В/ч п.п. 54234-В, 70-е годы

29.01.2019 Опубликовал: Гаврилов Михаил В разделах:

60-е годы | 70-е годы | 80-е годы. Общая информация и схемы | 80-е годы. Глазами солдат и офицеров | 1989–1993 годы | Радиоэлектронный центр

1970–1979 годы

Из экспозиции музея при одной из войсковых частей:
«Командиры части…
Полковник Сутугин Алексей Константинович — 1968–1971 годы.
Полковник Ларионов Владимир Александрович — 1971–1975 годы.
Полковник Панкратов Леонид Васильевич — 1975–1978 годы.
Полковник Ковалев Дмитрий Александрович — 1978–1981 годы…»
П.С. Шмырев писал: «В марте 1970 года я впервые побывал на Кубе вместе с полковником М.Т. Терентьевым ― начальником направления нашего управления. Группой в то время командовал полковник А.К. Сутугин. В условиях благоприятного отношения к нашей группе со стороны советских военачальников и руководства РВС Кубы она быстро обустраивалась, набирала силу в техническом и оперативном отношениях, но уже первое знакомство с ней показало, что возможности группы используются далеко не полностью.
Мы с М.Т. Терентьевым провели с офицерами служебное совещание, по итогам которого была принята программа первоочередных мероприятий, которые необходимо провести с целью повышения разведывательных возможностей группы. Посетив через два года Кубу, я смог с удовлетворением констатировать, что значительная часть задуманного претворена в жизнь.
Для работы на Кубе мы подбирали наиболее грамотных, инициативных и способных офицеров, многие из которых в дальнейшем получили повышение по службе, а некоторые стали генералами»8.
Вот что пишет об этом визите М.Е. Болтунов: «Оба руководителя понимали проблемы „Тростника“ и всегда старались оказать помощь группе. За шесть с половиной лет нахождения на Кубе группа обустроилась, набралась опыта, достаточно хорошо была укомплектована в техническом отношении, однако опытные Шмырев и Терентьев увидели и немало проблем, нерешенных вопросов.
Руководители из Москвы дали возможность высказаться офицерам группы, внимательно выслушали их. В результате откровенного, заинтересованного разговора сложилась этакая программа первоочередных мероприятий по активизации работы „Тростника“.
Важно, что программа потом была выполнена.
Какие же основные задачи стояли перед Группой в начале 70-х годов?
Прежде всего, это освоение новых технических средств слежения за испытаниями американских баллистических ракет морского базирования „Посейдон“ с разделяющимися головными частями.
Следующей важнейшей заботой было оснащение группы средствами спутниковых систем связи.
И наконец, третье направление ― обеспечение постоянного контроля за состоянием и деятельностью средств стратегического нападения США.
Две первые проблемы способно было решить Главное разведывательное управление, последняя же требовала увеличения численности личного состава группы»9.
Осенью 1970 года, после (и в результате) визита на Кубу П.С. Шмырева и М.Т. Терентьева, было сформировано солдатское подразделение. Подробней об этом пойдет речь в подглаве 8.4. «Роты младших специалистов».
С марта 1971 года заработал «солдатский» приемный центр (ПЦ). О возникновении, развитии и многочисленных переездах ПЦ читайте в подглаве 8.2. «"Солдатский" приемный центр».

Глазами солдат: 70-е годы

Осназовская часть быстро развивалась. Юрий Рубан, числившийся в автовзводе при в/ч п.п. 54234-В (осень 1969 – весна 1971), фотолаборант-секретчик, вспоминал: «Место службы ― в штабе, вторая дверь слева по коридору. С Сутугиным Алексеем Константиновичем, командиром части, здоровался за руку, потому что я делал уборку у него в кабинете, и рядом с кабинетом размещалась лаборатория.
Перед входом в штаб стояла большая антенна УКВ. На территории возле штаба находилась волейбольная площадка. Оттуда был виден вход в столовую, а за штабом располагалась беседка для игры в бильярд. Через штаб проходили все водители и дизелисты, потому что за штабом находился автопарк. Там же стояли три дизеля. На территории автопарка слева находилась эстакада, а рядом был душ. Территория была обнесена сеткой-рабицей (на калитке ― кнопка звонка), а со стороны бассейна батальона ― высоким бетонным забором».
Из этой информации мы можем сделать вывод, что в 1968–1969 годах бетонный забор вокруг штаба, о котором писал В. Николаенко, демонтировали, оставив лишь небольшой фрагмент со стороны бассейна 20 ОМСБ. Другая версия: Ю. Рубан упоминает бетонный забор, которым был огорожен автопарк.
Территория части стала больше и благоустроенней ― появились волейбольная площадка и беседка для бильярда. В части был создан собственный автопарк.
Ю. Рубан имел доступ на территории первого («Башня») и второго («каса сестры Фиделя») отделов. Он писал: «Мы строили на водонапорной башне эстакаду под две кабины (вроде назывались „Кама“), а на башне установили фотоаппаратуру».
Владислав Козырев (весна 1973 ― осень 1974) вспоминал: «Мы называли касу сестры Фиделя „Офицерский Домик“. Там находилось несколько офицерских микрофонных постов и телетайпных. Когда не было учений в США, офицеры сидели два часа на частотах одного нашего поста, потом переходили на частоты другого поста... сравнивали, кто что принял, и делали соответствующие выводы. Когда были учения, мы работали на пару лишь с той разницей, что они могли со мной связаться напрямую, а я с ними ― только через оперативного дежурного.
Офицерский Домик находился возле антенного поля, как и радиомастерская. Пост охраны выставлялся только на темное время суток. Входная дверь была оборудована кодовым замком. Обычно оперативный дежурный отправлял туда дневального с информацией, уложенной во что-то наподобие инкассаторской сумки. Дневальный звонил и говорил: „Документы с роты или штаба“. Дверь открывали и документы забирали.
В Офицерском Домике работали круглосуточно; даже раза два у нас в кубрике освобождалось несколько коек, и офицеры спали там, домой их не отвозили. Смена приезжала из Новой Деревни. Машины останавливались возле штаба».
В. Козырев упомянул и про антенны: «Стояли, как помню, ромбы и ВГД». Отсюда можно сделать вывод, что в качестве слабонаправленной антенны использовалась антенна ВГД ― диполь Надененко, а в качестве направленных ― ромбические антенны.
Леонид Ермолко (весна 1974 ― осень 1975): «Пеленгатор был в манговой роще возле антенного поля. Наши и моряки в одном помещении: вход ― один, комнаты ― разные. Один пеленгаторщик на смене. Рядом ― вышка часового из батальона.
В домике с красной крышей (каса сестры Фиделя) сидели только офицеры. Сколько, не знаю. Нас редко туда пускали. Но знаю, что от лейтенантов до полковников. Причем все несли дежурство на равных. Если проходила какая-то ценная информация, один солдат относил ее в домик, где сидели офицеры. В штабе находилось знамя части, и мы заступали на охрану его в караул».
Из сообщений Ермолко и Козырева становится ясно, что войсковая часть существенно расширилась со времени первого приезда на Кубу П.С. Шмырева.
В. Козырев рассказал и о командире части: «Что Ларионов ― фронтовик, я узнал, когда он приходил на пеленгаторный пост. Он рассказывал, что во время войны тоже был пеленгаторщиком, следил за немецкой авиацией. Был он мужиком с понятием, из себя почти никогда не выходил».
А вот появление пеленгатора стоит отнести к концу 60-х годов, времени возникновения войсковой части п.п. 90588, «Платан», ОСНАЗ ВМФ. Тут же уместно привести воспоминания матроса Сергея Рогатова (зима 1971 ― осень 1973): «Пеленгатор назывался „Домик“. Это был действительно маленький домик в поле, где размещались всего три поста: два наши и один ваш». То есть с марта 1971 года один пеленгаторный пост работал во взаимодействии с КВ-постами в/ч п.п. 54234-В.
Благодаря В. Козыреву можно определить, когда началось строительство третьего отдела (Владислав называет его «новый ПЦ»): «Летом 1974 года начали строить новый ПЦ за столовой, ближе ко второму КПП. В мое время никакого забора не было, вправо от дороги находилась стройка, а влево ― загоняли технику. Стройка ведь только начиналась; когда мы уезжали, там еще был полный бардак ― ничего не построили».
Таким образом, можно утверждать, что третий отдел открыли, не раньше начала 1975 года.
Еще одно воспоминание В. Козырева: «Сначала на новом ПЦ, по приказу ротного, караулили только молодые, а потом у какого-то кубаша пропал инструмент, и караульными стали ходить только деды».
Этот процесс более детально описал Виктор Белов (весна 1977 ― осень 1978). Он называл третий отдел «Пост №1» согласно терминологии караульной службы в роте тех лет.
«Был наряд на первый пост; это почти за территорией, по дороге в Русскую Деревню. Там стояло одноэтажное здание, мы в него не входили. Территория была заасфальтирована, стояло несколько кунгов со спутниковыми тарелками, с тыльной стороны ― пальмы и кустарники, там местные жители привязывали свой скот.
На посту №1 работали „спецы“. Два раза в сутки дневальный относил туда нашу работу в опечатанном портфеле на перевод и обработку. Портфель готовил дежурный офицер (прапорщик) смены. Если проходили сведения особой важности, то они или запрашивали катушку с записью и ее туда относили в том же портфеле, или сами приходили и слушали непосредственно на посту».
Примерно в эти же годы (1976–1978) на территории третьего отдела организовали ЦОИ (центр обработки информации) или просто «Центр», куда стекалась важная информация со всех отделов. В ЦОИ на смену заступал оперативный дежурный, обрабатывал информацию и в определенные периоды времени направлял доклады в Москву.
О втором отделе В. Белов писал: «…там находился пост, на котором несли службу офицеры и прапорщики. Нас туда выводили крайне редко, я там был всего один раз на территории, что-то грузили».

Отделы в 70-е годы: основные направления радиоразведки

Первый отдел. Занимался телеметрией с искусственных спутников земли (ИСЗ). Контролировал пуски ракет с полигона на мысе Канаверал, находящегося в подчинении NASA. На этом полигоне в основном проходили запуски ИСЗ, как на экваториальные орбиты (спутники связи), так и на эллиптические орбиты (разведывательные спутники).
В первом отделе стояли радиолокационные станции дальней разведки (СДР), одна антенна передающая, другая ― приемная. Еще была станция с параболической антенной, совсем старенькая.
СДР позволяли обнаруживать запуски ИСЗ и подбор капсул с отснятой фотопленкой от разведывательных спутников. Для этого в район сброса капсул вылетал самолет, который умудрялся ловить эти капсулы в воздухе. Правда, «район сброса капсул был оборудован системой MILS LISTENING SYSTEM. Эта сеть акустических буев для точного нахождения капсулы на воде была развернута приблизительно в шести морских милях южнее Бермуд»10.
На Башне имелся пост визуального наблюдения ― установка с мощными телескопами. Но из-за сильной рефракции воздуха (вода из океана испаряется) она была неэффективна.
Второй отдел. Информационный ― КВ, УКВ-диапазонов. Располагался в касе сестры Фиделя.
Рядом были два гаража, между ними техническая комната или мастерская ― все под одной крышей. Там располагались три БП-поста. Если смотреть от касы в сторону пеленгатора, недалеко от 30-метровой мачты-унжи была оборудована печка для сжигания прочитанного материала. Рядом с ней сарай, слепленный из шлакоблоков: там хранился ремкомплект мачт, тросов и т.п. для антенн. А слева ― склад радиоаппаратуры, в другой комнате ― мастерская по ремонту аппаратуры, еще ремонт телетайпов, и последняя комната ― токарная мастерская. В бывшей касе Фиделя располагалось несколько офицерских КВ-постов.
Информация от Юрия Куценко, прапорщика второго отдела (осень 1977 ― осень 1979): «Из ПАЗика выходили сначала спецы с ЦОИ и третьего отдела (4–5 офицеров, в том числе и начальник смены), потом доезжали до штаба и выгружался первый отдел (один офицер) и второй отдел (один офицер и один прапорщик).
Второй отдел. Начальник отдела ― майор Соловьянов, начальник отделения прапорщиков ― капитан Кузнецов.
На задании ― до 10 телетайпов, плюс свободный поиск по КВ-диапазону. Кто знал, кроме „механических“, еще и морзянку, тоже лазали по эфиру.
Объекты контроля:
1. Пресса.
2. Частоты штабов.
3. База Гонолулу (Гавайи).
4. Французский полигон Папеэте (Океания).
5. Ближний полигон Канаверал (Trident).
6. Дальний полигон Ванденберг (Minitmen)».
Третий отдел. Информационный ― прием только со спутников. В 1976 году имел две 6-метровые параболы станций «Марс» системы «Орбита», поставленные из Союза. В 1977 году установили 12-метровую параболу станции «Динас». Строили ее кубинцы. Там имелась перестраиваемая станция и приемники с каналовыделением. И станция «Кристалл», ЗАСовская (засекречивающая аппаратура связи ― ЗАС) станция связи с Москвой (приемопередающая). В третьем отделе находился ЦОИ. Там сидел оперативный дежурный. Работали около 20 офицеров и 20 прапорщиков.
Когда поставили станцию «Динас», американцы минимум два раза в день фотографировали ее. Звено кубинских истребителей пыталось перехватить самолет-разведчик, но безуспешно. Истребители один день даже дежурили на бетонке, на взлетно-посадочной полосе аутописты рядом с Торренсом.
В связи с установкой «Динаса», на смены стали набирать жен офицеров. С утра из Новой Деревни в часть отъезжали три полных автобуса, даже стоять было тесно.
В октябре 1973 года возле штаба установили новую УКВ-антенну. Когда именно демонтировали старую, выяснить не удалось. Ясно лишь, что это случилось незадолго до установки новой ― ориентировочно весной 1973 года.
В. Козырев: «Перед армией я окончил монтажный техникум, поэтому я и устанавливал антенну УКВ у штаба и монтаж проводил. Там еще кубинец работал на автокране „КАТО“. Вокруг штаба был забор из сетки-рабицы. Когда загоняли кран, убирали один столб и сетку сматывали в рулон. Антенну устанавливали на мачту примерно в 20–30 метрах от входа в штаб. Это был дембельский аккорд наших дедов со второго взвода. Я присоединился к ним в конце октября: делал монтаж проводки на тарелке и устанавливал ее на мачту. По-моему, ее установили сразу мертво, а вот были ли на ней регулировки по высоте и горизонту, не помню».
Сергей Антоненков, 20 ОМСБ, минометная батарея (осень 1974 ― весна 1976): «Там не тарелка была, а четырех сегментная антенна. Это длинные штыри с перекладинами-вибраторами, а сзади небольшой отражатель. Сейчас такие на крышах ставят для приема телевидения в УКВ-диапазоне. Только у обывателей стоят одиночные антенны, а в Торренсе была из четырех сегментов. Стояла рядом с кинотеатром, справа, если смотреть на экран».
Прапорщик, в/ч п.п. 54234-В (1977–1979): «У штаба росли огромные „баобабы“, плюс напротив штаба ― многоэлементная антенна УКВ-диапазона. В самом штабе стояла аппаратура УКВ, на запуски с Канаверала ходили офицеры с первого отдела».
Игорь Мазепов (весна 1980 ― осень 1981): «В штабе сидели офицеры и два наших бойца, крутящих антенну. Антенна та была здорова. Вся в мелких усиках. Ловили переговоры полиции и т.п. на УКВ в Майами».
Высота опоры была сравнительно «небольшой» ― 10–15 метров.
Наиболее четко конструкция УКВ логопериодической антенны видна на снимке Валерия Лазарева, 20 ОМСБ, зенитная батарея (осень 1974 ― весна 1976), сделанном со стороны входа в казарму зенитной батареи.

На самом деле это была сложная логопериодическая счетверенная вибраторная антенна, состоящая из двух одинаковых сегментов (антенная система), повернутых под углом 45 градусов, работающая в широком диапазоне частот выше 30–50 МГц. Вся конструкция была закреплена на поворотном механизме с противовесом, что позволяло поворачивать всю антенную систему по азимуту и, возможно, по углу места. На этой же фотографии видно, что между сегментами УКВ логопериодической антенны установили зеркало СВЧ-антенны на этом же поворотном механизме. Рядом на отдельной опоре стояла счетверенная УКВ спиральная антенна.
В основном УКВ логопериодическая антенна была сориентирована на север в сторону Флориды. Выглядела она достаточно внушительно и прекрасно просматривалась с дороги между КПП-1 и КПП-2.

Вымпел Министра обороны «За мужество и воинскую доблесть»

В книге о П.И. Ивашутине есть уникальная фотография. Подпись к ней: «Генерал армии П.И. Ивашутин с офицерами на Кубе после вручения радиоэлектронному Центру вымпела Министра обороны СССР „За мужество и воинскую доблесть“, Гавана, 1978 год»11.

На самом деле снимок сделан не в Гаване, а в Торренсе, на территории войсковой части п.п. 54234-В, около штаба. Итак, кто изображен на фотографии?
Нижний ряд, слева направо:
― сотрудник Центра;
― Ковалев Дмитрий Александрович, полковник, командир в/ч п.п. 54234-В (1978–1981);
― Панкратов Леонид Васильевич, полковник, командир в/ч п.п. 54234-В (1975–1978);
― Орджоникидзе Гиви Павлович, полковник, военный атташе на Кубе;
― офицер из аппарата Главного военного советника;
― Ивашутин Петр Иванович, генерал армии, начальник ГРУ ГШ ВС СССР;
― Кривоплясов Сергей Георгиевич, генерал-полковник, Главный военный советник в Республике Куба (1976–1981);
― Белов, генерал-майор, начальник политотдела ГСВСК;
― Батенин Гелий Викторович, полковник, начальник ЦОИ;
― Козырев, полковник, секретарь партийной организации в/ч п.п. 54234-В.
Снимок был сделан осенью, в период передачи Л.В. Панкратовым должности начальника части Д.А. Ковалеву. На снимке, кроме вышеперечисленных, практически весь офицерский состав части тех лет ― тридцать человек (кроме тех, кто на смене) и два солдата-отличника.
Прапорщик в/ч п.п. 54234-В (1976–1979): «Часть числилась как 25-я отдельная группа ОСНАЗ. „25 группа ОСНАЗ“ было вышито на вымпеле. Я узнал об этом, когда Ивашутин вручал его Панкратову. Даже сопоставил с тем, что учебка в Спасск-Рязанске была 25-м отдельным полком ОСНАЗ. Хотя у нас в обиходе командировка называлась в группу „Тростник“».
К сожалению, никаких подтверждений информации о 25-й группе ОСНАЗ найти не уда-лось… Но в 2014 году на фотографии, снятой в Центральном музее Вооруженных Сил Российской Федерации, удалось прочитать на одном из вымпелов министра обороны: «51 отдельная радиотехническая группа ОСНАЗ». По всей видимости, этим вымпелом и была награждена группа «Тростник» в 1978 году.
Это был уже второй визит Ивашутина в часть. Первый состоялся в ноябре 1977 года.
Рядовой ОСНАЗа Владимир Панов (осень 1976 ― весна 1978): «Да, осназовское начальство приезжало. Был полковник Панкратов, замполит подполковник Нагорный, военный атташе на Кубе, кубинское высшее руководство и по гражданке одетый генерал из Москвы. Этот генерал со мной за руку поздоровался и расспрашивал: „Чем вы занимаетесь? Откуда родом? Как кормят? Какие просьбы?“ Когда начальство уходило, Панкратов мне шепнул: „Ты с самим генералом поздоровался!“ Дело было во время дежурства в телетайпной».
Мы можем догадаться, что «генерал в гражданке» ― П.И. Ивашутин.
Вот что писал о первом визите П.С. Шмырев: «В ноябре 1977 года группу „Тростник“ посетил начальник ГРУ генерал армии П.И. Ивашутин. Его сопровождали начальник информации генерал Н.Ф. Червов, начальник одного из управлений генерал К.Н. Ткаченко и я.
Петр Иванович, помимо обстоятельного заслушивания докладов командира группы и его заместителя по оперативной работе, обошел все добывающие посты, побеседовал с ведущими специалистами и остался доволен как внешним видом офицеров (а они носили гражданскую экипировку), так и содержанием их докладов.
Кубинские товарищи постарались сделать все возможное, чтобы наше пребывание на Кубе было интересным и запоминающимся. Начальника ГРУ приняли Фидель и Рауль Кастро.
Большинство кубинских руководителей родом из провинции Ориенте, поэтому в программе визита было запланировано посещение города Сантьяго-де-Куба и памятных мест, связанных с революционной деятельностью кубинских руководителей. Район встретил нас жаркой погодой. Петр Иванович вынужден был сменить свой строгий костюм на рубашку с коротким рукавом, чему мы были несказанно рады, последовав его примеру»12.
И о втором визите: «Петр Иванович с первой поездки полюбил эту страну и ее народ. Недаром на следующий год он поехал с супругой в отпуск на Кубу, где по поручению министра обороны СССР вручил личному составу группы „Тростник“ вымпел министра обороны „За мужество и воинскую доблесть“»13.
Это награждение наглядно подтвердило, что во время командования Л.В. Панкратова группа «Тростник» достигла значительных успехов в добыче разведданных, принесла ощутимую пользу не только 6-му управлению ГУ ГШ, но и стране в целом.

Примечания

8 – Шляхтуров А.В. Генерал армии Ивашутин П.И. Четверть века во главу ГРУ. М., 2009. С. 67.
9 – Болтунов М.Е. "Золотое ухо" военной разведки. М.: Вече, 2011. С. 261.
10 – Broad Band/ MILS LISTENING SYSTEM. http://www.dtic.mil/cgibin/GetTRDoc?location=UZ&doc=GetTRDocpdf&AD=ADA035894
11 – Шляхтуров А.В. Генерал армии Ивашутин П.И. Четверть века во главу ГРУ. М., 2009. С. 67.
12 – Там же. С. 67.
13 – Там же. С. 69.

1 комментарий

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *