метровую. Настрой был, опыт…
…Технические возможности ― это „золотые“ руки и „золотые“ головы наших офицеров. Они провели точнейший расчет. Ведь чтобы построить антенну, нужна исключительно ровная поверхность. И мы сделали зеркало радиусом 6 метров, диаметром 12 метров с точностью до 2 миллиметров по всему периметру. Материалы собирали, закупали сами. И к декабрю сделали антенну.
8 декабря 1985 года из Москвы прилетели первый заместитель начальника ГРУ генерал-полковник Анатолий Павлов и заместитель начальника 6-го управления генерал-майор Василий Пожарский. Они и открыли эту антенну, разрезали красную ленточку»15.
Тут необходимо уточнить, что антенна была установлена в декабре 1986 года. Алексей Воронцов (весна 1986 ― осень 1987): «Происходило это все при мне, я участвовал в изготовлении антенны и лично строил здание под нее. И устанавливали ее при мне на здание два кубинских крана. Скорее всего, это был декабрь 1986 года».
Кроме того, Валентин Михайлович ошибся в размерах, речь шла о 16-метровой антенне «Меркурий». Мы можем рассказать об этом строительстве подробней. Офицер в/ч п.п. 54234-В (1984–1987): «Инициатива создания станции „Меркурий“ исходила от главного инженера Н.Г. Шевченко. Полковник В.М. Цыганков был не только командиром в полном смысле этого слова, но и грамотным высококлассным инженером, окончившим, в том числе факультет руководящего инженерного состава (ФРИС) Военной инженерной радиотехнической академии (ВИРТА) ПВО им. Л.А. Говорова в Харькове. Он не только поддержал инициативу, но и курировал ее, досконально разбирался и вникал во все технические проблемы и трудности, возникающие в процессе создания станции. Непосредственно строительством станции занимались офицеры восьмого отдела (начальник отдела подполковник В.Б. Алейников). Главным специалистом был майор В.П. Янголь. Именно он делал математические расчеты, предлагал технические решения, которые позво-лили добиться результата. В создании принимал личное участие главный инженер Шевченко и все специалисты восьмого отдела: Алейников, Янголь, Марков, Калашников, Фомкин, Сухаричев, Веселов и др.
Зеркальные антенны строятся по системе Кассегрена, где поверхность основного зеркала выполняется в виде квазипараболы, а контррефлекторы в виде гиперболы. Такое их сочетание позволяет „собрать“ сигнал в одной точке, на входе облучателя. Для изготовления зеркала необходимого профиля был разработан и выполнен так называемый „флаг-шаблон“, в который вставлялся „нож“ шаблона, имевший расчетную форму параболы. Вращая флаг-шаблон вокруг своей оси, и прижимая листы алюминия основной поверхности к ножу флаг-шаблона, получили требуемую поверхность основного зеркала антенны».
В середине 80-х годов были модернизированы антенные поля с КВ-антеннами. Использовались ненаправленные широкодиапазонные дипольные антенны, а также направленные антенны различных конструкций.
А. Перевозников: «Антенное поле около второго отдела. Там были „коридорные“ антенны (новые) типа БС по направлениям перехвата. Все воздушные фидеры были сведены на ПЦ. С помощью двух антенных коммутаторов (один – в „нижнем“ и один – в „верхнем“ залах) солдаты вручную выбирали себе нужный „коридор“. Это были приемные антенны бегущей волны (АБВ) с активным сопротивлением связи. Состояли из двух полотен, каждое из которых насчитывало 21 вибратор. Такие антенны реверсивны по направлению, т.е. обладают возможностью переключения лепестка диаграммы направленности „вперед-назад“. Диапазон рабочих частот 2–30 МГц. Полотно каждой антенны было подвешено на шести асбестоцементных мачтах. Длина типовой антенны БС составляла 90 метров».
В дальнейшем на антенном поле были установлены несколько вертикальных логопериодических антенн на центральных опорах-унжах высотой 30 метров. Эти антенны позволяли осуществлять высокоэффективный прием слабых радиосигналов в заданных секторах контроля и направлениях практически во всем КВ-диапазоне. Основное направление этих антенн было на север, в сторону территории США и прилегающих акваторий Атлантического и Тихого океанов.
Офицер в/ч п.п. 54234-В (1984–1987): «Для работы радиоприемных устройств („Катраны“) постов в новом ПЦ использовалось старое антенное поле КВ-диапазона (горизонтальные ромбы между мачтами как одинарные, так и сдвоенные, диаграмма направленности узкая, дальность от 3 до 7 тысяч километров).
Новая разворачивалась в период осени 1987 ― зимы 1988 года, диаграмма направленности широкая, антенна широкодиапазонная, предназначалась для работы практически во всем КВ-диапазоне. Антенна так называемого „ближнего действия“ ― до 1200 километров. Представляла собой восемь полотен, которые по принципу „фазированной решетки“ объединялись вместе в одну общую антенну (сигнал от каждой соответственно тоже суммировался). Так что, это было не „поле“, а одна общая антенна.
Если старые антенны были установлены в „горизонтальном“ исполнении, то эта в „вертикальном“, т.е. антенный канатик от мачты шел зигзагообразно сверху вниз. Практически на земле лежала еще отражающая металлическая сетка, не допускающая шумов земли».

Примечания

14 – Болтунов М.Е. "Золотое ухо" военной разведки. М.: Вече, 2011. С. 262.

4 комментария

  • Гаврилов Михаил:

    Третья часть из шести - две схемы антенных полей публикуются в интернете впервые

  • Oleg:

    Добрый день, Михаил!
    Отмечу некоторые неточности Вашей книги:
    1. Валентин Михайлович был абсолютно прав - мы изготовили параболическую антенну диаметром 12 м. Отличная память у Цыганкова!
    2. В 8-м отделе служил капитан СУХАРИЧЕВ, а не Сухачев.
    Моим наставником и техническим руководителем в те годы был Янголь Валерий Петрович, большая ему благодарность. После его отъезда я занимался станцией "Меркурий". С уважением к автору Калашников О.Ю. ka-12-62@mail.ru

    • Гаврилов Михаил:

      Здравствуйте, Олег!
      2 пункт я подправил в тексте на сайте, в книге это уже не исправить.
      А насчет 1 пункта. Вам виднее, безусловно. То, что мы разместили в книге, это не наши слова, а информация от очевидцев. Все могут что-то перепутать.
      Просто "Меркурий", как я понимаю, это была все-таки 16-метровая антенна?

      • Олег:

        Меркурий была 12-ти метровая антенна. Специалисты НИИ "Радио" в т.ч. Басилайя Игорь Шотович, оценили ее по эффективности как 10-ти метровую. На 1986 г. это была самая большая антенна в части.
        С уважением, Олег Калашников . ka-12-62@mail.ru

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *