- Советский человек на Кубе - http://cubanos.ru -

В/ч п.п. 54234-В. Вторая рота, работа в отделах

Схема [1] | Автовзвод [2] | Работа в отделах [3] | Солдатские будни [4]

Торренс, в/ч п.п. 54234-В, Центр, 1987 г.

[5]

Условные обозначения

1. КПП.
2. Класс.
3. Оперативный дежурный.
4. Заместитель по оперативной работе.
5. Станция "Юпитер", диаметр параболы 5 метров.
6. Станция "Марс", диаметр параболы 12 метров.
7. Станция "Динас", диаметр параболы 12 метров.
8. Начальник пятого отдела.
9. Начальник седьмого отдела.
10. Шестой отдел.
11. Пятый отдел.
12. Зал седьмого отдела.
13. Трансформаторная подстанция.
14. Узел связи.
15. Третий отдел.
16. Дизельная.
17. Курилка.

Комплекс космической связи "Кристалл"
18. Аппаратная.
19. Дизельная электростанция.
20. Антенна на прицепе.
21. Склад расходных материалов.
22. Вышка часового.
23. Туалеты.
24. Кунги.
25. Станция "Меркурий", диаметр параболы 16 метров.

Примерное распределение по отделам

Д. Михайлов: "На смену мы ходили строем: в 3 шеренги, рядов 5 или 6, получается 15–18 человек. А днем смена увеличивалась, это еще человек 10. И это только в Центр".
Скорее всего, Д. Михайлов немного ошибся. Общая численность первого и второго взводов не превышала 60 человек, в то время как на круглосуточные посты требовалось 4 оператора, а на дневные ― 2. В таком случае состав смены в Центр (вместе с дневными постами) составлял максимум 15–20 человек. С другой стороны, Д. Михайлов писал: "Уже после моего ухода на дембель на узле связи возникла нехватка отдельных операторов: на посту ЗАС телеграфа осталось 2 человека без смены, а на "Кристалле" ― 4. На пост ЗАС телеграфа стали ходить прапорщик с бойцом: 12 через 12 часов".
К сожалению, не удалось идентифицировать всех операторов, входящих в смену, дежурившую в Центре и в других отделах части. Перечислю лишь те солдатские посты, о которых обнаружилась хоть какая-то информация.
1. В первом отделе, решавшем задачи, связанные со слежением за Западным ракетным полигоном (Ванденберг) до 1988 года было 2, с 1989-го по начало 1990 года ― 1, с середины 1990-го ― 3, в 1991 году ― 4 солдатских поста.
2. В Центре солдаты настраивали большие антенны-параболы и приемные стволы; ориентировочно 2–3 поста.
3. На узел связи заступала смена из 6 операторов: ЗАС телефон ― 1 человек, ЗАС теле-граф ― 1 человек, телеграфист ― 1 человек, станция космической связи "Кристалл" ― 2 человека, дежурный на АТС ― 1 человек.
4. В четвертом и седьмом отделах находилось по 1 солдатскому посту, операторы занимались прослушиванием телефонных переговоров.
5. В третьем и четвертом отделах ― по 1 солдатскому посту "Дозор".
6. Фототелеграф (ФТЛГ), передача различных изображений ― карт, рисунков, фотографий, таблиц. На постах ФТЛГ осуществлялся перехват подобных сообщений. Дневные и круглосуточные солдатские посты, количество неизвестно.
7. БП-посты: предположительно находились в четвертом отделе, количество неизвестно.
8. ЗАС "Дозор" (закрывающая аппаратура связи), один солдатский пост находился в помещении за штабом части, девятый отдел.
9. АТС (позывной "Опушка") располагалась в касе на въезде в Новую Деревню. Ее обслуживали 2 связиста, заступавшие на сутки.

Дела осназовские

Основная информация о работе операторов в различных отделах части была приведена в подглаве 8.1. "История войсковой части п.п. 54234-В". Здесь же акцентируется внимание на бытовых аспектах дежурства с точки зрения солдат.
Д. Шаталин: "Я сидел на коммутаторе в Центре. Там работали жены офицеров. Нам надо было в конце смены взять сводки и в портфеле под печатями отнести их в штаб. Прикалывались над бестолковыми солдатами. Когда офицеры посылали нас за сводками, то говорили: "Пойди, возьми суточные". Бестолковому скажешь: "Возьми ведро и сходи в Центр, месячных набери". И выбегали на улицу смотреть, как дамы взашей выгоняли бойца с ведром".
И. Пивовар: "Нас подняли ночью по тревоге, а я только со смены (с восьми вечера до двух ночи) пришел. Получили оружие и всю амуницию для сменщиков и побежали строем в отдел. На разводе дали новое задание.
Я прибежал в отдел и стер в компьютере все телефонные номера. Затем начал забивать новые, а их около двух тысяч. Понимаю, что очень сильно хочется спать, и думаю: "Главное ― не заснуть". Открываю глаза, вижу только ноги, и голос спрашивает: "Спим?" Я отвечаю: "Никак нет". ― "Никак нет?! Да я дверь в отдел выломал, пока ты здесь спал!"
Должен был младшего сержанта получить, но не судьба. Вместо звания три наряда заработал. Тростник запомнил на всю жизнь, столько я его тогда скосил мачете".
К. Лашин: "Первый и второй взводы в основном состояли из слухачей и связистов, работающих в Центре. Во взводах было по 20–25 человек. Служба делилась на ротную и сменную. Взводы ходили на смены поочередно: неделя ― дежурства, неделя ― в роте (наряды, работы, учеба). Руководители у этих двух "реальностей" были разные, и ты мог легко быть на хорошем счету у одной из них и на плохом ― у другой. Иногда одна "ветвь власти" заступалась за бойца перед другой. Имелась и система баллов: за каждое дежурство начислялось от –10 до +10. Эти баллы серьезно влияли на поощрения (выезды и другие мероприятия).
У связистов один из постов назывался "ЗАС телеграф". Имелся специальный блокнот с так называемыми "ключами" (таблицы цифр), который, опечатанный, хранился в сейфе, в спецячейке. Ключи и печать передавались по смене. В определенное время блокнот извлекали, вскрывали из него одну страницу с таблицей ― старый ключ сбрасывался, новый набирался. На другом конце линии связи проходила аналогичная операция. После этого канал проверялся и передавался для работы. Использованная таблица после установки связи подлежала уничтожению в присутствии двух человек, один из которых ― начальник узла связи. Все действия оператора записывались в журнале с указанием даты и времени.
А вход на пост ЗАС был ограничен. Существовал только узкий круг лиц с допуском, но не все дежурные по узлу связи в него входили. Так вот, в одну из ночных смен дежурил на ЗАСе Зубов. Звонит ему дежурный офицер по внутренней связи, а тот не отвечает. Офицер начал стучать в дверь. Бесполезно. Тут уже офицер перепугался: черт его знает, что там могло произойти, к тому же и электричество везде. После часа безуспешных попыток связаться с бойцом, офицер принял отчаянное решение, и мы по-молодецки вынесли дверь. И видим: Зубов спокойно посапывает, опустив голову на стол. Его тут же растолкали и учинили допрос: почему не отзывался? Тогда он нам поведал, что у него одно ухо не слышит из-за того что простужено, а на здоровом он лежал!
А за забором Центра был бассейн батальона. Как-то летом на смене мы с напарником проводили регламентный техосмотр, на который нам выделили два часа. Справились за час, а оставшееся время я решил использовать с пользой для души и тела. Оставив напарника на "Кристалле", махнул через забор и немного поупражнялся в плавании. Вернулся через полчаса, а станция уже работает.
Напарник говорит: "Иди к дежурному смены".
Ну и получил я тогда! А все из-за того, что станцию по необходимости вывели в работу раньше".
Д. Михайлов: ""Кристалл" был установлен на базе "Урала". Получали этот "Урал" в начале 1988 года. Причем, уже по традиции, получили в северном исполнении. Установили на него три кондиционера "Баку", и все равно в жаркие дни там до 60 градусов бывало, хоть он и стоял под навесом. А еще на нем мой дружок, когда отказала автоматика, настраивал спутник вручную и как-то раз спросонья что-то напутал и свернул волновод с облучателем, расположенный по центру параболы, в дугу, а его стоимость составляла около ста тысяч рублей. Думал, на всю жизнь останется должником армии, но начальник станции был классный офицер, поэтому они с парнем поработали, не разгибаясь, пару суток, и волновод со старой тарелки перекинули".
А. Петров: "В здании справа от КПП стояли "машинки" типа "Дозора", но покруче. Нас оттуда контролировали. Один раз даже прихватили, когда я с бойцом из Климовска нелегально переписывался через "Дозор". Обсуждали офицеров на своем солдатском сленге. И как раз в разгар переписки меня послал начальник смены что-то отнести в это здание. Текст с экрана я не убрал: думал, что быстро обернусь…
И вот пока ходил, экран с перепиской попался на глаза кому-то с контрольной "машинки". Ну и меня, как говорится, "в хвост и в гриву". "Как это так?! На боевом посту! Да еще про наших офицеров!" Удалось отболтаться, что это не я писал, а все с той стороны пришло. Но после этого меня еще долго пасли.
А так "Дозор" позволял общаться почти со всеми регионами страны ― с Климовском, Москвой (там на связь выходили чины не ниже полковника), Дальним Востоком, и еще где-то на Севере точки были".
Г. Шалдырван: "Летом 1988 года через роту пролетел натуральный пчелиный рой и ушел в сторону первого отдела. Тихо было до конца осени, а потом у нас в отделе развелось ну очень много пчел! Причем особо злых! И вот начальник отдела решил расстаться с этой компанией. Я, к счастью, был на смене, поэтому вызвали из роты белоруса Рабецкого и молдаванина Токаржевского, вооружили их двумя ОЗК и ломиком. А пчелы свили гнездо на хоздворе за шифером, здоровенную такую грушу.
И вот произошел настоящий бой! Бойцы ломиком отковыряли улей, а после пришлось взять два углекислых огнетушителя, чтобы разогнать этот ужас. Улей развалился напополам, и мы запихали его в ведро. Ведро в холодильник. А утром был мед с воском и вмерзшими в него пчелками. А улей полетал до вечера и ушел искать новой жизни".
А. Ефременко: "У нас был дембельский аккорд ― в Центре заливали гудроном крышу центрального корпуса (ЦК). Вставали в четыре-пять утра. Рубили топорами смолу ― и в печку. Потом на крышу краном поднимали этот "самовар". Все ноги в ожогах, чуть порыв ветра ― пузырь летел вниз, и редко кого из офицеров не задевало. Один солдат лил из ведра, а второй ― железной шваброй размазывал. Был ли толк от нашего двухнедельного труда?
А когда часть постов передавали женам офицеров, туалет для начальства (внутри ЦК, в конце коридора) сделали женским. Потолок там был подвесной, из мощных досок и плиток, а в кабинете начальника ЦК лежали изъятые с постов книги и кофе. На обед спецы уезжали домой, так что солдаты плитку открывали ― и вперед! по потолку! ― за кофе и книгами. А по пути ― туалет с буквой "Ж". Там и попалился мой соловей ― над туалетом для вентиляции была снята плитка. Крик стоял на весь ЦК: тетенька на горшке подняла взгляд, а над ней ― лицо солдата. Вот это был залет!
Потом последовало построение возле стелы и опознание бойца. Начальник ЦОИ объявил перед строем: "Пусть рядовому такому-то его товарищи скинутся на мучачу!" Хохот стоял такой, что даже в артдивизионе слышали".

Фотоальбомы

Крошкин Андрей (весна 1984 ― осень 1985) – https://amk.io.ua/album716286 [6]
Лашин Константин (осень 1984 ― весна 1986) – https://amk.io.ua/album453191 [7]
Шаманин Виктор (весна 1985 ― осень 1986) – https://amk.io.ua/album682811 [8]
Воронцов Алексей (весна 1986 ― осень 1987) – https://amk.io.ua/album655206 [9]
Шалдырван Георгий (осень 1987 ― весна 1989) – https://amk.io.ua/album685874 [10]
Максимов Андрей (весна 1988 ― осень 1989) – https://amk.io.ua/album697400 [11]
Румянцев Антон (весна 1990 ― декабрь 1991) – https://amk.io.ua/album707926 [12]
Дегтярев Владимир (весна 1990 ― ноябрь 1991) – https://amk.io.ua/album694021 [13]
Жуков Вячеслав (осень 1991 ― весна 1993) – https://amk.io.ua/album658325 [14]
Пахомов Сергей (осень 1991 ― весна 1993) – https://amk.io.ua/album672651 [15]
Ошейчик Геннадий (осень 1991 ― весна 1993) – https://amk.io.ua/album662894 [16]

Будущая территория 2 роты

Лазарев Валерий, 74-76, 20 ОМСБ, зенитка - https://amk.io.ua/album695980 [17]
Огурцов Владимир, 76-77, 20 ОМСБ, зенитка - https://amk.io.ua/album767065 [18]
Тельнов Василий, 75-76, 20 ОМСБ - https://amk.io.ua/album786863 [19]

Комментариев: 1 (Развернуть | Свернуть)

Комментариев: 1 To "В/ч п.п. 54234-В. Вторая рота, работа в отделах"

#1 комментарий от Гаврилов Михаил в 18.12.2018 @ 13:22

Третья часть из четырех, посвященных второй роте!