В/ч п.п. 54234-В. Рота. Осень 1984 ― осень 1986

23.10.2018 Опубликовал: Гаврилов Михаил В разделах:

1. Источник информации: С. Сафронов (весна 1984 ― осень 1985), Р. Безуглый и Геннадий Сиденко (оба: осень 1984 ― весна 1986), Куксов Владимир (весна 1985 ― осень 1986), Эдуард Зайцев, Владимир Кислый (оба: осень 1985 ― весна 1987).

2. Командир роты: капитан Александр Витальевич Елфимов.
В. Кислый: "У меня были хорошие учителя в армии. Сколько всего хорошего передал нам наш первый ротный капитан Александр Витальевич Елфимов! Именно он учил нас еще в школе МКС (младшего командного состава) разделять со своими будущими подчиненными "все тяготы и лишения воинской службы". И учил личным примером! Вы видели когда-нибудь своего командира, быстрее вас надевающего противогаз или больше вас делающего на перекладине подъемов с переворотом? А я видел! И стремился быть таким, как он! Если ты командир ― будь авторитетом во всем! Даже в кошении травы! Это ― школа Елфимова".
С. Сафронов: "Кто-то из офицеров притащил в роту несколько ракух на обработку и положил в умывальнике отмокать. А их сперли. А у нас барка через день. Ротный Елфимов дал сутки на поиски. Естественно, не нашли. Да и не искали, из дембелей точно никто не брал. Ракухи у каждого были, все равно больше одной увезти не разрешали. А ротный перед отправкой на барку нас построил, открыл чемоданы, и у всех забрал ракухи. Вот это был облом!
И тут заходит командир части. А ротный стоит с охапкой ракух. Командир части спрашивает: "Что тут происходит?" Ротный подумал и говорит: "Да вот, товарищ полковник, сувениры раздаю". И, правда, отдал ракухи. Но нервишки у нас сыграли по полной".
Мы имеем уникальную возможность предоставить слово и самому командиру роты. То, что Александр Витальевич смог полноценно общаться с бывшими подчиненными спустя много лет, уже само по себе служит ему положительной характеристикой.
А. Елфимов: "Я ― сын военного вертолетчика. Вольск, Пугачев, Братск, Вольск, поселок Тейково Ивановской области. Это география моих переездов. В десятом классе учился в трех городах. Затем год работал сантехником. Весной 1971 года ― армия, Борисоглебск. Учился на микрофонщика. В 1972 году поступил в Череповецкое ВВКУС, разведка. Получил красный диплом. Женился в 1975 году. В 1976 году моя Иришка родила мне дочь, в 1981-м ― сына. Климовск, в/ч п.п. 34608: командир взвода, командир учебного взвода, командир хозроты.
В книге А. Бека "Волоколамское шоссе" есть хорошие слова генерала Панфилова: "Прежнего командира пришлось отставить. Распустил людей, жалел. Чудак! Ведь жалеть ― значит не жалеть!" И я придерживался этого принципа от комода до комбата. Разницы между офицером и солдатом я никогда для себя не делал. Сам, прежде чем стать офицером, прошел срочку и запах портянок знал не по учебникам.
Будучи на Кубе командиром роты, я, конечно, не мог знать всего происходящего в казарме: стукачей не любил и не имел ― синдром срочки. Знал, что солдаты в самоходы ходили, догадывался, что и ром с сербесо пили, иных ловил. И говорил им, что они дважды дураки: во-первых, что сделали, во-вторых, что попались".
Старшина роты: сержант Виктор Гарнушкин (осень 1984 ― весна 1985).
С. Сафронов: "На посту нас было трое: я и два черпака ― Виктор Гарнушкин и Юра Богушевич. Через полгода рота осталась без старшины (дембельнулся), и Витьку с осени 1984 года поставили вместо прапорщика. На дембель ему присвоили звание "старшина". А я почти год ходил на смены без перерывов".
С весны по осень 1985 года обязанности старшины выполнял командир роты А. Елфимов.
А. Елфимов: "Старшины у меня не было год. Гарнушкин, потом Лободаев выполняли роль строевого старшины. Быть одному в трех лицах на Кубе, мягко говоря, не просто. Не буду плакаться, но иногда "с катушек съезжал".
Никто мне ничего не объяснял ― просто не прислали старшину. Искали кандидата. А замполита у меня тоже не было с мая по сентябрь. Просто достали эти кадровики!"
С осени 1985 года старшина роты — старший прапорщик Александр Мусинов.
В. Куксов: "…пишут, как старшину "обували". С нашим старшиной такой номер не прошел бы. В каптерку Мусинов пускал только по одному. А если и позволял что-то взять самостоятельно на полке, затылком чувствовалось его "всевидящее око". Когда я пришел к нему получить новые трусы, он заставил меня снять штаны и лично проверил состояние старых трусов. И только потом выдал новые. Он был нормальный мужик ― крикливый, но беззлобный. Договориться можно, но надуть ― никогда".

3. Численность роты и расположение личного состава не изменились.

4. Изменения за период.
Отражены в Приложении 3. Схема 17.

Условные обозначения
Первая рота
1. Огневой класс.
2. Запасной приемный центр.
3. Душевая.
4. Кубрик первого взвода.
5. Каптерка.
6. Курилка.
7. Умывальники.
8. Кипятильник.
9. Старый кинотеатр.
10. Оружейная комната.
11. Ленинская комната.
12. Волейбольная площадка.
13. Спортгородок.
14. Флагшток со стендом.
15. Класс первого и второго взводов.
16. "Тумбочка".
17. Плац первой роты.
18. Класс третьего взвода.
19. "Бытовки".
20. Канцелярия первой роты.
21. Бильярдный и теннисный столы.
22. Кубрик первого и второго взводов.
23. Склад.

Вторая рота
24. Канцелярия второй роты.
25. Кубрик первого взвода.
26. Плац.
27. Ленинская комната.
28. "Тумбочка".
29. Учебный класс.
30. Курилка с местом для чистки оружия.
31. Каптерка.
32. Оружейная комната.
33. Кубрик второго взвода.
34. Сержантский класс.
35. Кубрик автовзвода.
36. Умывальники.
37. Туалет.
38. Баня.
39. Душевая.
40. Склад старшины.
41. Спортгородок.
42. Кабельный коммутатор.
43. Баскетбольная площадка.

Территория батальона
44. Летний кинотеатр батальона.
45. Помещения минометной батареи.

1) Осенью 1984 года волейбольную площадку залили цементом.
2) Зимой 1984–1985 годов по дороге от первой роты к штабу установили стелы с наглядной агитацией.
С. Сафронов: ""Обелиски" при нас уже были. Только их называли "стелы". Их разрисовывал Сергей Кириллов".
Лашин Константин, вторая рота (осень 1984 ― весна 1986): "Изначально это были железобетонные плиты, которые пришлось растаскивать и устанавливать нашей роте. В основном дембелям. Плиты были тяжелыми. К месту установки их тащили, перекатывая по металлическим трубам. У одного из парней, когда он подсовывал трубу под плиту, палец попал между ними. Солдат закричал, и мы увидели на земле обрубок пальца. Но все оказалось не так страшно: с костяшки, как чулок, слезла верхняя кожа, а на кость потом все наросло".
3) В июле 1986 года в санчасти открыли стационар для солдат. Подробности ― в отдельной теме этой подглавы в подразделе "Санитарная часть в/ч п.п. 54234-В (1984–1993)".
4) Осенью 1986 года восстановили наряды по КПП в Центре.
5) А. Елфимов: "В 1986 году моим главным дембельским аккордом был косметический ремонт фасада казармы. Тогда сдирали огромные слои побелки. Наверху казармы под толстым слоем побелки обнаружилась надпись красной краской "Решения XXIV съезда КПСС в жизнь", а он проходил в 1971 году. Все, конечно, закрасили голубой краской. Этими работами в основном руководил прапорщик Мусинов.
А моим непосредственным аккордом стало строительство забора от ворот на второй отдел до дизельной. Блоки на свалке нашли, грузили на наш "КРАЗ", трубы брали в третьем отделе, а сетку-рабицу у кубашей стащили. Эту сетку мы сначала расстилали на плацу и резали пополам. Для тех, кто в этом участвовал, было в радость не ходить в наряды и на смену".

5. Наряды.
С. Сафронов: "В части ночью оставался только офицер, ДПЧ. Ротный наряд состоял из пяти человек: дежурный по роте, два дневальных, посыльный по штабу и посыльный по ПЦ. В автопарке и в Центре на КПП в наряд заступали солдаты из второй роты. Наряд по штабу: один человек совмещал обязанности помощника дежурного и дневального. Спецы разрешали спать в каморке, в штабе, часов пять. Дерево у штаба никогда не забуду. С него всегда что-то сыпалось: то листья, то ягоды, внешне похожие на клюкву".
Р. Безуглый: "В Центр от оперативного дежурного информацию и наши радиограммы носил посыльный. У нас были дежурства по роте и ПЦ. Даже "на говно" ротный послать не мог ― туалет убирала вторая рота. Одного залетчика как-то отправили, но по личной договоренности с командиром второй роты".
С. Сафронов: "Однажды сержант Завацкий послал нас, соловьев, драить туалет. Тут же прибежал дежурный по второй роте и выгнал нас, заявив, что это ― его территория, а у него есть свои залетчики".
В. Куксов: "Если ДПЧ ловил на просмотре телевизора в ночное время, то дежурного по роте могли запросто снять с наряда. Снимали за два часа до его окончания, а в 18:00 он снова заступал на сутки. На моей памяти кто-то из сержантов стоял трое суток подряд".

6. Отоварки и зарплата.
В. Куксов: "Деньги на руки не давали, а списывали с карты. В соловьином покупали сигареты "Столичные", манговый сок и какие-то сладости. Деньги на карте экономили. Перед дембелем я купил себе чемодан, кроссовки, рубашку, несколько полотенец и всякой мелочи.
Зарплата рядового составляла 5 песо 50 сентаво, комода ― 6 песо 50 сентаво, а замка ― 8 песо 50 сентаво. А книжные отоварки проводились раз в месяц. Обычно в актовом зале штаба. Сначала отоваривались офицеры, а нам ― что останется. Вот эти отоварки мне нравились больше всего. Домой я привез несколько книг Фенимора Купера. А в роте было очень удобно дарить книги на дни рождения".

7. Неуставные отношения.
С. Сафронов: "Из соловьев в черпаки нас переводили. Правда, цирк устроили. Куча новоявленных дедов влетает в кубрик, три-четыре человека напрыгивают на молодого и пытаются удержать, кто-то машет ремнем. Попадает всем: и молодым, и старым. Мне раза два прилетело. Зрители от смеха с коек падали. Вот так и перевели. А мы уже потом этим не занимались.
В столовой раздатчики пищи уносили посуду по призывам: утром соловьи, в обед черепа, вечером деды. Так у нас с дедовщиной боролись. А при построении соловьи вставали в первый ряд".
В. Куксов: "Офицеры в столовой все время вынюхивали, чтобы мы соловьям масло не отдавали на круглые даты. Это считалось страшным проявлением дедовщины.
А еще нас водили на суд военного трибунала. Он проходил в батальонном клубе. Судили двух дедов за систематическое издевательство над каким-то соловьем. Одному из них дали три года колонии общего режима. Мы сидели в зрительном зале, а суд проходил на сцене. Туда водили только старший призыв и сержантов. Видимо, чтобы у нас не возникло желания поступить подобным образом".
В. Куксов. Об уставных и неуставных сержантах.
"Некоторые из служивших в нашей роте заявляют: "Уставные сержанты точно сдадут с потрохами!" А что для таких людей означает "уставной"? Может, они представляют себе комсомольца-активиста с "кокардой в голове", который угождает начальству, "политику партии понимает правильно" и в личное время или по вечерам сидит в сторонке от других? Не буду спорить, такие имелись почти в каждом призыве. Но мне встречались и другие "уставные" сержанты. Те, кто не били морды своим подчиненным, а предпочитали все вопросы решать, как нормальные люди. В курилке вечерами они заставляли называть себя по имени, а не по званию, пели песни под гитару вместе со всеми и также мечтали о дембеле и девчонках.
Многие помнят сержанта Гену Контарева, который в столовой отдал соловью свой кусок хлеба, когда тому не хватило. А на дембель он, как и я, ушел младшим сержантом, потому что не стал "сотрудничать" с офицерами.
А "неуставные" сержанты, получается, свои в доску парни?! Я сам видел, как один "не-уставной" сержант, не буду называть фамилии, бил по лицу ногами своего подчиненного, который за всю службу ни на кого голоса не повысил! И только за то, что тот отказался искать другую простыню кому-то из старшего призыва. Мерзко и гадко!"
Говоря о неуставных отношениях, стоит рассказать и о "традициях", то есть о ритуалах, в основном связанных с проводами демобилизованных солдат.
С. Сафронов: "В соловьиную, последнюю ночь перед баркой, дембеля вспоминали молодость. Раздавали "Популярес" младшему призыву. Договаривались с дежурным по части, чтобы свет после отбоя подольше не гасить. Ибо пока он горел, дембеля можно было отправить за водой, заставить ровнять койки. В общем, выполнять соловьиные обязанности. Но без фанатизма. А потом дембеля с первой сменой отправлялись драить ПЦ. Причем, драили по-честному".

8. Самоходы.
В. Куксов: "Помню ободранные деревья и недовольство кубашей. Как-то раз мы отправились за манго. Нарвали полмешка, а тут кубаши нагрянули. Чуть до драки не дошло. Орали они на нас русским матом, кричали: "Уно манго ― уно песо!" Грозились, что пожалуются нашему начальству. Но свои полмешка мы все равно унесли".

9. Борьба с ченчем.
В. Куксов: "Пачки сигарет у нас старшина сначала подписывал. Потом начал ставить на них печать, изготовленную кустарным способом. Но среди солдат тоже нашлись умельцы и изготовили идентичную. Месяца два-три удавалось водить старшину за нос, но потом и это раскрылось. Приходилось сдавать сигареты кубашам в одной нижней обертке".

10. Выезды.
Р. Безуглый: "На карнавал ездили в 1985 году. Елфимов нам сразу сказал: "При входе будут продавать стаканы. Купите себе, будете с ними там ходить". Вряд ли он свято верил, что в этих стаканах будет вода. Но, однако, сказал. Приехали мы около девяти, было уже темно. И разбрелись по набережной. В память врезались две огромных ванны, заполненные льдом, а в них плавали бутылки с пивом. Вот для чего пригодились стаканы! На тот момент мне казалось, что лучше пива я в жизни не пробовал. Выпили хорошо. Одного сержанта, на полгода старше, еле довезли. Но не спалились. И сразу на смену, на 2:00, никаких поблажек не было. Гостинцы тем, кто не ездил, привезли".
С. Сафронов: "На карнавал ездили все, кроме залетчиков. Я имел наглость при выходе из столовой послать на три буквы сержанта, кстати, тоже деда, а он доложил ротному. Как-то наказать меня было надо, вот и не пустили на карнавал".
В. Куксов: "До Санта-Марии от нас часа полтора езды было. Чистый пляж с прекрасным песчаным дном. Я был там два раза. Сначала заходишь в здание, переодеваешься, сдаешь вещи в гардероб, а потом идешь на пляж. На территории имелось несколько кафешек, пиво продавалось и очень вкусное мороженое. А еще там везде ходили мучачи и предлагали свои услуги.
А вот на Эль-Саладо, куда нас возили довольно часто, дно было отвратительным. Однажды я наступил на морского ежа, получив при этом "сказочное удовольствие"".

11. Истории.
С. Сафронов
1) Краска на ченч
"По пути на ПЦ, слева за забором, находился склад. Он стоял на сваях. Там хранили стройматериалы и краску в бочках по двести литров. Так наши старики узнали, где стоят эти бочки, пробили дырку в полу (в бетонной плите!) до бочки и сливали краску на ченч".
2) "Хочу домой"
"На крыше казармы, на бордюре, была надпись "Мама, я хочу домой", которая постоянно обновлялась. Офицеры с надписью боролись, но безуспешно. Хотя, когда обнаруживали явно свежую надпись, весь наряд снимался и заступал по-новому".
3) Залет и наказание
"Еще на старом Доме Димка Морозов с кем-то из молодых спирту нажрались. Ночью пришли нормально, спать легли, а утром на зарядку встать не могут. Дежурный офицер приказал отнести их в санчасть. Думал, заболели, срочно вызвал доктора. А врач его и успокоил: "Они не больные, они бухие"".
Р. Безуглый: "За бухалово на смене Елфимов с утра поставил Димку дневальным по роте. На тумбочку и в каске. С бодуна и на солнце, да еще и в каске! А по "Маяку" целый день зачитывали антиалкогольный указ Горбачева".
С. Сафронов: "Стоянием в каске на тумбочке наказывали, когда еще кто-нибудь по тревоге забывал каску в оружейке. Сколько не предупреждали, все без толку. Как и падение с оружием, споткнувшись об растяжку волейбольной сетки. Даже офицера у растяжки ставили. Не помогало".
Р. Безуглый
1) "Война" в роте
"Вышел я на ПЦ покурить, а в районе роты ― стрельба очередями из нескольких автоматов. На ПЦ все переполошились: война! Начали звонить в роту. А это Елфимов, никого не предупредив, организовал соловьям стрельбы в огневом классе. Там ведь все было разрисовано: мишени ― как на полигоне".
2) Ураган
"В конце 1985 года я заступил дежурным по роте. Звонят из штаба: "Получено штормовое предупреждение. Движется ураган "Кэт". Закрепить все движущиеся предметы". Глянул я на небо ― ни единого облачка, даже слабого ветерка нет. Ну, мы по роте прошлись: закрыли окна в кубриках, стенды прикрутили проволокой; раз приказано, так получите. Прошел час или два…
И вдруг слегка зашевелились листочки на пальмах возле курилки, а затем сразу ливень как из ведра и ураганный ветер. Все в кубриках, и только наряд на веранде. Веранду заливало. Дневальные металлическими швабрами с резинками выгоняли воду. Я сменил за время урагана две плащ-палатки. И все это продолжалось час или два. Зато потом я увидел, что произошло. Веток с королевских пальм много пообрывало, листья манго облетели. На следующий день мы ездили в Новую Деревню завалы расчищать, там было много поваленных деревьев. На аутописте громадные сосны с корнями повыворачивало".
3) Рауль
"Отмечали сорокалетие Победы. Состоялся парад на Мемориале советским воинам. В нем принимали участие кубаши, военпреды социалистических государств, много китайцев. Шла и наша "коробка" из батальона. После парада по толпе зрителей пронесся шум: "Рауль!"
По дорожке шел маленький человек, а рядом с ним два двухметровых темнокожих телохранителя. Он подошел к нашей "коробке" и сказал по-русски: "Здравия желаю, товарищи солдаты!" Наши в ответ: "Здравия желаем товарищ..." А как дальше его называть, никто и не знает. Он все понял, улыбнулся и сказал: "Я плохо говорю по-русски, но зато думаю по-русски".
Я в это время стоял от него метрах в трех".
В. Куксов
1) Месть замполита
"В ночь перед отъездом второй барки наш замполит роты Валов втихаря залез на крышу и просидел там всю ночь. Слушал, что про него дембеля говорили. Утром явился в расположение злой как пес и всех, чьи разговоры ему не понравились, попросил зайти в канцелярию. А сам в это время распотрошил их чемоданы и переломал все сувениры".
2) Женщина в роте
"Наш взводный как-то раз привел в роту свою жену и зашел с ней в учебный класс. В это время с ПЦ вернулась смена. И все в душ в чем мама родила. Представьте себе лицо этой молодой женщины, когда они с мужем вышли, а по территории ходит толпа голых мужиков. Сначала она опешила, несколько секунд простояла с открытым ртом, а потом резко убежала обратно в класс под всеобщий хохот и свист. Смущенный взводный вышел и попросил нас разойтись по спалкам. Больше офицеры никогда не приводили жен в роту".
3) Ефрейтор и прапорщик
"Ребята хотели отметить сто дней до приказа. Так, по грамульке всего. Участвовало человек десять моего призыва. Мне тоже предлагали, но я отказался. Среди ночи проснулся от беготни по кубрику: шум, гам, шухер до небес, бегущие по койкам падают, типа "сплю и ничего не знаю".
Через минуту в кубрик вошел дежурный по части. Прошелся между коек и, ни слова не говоря, ушел. Вообще-то он явился с проверкой. Соловей, выставленный на стрему, сработал четко, но от сержанта, дежурного по роте, во время доклада предательски пахло водкой.
Утром после завтрака в роту пришел командир части Цыганков. Роту построили, вывели провинившегося и потребовали назвать всех участников пьянки. Он этого не сделал. Тогда Цыганков ему сказал: "Времени у вас до вечера. Потом или вы приходите с докладом, или ваши "подельники". Если ни того, ни другого не произойдет ― готовьтесь, сержант, к самому худшему".
Днем ребята посовещались и решили сдаться. Ротный негодовал. Свою порцию огребли все. Нашего замка разжаловали из сержанта в младшего сержанта и сняли с должности. Младшего сержанта разжаловали в рядовые. До самого дембеля всех залетчиков совали в наряды, отправляли на самую паршивую работу. Почти все они уехали на последней барке.
Но этим история не закончилась".
Э. Зайцев: "Про ночную пьянку дедов Володя Куксов рассказывал. Того дежурного по роте разжаловали в ефрейторы. Но он так и не раскололся, где взял спиртное. Мол, купил в самоходе. А потом, уже после демобилизации, пришло от него письмо из Союза на имя командира части. Так, мол, и так: хочу быть морпехом, поступить в военное училище, выправьте мне характеристику. И сдает прапорщика, через кого брал пойло! Прапорщик Токарев, из помдежей, хороший мужик. Его всегда можно было о чем-то попросить. Над Токаревым состоялся офицерский суд чести. Не знаю, исправили ли характеристику тому дежурному по роте, но со столькими проклятиями человек по жизни заканчивает очень плохо".
4) Гепатит
"У нас многие переболели ― койки больных сразу уносили на обработку. Прихожу со смены ― нет койки справа. Понятно, гепатит. Через несколько дней прихожу ― нет койки слева. Потом исчезли сразу две койки напротив. Ну, думаю, теперь моя очередь. Так моя койка и простояла некоторое время, как на острове. Но, слава Богу, не заболел. На входе в столовую ставили таз с хлорным раствором и заставляли каждого ополаскивать в нем руки".
5) Побег
"Один чудик из младшего призыва сбежал в надежде пробраться на советскую барку и уйти в Союз. Ушел ночью после смены. Хватились утром. Всю часть на уши поставили, а днем его привезли офицеры-кубаши. На шоссе поймали. Разборки были внутри части, дальше дело не пустили.
Говорили, что беглец шел по шоссе в сторону Гаваны и совсем не прятался, а кубаши сами остановились и предложили подвести. Узнав, кто он и откуда, они развернулись и привезли его назад. Правда, за время его отсутствия нам хорошо попортили нервы ― территорию вокруг части мы прочесывали все до одного, кроме смены.
Парень этот был хмурым и нелюдимым. Ротный строго-настрого запретил сержантам его трогать, а также велел не допускать ничего со стороны других военнослужащих".
Э. Зайцев: "Бойца, что сбежал до дому, хорошо помню. Он рванул в мое дежурство по роте. Пришла ночная смена с ПЦ, помылась, легла спать. Утром на плацу его и хватились. Меня по полной: почему не пересчитал всех по койкам? А когда его отловили, я не мог приказать персонально ему отжаться или присесть. Дедовщина. Только с кем-нибудь в паре или тройке. Антидедовщина. Я говорю офицерам: "Отцы-командиры! Так не то что нас, а вас соловьи гонять начнут!""
А. Елфимов: "Один солдат летом 1986 года получил письмо от сестры. Она сообщила, что у их мамы проблемы со здоровьем. И тогда солдат решил махнуть на материк. После ночной смены (до двух часов) он пошел пешком в порт. Мне доложили о его пропаже только после развода, хотя обнаружили еще с подъема, но хотели сами найти.
Я с командирами взводов, замполитом и старшиной ― на машины и в поиск. Рыскали по всей округе до 12 часов. Результатов ноль. В районе обеда позвонили из батальона: кубаши привезли какого-то русского солдата. Я пришел и забрал его. По-моему, три дня уговаривали его не убегать. Все это время он был под охраной сержанта Контарева.
А если бы нашли беглеца на пару часиков позже, то доклад Главному военному советнику и я бы в 48 часов отправился на континент со всеми вытекающими последствиями. Кстати, за побег врио комчасти (заместитель по оперативной работе Романченко) хотел возбудить уголовное дело, как за дезертирство, но мы с начальником политотдела Бухолдиным спустили это дело на тормозах.
А один раз солдаты моей роты две недели не получали сигарет, потому что во второй роте из каптерки украли месячную норму. Мне пришлось это компенсировать, а не то командир второй роты Николаев выплачивал бы 1800 песо. А украли по наводке водителей сразу после получения со склада ― вскрыли окна со стороны батальона. Просто их хранили неправильно".

12. Байки.
Г. Сиденко: "О дембельской машине нам рассказывали моряки, когда мы стажировались на Доме. Ее разбили дембеля, возвращаясь из самоволки. Пьяными врезались в пальму и, чтобы никому не достались запчасти, машину сожгли. И жалели не о ней, а о быстром насыщении рынка сбыта: из-за этого обесценивалось все то барахло, которое они кубашам продавали".
С. Сафронов: "Как описать глаза деда, пришедшего ночью со смены и увидевшего, что по проходам между коек бегает крокодил? И его вопль о помощи: "Дневальный!" А это спецы притащили кайманчика на чучело, а наши балбесы замотали ему пасть проволокой и пустили бегать по кубрику".
"Про койку за кинозалом ходили слухи: на ней кто-то кубашку трахает, а его дежурный по части за пятку дергает. Солдат оборачивается и говорит: "Товарищ капитан, дайте кончить, а там хоть на губу"".

Фотоальбомы:
Сафронов Сергей (весна 1984 ― осень 1985) - https://amk.io.ua/album652794
Елфимов Александр Витальевич (осень 1984 – осень 1986) - https://amk.io.ua/album701618
Безуглый Роман (осень 1984 ― весна 1986) - https://amk.io.ua/album405771
Геннадий Сиденко (осень 1984 ― весна 1986) - https://amk.io.ua/album701377
Туромша Владимир (осень 1985 ― весна 1987) - https://amk.io.ua/album698372
Зайцев Эдуард (осень 1985 ― весна 1987) - https://amk.io.ua/album700542

1 комментарий

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *