В/ч п.п. 54234-В. Вторая рота, солдатские будни

25.12.2018 Опубликовал: Гаврилов Михаил В разделах:

Схема | Автовзвод | Работа в отделах | Солдатские будни

Неуставные отношения

В. Шаманин: "Помните, как проходил просмотр телепередач после отбоя? Когда уходил ответственный по роте, на углу забора КМЦ напротив кубрика автовзвода выставлялась стрема из одного соловья. Он сидел на корточках, завернувшись в одеяло, и контролировал дорогу к штабу. Схема работала, пока дежурным по части не начал ходить майор Чайка. В одну из ночей он, как снег на голову, спрыгнул с забора КМЦ за спиной сидевшего соловья. Стрему офицер не заметил, но телезрители были застигнуты врасплох. После этого дозор усилили: один соловей находился на прежнем месте, а еще один ― в умывальнике".
А. Воронцов: "У карданов дедовщина была, хоть я, наслушавшись рассказов об армии от старших друзей, готовился к худшему. Первые дни нас никто не трогал. Когда я подошел к замку Бойко и обратился "товарищ сержант", он ответил: "Это же не учебка, называй просто по имени". Но вскоре нас закрепили: каждого за своим дедом. Чаще всего это был дед того транспортного средства, на которое определили соловья. Сразу появились обязанности, которые было необходимо выполнять. Мне этого не очень хотелось, поэтому приходилось принимать физическое воздействие неоднократно. Но я морально был готов к этому.
Насчет обязанностей. В кубрике соловей спал напротив своего деда: и когда кондиционеры не работали, натягивал деду накомарник. Сигареты отдавали (я не курил, меня это не касалось). Вроде и кровать заправляли. Машину деда мыл соловей, ну и всякие мелочи. Например, что-нибудь к сувениру подточить или отшлифовать. Хотя, когда некоторые деды просто просили что-нибудь сделать, я делал и считал, что в этом нет ничего особенного. Даже, например, постоять на стреме, когда ночью смотрели телевизор, хотя очень люблю поспать.
Бывали и интересные моменты: деды отдавали масло соловьям после ста дней, а замполит следил, чтобы не отдавали. Иногда после отбоя кто-нибудь из дедов брал гитару и, не умея играть, бренчал, а мы должны были кричать "Браво!" и хлопать. Типа концерт, но всем было прикольно".
В. Шаманин: "Стодневку решили отмечать, в нарушение традиции, на следующий день, так как бдительное ротное начальство не дало бы спокойно посидеть.
Водитель санитарки Серега Кукин купил в Гаване водки, а медбрат Серега Бычковский в назначенный вечер принес ее в роту в ящике с ложками. Расположились напротив сержантского класса перед входом в наш кубрик. Прошло все в принципе нормально, за исключением носа "наставника" (имеется в виду дед А. Воронцова; о нем речь пойдет дальше. ― Прим. авт.). Учитывая особенности характера "наставника", это не воспринималось как ЧП, а вот кто именно ему поднес, я не помню.
Затем дедушки легли почивать, а "наставник", прилично захмелевший, в течение ночи попивал воду из кружки, в которой раньше была водка, да так и оставил ее на полу возле койки. Пришедшему на подъем замполиту ударил в нос стойкий запах перегара в кубрике и попалась на глаза злополучная кружка.
Я, как обычно, рано уехал и представление пропустил. А когда вернулся, меня по громкой связи попросили зайти в класс. Захожу. Вижу перед собой замполита Рудя. Он начинает меня крутить насчет ночных посиделок. Я "включаю дурака": "Ничего не знаю. Все было тихо". Я же не знал, что "наставник" с утра уже все выложил замполиту. Хмель у него еще не выветрился, а свою откровенность он объяснил тем, что "так всем будет лучше".
В итоге наш взводный Паршин получил втык и приказ наказать нас. Будучи нормальным мужиком (и, кстати, уважаемый нами), он избрал мерой наказания бег. А главным исполнителем назначил меня. Командую дедушкам: "Бегом марш!" Пробежали мы совсем немного, статус не позволил продолжить такое глумление, ноги не несли. А замполит был практичным человеком, поэтому дальше ротного начальства информация не пошла. Этим все и закончилось".
А. Воронцов: "По поводу носа так называемого моего "наставника". Все было так: изрядно напившись ночью, меня подняли (не помню кто), и "наставник" решил, наверное, показать свою власть надо мной. Демонстрируя всем, хотел ударить меня головой в грудь. Я подставил кулак, и он переносицей в него заехал, да так, что пошла кровь. Очень он разозлился, и уже потом за руки меня двое держали, а остальные били в грудак. Как сейчас помню, мне было совсем наплевать, и такое впечатление, что я и боли не чувствовал. Не помню, сколько времени это продолжалось, прекратил это все дежурный по роте, сказав: "Вы, что, ох...ели? Смотрите, что у него". На груди был огромный синяк. Меня в срочном порядке отправили спать, и "наставник" принес мне мокрое полотенце, сказав: "Приложи". Но я его выкинул. Вот так я запомнил вашу стодневку".
В. Шаманин: "В автовзводе не существовало единой, поддерживаемой всеми старослужащими линии поведения в отношении соловьев. Мое мнение: воинствующая дедовщина части старослужащих ― некий комплекс, корни которого надо искать в детстве. Бесчинствующий дед таким образом самоутверждался в собственных глазах. Лично я не занимался подобными делами. И не я один. Но, разумеется, мы были в меньшинстве. Некоторые деды иногда даже упрекали меня, говоря: "У тебя соловьи в друзьях". Конечно, чтобы идти против большинства, необходимы определенные внутренние силы и хоть какой-то авторитет. Номинально и у меня был соловей-парень из нашей области. Я, уходя на дембель, отдал ему свой кожаный ремень (один из немногих во взводе) и свою пуховую подушку (коих во всем взводе было четыре, а остальные ― ватные)".
Р. Безуглый: "Помню Федосова из Харькова ― вместе сержантские курсы проходили. Его потом разжаловали в солдаты. Это проходило у нас на плацу. Построили обе роты, и их старшина никак не мог погоны Федосову оторвать, а командир части орал на него за это. В итоге старшина погоны ножницами отрезал. Зрелище было не из приятных".
В. Шаманин: "Федосов был замком, а один из его соловьев ― весьма упертый парень. К тому же ленивый. Как-то после отбоя начались разборки, перешедшие в драку, но воспитуемый оказался крепким. Наутро у одного из дедов недосчитали зуба, а у воспитуемого обнаружили ссадины и фингал. Расследование проводил подполковник Сорокин, после этого Федосова и разжаловали".
Д. Михайлов: "В учебке города Самарканда мы бегали постоянно: до еды (для аппетита), после (чтобы лучше усвоилась пища), в перерывах между занятиями и если что-то сержантам не понравится, благо километровая дистанция находилась внутри части. К концу учебки мне уже казалось, что бежать я могу весь день, а расстоянием это никак не ограничено. И вот в первом забеге на Острове, в кедах и трусах (после тренировок в форме), я сиганул так, что все деды и черпаки (любители побегать) догнать меня не могли. Позже черепа во взводе провели со мной беседу: "В принципе ты бегаешь хорошо и можешь так и дальше бегать, но если дедушка пыжится, то его надо пропустить вперед, проявить уважение, а не обижать".
И по поводу традиций. В июне 1987 года у старослужащих были в моде вытертые кожаные ремни, бляхи со звездами, начиная с черпачьего периода и до приказа на дембель. Чепцы, сложенные в виде пилотки, носили все, кроме молодых. За время моей службы эта мода потихоньку отошла. "Вареная" парадка тоже недолго была популярна. Еще форму ушивали, гладили с полосками. Так что молодого со старым было никак не спутать!"

Истории

Д. Шаталин: "К "кузьмичевцам" меня перевели в соловьином. Подвалил дед Сиватский: "Будешь сигареты мне отдавать". Через десять минут подошел дед Магомет: "Будешь мне отдавать". Я обоим сказал: "Хорошо". Прошла выдача сигарет. Подходит Сиватский: "Где сигареты?" Я: "Отдал Магомету". А Магомету сказал, что забрал Сиватский. Один раз они собирали дембельские чемоданы и зацепились языками насчет курева. Выяснили, что оба в пролете. Хорошо посмеялись. Правда, у меня была мысль, что вдвоем меня гасить будут.
Из-за меня деда Халилова в духи определили за кражи. Он хотел все на меня свалить, но не вышло. Я ему морду при дедах разбил за вранье. Я нашел его нычку, она была под подвесным потолком, а там лежали меченые деньги дедов и разные сувениры. Деды мордобой одобрили. И еще добавили. Так Халилов до дембеля парашу мыл. И форму у старшины для него взяли на два размера больше ― первый признак крысы.
В самоходы ходили в направлении аэродрома: чем дальше уйдешь, тем дороже продашь. Если срочно деньги требовались, ходили по округе. На "Ранчо Луна" бегали часто: там были точки, где брали все и сразу. Ходовыми товарами считались сигареты, "Шипр", плавки, вентиляторы, часы, форма б/у, мыло, трусы, носки, бритвенные станки и бантики. Иногда договаривались с карданами и выезжали вместе, когда они за офицерской сменой ехали в Деревню. Карданы на сабантуй нам привозили спирт. Канистра медицинского спирта стоила в Гаване 20 песо. Иногда брали торты за 5 песо и банановый ликер.
Хорошо помню, как пришли молодые офицеры. Особенно Федю-замполита. Он на нас телеги катал особисту, результат ― последняя барка "Балтика". Мы строили центр вокруг Башни: в самоход летали и днем, и ночью, а он нас с крыши роты в бинокль пас. Докладная и губа.
Однажды я и мой земляк нарезались спиртяги и уснули на крыше. А начальство решило, что побег. Всю часть переполошили, долго нас искали. А мы проснулись: сушняк страшный, из чайника хлебнул ― и готов… Нашли нас, когда начались занятия. Земляк мой ногой антенну зацепил. Полезли поправлять, а там два бойца в отключке. Дали 14 суток губы. Но повезло: отбыли только 5, забрали на смену. США новые ракеты запускали, а дежурить было некому.
Начальником губы был старлей Плахин. Ребята из батальона "вешались": он в самый солнцепек на плацу устраивал то строевую, то бег с отжиманиями в ОЗК. А мы, кузьмичевцы, были на особом счету: как вечер, так брезент в руки и за забор. И не просто, а с заказом – кокосы, авокадо, манго. Пару раз вместе с батальонными залетчиками попали на строевую после обеда в ОЗК. Но парней из двадцатки хоть на работы водили! А нам утром: "Подъем! Лежанки поднять!" И стой целый день ― можно только сидеть на корточках или на полу".
В. Шаманин: "Сижу днем на КТП и вижу такую картину: со стороны дизельной в направлении КТП идет дизелист Рахмат Шукуров в трусах и сапатах и на плече несет минометную мину. Калибр неслабый, в длину сантиметров сорок. Они за дизельной, со стороны штаба, копали траншею под кабель. Ну и нашли. Рахмат, конечно, принял самое мудрое решение. Потом позвонили в штаб, и ее куда-то унесли".
К. Лашин: "Перед уходом последней барки 1 июня 1986 года всех дембелей привели в автопарк и построили перед автобусами. Каждый стоял со своим нехитрым скарбом. Вышел командир части сказать напутствие, но оно нам не понравилось. Затем приказал раскрыть чемоданы и выложить содержимое перед собой. И начал шмон, выкидывая сувениры и приговаривая: "Вот чем они занимались полтора года вместо доблестной службы Родине!" Помню, тогда меня такое зло охватило! Подумал: "Будь, что будет", молча нагнулся, собрал обратно свои вещи и также молча встал в строй. У офицеров хватило благоразумия не заметить мой поступок".
Д. Михайлов: "Припортовка... Катался два или три раза летом и осенью 1987 года. Загружали машину товаром, а потом, пока до магазина в Новой Деревне ехали, надо было успеть парням гостинец на ужин собрать. Способ нам показал череп Леха Огуркасов. Поскольку мы ехали в кунге вместе с продуктами, а продавщица ― в кабине, то контроль отсутствовал. Галеты были в жестяных банках, а масло в брикетах. Банку аккуратно открывали и брали чуть-чуть, а масло подтаивало, и его с брикета снимали тоненьким слоем. Поскольку того и другого было много, в убытке никто не оставался. А после разгрузки в Деревне следовал обильный обед от продавщицы и полуторалитровая бутылка молока каждому".
Г. Шалдырван: "Туда ездили офицер, один водила и два бойца. Приезжали на склад, грузили коробки и уезжали. Максимум можно было обежать квартал, но это был район порта ― особых радостей, кроме магазина и забегаловки с ментоловым ликером, не имелось".

Фотоальбомы

Крошкин Андрей (весна 1984 ― осень 1985) – https://amk.io.ua/album716286
Лашин Константин (осень 1984 ― весна 1986) – https://amk.io.ua/album453191
Шаманин Виктор (весна 1985 ― осень 1986) – https://amk.io.ua/album682811
Воронцов Алексей (весна 1986 ― осень 1987) – https://amk.io.ua/album655206
Шалдырван Георгий (осень 1987 ― весна 1989) – https://amk.io.ua/album685874
Максимов Андрей (весна 1988 ― осень 1989) – https://amk.io.ua/album697400
Румянцев Антон (весна 1990 ― декабрь 1991) – https://amk.io.ua/album707926
Дегтярев Владимир (весна 1990 ― ноябрь 1991) – https://amk.io.ua/album694021
Жуков Вячеслав (осень 1991 ― весна 1993) – https://amk.io.ua/album658325
Пахомов Сергей (осень 1991 ― весна 1993) – https://amk.io.ua/album672651
Ошейчик Геннадий (осень 1991 ― весна 1993) – https://amk.io.ua/album662894

Будущая территория 2 роты

Лазарев Валерий, 74-76, 20 ОМСБ, зенитка - https://amk.io.ua/album695980
Огурцов Владимир, 76-77, 20 ОМСБ, зенитка - https://amk.io.ua/album767065
Тельнов Василий, 75-76, 20 ОМСБ - https://amk.io.ua/album786863

1 комментарий

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *