В/ч п.п. 54234-В. Рота. Осень 1976 ― осень 1978

11.09.2018 Опубликовал: Гаврилов Михаил В разделах:

1970-1972 | 1972-1974 | 1974-1976 | 1976-1978 | 1978-1980 | 1980-1982 | 1982-1984 | 1984-1986 | 1986-1988 | 1988-1990 | 1990-1991 | 1991-1993

1. Источник информации: Виктор Белов (весна 1977 ― осень 1978), В. Гаркавенко.

2. Командир роты: старший лейтенант, затем капитан Леонид Николаевич Булай.
В. Белов: "Уже после службы я был проездом в Климовске. Случайно встретился с командиром роты Булаем. Он меня узнал. Мы поздоровались, и капитан двинул по своим делам. Он и на Кубе со всеми был высокомерен, включая офицеров. Даже не поговорили. Когда он выступал перед строем, то качался с пяток на носки и наоборот. Был уверен в своей правоте. Мог кого-нибудь подколоть. Шутки были язвительными. Но лично мне он ничего плохого не сделал".
В. Гаркавенко: "А меня Булай не любил. Хотя перед отъездом на барку, вручая грамоты, он очень удивился, что я служил так отлично".
Старшина роты: прапорщик Василий Горбачев (осень 1976 ― осень 1978).

3. Численность роты.
В. Белов: "Судя по адресам на моем белом солдатском платке (все писали друг другу), нас, дедов, было 25. В кубрике карданов жило человек 15".
Таким образом, два взвода осназовцев составляли 75 человек плюс 15 водителей из автовзвода. Всего 90 человек.
Расположение личного состава осталось без изменений.

4. В. Белов, один из немногих, смог детально описать роту времен его службы. Все изменения нашли отражение в схеме (Приложение 3. Схема 14).

"Территория роты ограничивалась металлической калиткой, установленной в торце здания слева. Калитка была оборудована электрозамком. Открывалась с тумбочки: солдаты выходили по записи у дневального. В помещении рядом с калиткой хранились разные техсредства: сварочный аппарат, сломанные кондиционеры, куски труб, кабели, лестницы. Все это находилось в ведении зампотеха.
Вдоль дороги от КПП-1 к КПП-2 территория была огорожена до угла кинозала. Рядом с кинозалом стояли два кунга, где тоже хранилось всякое техническое барахло. Туалет находился по дороге в батальонную столовую, слева по ходу движения. Его строили при нас, все полтора года нашей службы. Строили три кубаша, не спеша: двое курят и играют в карты, а третий работает. Наверное, работал проигравший.
Теперь по схеме, справа налево. В правом верхнем углу находился ПЦ. Антенные фидеры были заведены под крышей кинобудки прямо с антенных полей. Стоял широкополосный антенный усилитель, в котором при ухудшении приема меняли тип антенного устройства.
Душевая состояла из двух отсеков. Сначала ― раздевалка, где на стене находился умывальник с зеркалом. В моечном отделении висел электрический водонагреватель на 20 литров. Единственное место, где имелась теплая вода. Солдаты относились к этому с пониманием, очередей и драк не устраивали. Проблема заключалась лишь в том, что водонагреватель часто ломался.
Затем телетайпная, где находились два поста. В смену заступали два человека, обслуживали три аппарата. Далее ― каптерка, оружейная комната, общий для всех класс служебной подготовки, Ленинская комната с телевизором, кубрик карданов. Далее ― холл, где стоял бильярдный стол. В Новый год там елочными игрушками наряжали пальмовые ветви, солдат поздравляли и угощали скромными подарками, которые готовили жены офицеров (торты, конфеты). По периметру холла располагались кабинеты комвзводов, канцелярия, небольшая бытовка и радиомастерская, где ремонтировалось все, что пролезало в дверной проем. Тумбочка дневального стояла там, где выходила дорожка из кинозала.
Между ПЦ и кинозалом находились умывальники. Ближе к курилке было место для чистки обуви. Вдоль тропинки к тумбочке слева росли небольшие финиковые пальмы. У ступенек тумбочки стояли пепельницы из гильз от снарядов, начищенные до блеска; затем ряд кактусов, а дальше ― волейбольная площадка и спортгородок, состоящий из турника и вкопанных в землю брусьев. Левее площадки росло "стариковское" манго, далее ― плац.
С другой стороны плаца ― кубрик первого и второго взводов. Там по периметру стояли двухъярусные кровати, а в центре ― одноярусные. В районе вентиляторов спали старики, остальные ― соблюдая иерархию. На кровати от москитов натягивали пологи.
Умывались мы на территории роты, но накопителей воды при нас не было. Вода подавалась по водопроводу. Как только начинался тропический ливень, тут же выключался свет и насосы подачи воды. Электричество начинали подавать с дизель-генераторов, установленных на территории гаража под навесом, находившемся в огороженном дворе штаба. Ежедневно в составе смены заступал на дежурство дизелист, обеспечивающий бесперебойную работу ПЦ и других потребителей.
На волейбольной площадке была натянута сетка, и мы временами играли в мяч; но под ногами был песок, поднимались клубы пыли, поэтому игры практиковались нечасто.
Кино смотрели в своем кинозале. Под крышей, в фидерных каналах, жили крысы. Бегая по своим делам, они иногда падали в зрительный зал во время сеанса. Они не только бегали по кабелям, но и часто их перегрызали. В кинозале, справа от входа, для ночной смены стоял полевой термос с чаем (первые полгода был кофе) и сгущенкой (банка на двоих), а также лежали буханки белого хлеба. Это было дополнительным питанием.
Бананов в расположении роты мы не застали. Их приносили с территории гаража. Там они росли в виде некоего "оазиса". Зеленые складывали дозревать на шиферной крыше кинобудки. Она была оборудована двумя новыми КИНАПовскими проекторами. Состояла из больших серых кирпичей, оштукатуренных снаружи и побеленных известкой. Входная дверь находилась со стороны дороги. Пол земляной. Крыша была заодно с крышей кинозала. Три или четыре "бойницы" выходили в зал. В две из них били "волшебные" лучи кинопроекторов, а в остальные наблюдал киномеханик. Другая стена выходила на спортгородок. Рядом с ней стояла длинная скамейка, оборудованная упором для качания пресса. На ней, конечно, и просто отдыхали, подстригались".

5. Изменения за период.
1) ПЦ и телетайпная поменялись местами. Согласно воспоминаниям А. Мирошника, переезд был длительным ― с июня по конец октября 1977 года. Подробно об этом рассказывалось в подглаве 8.2. ""Солдатский" приемный центр".
2) К ротной беседке пристроили кинобудку, получился кинозал. В. Гаркавенко: "Благодаря Вячеславу Лямину (осень 1975 ― весна 1977) я выяснил историю с кинобудкой! Она была построена дембелями, которые уходили за полгода до нас. До этого кино мы смотрели на улице ― под манго стоял проектор. Выносили стулья на плац, а кино проецировали на стену между входом в кубрик и входом на склад. Так что кинобудку построили весной 1977 года!"
3) Ввели наряд по охране третьего отдела. В. Белов: "На заасфальтированной территории стояло несколько кунгов со спутниковыми тарелками, а с тыльной стороны находились пальмы и заросли кустарника ― там местные жители привязывали свой скот. Было жутко темной тропической ночью, обходя "дозором", столкнуться впритык, например, с бычьей мордой. Патронов на пост не выдавали, заступали в наряд только с примкнутым штык-ножом и пустым магазином. По байке патроны перестали выдавать после того, как один боец со страху от такой неожиданной встречи завалил дружественного нам быка".
Возможно, наряд возник и раньше, так как третий отдел построили в середине 70-х годов, но первым об этом сообщил В. Белов.

6. Неуставные отношения.
Здесь и далее в подразделе приведены только цитаты В. Белова.
"Дедовщина не носила махрового характера. Разделение между призывами однозначно было. Взаимоотношения строились так: соловьями могли командовать только черпаки, черпаками ― только старики. Если старик напрямую "наезжал" на соловья, ему выражали всеобщее презрение. После отбоя кто-то из стариков, а может, черпаков, громко произносил: "Такому-то всеобщее презрение!" ― и весь кубрик подхватывал: "У-у-у, сука!!!" Услышать такое в свой адрес было неприятно. Разумеется, делали выводы.
С дедовщиной боролись отцы-командиры. Они отслеживали "знаменательные даты" ― сто дней до приказа, сто дней до барки. Это было типа игры.
"Протяжка" полов, уборка помещений, исполнение строевых песен являлись святыми занятиями соловьев. Драить гильзы-пепельницы тоже. Со столов убирали, естественно, не старики с черпаками. Соловьям нельзя было спать на боевом дежурстве и в наряде. Но носки и робы стирали только свои.
Между призывами дистанция соблюдалась, но какой-то неприязни не было. Кучковались своими компаниями. По работе на ПЦ никакого разделения не существовало. При развертываниях пахали все одинаково и помогали друг другу".

7. Самоходы.
"Ходили на ближайшие касы, меняли сигареты "Популярес". Невскрытый блок стоил 20 песо. Также совершали набеги в манговую рощу, за авокадо, на плантацию гуаявы и, левее от нее, на плантацию кофе. Кубаши за потраву урожая нас не жаловали".

8. Местные кубинцы.
"Кубаши по дороге вдоль роты ходили не очень часто и не толпами. Зато раз в месяц проезжали грузовики, набитые людьми, как сельдями в бочке, украшенные разноцветными лентами, с флагами. Кубинцы сидели на бортах грузовиков, стояли на подножках, пели революционные песни. Ехали они в Гавану на площадь Хосе Марти, послушать пламенные речи Фиделя".

9. Выезды.
"На пляж выезжали по субботам, воскресеньям, а через полгода моей службы ― и по средам, если не на боевом дежурстве и не в наряде. Ну, и конечно, если нет взысканий. Перед выездами офицеры проводили инструктаж. Согласно "легенде", мы считались моряками с советского судна (названия судов, находящихся в данный момент в порту, заучивали наизусть).
Сто дней до приказа было принято отмечать стрижкой "наголо". Но в это время проходил Фестиваль молодежи и студентов. Тех, кто подстригся наголо, не пускали в Гавану, а зрелище, как и карнавал, было ярким и интересным. Так что у большинства любопытство побороло "традицию".
Во время Фестиваля в клубе бригады проходили встречи с Винокуром, Пахмутовой, Добронравовым и Кобзоном. Пахмутова удивлялась, как это мы в такой жаре служим: ведь нам приходится и бегать, и стрелять, и окопы рыть. На что Винокур парировал: "У них давно все вырыто! Они просто запрыгивают каждый в свой окоп!""

10. Контакты с 20 ОМСБ.
"Нам было строго запрещено общаться с чужими. Конечно, мы могли встретиться с батальонными в столовой (там наш наряд только накрывал на столы и убирал посуду) да в санчасти. Но особо никто не стремился познакомиться и поболтать: режимные мероприятия выполнялись жестко, никто не хотел неприятностей. Кроме того, мы испытывали чувство гордости, ведь не каждому выпадает служить в ОСНАЗе".

11. Истории.
1) Кардан
"У нас в роте жила собака по кличке Кардан. Мы ее очень любили: она помогала находить "черных вдов" в кубрике. Помню, стоим мы на вечерней поверке на плацу, а в кубрик "вдова" заползает, так Кардан — за ней. Он во время поверки всегда лежал где-то рядом с офицером. А перед окончанием нашей службы собаку подстрелили в районе туалета, рядом с деревом миндаля. Пуля пробила живот, срикошетила от бетонки и сбила кепон у Кости Качунаса ― он проходил мимо. Конечно, дело замяли, и этот случай не получил огласки. Нам потом рассказали, что отстрел собак проводили по всему батальону. Стрелял батальонный прапорщик-негодяй. А собака была боевая, всегда нас в столовую сопровождала. Все ее очень жалели. Умерла сразу".
2) Падение самолета
"Разбился самолет Ил-62 с офицером из нашей части, возвращавшимся из отпуска. В тот день стоял сильный туман. Я дневалил на тумбочке и видел все заходы лайнера на посадку. Их было не менее трех. Потом рев двигателей, взрыв. Самолет возил почту, и мы, наверное, что-то не получили. Но утрата родственников ничем невосполнима".
3) Опознание насильника
"В один из дней построили весь личный состав (и наш, и батальона) для опознания в изнасиловании кубинской девушки. Выстроили всех в одну шеренгу вокруг стадиона, а она, со следами царапин и синяками на лице, обходила солдат и всматривалась в лица стоящих. Скажу откровенно: было жутковато ― ведь мы только приехали, не знали "их нравов". А может, у них так принято выбирать?"
4) Зеленые волдырики
"Однажды у Володи В. из Барнаула тихо "поехала крыша". Я брился в бытовке, а он подошел, встал рядом и говорит: "Вить, посмотри! У меня лицо сильно страшное? Вот эти волдырики зеленые видишь?" Я вздрогнул: мы ведь в одно зеркало смотрелись. Начал его успокаивать: "Нет у тебя никаких волдырей". А он: "Мне все так говорят. Я вам верю, но в тоже время их вижу". И показал, где они появились.
Я зашел в курилку и стал деликатно зондировать тему. Оказалось, я был не первым, к кому он обращался. Мы покурили, а потом рассказали обо всем комвзвода Веселкову, ведь заступать вместе с Вовой на БД было стремно. Его какое-то время полечили в кубашском госпитале, а потом отправили в Союз".

Фотоальбом Виктора Белова - https://amk.io.ua/album419988
Общий альбом (осень 1975 - весна 1978), В. Гаркавенко, В. Лямин, Н. Сивец, В. Панов, Е. Кашинцев - https://amk.io.ua/album669356

2 комментария

  • Гаврилов Михаил:

    Пятый материал из серии. Продолжение следует.

  • анатолий:

    привет ребята я Галкин Анатолий служил там вместе с вами на пол года только старше вас был ….супер как все это вспомнить я ушел осенью 79 у меня барка была 5 декабря

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *