В/ч п.п. 54234-В, 60-е годы

23.01.2019 Опубликовал: Гаврилов Михаил В разделах:

60-е годы | 70-е годы | 80-е годы. Общая информация и схемы | 80-е годы. Глазами солдат и офицеров | 1989–1993 годы | Радиоэлектронный центр

Необходимость создания группы «Тростник»

Обратимся к открытым источникам. Осенью 2011 года вышла книга М.Е. Болтунова «„Золотое ухо“ военной разведки» (М.: Вече, 2011). С нее и начнем.
«1 января 1959 года на Кубе пал режим Батисты. Революционные войска вошли в Гавану…
Никита Хрущев… одобрил продажу оружия Кубе…
Через год в Москве были подписаны советско-кубинские торговые соглашения… Началось осторожное сотрудничество и по линии разведки…
Тогда наши специалисты посчитали, что для Революционных Вооруженных Сил Кубы будет вполне достаточно развертывание одного радиобатальона. Такие батальоны ГРУ уже создавали в Китае, в Албании, в Болгарии. Теперь техника для радиобатальона поставлялась на Кубу, туда же направлялись советские специалисты. В основном это были офицеры-радиоразведчики из военных округов.
Что же касается руководящего состава 6-го управления ГРУ, то на Кубу в первые годы никто не выезжал, и вообще, как признавался генерал-лейтенант Петр Шмырев: „В ту пору своих стратегических интересов мы четко не формулировали. Причина состояла не только в недооценке Кубы как важнейшего плацдарма для развертывания сил радио- и радиотехнической разведки против США… Руководство ГРУ более чем прохладно воспринимало любые идеи, связанные с повышением нашей активности на Кубе, видя в этом дополнительные причины ухудшения и без того достаточно напряженных советско-американских отношений, а может быть, не веря в прочность созданного на Кубе постсоветского режима…“
…Вспыхнул так называемый Карибский кризис. Мир оказался на пороге ядерной войны…
„Вот тогда мы очень пожалели, ― признается… генерал Петр Шмырев, ― что у нас нет на Кубе сильного центра радиотехнической разведки“.
После завершения Карибского кризиса в руководстве ГРУ… стали думать, как развернуть на острове Свободы достаточные силы и средства радио- и радиотехнической разведки.
Однако мероприятия эти пришлось несколько отложить. Поскольку в конце 1962 года в ГРУ разразился свой, внутренний кризис»1.
А вот цитата из книги «Генерал армии Ивашутин П.И. Четверть века во главе ГРУ» (М., 2009): «В конце 1962 ― начале 1963 года Главное разведывательное управление переживало не лучшие времена. Был изобличен, осужден и приговорен к высшей мере наказания иностранный шпион Пеньковский... Состояние дел в Главном управлении проверяла специально созданная комиссия ЦК КПСС.
В этой обстановке в марте 1963 года начальник Генерального штаба Маршал Советского Союза С.С. Бирюзов представил нам, офицерам и генералам ГРУ, нового начальника Главного управления генерал-полковника Петра Ивановича Ивашутина…»2 ― вспоминал генерал-лейтенант П.С. Шмырев.
«После знакомства с управлениями, службами новый начальник ГРУ провел кадровые перестановки. Коснулись они радио- и радиотехнической разведки. Начальник 6-го управления генерал-лейтенант Николай Трусов уехал военным атташе в Чехословакию, а на его место был назначен Георгий Строилов…
Одно из первых предложений, с которым новый начальник 6-го управления пришел к Ивашутину, было создание на Кубе группы радио- и радиотехнической разведки»3.

1963–1969 годы

Из экспозиции музея при одной из войсковых частей: «История части берет свое начало с формирования на территории Республики Куба Отдельной радиотехнической группы (ОРТГ). В декабре 1963 года Генеральным штабом ВС СССР принято решение о создании на территории Республики Куба ОРТГ. 28 декабря 1963 года было принято соответствующее Постановление Президиума ЦК КПСС. Отбор и подготовка кандидатов для комплектования ОРТГ проходила в марте ― апреле 1964 года. 28 апреля 1964 года к месту формирования группы был доставлен ее руководящий состав».
П.С. Шмырев: «Живой отклик у нового начальника ГРУ нашло предложение о создании на Кубе специальной группы радиоэлектронной разведки, нацеленной прежде всего на разведку стратегических ядерных сил вооруженных сил США.
По просьбе П.И. Ивашутина министр обороны Маршал Советского Союза Р.Я. Малиновский обратился с письмом по этому вопросу к министру Вооруженных Сил Кубы Раулю Кастро.
Письмо на Кубу доставили полковники В.К. Модебадзе и Е.Г. Колоколов. Переговоры с кубинским руководством вел наш военный атташе полковник Валентин Иванович Мещеряков… Состоялось положительное решение, и в ноябре 1963 года наша группа, получившая условное наименование „Тростник“, приступила к работе»4.
Из экспозиции музея при одной из войсковых частей:
«Командиры части…
Полковник Кудряшов Владимир Федорович — 1964–1966 годы.
Подполковник Роговой Владимир Петрович — 1966–1968 годы…»
«Первым… командиром стал бывший начальник отдела радио- и технической разведки Группы советских войск в Германии и Приволжского военного округа полковник Валентин Кудряшов.
Офицеры группы работали на правах советских военных специалистов, ходили в гражданской форме и подчинялись только консультанту министра РВС Кубы генералу Ивану Шкадову.
Кудряшова на посту начальника группы сменил подполковник Владимир Роговой. После возвращения с Кубы Рогового оставили служить в управлении, он возглавил участок работы, непосредственно связанный с „Тростником“. Через несколько лет Владимир Петрович стал во главе вновь созданного управления разведки ракетного и космического оружия. В 1977 году он был назначен заместителем начальника управления, получил генеральское звание»5.
Выяснить информацию о службе у офицеров и прапорщиков ОСНАЗа оказалось нелегко. Одна из причин ― подписка о неразглашении, которую многие давали на длительные сроки. Другая причина ― структура и принципы построения специальной работы, способы и методы ведения радиоразведки как таковой, конкретное использование сил и средств для решения той или иной задачи с тех лет не сильно изменились. Тем не менее, некоторые военные согласились ответить на ряд вопросов при условии анонимности.
Вот одно из воспоминаний офицера, служившего в группе «Тростник» в 1964–1965 годах: «Войсковая часть п.п. 54234-В образовалась в 1964 году. Осенью на остров Свободы морским путем доставили часть аппаратуры и первый личный состав ― 42 офицера войск ОСНАЗ радиоразведки. Правительством Кубы была выделена территория в районе местечка Торренс, где уже находились подразделения Группы советских войск на Кубе.
Рауль Кастро курировал ход строительных работ. Брат Фиделя приезжал в часть по несколько раз в неделю. Первым делом разбили антенное поле КВ-диапазона. К концу стройки неработающую водонапорную башню дополнительно укрепили (обложили стенами) и установили на нее станцию дальней разведки (СДР) с огромной криогенной установкой охлаждения. Чтобы поднять станцию на почти тридцатиметровую высоту, потребовалось нетривиальное техническое решение. Предлагались разные варианты, в том числе возвести бульдозерами насыпь, проложить рельсы и уже по ним затащить наверх СДР. Задачу решил Рауль Кастро, пригнав на территорию части единственный многотонный кран, ранее использовавшийся американцами в строительстве. Брат Фиделя лично командовал подъемом и установкой СДР на „Башню“ в течение пяти часов».
Алексей Арефьев, сын прапорщика Арефьева, в/ч п.п. 54234-В вспоминал: «День рождения части отмечался 27 июня. Зародилась она в 1964 году. Мы приехали 11 июня 1984 года, и попали на юбилей. По этому поводу была выпущена медалька. На ней изображены две большие римские десятки, а на обратной стороне ― остров Куба и года 1964–1984». О праздновании этого юбилея вспоминал и рядовой в/ч п.п. 54234-В Сергей Сафронов (время службы на Кубе: весна 1984 ― осень 1985). А Иван Омельченко (весна 1989 ― осень 1990), служивший через пять лет после С. Сафронова, писал: «Нам на дембель выдавали медали „25 лет части“».
Таким образом, 27 июня 1964 года можно считать официальной датой рождения в/ч п.п. 54234-В.
О жизни войсковой части с 1964-го по 1973 год известно мало. Приведем те крупицы информации, которые удалось найти.
Из экспозиции музея при одной из войсковых частей: «27 июня 1964 года специалисты в составе семи постов приступили к выполнению боевой задачи».
К самым первым неделям службы относятся и такие воспоминания офицера, служившего в 1964–1965 годах: «В касе сестры Фиделя жил командир части, а в будущем здании штаба жили офицеры». Судя по всему, речь шла о крестообразном здании, где в дальнейшем располагался штаб части.
Вот что писал Николай Грачев, солдат 20-го отдельного мотострелкового батальона (далее ― 20 ОМСБ), в/ч п.п. 89563 (осень 1963 ― осень 1965, в 20 ОМСБ с лета 1964-го по осень 1965 года): «Станция „прослушки“ располагалась после П-образного здания, которое было слева от футбольного поля. Там были большие телескопические антенны, которые подымали в рабочее положение.
Площадь с антеннами вокруг разведстанции была небольшая, огороженная колючей проволокой. Военнослужащие батальона на территорию станции не допускались, только караул по периметру. Два раза на станцию приезжал Рауль Кастро. Нас выстраивали вдоль казарм, когда он проходил мимо».
20 ОМСБ Николай называл «батальоном прикрытия разведстанции».
Виктор Николаенко, 20 ОМСБ (осень 1965 ― весна 1966) затем переведен в особый отдел 7-й отдельной мотострелковой бригады (далее ― 7 ОМСБр) (весна 1966 ― осень 1967): «Когда я служил в двадцатке, „Пентагоном“ называли периметр, в который входило и это крестообразное здание. В „Пентагоне“ никто никогда не жил. Там работали только офицеры, не ниже капитана, и было их человек 15–20. Ночью внутри оставался только дежурный офицер. А мы охраняли „Пентагон“ с вышки, которая была на левом углу от входа».
На основании воспоминаний В. Николаенко можно утверждать, что «Пентагон» ― здание штаба в/ч п.п. 54234-В. В 1965 году оно было обнесено двойным забором ― из бетонных плит (внутренний забор, «стена») и из колючей проволоки (внешний забор, «колючка»). На полосе между ними находилась вышка охраны.
В. Николаенко: «Огромная антенна за огромным забором. Между стеной и колючкой стояла вышка, которая была выше стены: стоя там, в карауле, можно было видеть часть территории „Пентагона“».
Огромную антенну запомнил не только В. Николаенко. На узле связи служил рядовой Виктор Челноков (весна 1969 ― осень 1970). Вот что он писал об этой антенне: «Уж больно специфическая, вращалась и скрипела. Башня-опора была сделана из прочных металличе-ских уголков в виде конуса, наверху вогнутая сетчатая вращающаяся часть, высота ― 3-4-этажный дом, может, даже чуть выше, некрашеная».
УКВ-антенну установили перед штабом части в 1964–1965 годах. Это была стандартная вращающаяся УКВ усеченная парабола большого размера (порядка 8 метров) на башне высотой около 15 метров. На базе этой антенны в штабе начал работать офицерский УКВ-пост радиоперехвата.
По описанному периоду можно сделать несколько выводов.
Во-первых, с самого первого дня существования части ей оказывалось повышенное внимание как со стороны советских, так и кубинских военачальников. Сама формулировка Н. Грачева «батальон прикрытия разведстанции» свидетельствует о том, что одной из важных задач 20 ОМСБ в Торренсе являлась охрана и защита «станции прослушки».
Во-вторых, отметим самые первые территории части. Это ― бывшая водонапорная башня («Башня») (первый отдел); бывшая каса сестры Фиделя (второй отдел) и крестообразное здание (штаб части). Все эти сооружения были построены до Кубинской революции.
В-третьих, самые первые посты радиоперехвата, скорее всего, находились в штабе части, «Пентагоне», крестообразном здании, окруженном высоким бетонным забором. Именно о нем упоминается в книге М.Е. Болтунова: «Из воспоминаний В.М. Цыганкова (командир части с 1985-го по 1988 год): «…все начиналось с 20 человек. В одном здании находился штаб, комната дружбы, кабинет боевой работы и одна единственная антенна»6.
Почти сразу (1964–1965) офицеры части переехали жить в деревню Фрага, неподалеку от Торренса, прозванную «Новой (или Русской) Деревней» (о ней вспоминали В. Забегалин и Н. Грачев).
Закончить этот временной этап уместно цитатой из книги М.Е. Болтунова: «Нам казалось, ― скажет… генерал Шмырев, ― что главным направлением в деятельности кубинской группы явится радиотехническая разведка ракетно-космического полигона во Флориде.
Мы еще весьма поверхностно представляли себе всю совокупную радиоэлектронную обстановку, которая откроется нам с позиции Кубы, особенно в перспективе, и поэтому подход к тому мощному комплексному радиотехническому центру, который впоследствии стал называться группой «Тростник» и который явился для американцев буквально „бельмом на глазу“, происходил постепенно, шаг за шагом в течение ряда лет»7.

Примечания

1 – Болтунов М.Е. "Золотое ухо" военной разведки. М.: Вече, 2011. С. 255-256.
2 – Шляхтуров А.В. Генерал армии Ивашутин П.И. Четверть века во главу ГРУ. М., 2009. С. 64.
3 – Болтунов М.Е. "Золотое ухо" военной разведки. М.: Вече, 2011. С. 259.
4 – Шляхтуров А.В. Генерал армии Ивашутин П.И. Четверть века во главу ГРУ. М., 2009. С. 66.
5 – Болтунов М.Е. "Золотое ухо" военной разведки. М.: Вече, 2011. С. 260.
6 – Там же. С. 265.
7 – Там же. С. 260.

3 комментария

  • Гаврилов Михаил:

    Приступаю к истории нашей воинской части в шести частях.
    Сегодня - первая часть, с глубоких шестидесятых.

    Продолжение следует!

  • Константин:

    Очень интересно! Только хочу немного добавить, в 66-68 годах уже не было вышки и соответственно сторожевого поста. Даёшь продолжение!

  • Василий:

    Спасибо!
    Познавательно.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *