В/ч п.п. 54234-В. Вторая рота, автовзвод

11.12.2018 Опубликовал: Гаврилов Михаил В разделах:

Схема | Автовзвод | Работа в отделах | Солдатские будни

Общее представление

Проследить историю автовзвода по периодам не удалось. Рассмотрим данное подразделение в 1985–1986 годы, период расцвета части.
В. Шаманин: "В середине 80-х годов взвод водителей состоял из 30 человек, по 10 человек каждого призыва. Туда входили также дизелисты (4–6 человек), медбрат, сувенирщик, диспетчер (писал наряды и путевые листы; обычно брали солдата с хорошим почерком).
Состав автотехники:
УАЗ ― 4 шт.;
ПАЗ ― 6 шт. (в 1986 году один отдали кубинцам);
ЛАЗ ― 3 шт.;
РАФ-2203 ― 3 шт. (в том числе и машина "скорой помощи" ― "таблетка");
РАФ-977 ― 1 шт.;
ЗИЛ-130 ― 1 шт.;
ЗИЛ-157 ― 1 шт. (в 1986 году отдали кубинцам);
ЗИЛ-131 (кунг) ― 1 шт.;
ГАЗ-66 ― 1шт.;
ГАЗ-24 ("Волга") ― 1 шт.;
КрАЗ-255 ― 2 шт.;
ЮМЗ-6 (трактор с косилкой) ― 1 шт.;
К-162 (автокран) ― 1 шт.
На УАЗиках ездили главный инженер и спецы-технари. В основном в Гавану и Нарокко. Два ПАЗика ежедневно отвозили спецов из Новой Деревни в часть и обратно, а кроме того, солдат на выезды. А один из шести ПАЗиков, по очереди, постоянно был дежурной машиной. ЛАЗы возили спецов из Новой Деревни и спецов с семьями везде. Я на ЛАЗе объездил множество мест. Концерты, цирк, зоопарки, всевозможные музеи, парк Ленина, Минфар (закрытый пляж на Первой улице в Гаване), Океанариум, зоны отдыха "Чайка" и Коронелла, крепость Эль-Моро, карнавалы, Сороа (турбаза в горах, справа от трассы на Пинар-дель-Рио), Гуанабо, пляжи Санта-Мария и Эль-Саладо и т.д. В школьные каникулы мы вывозили детей спецов на море, а также на концерты и еще пару раз на экскурсию по авиационному заводу. Я возил дембелей на барку, ездил за соловьями. По средам вывозили жен спецов в Гавану по магазинам и на рынок.
Наши автобусы предназначались только для служащих нашей части. Единственный чужой пассажир ― повариха из кубашской столовой в Новой Деревне, этакая "Мама Чоли" из бразильского сериала. Она жила в Валле Гранде, и я часто ее подвозил.
Ездили мы с одним путевым листом. При себе не было ни водительского удостоверения, ни документов на машину. Случись что, ты ― никто и непонятно, чья машина. Насчет путевых листов было строгое предупреждение ― не дай бог, потеряешь, особенно за пределами автопарка.
Один из РАФиков был закреплен за командиром части и его замом, еще один ― за заместителем части по тылу (мотался каждый день, кроме выходных). "Таблетка" ― за начмедом. "130-й" возил товары из "Припортовки" (припортовой базы) в магазины Новой Деревни и в 20 ОМСБ. На "131-м" примерно раз в месяц командование выезжало на рыбалку; обычно они отправлялись на двое суток и с прицепом, на котором везли лодку. Грузовые машины выезжали нечасто. В основном когда приходили грузы в порты Гаваны и Сьенфуэгоса или когда что-то строилось на территории части. Иногда ездили в Нарокко.
Дизелисты ходили на смены, заступали на сутки. Работа спокойная, контроль минимальный. Подчинялись своему начальнику, который вечером уезжал в Новую Деревню. Между сменами занимались хозяйственными работами в дизельной и на территории автопарка.
В наряд по роте солдаты автовзвода ходили крайне редко ― у нас имелся наряд по автопарку".

Автопарк

Подробная схема автопарка представлена в Приложении 3. Схема 4.

Приложение 3. Схема 4. Торренс, в/ч п.п. 54234-В, штаб, санчасть, автопарк, 1987 г.

Штаб
1. Кабинет командира.
2. Телефон ЗАС.
3. Секретная часть.
4. Строевая часть.
5. Кабинет главного инженера.
6. Кабинет заместителя по тылу.
7. Зал для заседаний.
8. Телефонный коммутатор.
9. Кабинет (с 1986 года использовался на штабных учениях).
10. Кабинет парторга.
11. Кабинет замполита.
12. Помещение дежурного по части.
13. УКВ логопериодическая антенна.

Дизельная
14. Склад.
15. Аккумуляторная.
16. Помещение с дизелями.
17. Дежурка дизелиста.
18. Щитовая.
19. Сувенирка.

8 отдел главного инженера
20. Восьмой отдел главного инженера.
21. Кабинет начальника восьмого отдела.

Санчасть
22. Процедурная.
23. Пустой кабинет.
24. Туалет.
25. Кабинет доктора.
26. Пустое помещение.
27. Аптека.
28. Столовая, кухня.
29. Палата.

Автопарк
30. Пункт технического обслуживания.
31. Склад.
32. Контрольно-транспортный пункт (КТП).
33. Кипятильник, пожарный щит.
34. Учебный класс.
35. Начальник автослужбы.
36. Склад запчастей.
37. Аппаратная "Дозор".
38. Навес-стоянка ЛАЗов.
39. Открытая стоянка.
40. Заправка ГСМ.
41. Тревожный запас топлива в бочках.
42. Туалет.
43. Навес, стоянка автомобилей.
44. Мойка.
45. Эстакада.
46. Манго.
47. Душевая.
48. Насосная станция.
49. Тропинка к Центру.

Наряд по автопарку
А. Воронцов: "Заступали на сутки вдвоем: дежурный и дневальный. Возле ворот находился навес, а под ним ― небольшое помещение с кондиционером, ночью там по очереди отдыхали. Также под навесом располагался пульт, за которым сидел дежурный или дневальный. С этого места просматривалась почти вся территория парка. Получалось что-то типа охраны. Также в обязанности наряда по парку входило запускать и выпускать машины. Для этого звонили дежурному по части, сообщали номер машины, маршрут и старшего. После этого ДПЧ нажимал у себя кнопку и открывал ворота. В автопарк имелась калитка: чтобы пройти, нажимали кнопку со звуковым сигналом, и солдат, сидящий за пультом, калитку открывал. Бывало, при визитах высокого начальства (нужно же докладывать, что все нормально) дневальный бежал к калитке, а потом вспоминал, что забыл ее открыть. Приходилось бегом возвращаться. Через ворота иногда ходили в самоход во время пропуска машины. А чтобы попасть обратно, ждали, когда кто-нибудь будет заезжать или выезжать".
В. Шаманин: "В парк один раз за ночь заходил ДПЧ, проверял наряд и дизельную. Далее через въездные ворота направлялся в Центр, куда немедленно подавалась стрема с КТП парка в виде прозвона".

Дела шоферские

А. Воронцов: "Учебка находилась в Сертолово (автомобильный батальон). Туда брали водителей уже с правами. На Кубу распределяли еще на призывном пункте (команда 120–Б), но мы об этом узнали в учебке.
В Нарокко на пересылке нам сказали: "У вас всех будут машины "на колодках". То есть стоящие на специальных подставках, чтобы колеса не касались земли; они использовались только в случае военных действий. (Кстати, в некоторых отделах Центра такие стояли.) Я и решил: раз у меня до армии была профессия "автокрановщик", представляться не водителем, а автокрановщиком.
На пересылке к нам обратился мужичок в гражданке с вопросом: "Кто вы?" Узнав мою профессию, обрадовался, а потом отобрал еще человек семь. Как выяснилось позже, это был командир роты Николаев.
Мы построились отдельно, и тут подходит Николаев с другим мужиком в гражданке. И тот начинает задавать странный, как мне тогда показалось, вопрос: "Выпиваешь?" Все почему-то говорили "нет", но я же не могу врать! Ответил: "Выпиваю". Мужик говорит: "Заменить". И тут за меня вступился Николаев. А тот мужик оказался нашим командиром части Цыганковым! Так я и попал в автовзвод, где все машины транспортные, но меня туда взяли как крановщика".
В. Шаманин: "Водители выезжали за территорию в гражданке, а те, кто ездил каждый день, вообще не переодевались в форму. За это ротное начальство нас недолюбливало. К тому же водители автобусов (которые уезжали рано утром, а возвращались поздно вечером) не ходили на зарядку и отсутствовали на вечерней поверке, а если и стояли в строю, то в гражданке.
Однажды командир роты приказал всем солдатам (в том числе и водителям) выходить на зарядку. В результате спецы и командный состав (около 150 человек) прибыли на работу с опозданием минут на 40. У ротного возникли серьезные неприятности, и больше на зарядку мы не ходили".
А. Воронцов: "У нас был журнал, где специалисты заказывали нужную технику на определенное время. Мы смотрели и заранее знали: куда и когда нам выезжать и кто будет старшим. А у водителей автобусов и так понятно: утром привезти спецов, потом увезти на обед и с обеда, а вечером ― в Деревню. А в журнал их записывали, только когда карнавалы и выезды на пляж.
В автопарке после обеда царила анархия ― никого из начальства не было часа два. За это время мы успевали разбивать машины и сами потом их рихтовали и красили, благо краски разных цветов было много. Соловьи что-нибудь делали, работа им всегда находилась, черпаки отдыхали по-разному, а деды гоняли на УАЗиках и РАФиках.
Возле курилки росли бананы. Когда мы были соловьями, кто-то из дедов ручкой пронумеровал все сверху до низу. Оказалось, их больше двухсот. Чтобы никто из нас не мог сорвать банан ― все было под контролем".
В. Шаманин: "Автовзвод числился в составе роты, но, по сути, являлся отдельным подразделением. Основным нашим командиром считался начальник автослужбы. Бардака, пьянок и самоходов в рабочее время у нас не было. Да и к чему самоходы? Даже тем, кто не выезжал, привозили в парк все, что было нужно.
Летом 1986 года развернулась целая кампания по борьбе с ченчем. Автовзвод в роте не шмонали, но был "десант" ротных офицеров в автопарк. Нагрянули неожиданно. Лазили по всем помещениям и крышам, смотрели в бочке для воды в душевой. Один особо усердный даже обследовал туалет. Затем, вооружившись отвертками, принялись раскручивать панели и каналы системы отопления в автобусах. Ничего не обнаружили, за исключением пары новых кроссовок, забытых кем-то в УАЗике.
Для меня эта тема имела продолжение. Не знаю, что именно послужило причиной разбирательства, ходило несколько версий:
1. Мы несколько раз засветились в валютных магазинах (именно засветились, а не запалились).
2. Один из наших попался на ченче главному инженеру Н.Г. Шевченко в Сантьяго-де-Куба.
3. У кого-то из водителей нашли фотографию, где перед компанией дедов на асфальте купюрами была выложена приличных размеров цифра 100.
Вот тогда я и услышал: "У бойцов денег больше, чем у офицеров". К автовзводу ротное начальство питало особую "любовь". А я был комсоргом взвода. Короче, устроили судилище. Пригласили меня и замка взвода в штаб, в зал для совещаний. Там из комсомольцев присутствовали только спецы и ротное начальство. Вел собрание комсорг части капитан Захаров. Меня поставили за трибуну и давай мытарить. Между делом у нас даже состоялась дискуссия о порядке цен на те или иные товары. Я думал: пожурят и успокоятся, потерплю; а они разошлись не на шутку. Я не сдержался и ляпнул, что негативные явления (ченч, валютные махинации) имеют место потому, что старшие товарищи (офицеры) зачастую не являются для нас положительным примером. Внезапно в зале воцарилась тишина. Затем один из спецов неуверенно спросил: "Что ты имеешь в виду?" И тут же кто-то заявил, что я плохо подготовился к собранию. Поступило предложение за-слушать меня через неделю.
Во второй раз ко мне лишних вопросов уже не было: дали несколько полезных советов, поправили, а я, стоя за трибуной, покивал головой".
А. Воронцов: "Основную часть службы я проработал на автокране. С утра до вечера что-то строил: забор вокруг части из бетонных плит, здание под спутниковую антенну "Меркурий". Объездил все свалки кубинских железобетонных заводов, собирал бракованные плиты. А кран был старый. Как я еще никого не придавил? Просто повезло.
При установке "Меркурия" одна из плит упала вместе со стрелой моего крана. На мое счастье, под ней никого не оказалось, а то бы моя жизнь сложилась иначе. Пропало электричество на кране, тормоза тоже не работали, поэтому плита вместе со стрелой упали, а я ничего не мог сделать. Потом мы с взводным смастерили ручной тормоз: провели тросик на колодки барабана, и я тормозил уже рычагом механически.
За автопарком находилось болото, на его границе мы ставили забор. Построили полностью, осталось одну плиту установить под ЛЭП. Я отказывался это делать. Тогда со мной на кране поехал главный инженер Н.Г. Шевченко. И он сидел в кабине, пока я втыкал эту плиту. Малейшее неосторожное движение, и мы бы с ним вместе сгорели. Но все обошлось. Он, наверно, мне доверял, а я после этого стал еще больше его уважать.
Однажды в Новой Деревне я устанавливал елку на Новый, 1987 год. Там росло большое дерево, чем-то напоминавшее ель. Меня отправили помочь спилить его верхушку, перевезти и установить на площади.
Последние полгода ездил на ЗИЛ-131. В основном на припортовую базу за продуктами. Брали двух грузчиков, они ехали в кунге, для них это был отдых. Уезжали на целый день, поэтому давали сухпай, но его не использовали ― после выгрузки заведующая магазином всегда нас кормила".

Истории

А. Воронцов: "Мы ездили на пляж Эль-Саладо каждую субботу и воскресенье. Больше всего мне нравилось заплыть далеко от берега с маской. Мы изготавливали пики, типа лыжной палки: один конец ― острый, на другом ― петля из резины. Кладешь петлю между указательным и большим пальцами, натягиваешь и так плывешь, пока кого-нибудь не увидел. Увидел, прицелился, отпустил. Очень интересная охота. В основном на морских ежей. Рыбу, конечно, сложней поймать.
А еще у нас был ЗИЛ-131 с кунгом. На нем спецы ездили на морскую рыбалку. Один раз кто-то из наших водил привез оттуда целую авоську крабов. Приехал он поздно ночью и ушел спать, а авоська осталась висеть между кунгом и кабиной. Когда мы утром пришли в автопарк, крабов в авоське уже не было, только большая дыра. Потом полдня их ловили".
В. Шаманин: "Серега Пасечник возил Цыганкова на "Волге". А мы, водители автобусов, почти всегда ходили в столовую отдельно. В тот день Серега приехал на ужин на машине. После ужина мы с замком Саней Бойко сели в "Волгу" (Саня на командирское место) и поехали в часть. А навстречу на ужин шла вторая рота.
Николаев, завидев машину командира с людьми, дал команду: "Рота, смирно! Равнение налево!" Рота исполнила. И тут Саня с командирского места сделал барский жест рукой. Только тогда ротный понял, что обмишурился.
На следующий день мы выслушали эмоциональную речь капитана: "Я запрещаю вам ездить на машине командира!""

Взгляд офицера

Когда материал был уже практически готов, на форум сайта cubanos.ru вышел командир третьего взвода второй роты Юрий Паршин (январь 1986 ― май 1988) и поделился информацией о жизни второй роты и части в целом.
Я решил не "размазывать" эти воспоминания по разным частям главы 8, а разместить их в теме "Автовзвод", так как именно этим взводом Ю. Паршин и командовал.
1) Служба командира автовзвода
"Я не ходил на смены, а только во внутренний наряд (помдежем по части). Командирам "оперативных" взводов было проще работать со своими подчиненными, поскольку все они были в "кучке" ― или на смене, или на отдыхе. Мои же всегда находились в разных местах, начиная от санчасти и заканчивая столяркой. Да и подчинение всегда было двойное. Водители, кроме ротных, подчинялись еще и автослужбе, дизелисты ― восьмому отделу, а санинструктор ― начальнику медслужбы. Был еще "командирский" водитель, у которого имелись особые условия. Он и водители "рейсовых" автобусов пользовались "неприкосновенностью". Они не ходили во внутренние наряды, их распорядок дня был нивелирован с учетом расписания выездов. Не скажу, что отношение к ним было исключительно отрицательное. Скорее наоборот, поскольку на эти "должности" попадали наиболее подготовленные и адекватные ребята. А вот зависть "невыездных" присутствовала. Кроме того, что "рейсовики" жили по своему распорядку, они еще и регулярно (практически каждые выходные) выезжали на экскурсии или пляж. Получалось в десятки раз чаще, чем остальные срочники, офицеры и прапорщики.
Это нормальное явление, когда происходит "переподчинение". То же самое, что и при несении боевого дежурства: личный состав добывающих подразделений подчинялся офицерам и прапорщикам своего отдела и "сменным" офицерам. У нас все осложнялось тем, что начальник автослужбы и начальник гаража были приписаны к восьмому отделу. Естественно, начальник отдела, а за ним и его подчиненные всячески пытались поучаствовать в воспитании "любимого личного состава", не неся за них ни малейшей ответственности.
Распорядок дня ротных офицеров, по большому счету, не отличался от распорядка спецов, которые не ходили на смены. Однако мы еще несли повинность в виде "ответственного" офицера по роте согласно графику командира роты (и он тоже ходил). Причем на сутки назначались два офицера или прапорщика. Первый заступал с подъема до 14 часов, а второй ― с 14 до отбоя. У них получался короткий обед. У одного с 12 до 14, а у второго с 14 до 16. Незадействованные же обедали 4 часа (исключая "транспортные") ― с 12 до 16. По большим праздникам, типа Нового Года, "ответственные" находились в роте и в ночное время. Всегда это "счастье" выпадало на командиров рот.
Участвовал ли я в "шмонах"? За личный состав с ротных ответственности никто не сни-мал, поэтому "вникали" и в парке, и в дизельной, и в санчасти".
2) Месть чужака в галстуке
"Был один позорный случай в моей карьере. Приехал в первую роту политически грамотный, морально устойчивый капитан Сакичев. Заступив в наряд дежурным по части, не знаю, из каких соображений, он решил "загнобить" моих ребят в парке. Причем из-за какой-то мелочи, типа чай из лезвий "Нева" пили... Точно помню, что не из-за сна, самохода, пьянки или дедовщины. Причем все это утром было доложено командиру так, словно грозило не только безопасности части, но и Вооруженных Сил СССР в целом. Естественно, командир второй роты, замполит, я, начальник автослужбы и начальник гаража были поставлены в неудобное положение. Эх, не видел бедняга Сакичев графика дежурства! В этот же день я снял кубашскую "гимнастерку" и надел галстук поверх цивильной рубахи с короткими рукавами. А это, как все знают, "нарядная" одежка помощника дежурного по части... После рокировки нулевой смены на ПАЗике (из части в Новую Деревню и обратно) я, затаив обиду на весь мир в лице первой роты, решил пройти с осмотром. Обычно все сначала попадали во вторую роту (она ближе к штабу), где их встречал дневальный. Рык последнего означал вызов дежурного на лобное место, а на самом деле оповещал бодрствующих-отдыхающих о появлении на территории проверяющего. Естественно, бодрствующие обитатели соседней роты к моменту появления "чужого" уже мирно посапывали под шум неработающих кондиционеров.
Так вот, зная повадки аборигенов, "чужак в галстуке" решил нарушить правила и прогуляться сначала по беговой дорожке стадиона. А дальше ― легкое движение через забор ― и он уже в тылу. А там... весь "букет", начиная от живописи "обмороков" на дембельских альбомах и заканчивая их же упражнениями с мылом, сапожными щетками и прочими средствами личной гигиены. Весело подмигивал огоньками фотопринтер ХХ века в виде трехлитровой банки на ножке... Ну и еще куча "страшных преступлений, граничащих по значимости с изменой Родине". В родную роту смысла тащить задницу уже не было, там посапывали... Дежурный по части был сильно удивлен, что сегодня первая "отличилась", ведь всегда залетала исключительно вторая. Командиру части утром все было подробно доложено. История с "осеменением" ротного звена повторилась с фотографической точностью, но с другими действующими лицами.
С того дня дисциплина личного состава в ночное время (при заступлении в наряды ротных офицеров) как в первой, так и во второй ротах резко улучшилась".
3) Бдительный ДПЧ
"Часа в четыре ночи ДПЧ звонит командиру и докладывает упавшим голосом, что в автопарке ЧП. Командир вызывает машину, берет с собой замов и приезжает в часть. Соответственно ротный, замполит и взводный также в срочном порядке вызываются на место катастрофы. Катастрофа мирового масштаба имела вид царапины шириной с карандаш и длиной полвершка на крыле РАФика.
Комиссия по чрезвычайным ситуациям в составе Цыганкова, Романченко, Шевченко и других молча следует в штаб, где их встречает с честью выполнивший служебный долг бодрый дежурный по части. Ну и в сторонке наш ротный – Алексей Летунов, который был помощником ДПЧ.
Цыганков "вкрадчивым тоном", "ласково и душевно" (насколько ему позволяла его природная интеллигентность) попытался объяснить дежурному, что он не совсем корректно оценил степень "разрушений" в результате "автокатастрофы".
ДПЧ воспринял замечания чрезмерно близко к сердцу и рухнул на бетонный пол, как телеграфный столб под напором филиппинского тайфуна. Народ перепугался, стали звать доктора.
Когда немногого утряслось. Цыганков спрашивает:
― Летунов, ты-то хоть не рухнешь рядом?
― Никак нет, товарищ полковник!
― Это почему?
― А я на все 25 лет службы "закодирован" от падучей болезни!"
4) Пить или не пить?
"Не забывайте, что тогда было время антиалкогольной кампании Горбачева. Но руководство части при этом вполне лояльно относилось к "мероприятиям с возлияниями" вне рабочего времени. Однажды на совещании начальник медслужбы Аракелов озвучил свои рекомендации по борьбе с инфекционными заболеваниями, где советовалось ежедневно выпивать 50–100 граммов крепкого спиртного или хотя бы бутылку пива. Командир части возмущенно одернул его, но начмед не сдавался, и Цыганков промолчал, тем самым косвенно поддержав рекомендации. На праздниках, типа Нового года или дня Победы, в "сербеске" (пивнушке), которая находилась в Новой Деревне рядом с магазином, проходили праздничные мероприятия. Командир части мог позволить себе выпить сербески наравне с любым прапорщиком или младшим офицером. Крепкие напитки не приветствовались, поэтому желающие приходили или "уже", или "с собой". В Торренсе тоже была "сербеска", но поскромнее.
Большинство офицеров и прапорщиков не злоупотребляли; и не из-за боязни наказания, а скорее по убеждениям. В рабочее время "употребление" очень сильно не приветствовалось, но, по крайней мере, после праздников никто никого не обнюхивал. Помню случай, когда пришел в роту "ответственным" 1 января 1988 года в 12:00, а ротный был еще в части (хотя с утра его уже сменили). Цыганков кричал ему через плац, чтобы тот уходил домой, а Летунов весело отвечал: "Ща все будет сделано!"
Помню, как мы ездили однажды на одну из баз отдыха. Там был бассейн большой, водопад, бары-забегаловки. Жрачку и напитки брали с собой. Накупались; употребили все, что взяли с собой. Тут кто-то из наших оповестил, что нашел сербеску, где продается пиво с этикетками (на Кубе в основном пиво и рефреска продавались в безликих потертых бутылках). Время близилось к отбытию автобуса, но мы с Гришкой Семкиным ломанулись на поиски. Пока нашли, пока отстояли очередь, время вышло. Взяли по две бутылочки по 0,33, выпить пришлось уже на ходу. Название пива не помню, а вот "оборотов" оказалось аж 24! Когда подтянулись к автобусу, весь нормальный народ уже сидел на своих местах, а Цыганков многозначительно посмотрел на свои часы. Мы извинились, Гришка нашел место подальше от командира. Мне же, поскольку автобус был полон, ничего не оставалось, как плюхнуться рядом с Цыганковым.
Вначале все было нормально, но 0,66 на 24% (да еще поверх ранее употребленного) в не очень прохладном автобусе начали свое подленькое действие. Ближе к Новой Деревне я уже о чем-то вдохновлено "беседовал" с командиром, и не заметить причины моей словоохотливости было нельзя. Самое приятное, что ни на следующий день, ни позже Цыганков даже словом не обмолвился о нашем "задушевном разговоре". Вот такой был человек! Это не значит, что он поощрял возлияния, просто четко определял для себя (и для всех), когда и при каких обстоятельствах можно, а при каких ― категорически нельзя".
5) Замполит Бухолдин
"Предыстория. Написан план-конспект, утвержден у ротного. Калаши, вещмешки, ОЗК. Я и сам вместе с солдатами "утеплялся" и "преодолевал зону радиоактивного заражения" местности. (Правда, калаша и вещмешка не тащил.) Пробежали не более километра, потом надо было даже трусы выжимать, а в туфлях хлюпало... На этом история не закончилась.
Заступаю в тот день в наряд (ПДПЧ). С утреца в кабинет замполита части (как помните, его дверь находилась аккурат напротив дежурки) прошмыгнул срочник, дизелист Иванченко. Ну, прошмыгнул и прошмыгнул. Мало ли зачем его вызвали? Смотрю, подтягиваются Рудь и Николаев. Через какое-то время Николаев поманил меня заглянуть к Бухолдину. Слева стояли ротный с замполитом роты, у стеночки прислонился Иванченко, а напротив меня ― с грозным видом ― полковник Бухолдин с загипсованной ногой и костылем под мышкой (в отпуске в Союзе ногу сломал).
― Товарищ старший лейтенант, вы вчера проводили дополнительные занятия по РХБЗ?!
― Так точно, товарищ полковник!
― А план-конспект у командира роты утверждали?!
― Так точно!
Ротный утвердительно кивнул...
― А что из снаряжения на бойцах было?!
― Автомат, подсумок, вещмешок... ОЗК...
― А что в вещмешках?!
― Дык, практически ничего, подшивка, нитки-иголки...
― Почему!!!???? Почему, товарищ старший лейтенант, не было в вещмешках по два "цинка" патронов?!
― Дык, это...
― Я вам приказываю, если в следующий раз будете проводить занятия, то обязательно каждому по ящику патронов! Ясно?!
― Так точно, товарищ полковник!
А Бухолдин повернулся к Иванченко, одной рукой оперся на костыль, а другой за "грудки" по стене поднял его и оторвал от пола (а парень-то нехилый был):
― Если ты, с*ка, еще раз придешь стучать на своих командиров, вот этими руками придушу! Понял?!
― Так точно!
― Вон из кабинета! И вы, товарищи офицеры, идите, занимайтесь...
Можете себе представить, какие положительные эмоции я испытал к своему замполиту части? Да я и сейчас вспоминаю его с большим уважением!
6) Авария
"Ехал однажды майор Попко на УАЗике в Гавану. При пересечении одной из улиц водила прозевал "красный" и ломанулся наперерез потоку. Попко среагировал быстро и рявкнул: "Стой!" Водила, что есть дури, наступил на клавишу, УАЗик колом встал на полосе. Счастье длилось недолго, поскольку на фаркоп насадился, также зевнувший, "кубано компаньеро". Оба наших выходят из машины…
Попко, не отходя от кассы, начинает вежливо объяснять водиле, что тот не прав.
Звучало это примерно так:
― Твою мать, ты че натворил?! Как я теперь буду объясняться с этим афро...опым?! Они же тупорылые дебилоиды…
Выходит из пострадавшей машины водитель (действительно афро…) и на чистейшем русском, без акцента, начинает успокаивать Попко:
– Командир, да не ругай ты бойца. Страшного ничего не произошло. Замените мне фару и рихтаните, а покрасить ― мои проблемы…
Оказалось, что это заместитель министра нефтяной промышленности, который в свое время учился в Союзе.
"Пятерку" замминистра пригнали в автопарк. Цыганков позвонил в Москву, там нашли офицера, который возвращался из отпуска. Он купил блок фар и уже через пару дней был на месте. Когда фарина летела через океан, мы с Василием Глотом отрихтовали, зашпатлевали и зашкурили рану. Пока ждали посылку, сожгли, наверное, бак бензина, рассекая по автопарку. Всем хотелось рульнуть на автопромовском детище".
7) Сувениры и "Нахимов"
"Покупать сувениры было проблематично, поскольку их, как таковых, просто не существовало. Делались или своими силами, или с помощью "резчиков" ― те же мартышки и парусники. "Команда рыбаков" Елфимова иногда "угощала" ракухами; "шариков" и лангустов ловили сами. А еще у меня во взводе служил Валера Курочка. Тот почти постоянно находился в своей "богадельне" ― токарке. На станке вытачивал из красного дерева всякие безделухи типа подсвечников. Основным "заказчиком" было командование части, но и нам Валера не отказывал.
Кстати, с Валерой командование поступило благородно. Дело в том, что его мать погибла в Черном море при столкновении сухогруза с круизным теплоходом "Нахимов". Как только эта информация поступила в часть, Цыганков лично сообщил Валере о трагедии и выразил соболезнования. Затем в тот же день, думаю, по настоятельному требованию Командира (с большой буквы) Валеру посадили на ближайший по времени борт. В московском аэропорту его встретили, вручили военный билет со всеми отметками об увольнении в запас, билет на поезд, деньги и доставили на железнодорожный вокзал. Он сам писал об этих удивительных событиях. Почему удивительных? Просто до Валеркиной барки оставалось еще несколько месяцев. Я думаю, что это был единственный случай за всю историю ВС СССР, когда срочника уволили раньше Приказа МО".
8) Охота на "шариков"
"Выезжая на Саладо, вооружались ластами, маской с трубкой и самодельным гарпуном. Он был сделан из двух тонкостенных трубок (нержавейка), соединенных винтовым разъемом. С одной стороны была закреплена кольцом жила от эспандера, с другой ― кусок автоматного или пулеметного шомпола. На месте резьбы для принадлежностей была "заточка", а в продольную прорезь заклепывалась оська, на которой болтался "флажок". На руке ― непромокаемые часы с будильником, установленным на минут 20–30 до выезда домой. Практически все время, отведенное для отдыха, мужики проводили за работой ― охотой за сувенирами.
Ловили (стреляли) лангустов, "чертей", но самой желанной добычей были лупоглазые "шарики". Однажды, несмотря на запрет не плавать в одиночку, я поплыл один налево от пляжа. Запомнилась большая расщелина, под которой, казалось, должны были ютиться эти лупоглазые бестии. Добрался я до этого разлома, набрал воздух и метнулся на "рекогносцировку". Под навесом расщелины сразу обнаружил большие глаза, полные грусти и безнадеги. Вот это удача!!! Да еще по ходу, прямо под самой "дичью", веселилась стайка осьминожек. Прихвачу, думаю, одного ради интереса, но только потом, когда "замочу" хозяина расщелины. Заряжаю орудие (натягиваю резинку), набираю побольше воздуха и в предвкушении легкой победы устремляюсь в "атаку". Уже вижу усталые глаза "шарика", прицеливаюсь… Взгляд машинально "прошаривает" близлежащее пространство... Однако расщелина справа и слева от добычи начинает плавненько двигаться.… И тут меня осенило: это не "шарик", а гигантский осьминог! По крайней мере, мне показалось, что его щупальца простирались метров по пять вправо и влево.
Реакция оказалась мгновенной. Метров двадцать от "места происшествия" я перемещался, не касаясь ластами воды и на одном дыхании. Отдышался, только отдалившись метров на пятьдесят. До берега метров триста. Рядом ни души. Мысли начали собираться в кучку. А что, если бы я "навскидку" влупил ему "заряд" между глаз? Думаю, что это "милое" существо наградило бы меня отнюдь не дружескими объятиями.
В те края я больше не "ходил" и друзьям не советовал".

Фотоальбомы

Крошкин Андрей (весна 1984 ― осень 1985) – https://amk.io.ua/album716286
Лашин Константин (осень 1984 ― весна 1986) – https://amk.io.ua/album453191
Шаманин Виктор (весна 1985 ― осень 1986) – https://amk.io.ua/album682811
Воронцов Алексей (весна 1986 ― осень 1987) – https://amk.io.ua/album655206
Шалдырван Георгий (осень 1987 ― весна 1989) – https://amk.io.ua/album685874
Максимов Андрей (весна 1988 ― осень 1989) – https://amk.io.ua/album697400
Румянцев Антон (весна 1990 ― декабрь 1991) – https://amk.io.ua/album707926
Дегтярев Владимир (весна 1990 ― ноябрь 1991) – https://amk.io.ua/album694021
Жуков Вячеслав (осень 1991 ― весна 1993) – https://amk.io.ua/album658325
Пахомов Сергей (осень 1991 ― весна 1993) – https://amk.io.ua/album672651
Ошейчик Геннадий (осень 1991 ― весна 1993) – https://amk.io.ua/album662894

Будущая территория 2 роты

Лазарев Валерий, 74-76, 20 ОМСБ, зенитка - https://amk.io.ua/album695980
Огурцов Владимир, 76-77, 20 ОМСБ, зенитка - https://amk.io.ua/album767065
Тельнов Василий, 75-76, 20 ОМСБ - https://amk.io.ua/album786863

1 комментарий

  • Гаврилов Михаил:

    Второй фрагмент из четырех, посвященных второй роте.
    А кроме всего прочего, тут представлена схема, которую вы раньше еще не видели (все, кроме обладателей книги "Тайны Лурдес".
    Это - самая большая часть.

    Всем приятного чтения!

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *