Распорский Денис (весна 1987 - весна 1989): "Зачем бежать из рая?"

15.02.2017 Опубликовал: Гаврилов Михаил В разделах:

Автор этих строк. 1987 год. Пока остывает автомат.

Год в Союзе

10 мая 1986 года меня с призывного пункта направили в "отстойник" под названием "Девятка" в Краснодаре. Там набирали команды в десантуру и в моряки. От десантуры я спрятался (кстати, не один), а когда гордые десантники отправились служить, я из тени и показался.
Поездом доехали до Севастополя, в экипаж. Там выдали форму. Еще одна медкомиссия, во время которой щупленький старшина первой статьи спросил:
― Английский знаешь?
― Да так себе.
(А я в "английской" школе учился.)
― А хочешь?
― Хочу.
Так я попал в Киевскую учебку на Подоле, полуостров Рыбальский, в/ч 20884 (316-й учебный отряд или ШМаС (школа младших специалистов, к авиации отношения не имела, подготовка для частей ОСНАЗ ВМФ)). Там ― английский, азбука Морзе и остальные прелести службы. Английский был 3–4 часа в день. Двоек не ставили, а объявляли наряды вне очереди. Так пару ночей не поспишь, потом появляется тяга к языкам ― за уши не оттянешь от учебника. В день заучивали 15–20 слов. Если отстанешь, наверстать очень сложно. Системы запоминания ― самые разнообразные: и ассоциации, и по 100 раз пишешь одно и то же слово карандашом в тетрадку, и карточная система.
После трех месяцев нам объявили, что наш призыв ― кандидат для командировки на Кубу. Естественно, попадут только отличники. Начались нескончаемые тесты. Их было не меньше 15–20. И светофорики в глаза светили, и на усидчивость, и разного рода IQ-тесты, и что-то писали, и что-то читали, а потом пересказывали.
После полугода учебки распределился в ЦМРО (Центральный Морской Радиоотряд ОСНАЗ разведки ВМФ). Тут сообщили, что особый набор будет проходить самую важную проверку ― на благонадежность. Полгода шерстили "..дцать поколений". Через полгода накололи прививок, выехали то ли в ГУМ, то ли в ЦУМ, набрали одежды и в один прекрасный день отправились в Шереметьево-2.

"Под прикрытием"

Загранпаспорта выдали в Шереметьево-2 и забрали по приезде в аэропорт имени Хосе Марти. Подобная практика (чужие паспорта) существовала давно. Лично я летел по загранпаспорту некого Владимира Бутова. До 1984 года наши ребята представлялись спортсменами, летящими на сборы/соревнования. Но какие, к черту, спортсмены, если у всех одинаковые стрижки, и все поголовно курят от "Беломора" до "Ронхила"?! Поэтому мы уже были "специалистами по переработке никеля и хрома". Но самое главное ― взгляд. По выражению лица срочника в увале я сам когда-то, будучи в патруле в Киеве, безошибочно вычислял бедняг-солдат в гражданке. Того, кто знает этот взгляд, никакими "спортсменами" и "специалистами" не собьешь с толку.
А нужны были загранпаспорта только при пересечении границы. Таможню проходишь, они на тебя пристально смотрят и ставят печать. Как только в "Хосе Марти" ее поставили ― "свой" паспорт я увидел только через два с лишним года и опять же только при постановке печати. В Шереметьево-2 его изъяли, и с концами. А не был Денис Распорский на Кубе! А фото в альбоме ― монтаж! Вот, наверное, главная причина.
Прошу прощения у Владимира Бутова (наверное, есть такой), что он, сам того не зная, был на Кубе, а ракух домой не привез.

"Восток"

Сначала нас, молодых (год в Союзе ― и опять молодой!), привезли на "Платан" под Гаваной.
Там говорят:
― Четыре добровольца на "Восток" есть?
Так часть называлась, подразделение "Платана". Почему на востоке острова? Основная масса наших пеленгаторов располагалась в Европе (странах Варшавского договора). Погрешность пеленга там доходила до 90 градусов. А если объект находится у восточного берега Штатов, в районе Норфолка? Еще в ЦМРО я видел эти европейские векторы. Локация объектов "плавала"... широко. Только благодаря тому, что на Кубе были две наших базы на разных концах острова, их векторам можно было верить на 95–100%.
А на "Востоке" ― 15 "полторашников" и 2 "подгодка" (отслуживших два года). Новая часть. Эти 17 бойцов туда приехали полгода назад ― основывать часть, достраивать и обживать. Перспектива для нас (четверых "заново стрюков") ― не фонтан. Добровольцев не нашлось. Тогда выбрали в принудительном порядке. В том числе и меня. Посадили в грузовой самолет, и через час мы были в расположении.
Опасения не оправдались. Условия несравнимо лучше "платановских". Личного состава 25 человек: 20 матросов и 5 офицеров-мичманов. Командир части ― капитан-лейтенант В.В. Сидоров.

Часть, спецы

Часть выглядела так: антенное поле, справа ― автопарк. Команда (казарма, длинное здание) стояла под углом в 45 градусов. Там кубрик на 20 одноярусных коек с душем и гальюном, комната отдыха на 2 койки, камбуз, кабинеты кэпа и боцмана, баталерка (кладовка для вещей) и пост секретчиков. Бильярдная, гладилка и теннисная комнаты. Строили, конечно, кубаши.
А вот аппаратуру наши спецы-особисты ставили. Три мужика ― двое здоровенные, а один щупленький, Петр. Кстати, подучили нас приемчикам самбо. Была у нас пара штанг и груша ― брезент с песком. Так они железо выкинули, а грушу спец Петр проткнул кулачком почти насквозь.
"Только кожа нужна, ― говорит, ― а брезент ― дрянь. И „железо“ вредно, резкость гасит. Только свое тело для „качи“ использовать надо". Такие вот радиолюбители.

Личный состав

Было 5 кас в части. Какое-то время там "сундуки" жили. Затем все перебрались в Никаро ― городок поблизости, а касы мы использовали как дома свиданий. Но чистота в них была всегда идеальная.
В личном составе расклад такой: 4 человека "шептал/бормотал" (открытый текст и морзянка), 2 "маслопупа" (дизелиста), 3 водителя ― автобус, КрАЗ и УАЗик. 2 кока, 2 дневальных, 2 человека на КПП, 5 ― "автомат" (автоматическая связь, телетайп и вокодер).

Короткие минутки отдыха. Юра Сальников и Денис Распорский.

Конечно, и "маслопупы" дневалили, и водилы нет-нет да и получали наряды. Постов было всего 2 плюс 1 на время американских учений.

Специальность

Вахта была 6 часов через 6. На посту стояло 8 КВ-приемников "Катран" и 1 приемник УКВ, а на запасном посту ― радиоприемники "Кит". Все слушалось на КВ, а иногда на УКВ. Поскольку наша часть была сверхмаленькой и готовили нас интенсивно целый год в Союзе и английскому, и морзянке, то на одном посту контролировали и морские частоты, и воздушные. Кроме того, под столом находился огромный руль, которым мы еще и пеленговали. 8 ресиверов. Иными словами, работали, как Гей Юльевич Цезарь, особенно во время вражеских учений.
Ловили Главное командование Атлантического и Тихоокеанского флота (ГКАТФ), береговую охрану, базово-патрульную авиацию (БПА), части ядерного боескладирования (ЧЯБ), стратегическое авиакомандование (САК), телефонные переговоры "коробка ― берег" (связь между кораблем и базой), что называется "неформал". Очень много интересной информации проходило. Это наши шифровали все подряд, а натовцам было плевать на условности. Привязываешь пеленг к местоположению эскадры (а флагмана мы уже знали при заступлении на вахту), и вот он, "прогиб": "Бэби, завтра будем заправляться водой в Конакри, оттуда позвоню". И нам понятно, что USS (United States Ship) "HOUSTON" SSN (Submarine Ship Nuclear) (атомная подводная лодка США "Хьюстон") с бортом 713 направляется в Центральную Африку.
Паренек с моего поста еще в ЦМРО, году в 1986-м, перехватил такой "прогиб" на 8972 кГц (БПА): "Fire on board, people on deck, sign SU SSB K-219 (Огонь на корабле, люди на борту, позывной подлодки К-219)." Интересная тогда сложилась ситуация: натовцы, конкретно норвежцы, предлагали помощь в спасении, но наши "не поддались на провокацию", а в результате ― потеря лодки, гибель наших моряков, а выжившего офицера партия наказала за утрату партбилета, который вместе с К-219 пошел на дно…
А на Кубе мы на кораблях ходили, как в командировку. США проводит учения: Able Archer, Esteem Highly Alpha или еще чего, и сразу пару наших сажают на близпроходящую "коробку", могли даже на кубинский сейнер, и давай в районе учений "рыбу ловить" 6 через 6.
Все ― и мы, и штатовцы ― знали, что слушаем друг друга. Но американцы не скрывали почти ничего. Только действительно очень важную инфу. Каждый их матрос с "коробки" мог связаться со своей семьей в эфире, через коммутатор, рассказать, куда они идут и когда будут дома, а наши ― только с разрешения кучи командиров, только в экстренных случаях и только в закодированно-зашифрованном виде.

Дедовщина

"Годковщины" в обычном понимании не было. Я считаю нормальным, когда молодой работает на аврале больше годка и драит гальюн. Естественно, не зубной щеткой. На моей памяти унижений не было. Ценили за умение вахтить. Пар спускали в спорте. Кстати, за это и некоторых молодых уважали. Неустава не было во многом благодаря кэпу Сидорову.
Могу объяснить это еще и строгим отбором в Союзе. Из моих трех лет год на меня смотрели, нескончаемые тесты на все, что можно. Короче, подбирали спецов именно на вахту. Командование наше мы называли только по имени-отчеству, как и они нас. У нового пополнения иногда проскакивали звания (по привычке), так "сундуки" сами поправляли: "Не товарищ мичман, а Виктор Владимирович. Понятно?" ― "Понятно".
Но все обычаи неукоснительно соблюдались. И 100 дней, и стрижка (но стриглись не наголо, а просто коротко), и зачтение приказа. Заслуга кэпа, что он все контролировал и не запрещал, даже наоборот. В день приказа проводили концерты собственными силами. Увольняющиеся в запас сидели на почетных местах, а остальные выпендривались. Участвовало даже руководство с женами и детьми. Потом ― праздничный ужин.

День ВМФ СССР, Никаро, 31 июля 1988 года.

Общая информация

В кубрике ― 6 "кондеров", 4 работали постоянно, и по ночам мы мерзли. Дневальный заботливо укрывал шерстяными одеялами случайно раскрывшихся во сне бойцов.
Отоварок у личного состава официально не было. Мичмана и офицеры отоваривались в Ольгине и Сантьяго-де-Куба. В основном блатными были водилы. Они и баксы меняли, и кое-что из экзотики нам покупали. Например, у меня имелся брелок ― свистнешь, а он отзывается. Тогда это было на грани фантастики. Валюту старались везти на дембель.
На КПП с нами всегда находился один кубаш. Через него поначалу осуществляли весь ченч, пока сами не обзавелись связями. На Кубе выдавали сигареты "Популярес", кто не курит ― сгущенку. Все шло на продажу.

Форма

Форма была трех видов: кубинская морская, кубинская "сухопутная" и гражданская. Сухопутная не такая, как я вижу в фотоальбомах кубашей-земель. Кепки были мягкие, похожи на бейсболки, на брюках ― карманы на бедрах с двух сторон. Сапаты с брезентовыми вкладками, но мы их надевали лишь несколько раз: на совместные учения, к приезду большого начальства из ГРУ да на фотки родным и девчонкам в Союз. Туфли ― на утреннее и вечернее построения, а с лета 1987 года ― и на прием пищи. Дело в том, что по уставу на прием пищи давалось ограниченное время и не все успевали поесть. В связи с этим мы коллективно обратились к нашей администрации о продлении этого времени. После долгих уговоров и нескольких "забастовок" командование пошло навстречу, но с условием, что кушать мы будем в форме: поверх тельника ― летний лапсердак (короткие рукава), штаны и туфли. Потом мы все свели к тельнику, шортам и туфлям. Начальство довольно, что туфли они отстояли, а мы ― что рубать можно без боязни быть прерванным. Но, конечно, время ― в разумных пределах.
В вахтенном здании (домике) "вахтили" в одних трусах, потому что нас там было всего двое (без начальства). О надвигающемся визите руководства с посещением вахты нас предупреждали дневальные по телефону. Пока "сундуки" дойдут, мы успевали натянуть штаны (зимой) или шорты (летом) и тельник. А после двух лет службы вообще не рыпались. Так и докладывали в трусах, не вставая с банки (стула). Но перед визитом кэпа надевали даже кепки ― уж очень мы его уважали.

Болезни, санчасть

Серьезных болезней не было. Из ЦМРО привезли грибок, но с помощью "Микосептина", солнца и тапочек удалили эту заразу полностью. "Кубинка", я так понимаю, расстройство желудка? Три случая помню. Один из них ― я. Мы занимались спортом в свободное время. В территории ограничений не было. Кэп это приветствовал (сам был заядлым лыжником и бегал отлично, изящно мяч пинал, а в баскетболе ему равных не было). И вот как-то утречком несколько наших сделали хороший марш-бросок километров на 25–30. Естественно ― обезвоживание. И, как назло, мне на вторую вахту заступать. В вахтенном здании воды нет, только то, что сам принесешь в чайнике. Я надавил литра полтора-два сока таронхо (типа грейпфрута) и за вахту выпил и его, и всю воду. К вечеру поднялась температура, а когда перед отбоем пошел в гальюн, с дучки уже не встал. Вернее, встал, штаны одел и за дверью грохнулся в обморок. Температура около 40 градусов. Меня тут же на УАЗике в госпиталь соседней кубашской части увезли.
В конце 1988 года прибыл молодой, призванный из медучилища. Он и был у нас санчасть. Потом, как мне писали, он освоился и продавал местным медикаменты, а йод и мазь Вишневского разбавлял водой.

Рубон (еда)

Поставки рубона шли из Союза, но по первому требованию. Планирование было на уровне ― никогда не случалось перебоев. Кроме того, благодаря нашему скотоводу Пеце Тарабасе корнеры (лысые коричневые барашки) у нас не болели, и время от времени мы ели "барбаку", которому нас местные научили. Мы, в свою очередь, их угощали шашлыками. Благодаря "колхознику" Юрику Сальникову помидоры, картошка, огурцы и даже арбузы исправно появлялись на столе. Не считая бананового сада, который, к несчастью, был снесен тайфуном "Джилберт" зимой 1988.

Олег Гладышев, Денис Распорский, Григорчук, Юра Сальников

Хлеб выпекали наши коки ― вкуснее я до сих пор не ел. Его остатки отдавали кубашам за так. Много получали от подшефных (кубашской ВМФ-части). В первую очередь фрукты и соки в банках, которые многие из нас видели впервые. На большие праздники: Новый год, 23 февраля, День флота ― наши "ерманос" (братья) дарили нам то барашка, то поросенка на зажарку. Рубали мы, как правило, с ножом и вилкой. Ножи были перочинные, на кожаных ремнях, но сам факт!
Однажды наша барка, вошедшая в порт Никаро, предложила газировку "Буратино". Мы, конечно, взяли, но ее никто так и не пил. Долго в складе-холодильнике стояла. Кокосы не переводились. Их склад находился на площадке для просмотра фильмов. Одна половина сцены под экраном для молодых кислых кокосов, вторая ― для созревших сладких. И что интересно, эти кучи не переводились. За их пополняемость отвечали наши водилы.
Перед вахтой ели сгущенку по выбору ― сырую или вареную. Каждая вахта заказывала что-то свое, а коки старались.

Отдых

Часто ездили в Ольгин. В том числе и на карнавал. В Сантьяго-де-Куба два раза побывал, по Гаване гулял в период перед отлетом. Увалов, конечно, не было. Самоволки ― в основном на море за ракухами и чиками (девочками), да в Никаро за презиками, мороженым и опять же чиками. Там даже было заведение с красным фонарем ("лампа роха"), около которого дефилировали мучачи.

"Катайтесь сами! Я выхожу!"

Несколько раз были на "даче" Рауля Кастро. Симпатичный островок под названием Рамон. Заповедная зона. Уж чего только мы там не ловили! Целые плантации звезд, залежи каракол. Никогда не забуду: ровный строй лангустов от горизонта до горизонта колонной по два куда-то марширует. Потом обед у костра.
Соседний остров ― Канадская зона отдыха. Стоит классная яхта, на ней две молодушки в бикини, как оказалось, мама и дочь. Папа рядом плещется. Я с пареньком младшего призыва забрался на борт, разговорились. Папа ― рабочий, строитель. Спрашиваю: "Что же вы тут, в соцлагере нашли, да на своей яхте? Ведь весь мир для вас открыт!" А он: "А я уже везде был, экзотики захотелось".
Прощались, он приглашал на барбекю с пивом вечерком; мы-то представились специалистами по переработке никеля и хрома...
Так как мы в этом районе Кубы были единственными такого рода "специалистами", местные нас очень любили. Бананы, кокосы, авокадо, манго и тому подобное не переводились. Каждые выходные 10 человек ― в автобус и на пляж Каринтия. В субботу ― одна "десятка", в воскресенье ― другая. Ракух (караколас), звезд, корабликов из скорлупы кокоса и прочего была полная сувенирка.

Советские моряки

В порт Никаро заходили советские корабли. Мы частенько играли с нашими моряками в футбол, волейбол, баскетбол. Еще они давали нам провизию, и мы менялись фильмами.
Приход корабля в порт ― всегда событие! А если советский, то вся "мэрия" была на взлете. А учитывая, что эти "коробки" доставляли (обычно на халяву) станки, топливо и т.п., то местные даже в пабах нас угощали. А что? Нас-то было всего 25 советских военных моряков плюс человек 10 "спецов по никелю и хрому", да их жены. Тем морякам и спецам устраивали фиесту, куда и мы нет-нет да попадали.

Птицееды

Птицеедов (кубинцы их называли "араньями") я ловил. Единственный в части! Подкрадываешься к этой гадине, наступаешь рукой на заднюю левую лапу. Он начинает ее вырывать, все остальные лапки тянет вперед и "подтягивается". Спокойно берешь его за переднюю правую лапу и поднимаешь с земли. А дальше ― как душе угодно. Или в банку, или сразу укол формалина. Потом придавали ему агрессивную позу с помощью палочек и проволочек ― и под кондиционер с внешней стороны, где жарко. Мы делали сразу семьи ― папаша побольше впереди, его жена и детки сзади ― все на куске красного дерева.
Насчет их ядовитости. Была у нас собачонка Уна ― прибилась к нам от кубашей. Кто-то из команды видел, как она с этой тварью игралась. Получила укус в нос, заболела и через 2–3 дня сдохла.
Птицееды кусают (точнее, бьют) хелицерами. Если на него посмотреть, то вроде видишь 10 лап, хоть пауки восьминогие. Так вот, самые близкие к голове "ноги" и есть хелицеры. На их кончиках есть коготки, на которых располагаются ядовитые железы. И если взять их за лапы так, как я описывал, хелицеры вреда не нанесут. Водились они... почти везде. Мы находились на востоке, в предгорье Сьерра Маэстро. Лес подходил к самой части, и налезало их оттуда предостаточно.

Рыбы, крабы, сувениры

Море находилось довольно близко. Что Каринтия, что проливы и шхеры. Проливы мы в ластах преодолевали за 10–15 минут.
И рыб, и крабов ловили достаточно. В принципе, если бы нам перекрыли доступ рубона из Союза, мы бы легко выжили на морепродуктах. Жарили мурен, делали суп из плавников коралловой акулы, креветки, лангусты, рыбы разные. Насчет рыбы уяснили закон: чем она неприметней, тем вкуснее. Яркие рыбы не очень вкусные, да, бывает, и не пожаришь ― расползаются. А серенькие ― пальчики оближешь. Даже вялили под сербесу. На сувениры ― морские звезды, ежи. Рыба-утюг, рыба-шар. Какая-то рыба с задними лапами и колючей кожей.
Крабы при низком солнце хорошо ловились. Были всякие, навскидку вспомнил 6 видов. Сухопутные ― дрянь, вонючие. По деревьям лазали ярко-красные, по манграм. Еще, как камушки были, круглые, в диаметре около 10 сантиметров. Клешни широченные ― он их к морде приставит, ни дать ни взять ― голыш морской. А остальные более съедобные.
Ракухи (караколы) были очень популярны. Зубатка ― самая крутая и красивая. Встречались редко и на больших глубинах, обычно зарыты в песок на 20–30 сантиметров. Вторая по крутости ― рог. Но он опасный, в ноге имеет ядовитый шип. Каракола ― большая обычная ракушка, розовато-желто-коричневого цвета. Множество средних ракушек с колючками ― "дракончики", гладких и овальных ― "яйца".
Рыбу-шар мы сами ловили на Каринтии. Плывут они медленно, а стоит пикой уколоть, раздуваются в шар и обездвиживаются. Бери голыми руками. В части потрошили, брюхо зашивали нитками. В пасть вставляли презик, надували и сушили.
Красное дерево нам возили кубаши. На моей памяти было два ствола. Первый распилили на сувениры где-то за год; попросили кубашей, они нам второй привезли. Цвет бордово-коричневый. Пилится тяжеловато, а после обработки шкуркой и лакировки смотрится очень красиво.
Барки и обезьян у нас "маслопупы" мастерили. Времени у них было до отвала ― один пилит и режет на станке в сувенирке, а второй в дизельной полирует и покрывает лаком. Поточное производство. Много продавали местным, много на "Платан" отправляли.
Сувениры везли туда при первом удобном случае. Кэп на встречи с руководством ездил на УАЗике, кто-то из кубашских "гранде гефе" (больших начальников) отправлялся в столицу ― "пор фабор, но проблемас (пожалуйста, нет проблем)". Самые большие поставки обеспечивал КрАЗ. Он ездил на "Платан" примерно раз в год. За ремкомплектами на аппаратуру, а также документы возили и другую отчетность. Мы провизию им подкидывали и сувениры. В нашем местечке океан был очень богат на ракухи. Пляж Каринтия находится на коралловом рифе. Съемки Кусто меня не удивляют, сам там нырял.
Моряки, заходившие в порт Никаро, тоже охотно скупали ракухи и поделки. Самим нырять некогда ― с девочками гуляли.

Морская охота

Ныряли хорошо, так как среди нас были ребята из Киевской учебки ― ПДСС (Подводно-диверсионно-спасательная служба). Дай только баллон, можно без сепаратора даже. Главное ― не увлечься, смотреть на глубиномер и хронометр. Я как-то доохотился, что до 40 метров спустился, но кессонная болезнь миновала. Видать, адреналин вытеснил азот из крови. Зимой в нашей Атлантике купаться можно было, что мы и делали. Кубаши чуть ли не крестились, глядя на нас.
Медузы были всегда, с ними требовалась внимательность. Почти все они "кусаются". Меня цапанула так называемая "Оса". Хорошо, я был недалеко от поверхности. Она маленькая (4–5 сантиметров в диаметре), головка с длинными, до метра, нитями со стрекалками. И вот эта гадость обвила мне запястье, так я минут 10 пытался восстановить дыхание. Сперло от боли! Света не видел! Хорошо, у нас существовало правило: когда в воде, то находиться нужно в поле зрения, как минимум, двоих своих. Пока я соплями исходил, Витя Сидоренко, мой годок, под мышки меня держал.
Также и мурен ловили. Эти твари обычно сидели в норах ― все тело внутри, голова с открытой пастью высматривает добычу. Один находил ее в норе, свистел другим. Минимум двое (лучше трое) ныряльщиков подплывали, все с пиками. Пики длиной полтора-два метра, на конце "флажок", чтобы не дать острию выскользнуть из жертвы. Первый ныряльщик вонзал пику мурене в пасть и постепенно вытягивал. Плавно! Как только появлялись первые полметра, подключался второй ныряльщик и вонзал свою пику в эти самые полметра. Тянули уже вдвоем. Третий втыкался в следующие полметра. Борьба шла нешуточная. Если мы с баллонами ― не проблема, но если просто с трубками, то, бывало, оставляли пики ― и наверх, вдохнуть. Потом возвращались и продолжали тяжбу.
Теперь главная фишка. Как только мурену поднимаешь над водой, она, глотнув воздуха, сразу становится как тряпка. То ли от кислорода, то ли от перемены давления. Паковали ее в "хапужницу" (пенопластовая коробка, из-под телика или чего-нибудь еще, привязана за пояс или за ногу тридцатиметровой веревкой) ― и к берегу! А уж на камбузе наши коки постараются! Вкусная, и хватит на всех, часть-то небольшая.
Рифовые акулы ― небольшие, шустрые, кончики плавников белые. С ними сложнее было. Тут главное в мозг попасть. Тоже 3–4 человека на поимку. Лангусты не переводились. Сувенирка была ими просто завалена, поэтому в основном их ели.

Флора и фауна

Над нашей частью регулярно пролетала стая попугаев ара, 2–3 раза в неделю. Птиц 8–10. В связи с чем они мигрировали, не знаю. Однако мы их приучили садиться на "дозаправку" нашим хлебом и фруктами. Постепенно дошло до того, что они садились на наши плечи, а мы моментально фиксировали это на фото, кормили их с рук, пытались гладить, иногда успешно. Но никаких слов они не говорили, как мы не пытались их обучить. Скорее всего времени для дрессировки было маловато.
Питоны встречались, но мы не умели обрабатывать их кожу, поэтому особого интереса к ним не испытывали.
Жабы были, но они мало того что сами по себе противные, так еще и клещами были облеплены. Ими мы тоже не интересовались.
Древесные лягушки прикольно орали, когда их прижмешь палочкой или штык-ножом.
Жуки-светляки длинные, 4–5 сантиметров. На плечах ― фонарики. А когда их в руки берешь, начинают так головой биться, что, если притулить их к асфальту, разбивали себе башку в дребезги.
Еще муравьи были с жалом в заднице, как у ос. А у кубашей в части по соседству водились огненные муравьи. Кубаши часто на них жаловались, показывали язвы от укусов.

Мучачас

Рядом находилась кубинская ВМФ часть, где служили около 20 мучачас, так что даже мыла и ленточек не надо было. Они за крутость считали переспать с "Гранде ермано (Большим братом)".
Мучачас, правда, на личико не очень, привыкать надо. Но они в койках вытворяли такое, что мы, прилетевшие из Союза, где секса не было, поначалу находились в шоке. И бегали к ним, невзирая ни на какие угрозы кэпа.
Ближе к моему ДМБ завелась у меня еспоса, типа жена, с претензией на постоянство. Звали ее Мариель.
Во время самохода в Никаро встретил ее ― хорошенькая худенькая белая мучача. Поели мороженого, погуляли. Зашли в кино, сели на самый крайний ряд.
― У тебя жена в Союзе есть?
― Нет.
― Давай, я буду твоя еспоса?
― Давай.
Часто захаживал. Они тогда старались иметь постоянных партнеров, так как даже в госпитале соседней части в инфекционном отделении всегда лежали гонорейные ― это для них как насморк был. Несмотря на обилие презиков в аптеках. Но в то время в мире разгулялся СПИД, и без защиты мы никак не "общались". И покупали резинки блоками. Аптекарь уже привык, хотя поначалу таращил глаза.
Конечно, изменял. Когда еще выберешься в самоход? А ВМФ часть с мулаточками ― вот она, только с горы спустись. Охраны у них почти никакой, а у девчонок бедных в тумбочках самотыки с вазелином лежали. Такие оргии...
Среди нас иметь жену в городе было круто. В основном они знакомились друг с дружкой и подгадывали время, когда мы на пляж выезжали. Там тоже было весело. Думаю, кэп догадывался о наших встречах, но он же мужик!
Ни побегов, ни несчастных случаев, ни тем более смертей. А зачем бежать из рая?

Визит Горбачева на Кубу

Было это в мае 1989 года. С зимы отношения с кубашами заметно натянулись. Девочки перестали приходить, стали пропадать наши вещи и белье с сушилок. Все это произошло после визита Горбачева на Остров. Наш президент улетел, а Фидель выступил с многочасовой речью по поводу перестройки и предательства Союза. И как отрезало.
Замполит не знал, что делать. Кубаши вроде к коммунизму тянутся, а Союз уже перестроился, развернулся. А наш-то замполит как был насквозь "красный", да так и остался. Смешно было за ним наблюдать.

Последние дни на "Платане"

Последние 7–10 дней мы жили на "Платане". Нас под свою опеку захапал один местный дембель. Он распоряжался нашими караколами, звездами и другими сувенирами. Типа, если хотите сделать классные пепельницы из ваших каракол, давай три: две ― тебе, а одна ― на оплату работы. Было не жалко: во-первых, он ― свой, не обманет, а во-вторых, у нас каракол было много. Делалось все в автопарке, в каком-то ангаре.
Построения ― особый случай. У нас существовала традиция: при перекличке "старые" не отзываются. А на нас, с "Востока", просто наезд был со стороны платановских командиров. Ну что наезжать-то, если так принято? Стою молчу. Опять: "Распорский!" Молчу. "Распорский, выйти из строя!" Вышел. Повели в касу, вроде штаб. Там несколько офицеров.
― Тебе что, больше всех надо?
― Нет, ― говорю. ― Наоборот, меньше всех. Дайте отбыть домой без приключений.
― Ах так! Умный! Так ты еще месяц тут проторчишь! Мы тебе устроим…
Но ничего, улетел вместе со всеми. Честно говоря, всю службу чувствовалось напряжение в отношениях между "Востоком" и "Платаном" даже среди одногодков.

Самолет

"Платан" и "Восток" с Кубы добирались на самолете, рейс 333, с посадками в Гандере и Шенноне. Перед вылетом нас с офицерами и мичманами провели через спецтаможню, как я думаю, дипломатическую. Таможенников мы видели только вскользь. Багаж скинули в кучу, взвесили, вес поделили на всех, ни к чему не придрались. Я одних ракух вез около 20 килограмм. Знаю, боцман тащил чучела двух огромных морских черепах. У многих были крокодилы. Все довезли до родины.

Возвращение в Союз

У "Платана" и "Востока" до моего ДМБ было правило/обычай ― с Шереметьево-2 наших везли в автобусе в ЦМРО, в головную часть. Там выдавали нашу ВМФ-ДМБ-форму, тархету для Внешторгбанка для получения командировочных. Ночь проводили со своими сослуживцами-годками, обменивались (мы ― ракухи, сувениры, впечатления, рассказы-сказки, а они нам ― подготовленную ДМБ-форму). Естественно, не без кубинского рома и сигар. Но в связи с перестройкой эта практика вдруг прекратилась.
И как всегда в России ― из одной крайности в другую! Из Шереметьево на ЗИЛе с крытым кузовом нас развезли по вокзалам (кому куда надо), дали по 10 рублей ― и все! Выдали мне, правда, мою личную бескозырку и чей-то ремень. Все!!!
На вокзале я взял плацкарт до дома, раз поел там же за 8 рублей, деньги и закончились. Вот такая благодарность за три отданных Родине года жизни.

"Группа Зайцева"

В Союзе нам платили 7 рублей в месяц. Бабки должны были копиться на счете во "Внешторгбанке", выписанном на некоего "Группа Зайцева". По приезде в столицу я сунулся в этот банк, но меня туда даже не пустили. Через Интернет я связывался с Внешторгбанком, по мейлу они мне ответили, что после реформы трудно что-то отыскать. Нужно, как минимум, жить в Москве, чтобы каждый день им капать на мозги. Получил ли кто эти "командировочные"? Сильно сомневаюсь.

11 комментариев

  • Гаврилов Михаил:

    Поздравляю с Днем воина-интернационалиста!
    Всем приятного чтения!

  • Александр Корнилов:

    Денис, здравствовать !
    у нас ничего не теряется, только долго ищется !
    надо уточнить, время то "скачет" ! из опыта - Михаилу отправлял фото - прочитать по фото невозможно. наберу текст -
    "банк для внешней торговли ссср. Москва. Копьевский пер.3/5.
    гр. ......
    Куба. комад. в/о "зарубежцветмет"
    сообщаем, что 20.05. 1985 нами открыт на ваше имя текущий счет № 37 ....
    в - американские доллары. отв. исполнитель ...подпись.
    ваша подпись на ПИСЬМАХ и ПОРУЧЕНИЯХ должна соответствовать образцу, заявленному вами Внешторгбанку ссср при открытии текущего счета. при ЗАПРОСАХ ссылка на номер счета обязательна." 2-й бланк - тоже самое - только - "кубинские песо". выделил Большими буквами я специально. далее - перевод денег на "чековая книжка" в "сбербанк" по месту Вашей постоянной регистрации - жительства. "на руки" получить эти деньги невозможно. коэффициент пересчета был (зависит от курса валют) 3.4 и 1.4 соотв.

  • Александр Корнилов:

    1; 0.62 = 1.6 тогда курс руля к доллару. х кэфф. пересчета = 3.2
    1; 0.9 = 1.1 и т.п. Куба, пересчет, тогда была приравнена к кап. странам.
    Денис, как уже поняли, я не только получил ... "выбил таким путем" денюжку, но и давно, успешно "профукал" ! еще - депозит.
    -
    Депозит - это ... значение слова Депозит
    tolkslovar.ru/d2155.html копия
    Депозит — движимое имущество (особенно деньги и ценные бумаги), вносимое в государственные или кредитные учреждения с правом возврата его или для...
    Банковский вклад.
    ru.wikipedia.org/wiki/Банковский... копия
    Банковский вклад — сумма денег, переданная лицом кредитному учреждению с целью получить доход в виде процентов, образующихся в ходе финансовых операций с вкладом.

  • Александр Корнилов:

    зайдите на сайт ЭТОГО банка.
    http://www.zakonprost.ru/content/base/part/175592

  • Александр Корнилов:

    Отчет ИНСТРУКЦИЯ Госбанка СССР от 27-04-79 64 О ПОРЯДКЕ СОВЕРШЕНИЯ...
    zakonprost.ru/content/base/part/... копия
    Банк для внешней торговли СССР г.Москва, Копьевский пер. д. 3/5 Заявление-обязательство Я, нижеподписавшийся _ (полное имя, фамилия) _ (занятие, адрес...

  • Александр Корнилов:

    Отчет ИНСТРУКЦИЯ Госбанка СССР от 27-04-79 64 О ПОРЯДКЕ СОВЕРШЕНИЯ...

    Банк для внешней торговли СССР г.Москва, Копьевский пер. д. 3/5 Заявление-обязательство Я, нижеподписавшийся _ (полное имя, фамилия) _ (занятие, адрес...

  • Александр Корнилов:

    БАНК ДЛЯ ВНЕШНЕЙ ТОРГОВЛИ СССР ИНСТРУКЦИЯ ОТ 28 АВГУСТА 1980 Г. N 9 О ПОРЯДКЕ СОВЕРШЕНИЯ БАНКОВСКИХ ОПЕРАЦИЙ ПО МЕЖДУНАРОДНЫМ НЕТОРГОВЫМ РАСЧЕТАМ

  • Александр Корнилов:

    Денис, найди сайт - там дадут консультацию. сейчас - 4 минуты на обработку запроса. мне прислали.
    ЦЕНТРАЛЬНЫЙ ОБЪЕДИНЕННЫЙ АРХИВ МИНИСТЕРСТВА ЭКОНОМИЧЕСКОГО РАЗВИТИЯ И ТОРГОВЛИ

    Деятельность: Архивы, справки о зарплате, документы

    Адрес: 107084, Москва, Мясницкая ул., д. 47

  • Александр:

    У каждого своя Куба ! Но как много Общего ! Спасибо что поделился воспоминаниями ! С ПРАЗДНИКОМ АМИГО ! Привет всем с Донбасса УКРАИНА 5 ОТБ взвод связи 1990-1991 12 УЦ старая бригада

  • Игорь:

    Денис эмигрировал в Израиль и давно куда-то пропал .
    Читаю уже третий раз его воспоминания - только сейчас обратил внимание - Денис сам хотел в ВМФ ( на три года ) !!! Я из Ленинграда попал в Севастополь и очень не хотел в ВМФ,
    занимался до службы карате полтора года , очень хотел попасть в морскую пехоту ( там служба 2 года ), но подвело хорошее знание английского языка . На Кубу мы уже по личному желанию полетели, такого отбора как у Дениса не было .

    • Гаврилов Михаил:

      Поясню насчет Дениса.
      Нельзя сказать, что он "давно куда-то пропал". Я с ним связывался около года назад.
      Просто, как я понял, кто-то взломал его аккаунт в одной из социальных сетей и он с тех пор реже выходит на связь.
      Конечно, было бы очень приятно увидеть здесь его комментарии, но тут уж - как сложится судьба, так и сложится...

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *