В/ч п.п. 54234-В. Рота. Осень 1986 ― осень 1988

30.10.2018 Опубликовал: Гаврилов Михаил В разделах:

1. Источник информации: Э. Зайцев, В. Кислый, Михаил Ильин, Илья Тимашев, Владимир Туромша, Павел Давыдов (все: осень 1985 ― весна 1987), Андрей Косторенко и Александр Перевозников (оба: осень 1986 ― весна 1988), Михаил Гаврилов (осень 1987 ― весна 1989).
Максимально подробно, но с элементами вымысла и заимствованными историями часть этого (осень 1987 ― осень 1988) и следующего (осень 1988 ― весна 1989) периодов описана в художественном сочинении автора данных строк "У каждого своя армия, или Пеленгатор в манговой роще", размещенного в Интернете по адресу: http://world.lib.ru/w/weterany_k_b/myarmy.shtml. В данном исследовании я его цитировать не буду, а заинтересовавшихся читателей отправляю к первоисточнику.

2. Командир роты: капитан Сергей Михайлович Сакичев.
Э. Зайцев: "Помните, как додумались проверять, был ли боец в самоходе? Сакичев ввел команду: "Оскаль зубы!" Если волокна от манго в зубах торчат, значит, попал".
М. Ильин: "Прибытие Сакичева хорошо помню. Я стоял в наряде на тумбочке. Он построил роту на обед. Представился:
― Я ― ваш новый ротный!
Потом скомандовал:
― Рота, направо!
Все повернулись ко мне.
Сакичев:
― Ой, нале-во!
Все опять повернулись лицом к нему.
Он:
― Нале-во! На УЖИН шагом марш!
Вся рота хохочет, а он делает огромные глаза и орет:
― Что за шаг? Будем тренироваться!"
А. Косторенко: "Сакичев ― образец армейской дубины. Особенности лексикона: "тубаретки", "валейтбольная площадка"".
М. Гаврилов: "Ходячим идиотом являлся командир нашей роты капитан Сакичев. Это был до мозга костей уставной человек, живущий исключительно по приказам и инструкциям.
Все проблемы, связанные с нарушением дисциплины, Сакичев решал собственным методом. Каждый солдат прекрасно знал любимое выражение ротного: "Будем тренироваться!"
Ночью Сакичев бесшумно пробирался в казарму и, если видел, что у кого-то тапочки не заправлены под тумбочку, кричал на все помещение: "Рота, подъем! Будем тренироваться!"
И весь личный состав часами тренировался заправлять тапочки под тумбочку.
Под его командованием мы все время тренировались: мыться под душем, чистить сапаты, ходить строем в туалет... Рвать руками траву".
Старшина роты: старший прапорщик Александр Мусинов (осень 1986 ― осень 1987); старший прапорщик Василий Черный (осень 1987 ― осень 1988).
А. Косторенко: "Бывало, Черный пропадал куда-то или был не в духе, и тогда сигареты мы не получали по несколько дней, особенно смены. Но при хорошем настроении он даже не смотрел в книгу ― за сколько дней ты расписался, просто насыпал кучу сигарет на глаз.
Когда уходили на дембель, Черный опять пропал (говорили, забухал), не выдав нам "Популярес". Сигареты в дорогу нам прямо в автобус принес старшина второй роты.
Осенью 1986, когда мы только пришли на Кубу, дембеля ходили в парадной форме. Эта традиция сохранялась до тех пор, пока был старший прапорщик Мусинов. С приходом Черного парадки дембелям выдавать перестали".

3. Изменения за период.
Отражены в Приложении 3. Схема 18.

Условные обозначения
Первая рота
1. Огневой класс.
2. Класс первого взвода.
3. Душевая.
4. Кубрик первого взвода.
5. Каптерка.
6. Курилка
7. Умывальники.
8. Кипятильник.
9. Старый кинотеатр.
10. Оружейная комната.
11. Ленинская комната.
12. Волейбольная площадка.
13. Спортгородок.
14. Флагшток со стендом.
15. Класс второго взвода.
16. "Тумбочка".
17. Плац первой роты.
18. Класс третьего взвода.
19. Бытовки.
20. Канцелярия первой роты.
21. Бильярдный стол.
22. Кубрик первого и второго взводов.
23. Склад.

Вторая рота
24. Канцелярия второй роты.
25. Кубрик первого взвода.
26. Плац.
27. Ленинская комната.
28. "Тумбочка".
29. Учебный класс.
30. Курилка с местом для чистки оружия.
31. Каптерка.
32. Оружейная комната.
33. Кубрик второго взвода.
34. Сержантский класс.
35. Кубрик автовзвода.
36. Умывальники.
37. Туалет.
38. Баня.
39. Душевая.
40. Склад старшины.
41. Спортгородок.
42. Кабельный коммутатор.
43. Баскетбольная площадка.

Культурно-массовый центр (КМЦ)
44. Кинобудка.
45. Сцена, экран.
46. Библиотека.
47. Фото, радио.
48. Комната.
49. Комната.
50. Кинобудка.
51. "Музыкалка".
52. Пристройка.
53. Навес.

Их удалось отследить подробно: я включил сюда касающиеся не только территории роты, но и всей части. Это сделано один раз, в качестве исключения, дабы показать, какими масштабными темпами развивалась часть в середине 80-х годов.
1) Летом 1986 года к территории в/ч п.п. 54234-В были присоединены батальонный кинотеатр и здание, где раньше размещалась минометная батарея 20 ОМСБ. В этих постройках и на прилегающей к ним территории проводили работы по благоустройству. Демонтировали старый забор, отделявший территорию 20 ОМСБ от в/ч п.п. 54234-В. Затем возвели новый. Старый культурно-массовый центр (КМЦ), находящийся напротив клуба, у футбольного поля, передали батальону.
В. Куксов: "Забор, который мы сносили, до нашей роты не доходил. Он поворачивал на 90 градусов влево, если смотреть от штаба. В соловьином мы его белили, так что забыть этот угол я никак не мог.
В кинозале мы ничего не переделывали, а в самом здании возвели кирпичную перегородку, белили стены и потолки. Приводили в порядок территорию. Ломали забор. Иногда ездили за стройматериалами. В общем, работы хватало".
2) Летом 1986 года солдаты первой и второй рот начали смотреть фильмы в кинотеатре с бетонными скамейками, ранее принадлежавшем 20 ОМСБ. Кинозал первой роты стали использовать для чистки оружия и как место отдыха солдат в свободное время.
3) Осенью 1986 года молодое пополнение впервые стало жить сразу в роте, без карантина в 7 ОМСБр.
А. Елфимов: "Раньше молодежь первые три дня находилась на сборном пункте в Нарокко. За это время их обирали как липку, а посылки, которые они везли своим будущим сослуживцам, не доходили. Позже мы с командиром части полковником Цыганковым решили забирать солдат в часть сразу с барки".
(С середины 70-х годов молодое пополнение везло в роту "посылки" для старослужащих. Родители солдат, служивших на Кубе, паковали сумку или чемодан, а затем отвозили в учебку: а там сержанты распределяли посылки среди молодых солдат. Считалось, что если довезешь в сохранности вещи "дедушке", служить потом будет легче.)
В. Куксов: "Обычно сначала увозили дембелей, а следом привозили соловьев. Все изменилось, когда мы сами стали дембелями. Соловьев привезли до нашего отъезда. Вернее, уже ушли две барки. А мы перед самым отъездом спали в койках прямо на плацу".
А. Косторенко: "Из Нарокко, когда мы пришли на Кубу, нас сразу забрали в часть. Приехал старшина Мусинов ― худой, с огромными усами, железными зубами, фуражка с кубинским гербом. В первый день мы были в шоке. Жара, кругом какие-то уставшие люди в выгоревшей добела форме, хочется пить, а кипяченая вода не успевает остыть. И, конечно же, ночь ― солдаты-дембеля спят на плацу. Мысль: куда же нас занесло?"
4) Октябрь ― ноябрь 1986 года – начало строительства нового ПЦ.
И. Тимашев: "Весной 1987 года меня перевели на стройку нового ПЦ с кубашами. Мы там пиво пили и пол плиткой укладывали на цемент. Последнее, что помню: подвели силовой кабель".
5) Зимой 1987 года демонтировали забор из шиферных листов, ограждавший роты от второго отдела.
6) В начале 1987 года ввели ночное патрулирование части.
И. Тимашев: "Уже под мой дембель кого-то из крупных начальников осенило, что часть надо охранять и собственными силами".
7) Весной 1987 года на аллее от штаба части до нового ПЦ высадили китайские розы.
М. Ильин: "Аллею от штаба мы садили из гибискусов, но все их называли розами. Потом возле этих цветов летало много колибри".
8) Осенью 1987 года в честь 70-летия Октябрьской революции у штаба части установили памятник В.И. Ленину.
А. Косторенко: "В сувенирке работал чеканщик-солдат: он сделал гербы на памятнике перед штабом. Этот памятник был дембельским аккордом ребят из старшего призыва. Со всей округи собирали камни и булыжники для фундамента. А сколько цемента ушло!"
9) Осенью 1987 года начали строить антенну для советского телевидения.
10) Весной 1988 года батальон перестал охранять второй отдел. Силами солдат и офицеров в/ч п.п. 54234-В был проведен демонтаж ограждения и снос калитки с кодовым замком.
11) Летом 1988 года в помещении бывшего ротного кинозала, где размещалась кинобудка, сделали "кипятилку" ― до этого бак с горячей водой стоял слева от входа в зал.

4. Неуставные отношения.
А. Косторенко: "Дедовщины, как таковой, у нас не было. И в этом огромная заслуга офицеров. Тех же капитана Сакичева, старшего лейтенанта Клементьева, какими бы они не были идиотами в других вопросах. В столовой раздача пищи была строго регламентирована: за завтраком ― соловей, в обед ― черпак, на ужине ― старослужащий. Они же и уносили посуду. Это правило было введено офицерами до нас и строго контролировалось. Каждый раз с нами в столовую ходил ответственный офицер. В "юбилейные" дни ― сто дней до приказа или перед дембелем ― старики отдавали свое масло молодым; а офицеры контролировали, чтобы старослужащие ели масло сами.
А вот уставщиной иногда злоупотребляли, особенно сержанты из "неинститутских" призывов. Прекрасно помню сержанта Игоря Макаенка: получив временную власть (сержантские погоны), он с особой изощренностью издевался (по уставу, конечно) над ребятами из младших призывов, которые и физически, и умственно были более развиты, чем он".
М. Гаврилов: "Соловьи запевали песню, маршировали в строю, убирали кубрик. Когда взвод выходил на уборку территории, работали тоже в основном соловьи. Когда в наряд по роте шли дед и соловей, то соловей работал больше. При этом я не помню каких-либо драк. Когда нас, младший призыв, перевели в первый взвод, состоялся разговор с черпаками о наших обязанностях, что нам надо делать. Черпаки объяснили, что в свое время они тоже были соловьями и делали то же самое, а теперь настало наше время. Особых возражений с нашей стороны не последовало, так что тот разговор можно расценивать как инструктаж".
П. Давыдов: "Когда я отказался нести стрему, меня вывели в огневой класс. Били в грудь, но не больно. После этого я больше ни разу не был на стреме, хотя до этого дважды отстоял. Точнее, отлежал. На стреме в первой роте лежали под агавой. Я уверен, в соловьином все через это прошли".
В. Туромша: "Один раз отмечали что-то в роте. Я кого-то из молодых на стрему поставил. Дал ему банку сгущенки и печенье, а он закимарил. Короче, попались. Молодой сказал, кто его на стрему поставил. Но я не обиделся, ему еще служить, а у меня первый залет. Замполит постращал и все".
Тут же упомянем и о "традициях". Эта тема поднималась в предыдущем подразделе.
А. Косторенко: "Когда уходили на дембель, на вечерней поверке отрывали погоны. Иногда вместе с рукавами. Ремень отдавали соловью. Хотели ввести традицию, как в батальоне: после последнего ужина на выходе из столовой выстраивается живой коридор, и дембелей пинками выбрасывают из столовой. Но не всегда получалось ― офицеры были начеку.
И обязательно после столовой дембеля, которые уезжали утром на барке, с затянутыми ремнями и кепонами на ушах, маршировали строевым шагом и громко исполняли песню. А перед этим в столовой каждый дембель шуршал на раздаче, убирал посуду и вытирал стол кепоном".
Об уставных и неуставных сержантах.
А. Перевозников: "Черпаки-сержанты отмечали день рождения, а их спалили. Все на себя взял виновник торжества, он был дежурным по роте. Как поступить отцам-командирам? По-честному, по уставу ― наказать всех. Ан нет, был заключен "пакт молотовых ― риббентропов". Мы наказываем одного (срезаем одну лычку), а остальные ни при чем, но вы сдаете человека, который принес вам выпивку. Как поступают уставные сержанты? Конечно, сдают с потрохами!
А тот солдат, который принес бухло (тоже черпак), служил у новорожденного в отделении. Его просто по-дружески попросили. Он достал и принес с ночной смены. Ему тоже предлагали участвовать, но он отказался ― спать охота. Но это был умный солдат: перед тем как перелить содержимое бутылки во флягу, он поменялся флягами с именинником. И был чист.
Отцы-командиры не стали "колоть" солдата напрямую: мол, сознайся, а просто записали на последнюю барку. Вот такая грустная история с сержантской пьянкой".

5. Самоходы.
В. Туромша: "Я был радиомастером. В самоходы ходил два раза в неделю ― за фруктами и сдавал сигареты, свои и ребят. Продавали наручные часы (главное, чтобы ходили во время ченча), электромоторы с магнитофонов. Обтрясали соседние кокосовые пальмы, бананы, авокадо, мандарины, лайм, грейпфруты. Спиртное покупал на "Ранчо Луна" под соломенной крышей. Брали лимонную водку из Союза и кубинские ликеры. Доставали ребятам на дни рождения, пили на дежурстве понемногу. Было и в роте. Об этом знали немногие.
Недалеко от части кубинцы выращивали цветы, напоминавшие большие фиалки. Цветник был обнесен колючкой, установлен прожектор, а охранник имел охотничье ружье. По просьбе прапорщиков и офицеров мы ходили за цветами для их жен на 8 Марта и дни рождения. В сумерках по-пластунски ползали вдоль грядок и рвали, что попадется.
Елфимов говорил: "Я вас наказываю не за то, что вы в самоходы ходите, а за то, что попадаетесь".
Авокадо можно было смело в столовую нести, в кашу добавляли. Потом, при Сакичеве, на это дело наложили запрет: расценивалось как самоход, на мозги капали.
Технари знали, что мы в самоходы ходим и иногда прикрывали нас от офицеров роты. Хотя и в роте был старший лейтенант Мальков, хороший мужик. Мы ему даже фрукты носили.
Я у многих офицеров был дома в Деревне, телевизоры ремонтировал. Как-то раз принесли Малькову полведра манго, а через неделю меня Селезнев забрал к себе телик чинить. Так меня его жена за стол посадила и давай Селезнева пилить: у Мальковых вечно дома фрукты разные, а ты не можешь попросить солдат принести! Если бы он еще знал, кто их Малькову достает!"
Э. Зайцев: "Я служил на Домике. Моим дедом был Володя Тютюник. Он и научил меня вырезать из кокосов обезьян, разделывать лангустов, рыб-шаров, ракушки. Через него (а он был замком) и мне перешел замок третьей роты. А командиром был Селезнев.
Комроты Елфимов. Хороший дядька. Фура у него всегда была залихватски загнута. Мы с Тютюником и комроты в самоход ходили, хотя это уже не для нас был самоход, а для комроты. Но в основном одни, за кокосами для обезьян. Нам выдавали мыло ― и вперед, за забор! Лазили на "кошках" на пальмы. Приходилось иногда скатываться. Потом вся промежность, как от когтей.
Однажды с Тютюником набрали кокосов зеленых, слили в чайник, распили и так хорошо стало! Какое-то брожение там было".
А. Перевозников: "На "Ранчо Луна", кроме столичной и лимонной водки, ликера Menta (гадкая вещь) и бананового ликера, продавали еще коньяк "Белый Аист". Но сидеть там было стремно: часто появлялись батальонные патрули. А справа от ранчо находилась маленькая забегаловка. Там к пиву давали закуску (сильно зажаренное сало-шкварки), имелся и ром. Один раз, зайдя туда, заказали: "Трес ром, пер фавор". (Три порции рома, пожалуйста.) Выпили залпом и, развернувшись, пошли к выходу. Эффект был ошеломляющий: кубаши сидели, открыв рты".

6. Истории.
А. Косторенко. Наряд по КПП
"Наша рота ходила в наряды по КПП в Центре. Утром приезжали офицеры на нескольких автобусах. Впереди штабной ПАЗик с командиром части и начштаба. Все выходили и ждали, когда зайдет командир.
И тут наступала наша очередь. Метров за десять четким строевым шагом дежурный по КПП подходил и докладывал: "Товарищ полковник, за время моего дежурства происшествий не случилось". Затем рукопожатие, "Здравия желаю!" ― и все заходят согласно табелю о рангах, но с обязательной проверкой пропусков. На этих докладах строевой шаг мы отработали не хуже кремлевской роты почетного караула.
П. Давыдов
1) Плюсы и минусы "развертывания"
"Однажды нас вывезли на развертывание: ставили антенну где-то в сельской местности, а потом в кунге разворачивали посты. На моем пятом ничего не отметилось. На обед повезли в кубинскую часть. А в столовой ― четырехместные столики и обслуживают девушки приятного коричневого цвета. Все подают в отдельных тарелках: и мясо, и птицу, и гарниры. Было очень вкусно. Еще и офицеры лопухнулись: фрукты передали солдатам.
А вечером у нас было обычное "дерьмо". Плюс на всех, чтобы помыться, привезли 900-литровую бочку на колесах со сломанным краном. В итоге открутили заглушку снизу и все мылись, залезая на четвереньках под бочку".
2) Наряд на дальние ворота
"Сакичев дал мне три наряда вне очереди на дальние ворота. На дороге, по которой офицеры домой и на обед ходят. Дневной наряд. Обязанности такие: открывать и закрывать ворота. Дурь полная: поставить дембеля швейцаром!
Там стоял невысокий забор, росло большое дерево с сопливчиками, а главное ― была тень. В первый же день я соорудил гамак. Ворота никому не открывал. Сакичев домогался: "Почему?" Мой коронный ответ: "А я вас не видел!"
Однажды мы поболтали с прапорщиком Мусиновым. Он сказал, что по уставу я еще должен отдавать честь. На следующий день, когда прапорщик возвращался с обеда, я за пятьдесят метров открыл ворота, а за десять шагов принял стойку "Смирно" и приложил руку к козырьку. Прапорщик сделал то же самое и прошел мимо меня строевым.
А следом за Мусиновым шел Сакичев, но я его не заметил. Когда ротный вошел, я уже спокойно лежал в гамаке. В итоге получил еще пять нарядов. Большинство из них провел на том же гамаке.
М. Ильин
1) Рауль Кастро
"В январе 1987 года холод был страшный, под двумя одеялами не уснуть. В наряде на КПП даже бегали вокруг Центра, чтобы согреться. Шкурки кокоса жгли у ворот, руки грели. Утром на "Чайке" приехали Рауль Кастро и главный военный советник на Кубе генерал-полковник Зайцев ― им нужно было поговорить с Москвой.
Я честь отдал и доклад сделал. Пока открывали ворота, Рауль поздоровался, я ему в ответ: "Буэнос диас, камраде!""
2) Инициативный офицер
"Один из новоприбывших офицеров провел физкультуру перед обедом. Жара раскалила брусья, а он после пробежки приказал солдатам по ним пройтись. После этого полроты ходило с перебинтованными руками ― у ребят на коже вскочили волдыри. Потом очень долго заживали ладони".
Э. Зайцев. На стрельбах
"Помню, на стрельбище чуть не пристрелил Елфимова. Ох, вспоминали меня долго! Отстрелялся, поднимаю автомат и думаю: "Кажись, там что-то есть". Ну и жму, а оно как стрельнет! Ротный потом сказал, что рядом с ухом срикошетило. Убить не убил, но молиться, думаю, научил".
А. Перевозников
1) Кошмар биолога
"В младшем призыве был парень из Питера, биолог. Однажды в шиферный туалет на ПЦ забежал какой-то зверек, похожий на крысу. Кто-то из солдат зашел в сортир по делам, сел на очко. Тут зверек и вылез. А боец не испугался, а взял и совковой лопаткой разрубил его пополам. И пошел всем рассказывать, как в туалете крысу замочил.
Тут с ПЦ вышел биолог. Посмотрел на труп, и у него истерика случилась: солдат убил редкого щелезуба, занесенного в Красную книгу!"
2) Союзные республики
"Был у нас во взводе один с Вологодской области, русский, закончил СПТУ, тракторист. Назовем его Х.
Место действия: класс третьего взвода, занятие по "политике". Рядом с классом ― Ленинская комната. Действующие лица: бойцы взвода, свободные от смен и нарядов. Главные действующие лица: новоиспеченный командир взвода Захаров (несколько недель на Кубе) и боец Х.
З. Рядовой Х!
Х. (вставая из-за стола) Я!
З. Перечислите республики, входящие в состав СССР.
Х. (с широко раскрытыми глазами) Ммм...
З. Ну хотя бы назовите их количество.
Х. (неуверенно) 15… (немного подумав) 16!
З. Точно 16?
Х. Точно!
Захаров направляется к выходу из класса, заходит в Ленинскую комнату, отсутствует минуты три. Возвращаясь, с довольным видом произносит:
― Нет, Х! 15!!!
Мы потом спросили у дневального, который прибирался в Ленинской комнате:
― А что там делал Захаров?
Дневальный:
– Стоял перед картой СССР и негромко считал".
3) О строевых офицерах.
"Я не считаю, что они тупые! Они все делали с выгодой, преследовали собственные цели. Проще справиться с толпой бойцов, поддерживая в них страх (написать письмо домой или на место учебы), шмоная на предмет всего нелегального (даже авокадо нельзя было в столовую принести), награждая за безвылазные смены по два-три месяца выездом в Гавану на два-три часа с мелочью в кармане на мороженое, чем поддерживать нормальные, профессиональные отношения! Это в них было заложено с первого курса военного училища!"

7. Байки.
А. Перевозников
1) Легендарные дембеля
"Как-то дембеля ломанулись в самоход. Пару дней они пили-гудели с какой-то барышней-кубашкой, а потом ее хватились родители. Ее папаша был важным команданте, другом Фиделя. А дембеля гуляли на широкую ногу на чьей-то касе, не скрываясь.
Тогда кубаши напали на их след и устроили облаву. Одному из дембелей прострелили ногу, а потом всех передали в часть. Но их не судили, ибо они отсутствовали меньше трех суток. Та еще байка!"
2) Подрывная станция
"Нам запрещали выводить на звукомаскировку американские радиостанции. Ходила среди пеленгаторщиков такая байка… Однажды вышел боец из кунга по нужде. Только сел, а тут выстрел! И дробь сверху на него падает. Он штаны в руки и бегом в Дом. Оказалось, на Доме частотой для звукомаскировки была выбрана ну очень подрывная радиостанция Jose Marti. Потом ставили только "Маяк" с его хитами "Старая мельница", "Я буду долго гнать велосипед" и "Еще не вечер"".
3) Перечень баек, имевших хождение в первой роте, составленный и про-комментированный А. Перевозниковым:
"За кубриком первого взвода стояла кровать, на которой трахали кубинок-проституток. ― Не участвовал.
Там же страшно избивали несчастных соловьев ударами в грудак, дабы не было следов побоев. ― Не участвовал ни с той, ни с другой стороны.
В далекие годы солдаты жгли дембельские костры из песо, которых было некуда потра-тить. ― Не участвовал, псы для другого нужны были.
Солдаты перед баркой просто жгли дембельские костры (неизвестно из чего), типа юных пионеров. ― Не участвовал.
У дембелей был автомобиль, на котором они ездили в самоходы в Гавану. (Эта версия, кстати, подтвердилась.) ― Не участвовал, права получил только в 1991 году.
Дембеля, уезжая в Союз, любезно подарили автомобиль командованию части.― Не участвовал, был бы авто, увез бы с собой на барке.
Было время, когда за набор иголок можно было всю Кубу перетрахать. ДПЧ приходил на утреннюю поверку, стрелял в воздух пару раз, проститутки выскакивали из кубрика и разбегались по домам, и только затем рота строилась. ― Это мой дед Володя Нестеренко рассказывал, авторитетный человек!
Неплохая для литературы версия о кентаврах: "А помнит кто-нибудь рассказы старослужащих о кентаврах (тело лошади, а вместо головы ― торс мужчины) на Кубе? О том, как часовые стреляли по ним, находясь на посту в карауле?" ― Ну не знаю. А почему не амазонки? Тогда за кубрик их!
Как пацанов с губы возили в клетках показывать в Торренс. ― А вот это вполне возможно!"

Фотоальбомы:
Туромша Владимир (осень 1985 ― весна 1987) - https://amk.io.ua/album698372
Зайцев Эдуард (осень 1985 ― весна 1987) - https://amk.io.ua/album700542
Косторенко Андрей (осень 1986 ― весна 1988) - https://amk.io.ua/album78098
Перевозников Александр (осень 1986 ― весна 1988) - https://amk.io.ua/album97608
Червяков Петр (осень 1986 ― весна 1988) - https://amk.io.ua/album652794
Щаденко Дмитрий (осень 1986 ― весна 1988) - https://amk.io.ua/album430892
Кондык Дмитрий (осень 1986 ― весна 1988) - https://amk.io.ua/album248532
Демьяненко Анатолий (осень 1986 ― весна 1988) - https://amk.io.ua/album465460
Галацин Борис (весна 1987 – осень 1988) - https://amk.io.ua/album246235
Пикулик Дмитрий (весна 1987 – осень 1988) - https://amk.io.ua/album246387
Осень 1987 ― весна 1989, общий альбом - https://amk.io.ua/album660882

1 комментарий

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *