Колесов Михаил. Кубинский дневник, 1968 и Послесловие.

26.04.2019 Опубликовал: Гаврилов Михаил В разделах:

Об авторе

[Весь текст в формате PDF - скачать одним кликом!]

Дневник за 1966 год смотрите здесь

Дневник за 1967 год, Гавана, смотрите здесь

Дневник за апрель-июнь 1967 года, Сантьяго-де-Куба, смотрите здесь

Дневник июль-декабрь 1967 года, Сантьяго-де-Куба, смотрите здесь


1968 год | Послесловие

22 января, Сантьяго, 452-й день.

Впервые за этот месяц имею возможность описать имевшие место бурные события. Год начался со скандала. Как и было намечено, в 4 часа дня по-советски встречали Новый год в "Punta Gorda" у А.И. Много пили, ели, пели. Володя сделал несколько шаржей, был и на меня. Напившись, мы с Николаем вышли "освежиться" и забрели на пляж. Уже темнело. Раздевшись догола, бросились в воду и довольно быстро переплыли залив. Однако, уже в темноте выйти на берег не смогли, так как попали под настил причала. Пришлось возвращаться без отдыха, но, когда повернули обратно, поняли, что плыть некуда… Кругом была кромешная тьма. Тут мы протрезвели сразу. Ведь справа от нас был открытый океан, а ориентиров на берегу не было. Каким-то чудом добрались до берега. Долго искали, ползая по песку, свою одежду, — не возвращаться же в компанию нагишом. Наконец вернулись в дом, как ни в чем не бывало.

(Эта история описана в рассказе "Светит незнакомая звезда".)

Затем все вразнобой дали деру. Анатолий и Николай уехали на встречу со своими девчонками раньше. Остальная молодежь по моей инициативе отправилась в бар "Multi". Там и встретили Новый год по-кубински. Много танцевали, время провели очень весело. Для наших переводчиков такой "выход в народ" — явление чрезвычайное! Почти в 6 утра мы с Володей вернулись в "Plan de Beca". Николай и Анатолий в общежитии не ночевали…

Фидель в своей речи назвал новый год "Годом героического партизана" (в честь Че Гевары).

В следующие после этого дни разразился скандал. "Дядя Вася" (новый парторг) и "Ивановна" (председатель женсовета) показали все свои "руководящие" способности. Основной повод — с приездом консула компания в "Punto Gorda" распалась, и это было связано с нашим отъездом, который был расценен как "преднамеренное бегство". Этому было дано и политическое объяснение — "фракционизм". Шуму было очень много. Девчонкам (переводчицам) тут же дали "втык" за "встречи" с кубинцами. Нас троих, как "людей свободных", не тронули, но обстановка была препротивнейшая.

К тому же кубинцы нас крупно обманули с выплатой денег в "Plan de Beca".*

В это время в студенческом городке проходили военные сборы преподавателей и студентов. Ранние подъемы, муштровка, оцепления и пр. Мы трое жили вновь вместе в специально выделенной комнате.

Я написал характеристики уезжающим домой переводчикам Володе В., Ларисе П. и Косте М. С последним было много возни. На чрезвычайно созванном комсомольском собрании был полный бардак. Фактически ребята меня не поддержали. От этого настроение у меня было отвратительное. Однако при обсуждении этих характеристик на партбюро, ребята на отъезд все-таки получили "под хвост" (то есть, партбюро поддержало меня). Ребята сами виноваты.

На 13 января втроем — я, Николай и Рита (переводчица) — выехали в Гавану на отчетную комсомольскую конференцию. Остановились у наших военных в районе Miranar. Конференция прошла коротко, по-деловому. Я выступил с отчетом об "интернациональной" работе и по работе с экипажами советских судов, критикнув при этом Комитет (посольства).

После конференции побывал в гостях у Виталия М.,** нового нашего секретаря (вместо не вернувшегося из Москвы Шляпникова). Поужинали, обсудили студенческие проблемы.

15 января отмечали день рождения Николая. Начали в полночь, закончили под 6 часов утра. Потом я еле пришел в себя. Вечером, уже перед отъездом, поужинали приятно в ресторане "1830" (рядом со "Сьерра-Маэстра").

Вообще для меня поездка прошла неудачно. По своей работе ничего не сделал. До Чары не дозвонился. Отвез Паше свои книги для отправки в Союз. Посмотрел японский фильм "Тишина без крыльев" и итало-испанский фильм "Колокола в полночь" Орсона Уэллеса.

Постоянно лил дождь. Холодно. В дороге в автобусе замерзали. Рита (москвичка), похоже, ко мне неравнодушна, но вида не подает.

По приезде домой сразу я попал на наш лесовоз "Брянсклес" из Ленинграда, на котором и просидел почти всю неделю, выезжая с экипажем на пляж, организовав им футбольные встречи с кубинской студенческой командой, показав город. "Первый" — Алексей Егорыч Сашин (классный мужик, не отпускал меня от себя ни на шаг). Я привез в общежитие черный хлеб, лук и пр. Я сделал небольшие "продпайки" нашим девчонкам — переводчицам и "начальству", (первые были в восторге, "второе" — вежливо благодарно).

Вчера мы с Николаем привезли с собой в "Plan de Beca" двух ребят с корабля. Поддали сначала у нас, затем дернули пива в городе. После того как проводили их ребят на корабль, случайно встретили Татьяну с подругой и отправились с ними в "Rancho Club". С нами привязался Хуан (мексиканец). Все это закончилось в 4 утра.

Сегодня вечером ребята с корабля играли в футбол с кубинской спортивной школой. С ними Николай и Анатолий уехали на корабль, я же очень рано лег спать, так как в городке погасили свет. По ночам уже стало неприлично холодно (у нас здесь нет одеял и в "окнах" нет стекол).

На днях я собрал комбюро, приняли решение самораспукаться (по причине серьёзной критики со стороны партбюро). Проблема серьезная, может вылиться в скандал или фарс.

За это время посмотрел английский фильм "Гид" и итало-испанский "Лгунья". Получил поздравления с Новым годом почти от всех, два письма уже прислала Чарито. Здоровье нормальное. Настроение препаршивое.

_______________________________________

Здесь всем материальным обеспечением, в том числе и выдачей стипендий, занимается администрация студгородка.

**Бывший студент-стажер московской группы, которому пришлось досрочно уехать по "невыясненным причинам". Но сейчас он вернулся "представителем ЦК ВЛКСМ" (даже не завершив учебу в МГУ).

 

29 января, Сантьяго, 459-й день.

Комсомольское собрание пришлось отложить. Я поговорил с "Виталием". Общую идею он одобрил, но мне отвертеться не удастся. В "Plan de Beca" резко сократили норму питания. Рис и "банановый" суп стали редчайшим деликатесом. Совсем стало плохо.

В пятницу было открытое партсобрание, на котором мы вручили консулу на хранение полученное комсомольцами почетное Красное знамя ЦК ВЛКСМ.

В субботу с Николаем побывали в "Puerto Gordo" у девчонок. Ребята купались, а я спал, так как Ольга не приехала.

В воскресенье мы с Николаем обедали у Ольги, затем почти бегом мчались в порт, где нас ждал катер с "Брянсклеса", выведенного уже (после ремонта) на рейд. Вновь увидели весь экипаж, после того как уже попрощались с ним еще во вторник. Начали пить еще на соседнем "Комсомольце Таджикистана", затем продолжили на "Брянске", закрывшись в каюте у "деда" Анатолия Алексеевича (спирт запивали сухим вином, ящик которого "дед" выставил для нас). Закончили очень поздно (по звонку вахтенного о готовности судна к отплытию). Катера у борта уже, естественно, не было. Пришлось судну вновь подойти к причалу и нам прыгать с чуть приспущенного трапа на погруженный в темноту причал. Где-то в 4 утра мы попали домой.

(Эта история описана в рассказе "Путь к причалу…".)

Я за эти дни проштудировал книгу В. Гусева ("Эстетика фольклора"), намечается начало работы. Отправил письма домой.

В пятницу слушали "Голос Америки" о заседании Совета Безопасности ООН по поводу корейского конфликта. В воскресенье кубинское радио передало сообщение о заседании ЦК КП Кубы о "микрофракции" в партии (начались "разборки" в руководстве). Все это наводит на грустные мысли.

 

4 февраля, Сантьяго, 465-й день.

Итак, целую неделю кубинские радио и печать ежедневно передают материалы о "просоветской микрофракции" в партии — группа старых коммунистов (НСП) во главе с неким Анибалом Эскаланте. Три дня передавали выступление Рауля Кастро. Особенно интересна была та его часть, которая была опубликована в "Granma" во вторник, где группе предъявлялись обвинения в связи с "зарубежными странами" и, в частности, с ГДР и СССР! В этом выступлении прозвучал ряд советских фамилий, в том числе нашего "шефа" Рудольфа Шляпникова и журналиста В. Листова (с которым мы тоже были знакомы), как "агентов связи". Но их сейчас в Гаване уже нет.

В этот вечер консул собрал наш "актив" на беседу "по культурному конгрессу". Состоялся заурядный разговор об уже известном мне из печати и радио. Однако по поводу последних событий ничего вразумительного он сказать не мог (обратился к нам за "информационной помощью"). Похоже, что кубинские внутрипартийные "разборки" застали наше руководство врасплох. Насколько это коснется нас, посмотрим, но неизбежность перемен очевидна.

В последующие дни газеты поместили письмо Эскаланте и выступление Карлоса Р. Родригеса (бывшего кубинского посла в СССР), который предложил открыть дискуссию с Советским Союзом (?), а также выступление прокурора военного трибунала, обвинившего руководителей "микрофракции" в "идеологической диверсии против революции", и, наконец, приговор! Эскаланте — 15 лет тюрьмы, остальным 36-ти — от 2 до 12 лет. Теперь ждем выступления Фиделя.

На этой неделе я прочитал интересную книгу В. Жукова и В. Листова (того самого) "Тайная война против революционной Кубы".

В среду мы с Николаем были на спортивной встрече советской олимпийской команды с местной группой по тяжелой атлетике. Оттуда удрали к нашим девчонкам. Хорошо провели время в клубе "Lido". Однако денег опять нет…*

В субботу с Николаем пили на "его" судне "Чулымлес", отмечали день рождения стармеха Ивана Николаевича. Выпили много, я танцевал с буфетчицей Лидочкой из Орехово-Зуево, затем она вздремнула на моем плече… Потом расстались с ней сухо. Экипаж вообще-то мне не понравился, на судне полный бардак.

Вчера нас "забыли" пригласить на день рождения Руслана М. (преподавателя). Поэтому вечером посмотрел отличный фильм Анджея Вайды "Пепел" об участии поляков в войне Наполеона в Европе.

_______________________________________

*В Сантьяго мы живем только на кубинскую стипендию, так как регулярная передача нашей советской стипендии из Гаваны неосуществима и нецелесообразна (она остается в ГКЭС).

 

11 февраля, Сантьяго, 472-й день.

Неделя прошла в комсомольских хлопотах.

В среду прилетел из Гаваны Виталий М. В этот же день на партбюро был отчет "группы Ф." по кораблям, …отчет делал Чаплин (!). Вся "шефская работа" на кораблях, оказывается, проводится "морагентом" под руководством партбюро. Так откровенно нагло (о нас упомянули вскользь!), даже противно! Однако после партбюро Чаплин "лично" поблагодарил меня (и ребят) за "хорошую" работу и пообещал проследить за моей "перспективой" по возвращению в Союз. Что он имел в виду, так и осталось "между" нами…

В четверг прошло отчетно-выборное собрание. Мой отчет о работе комсомольской организации партийному начальству не понравился, так как, по его мнению, я "слишком много" говорил. Ребятам, как всегда, на все было наплевать. Но меня вновь "облекли доверием", мои "аргументы" не были приняты во внимание. Виталий оказался заурядным трепачом (забыв о нашем гаванском разговоре), причем не очень умным. По этому поводу настроение дрянное.

В пятницу были с Татьяной на "новом" месте. Очень даже хорошо. Володька С. (переводчик), кажется, уже прилично влип (много пьет и много болтает). Дурак!

За это время посмотрел два фильма: франко-итальянский "Миллион в брачной корзине" и умный испанский фильм "Охота". Получил фотографии "рождественских каникул".

 

18 февраля, Сантьяго, 479-й день.

Неделя прошла в написании черновика 1-й главы диплома. Закончил. В эти дни решалась судьба Володи С. В тот день, когда мы узнали о гибели в Боливии Че Гевары, он напился, взял у кубинских военных, при которых он был переводчиком, джип и врезался в какое-то ограждение.* На тяжелом и "заумном" заседании партбюро ему было "отказано в доверии". Страшно было на парня смотреть. Сергею К. и Ирине Х. (переводчики) послали на их работу (в Москву) письма-"сопроводиловки". В среду уехали домой (пока в Гавану) Валера Г. и Миша П.(военные переводчики), не попрощавшись с начальством! Накануне, во вторник, они устроили нам "отвальную", где собралась "салатная" кампания и я перебрал. Ирина закатила очередной скандал. Но после этого был скандал побольше… Нервы у ребят не выдерживают этой постоянно напряженной обстановки. Страсти-то разгорелись! Вообще, эти дни прошли как "страстная неделя".**

На "День влюбленных" (14 февраля) с Анатолием и нашими девчонками были в "Rancho Club", хорошо провели время.

Но, в общем, атмосфера вокруг меня сгущается. Кажется, нас с Татьяной "засекли". У меня состоялся "мужской разговор" с консулом. "Виталий", вызвав меня на "встречу", посадил в свою машину и подвез к дому Татьяны. Не называя имен, предупредил некоего "моего друга" о возможных последствиях "определенных" отношений. Я все понял, и он понял, что я понял…

Этому, очевидно, "помог" предыдущий приезд Виталия М.

При последней встрече поговорил с Татьяной об "осторожности" (хотя объяснить ей это было достаточно сложно). Нетрудно себе представить, что будет с нами, если "предположения" консула станут известны моему "начальству", особенно после жестокой расправы над переводчиками (за вполне невинные "вольности").***

Я получил письмо от наших Вадима и Саши (из Ленинграда). Ребята защитили дипломы на "отлично". Один остается в институте, другой ждет распределения. Один женится, другой разводится. Машин еще не приобрели. "Дома" их приняли "холодно", из-за этого настроение у ребят паршивое.

_______________________________________

*Тогда кубинцы не подняли "шума", но наше руководство не забыло и ему припомнило.

**У молодых ребят-переводчиков, впервые оказавшихся в напряженной и изоляционной (практически круглосуточно общаясь только между собой) обстановке, иногда происходили неизбежные нервные срывы.

***В отличие от Гаваны в Сантьяго мы оказались в довольно тесном "окружении" своих соотечественников и под пристальном внимании начальства.

 

25 февраля, Сантьяго, 486-й день.

Неделя началась со знакомства с ленинградским т/x "Волжск". Первым помощником оказался старый комсомольский "волк", некий Валерьян, бывший секретарь ЛЭТИ, друг Жоры К. Попутно я провел беседу на "Алапаевсклесе", оттуда дали поздравительную телеграмму на "Брянсклес". Неделя прошла в работе над дипломом, но дело застопорилось. С Анатолием делали фотомонтаж к 50-летию Советской армии. По этому поводу 22 числа в спортшколе напротив консульства состоялся "торжественный акт". 23-го мы с Николаем побывали на судне у Валерьяна, затем посидели в портовой таверне.

Первые дни недели провел в гриппе. Вчера с Татьяной посмотрели "Колокола в полночь". Я посмотрел второй раз с удовольствием. Принес ей учебник русского языка и несколько видовых открыток наших четырех времен года. Перед кино попали под проливной дождь. До этого в университете я посмотрел американский фильм "Анна Каренина" с Г. Гарбо и Ф. Дугласом. От души посмеялся над "русскими" сценами.

Получил письма из дома. У родителей, похоже, вопрос с получением квартиры окончательно зашел в тупик (что-то надо придумать).*

_______________________________________

*Мой отец, прошедший войну офицером "Смерша" до Будапешта, попал под хрущевское сокращение и оказался с семьей буквально на улице.

 

3 марта, Сантьяго, 493-й день.

В понедельник я отправил письма на имя секретаря Крымского обкома партии, заверив их в консульстве (по поводу "квартирного вопроса").

В этот же день вечером провел комсомольское собрание. Вновь со скандалом. Все-таки подобрался препаршивый народ. На этой неделе схватился с "Котом" (новый "начальник" колонии) по поводу не выезда на "сельхозработы", мы трое не поехали (так как формально мы не входили в состав "университетской группы"). Я закончил вторую главу диплома (черновик).

За это время посмотрел итальянский фильм "Четверг", старый фильм "Портрет Дориана Грея" (по Оскару Уайльду), еще раз фильм Стертберга "Голубой ангел" с Марлен Дитрих.

Володя С. все-таки уехал. Жаль парня (здесь у каждого из нас нервы могут сдать в любое время). При новом руководителе в университетской группе установился бардак и удушающая обстановка. Я уезжаю от этого в Гавану.

Побывал на судах "Белозерсклес" и "Валентина Терешкова". Провел все мероприятия, как обычно.

 

10 марта, Гавана, 500-й день.

Утром 8-го марта я прибыл в Гавану. Перед отъездом полностью закончил рабочий вариант дипломной работы. Здесь планирую поработать в библиотеке им. Хосе Марти и отдохнуть. Пока все идет хорошо. Устроился в доме-общежитии в районе "Nuevo Vedado" (у ребят-"интернационалистов", где уже останавливался в прошлый раз) рядом с ЗООпарком, обитатели которого по ночам устраивают свои звуковые оргии. Однако, это "дом отдыха" в сравнении с общежитием в Сантьяго (здесь меня никто из "наших" искать не будет). В первый вечер побывал у Паши. Мои книги до сих пор лежат у него, и он их отказывается брать с собой. Удар сильный. Проблема отправки книг перерастает в серьезный вопрос из-за жесткой политики кубинской стороны (на запрет вывоза литературы). Был у наших ребят на улице F, все готовятся к отъезду, тотальная апатия. Видел новых ребят на "Siboney" (те, кто должны заменить нас в Сантьяго), уже нервничают и пытаются "отработать назад". Вчера встретился с Чарой, повзрослела и несколько похорошела. Прежних чувств, конечно, нет, но вечер прошел по-старому. Были в нашем баре "Los Violines". Вернулся очень поздно. Если все будет хорошо, надо продержаться здесь до возможного.

Посмотрел выставку современного искусства в “Funeraria”. Есть ряд интересных работ, хорошо организованы салоны. Зашел на "El terser mundo", впечатляющая сравнительная экспозиция, к месту несколько кадров из "Тарзана". В "Rampa" посмотрел французский фильм "Далеко от Вьетнама", снятый несколькими знаменитыми документалистами (Жак-Луи Говард, Йорис Ивенс и др.): война богатых с бедными. Фильм очень хорош.

 

17 марта, Гавана, 507-й день.

Вот уже десять дней я нахожусь в Гаване. Постепенно прихожу в себя. Условия в доме отличные, ребята-марокканцы — хорошие парни. Довольно приличное питание. Хорошо продвигается работа. Правда, погода плохая, вечером довольно прохладно. Часто звонит Чарито, заходит в библиотеку, ходим в кино. За эту неделю посмотрел в ICAIC серию американских короткометражек, в том числе фильм Ч. Чаплина "Бурлески "Кармен", а также японский фильм "Всё – одна жизнь" Сусуми Хаита и фильм Жана-Луи Годара "Китаянка" (я ничего не понял, так как фильм шел на французском языке). Было очень обидно потому, что фильм явно интересный в жанре диалога молодых французов-маоистов, обсуждавших современные проблемы философии и революции.

На этой неделе встретился с Б. (новый секретарь парткома посольства), разговор был откровенный, но с моей стороны очень сумбурный. Я задал вопрос о моём приёме в партию, пытаясь объяснить, что иначе моё положение по возвращению в Союз будет бесперспективным. В ответ было сказано безапелляционно, что приём в партию заграницей запрещён. Непонятно, по какой логике?!

Встретил здесь наших переводчиков М.С. и С.К. (из Сантьяго). Оба улетали домой веселые (несмотря ни на что). Побывал в ГКЭС, купил, как всегда с боем, флакон "тройного" одеколона. Здесь мы вообще "в списках не числимся", нас, как советских граждан на Кубе, просто нет. Здорово!*

13-го и 15-го числа выступал с речью по радио и ТВ Фидель. Говорил о внутренних продовольственных проблемах. Объявил о ликвидации всех остатков частной торговли (магазинов в нашем понимании здесь уже давно нет, кроме специальных "супермаркетов" при отелях для иностранцев). Закрываются частные бары, лавочки, даже — лотерея (последняя, очень популярная здесь, надежда "нищих").

_______________________________________

*Такое отношение к нам со стороны представительства ГКЭС официально объяснялось тем, что "по договору" студенты полностью обеспечивались "принимающей стороной". Но при этом цинично игнорировался тот факт, что в условиях экономического кризиса в стране ("блокады"), наши студенты (особенно оказавшиеся в провинциальных университетах) тогда фактически были обречены на полуголодное и почти нищенское существование (мы не могли приобрести в наших "лавках" за свои деньги (!) не только продукты, но и необходимые предметы быта — мыло или зубную пасту, например).

 

23 марта. Гавана, 513-й день.

Сегодня с утра идет дождь. Закончил просмотр (в библиотеке) всех намеченных статей. Работа, запланированная на месяц, сделана меньше, чем за две недели. Приступил к монографиям. Ежедневно занимаюсь испанским языком. По ночам совершенно не сплю. С Чарой что-то не ладится. Не звонила целую неделю. Отправил письмо Татьяне и Анатолию (в Сантьяго). Побывал, наконец, у Виталия М. Он отказался мне помочь (в решении вопроса об отправке книг). Придется ехать самому в Министерство.* Случайно встретил "Кузьмича" ("Кот" — начальник колонии), он вновь в истерике (требует моего "немедленного" возвращения в Сантьяго). Вчера приехал Коля, привез мне кучу новостей и письмо от Татьяны. Для меня новости весьма мрачные. В Сантьяго сейчас возвращаться мне никак нельзя. У Татьяны вновь "проблемы". Это уже очень опасно! Получил письмо из дома от отца: рекомендации, советы и пр. За эту неделю посмотрел в ICAIC американский фильм Эриха фон Строгейма (1921 г.) “Веселые жены” (на "русский" сюжет) и франко-итальянский "Золото Вождя" (Хакес Баратьер). Сегодня приглашены с Николаем на "отвальную" к Паше Е.

_______________________________________

*Запрет кубинцев на вывоз литературы (научной) обусловлен тем, что здесь книги продаются в специализированных магазинах (при университетах) по относительно низким ценам, иногда только по предъявлению студенческого удостоверения. У меня же собралась уже довольно большая библиотека.

 

31 марта, Гавана, 521-й день.

Мы узнали, что 27-го марта погиб Юрий Гагарин. Не хочется в это верить! Тяжело.

В прошлую субботу были с Николаем у Паши на "отвальной". Пели (под гитару) и танцевали. Были Жора К. с женой и Виталий М. Перепили от тоски, вспоминая былые "веселые дни". Мы ночевали у Жоры, перед сном сыграв в картишки, (давно забытое занятие, на Кубе игра в карты запрещена). На следующий день "набрались" уже с утра. После обеда мы с Николаем вынуждены были уехать поспать.

На этой неделе, наконец-то, закончил читать намеченные монографии. Дважды был на заседаниях Комитета (комсомола). С Николаем мы еще раз заезжали к Паше.

Установилась ужасно холодная погода. В субботу заехали в "Casa Barca", наши "мамиты" встретили нас очень радушно. Мы уехали сытыми… После этого встретились с Нели и Терри, сходили с ними в кино. Вечером был звонок от Татьяны, тоскующий голос сообщил, что "звонков больше не ждать" и "писем не присылать", таково ее "самостоятельное решение". Очевидно, причиной послужила попавшая ей на глаза статья в журнале "URSS" (на испанском языке) о счастливой советско-кубинской чете, живущей в каком-то сибирском городе. Какой журналистский кретинизм! Похоже, Татьяна внушила себе серьезные матримониальные намерения. В общем, с этим пора развязываться…

Вчера Чарито подстерегла меня у выхода из кинотеатра.

За эту неделю посмотрел японский "самурайский" фильм "Массажист Ичи и сундук золота", симпатичную английскую комедию "Лондон в го-го" и испано-французский фильм с Уго Тозетти "Рассеянный по-итальянски".

В городе все бары закрыты. Пиво — только строго по норме. У ресторанов "советские" очереди.

Сегодня Николай уехал в Матамбре (на рудник).

 

7 апреля, Гавана, 528-й день.

Ровно неделю тому назад были с Чарой в местном "Ботаническом" парке. Серьезно поговорили, поплакали и … все пошло по-прежнему. Вернулись в "Vedado", наскоро перекусили в отеле "Riviera" (рестораны остались только при отелях) и посмотрели английский фильм "В четыре часа на рассвете", что дало повод для нового разговора. Прорвало! Слушал ее и думал, что совсем ее не знаю, несмотря на то, что мы знакомы уже больше года. У меня своя жизнь, у нее — своя. Никогда у нас не будет одной жизни, потому что у нас нет будущего! На этой неделе у нее началась "полевая практика" (делают "инъекции" коровам).

За эту неделю подработал первую главу дипломной работы. Два ее параграфа значительно изменил, третий менять не буду, но надо стилистически его переделать, так как сплошь явно "кубинский". В свободное время с увлечением читаю "ковбойские" американские (на испанском языке) книжонки ("Грозный легион", "Улыбки Джо", "Джо-Динамит" и др.). Глупые, но увлекающие и отвлекающие, к тому же здорово помогают в закреплении испанского разговорного словаря. Продолжаю штудировать испанскую грамматику.

В ICAIC начался показ серии классических советских и американских фильмов. Уже посмотрел "Арсенал" Довженко и "Шагай Совет" Дзиги Вертова. На следующей неделе закрывают ICAIC и все кинотеатры, все выезжают в "поле".

Операция "золотой зуб" не состоялась, врач посоветовал оставить так, как есть. За эти дни ближе познакомился с кубинцем Густавом, другом моего марокканского соседа по комнате. Был у него дома. Масса советской и русской литературы. Он подарил мне большую акварель молодого художника Пеня (в стиле сюрреализма). Интересно. Возможно, он будет полезен.

Сегодня утром были с Николаем в бассейне "Сьерра-Маэстра". Хорошо отдохнули. Поднялись к Жоре К., потрепались, хотя говорить особенно было уже не о чем. И я опоздал на обед. Пришлось поесть в каком-то заурядном кабачке. Паша т Нелли Е. наконец-то улетел в Москву.

У меня сломалась авторучка, это — катастрофа, значение которой трудно переоценить.* Сегодня закончился мой "дозволенный" месячный срок пребывания в Гаване. Вновь был звонок от Татьяны, опять предупреждение, что "звонков больше не будет" и… ее приезд ы Гавану откладывается до мая. Разговор был уже спокойнее.

Николай досрочно улетает в Союз 5 мая.

_______________________________________

*Здесь приобрести авторучки просто негде, впрочем, как и бумагу. В школе мы выполняли "уроки" мелом на небольших черных дощечках (как в старых американских школах), а "домашние задания" — прямо в "учебниках" простыми карандашами. Мы иногда доставали ручки и бумагу на наших кораблях. Так, у меня была авторучка, подаренная старпомом "Брянсклеса".

 

14 апреля, Гавана, 535-й день.

Густав одолжил мне свою авторучку. Я приступил к переписке "начисто" работы (в толстую "амбарную" тетрадь).

Чарито всю неделю не могла до меня дозвониться. Вернулся из Матамбре Николай. Приехал из Сантьяго Анатолий. Привез мне письма (в посольстве я не появляюсь). Весьма кстати, а то я уже "захирел". В честь этих событий вечером в четверг мы "набрались" в отеле "Националь". По возвращению домой чуть "не врезал дуба". Анатолия прямо с пьянки увезли в Матамбре, Николай уехал в Сантьяго. Звонила Татьяна, спрашивала "не обманываю ли я ее", я, естественно, сказал, что "нет". Закончил читать очередную ковбойскую книжку "Трагический источник". Кстати, с Николаем отправил свои книги в Сантьяго. Оформить разрешение на их вывоз в Министерстве не удалось. Восхитительная бюрократия!

Поздравил письмами всех с предстоящим праздником. Закончил, наконец-то, "элементарный курс" испанского языка (ту его часть, которую мы не доучили в школе). По-прежнему, по ночам не могу уснуть до двух-трех часов. Николай признал у меня "малокровие", а у него самого врачи нашли воспаление двенадцатиперстной кишки (или желчного пузыря), то и другое с намеком на язву желудка. При нашем здесь режиме питания и образе жизни — это неудивительно.

Да, в прошлое воскресенье были с Чарой на площади у Кафедрального собора, послушали интересное гитарное трио в очень симпатичном баре ресторана “Patio” (в испанском стиле), Сейчас это не разрешено, но, благодаря личному расположению к нам бармена, мы получили огромное удовольствие. На обратном пути на набережной Малекон имели неожиданно разговор с полицией. Все обошлось, но явно — времена меняются.*

Сегодня жду звонка Чары, так как недельное сидение по вечерам дома надоело.

_______________________________________

*Полиция начала открыто "отслеживать" по ночам на улицах иностранцев.

 

21 апреля, Гавана, 542-й день.

В прошлое воскресенье виделись с Чарой, шатались по улицам, так как деться было некуда. В кинотеатрах уже месяц крутят старые фильмы, бары закрыты, у ресторанов огромные очереди. Я закончил переписывать первую главу диплома, кончилась бумага. Побывал в Институте этнографии и фольклора, разговаривал с самим Архельерсом Леоном (с книги которого я начинал работу). Симпатичный человек, сразу завалил меня бумагами-документами, так что работы мне прибавилось. Моя задача — остаться еще на месяц. Пока читаю и хожу в кино. Закончил читать последний ковбойский "боевик" "Мятеж в пути". В городе книжные лавки ("частные") закрыты. Вчера в театре "Хосе Марти" посмотрел драматическую труппу Хорхе Анкерманна в постановке "Бог тебя спаси, комиссар", современная веселая оперетта. Много молодых актеров. Понравилось.

Я побывал у врача-терапевта в отеле "Сьерра-Маэстра" (здесь находится небольшая поликлиника для советских специалистов), который прописал мне "покой", "прогулки" и "витамины"! Очень трогательно с его стороны (если бы еще подсказал, где взять на этом острове "витамины")!

На Кубе продолжается "Большая посевная неделя". 19-го числа в Плайя-Хирон* выступил Фидель, который объяснил, что контроль над бензином, установленный в начале года, позволил сейчас использовать в поле все машины круглосуточно, урожай этот полностью должен пойти на закупку машин и оборудования, которое уже приобретается в Румынии (в частности нефтяное оборудование).

Кинотеатры пока еще закрыты. Но в ICAIC начинается интересная кинонеделя. Кубинский балет (Алиса Алонсо) пребывает постоянно "на гастролях" в Мексике.

_______________________________________
*Место высадки 19 апреля 1961 года с североамериканских кораблей и при поддержке авиации десанта "контрас" (“gusanos” — "гусеницы"), который был разгромлен кубинскими войсками под командованием Эрнесто Че Гевары.

 

28 апреля, Гавана, 549-й день.

Всю неделю навещал институт этнографии, ICAIC и в промежутках пил таблетки и читал "сексуальную" литературу (познавательно!). Чаро объявилась после двухнедельного молчания. Вчера шатались по городу. Приехал Анатолий, сегодня должен приехать Николай. Опять в Гаване объявился "Кузьмич", — в Сантьяго партконференция никаких изменений не принесла. Начальники остались прежними, так что мой разговор с Б. (секретарь парткома посольства) оказался просто трепом, что собственно и следовало ожидать. "Кузьмич", соответственно, после этого обнаглел.* Так что делать мне в Сантьяго нечего.

Вновь звонила Татьяна, она собирается приехать 5-го числа, а что я с ней здесь буду делать?!

_______________________________________

*"Начальник колонии" наделен неограниченными полномочиями. И судьбы "подконтрольных" ему людей здесь зависят лишь от его порядочности (или ее отсутствия). Но, как я убедился, власть (даже малая) быстро выявляет сущность человека.

 

5 мая, Гавана, 556-й день.

В прошлое воскресенье с Чарой посмотрели в театре "Мела" пьесу Артура Миллера "Салемские ведьмы". Осталось очень хорошее впечатление.

Целую неделю ничем не занимаюсь. Часто видимся с Чарой. В понедельник Анатолий улетел в Сантьяго, в этот день приехал Николай. В Сантьяго больших перемен нет. Привез мне "много" денег (накопившаяся стипендия). 1 мая утром с ним и Чарой побывали на пляже "Патриса Лумумбы", затем пообедали в ресторане отеля "Националь". Там же вечером он дал в для наших ребят (кто еще остался) прощальный ужин. Николай умудрился за один день оформить все свои дела (авиабилет был заказан заранее) и на рассвете 3-го улетел в Москву.

Я пытался с ним поговорить откровенно (как-то за полтора года не было времени). Коля, как всегда, уклонился от откровенности. Но все-таки на прощание сказал: "У тебя никогда не будет друзей, потому что ты поднимаешь планку слишком высоко, не понимая того, что, кроме тебя самого, эту планку никому не "взять". Люди хотят, что бы их принимали такими, какие они есть, а не такими, какие они должны быть". Мда, что-то в этом есть…

Зато с Чарой в эти дни говорим очень много. Надо принимать какое-то решение. Но все надо хорошо обдумать. Вчера должна была приехать Татьяна, но не звонила. С Анатолием отправил ей письмо с просьбой не приезжать. По рассказу Николая, она там "развязала свой язык" и фантазию не в меру.

С Николаем я передал домой первую главу дипломной работы (тетрадь). Удалось получить карточку в столовую* еще на месяц. Так что, в Сантьяго уезжаю в конце мая. Если все будет хорошо, в 20-х числах июня вернусь в Гавану и, примерно через месяц, вылетаю на Москву. В остальном пока все складывается хорошо. С деньгами и с работой. Сейчас читаю латиноамериканскую (и испанскую) поэзию.

_______________________________________

*Студенческая карточка позволяла питаться бесплатно в общежитии.

 

12 мая, Гавана. 563-й день.

Всю неделю сидел дома за второй главой дипломной работы. Переписал. Одолженная Густавом бумага закончилась. Осталось заключение и общая библиография. Побывал в институте, прослушал четыре пленки (афро-американской музыки), просмотрел фотографии. Исаак Б. (директор департамента) попросил проконсультировать работу одного художника по "оперированию" старого африканского "тамбора" (под наружным слоем краски были обнаружены какие-то непонятные символические рисунки). К сожалению, это оказалось вне моей компетенции.

Написал письмо шефу в Ленинград. Побывал в кубинском госпитале Наваль, записался к окулисту. Здоровье стало значительно лучше. Сплю спокойно, но зрение заметно ухудшилось.

Гавана уже надоела (надоело одиночество). "Виталий" (консул) через Сашу Л. сделал мне "последнее предупреждение". Пора возвращаться. Но, думая об отъезде в Сантьяго, сильно нервничаю. По всем признакам меня ждет там большой скандал. Ясно, что спокойно мне уехать не дадут. Единственный выход — в самообладании. Ломаю голову над денежной "операцией"* и над ситуацией с Чарой. В принципе то и другое можно сделать "чисто", но для этого нужна трезвая голова.

Вокруг Николая (уже уехавшего), по инициативе "Виталия", начинает назревать "шум". Большая вина лежит в этом, конечно, на нем самом. Возможно, и мне это испортит "лётную погоду". Слишком много развелось вокруг нас начальников.** В посольстве — большие перемены: Алексеева сменил Солдатов — бывший посол в Англии — откровенный сталинист.*** Порядки в посольстве стали соответствующими (оно превратилось в казарму). Теперь туда не зайдешь, как "к себе домой", без "приглашения".

Вчера был в театре "Амадео Роланд" на концерте кубинской музыки под руководством и с участием известного негритянского джазиста-пианиста (и дирижера) по прозвищу "Bola de nieve" ("Снежок"!), который был восхитителен. В общем, концерт понравился, но его организация оставляла желать лучшего. Во время концерта публика (молодежь) пришла в ажиотаж и ринулась к сцене, где ее удерживал весьма жестко кордон вооруженной полиции.

Очень устал…

_______________________________________
*Проблема заключалась в том, как обменять деньги на счету ГКЭС на "сертификаты" Внешпосылторга (на которые ставился именной штамп), так как для меня, как "студента", это было ограничено определенной суммой.

**Это была неизбежная расплата за наш "независимый" образ жизни.

***В "хрущевские" времена многие бывшие партийные работники были отправлены "в ссылку" заграницу.

 

18 мая, Гавана, 559-й день.

Наконец-то закончил работу над дипломом. Все!!!

При содействии Архельероса Леона сделал фотокопии нескольких рисунков. С поездкой с исследовательской фольклорной группой института, похоже, ничего не выходит.

В городе стоит обалдевающая жара! Невозможно ни спать, ни работать.

Наконец-то "с боем" я купил в лавке посольства зубную щетку (здесь — неразрешимый дефицит!). Побывал у окулиста, исследования продолжаются. Умудрился подхватить ангину (?). Позвонил "Виталию" (в Сантьяго) по поводу характеристики на Николая. Разговор прошел, в общем-то, мирно. Вчера получил письмо от Анатолия (из Сантьяго), — в общежитии меня обокрали! Увели мой приемник (VEF). Грустно…

Звонок из ГКЭС (отказ перевести мои деньги в "сертификаты" на машину) меня расстроил настолько, что последние неприятности еще не осознал в полной мере. В Гаване мне осталось быть еще 10 дней.

 

26 мая, Гавана, 577-й день.

Всю неделю лил дождь. Ничем толком не занимался. Ангина вроде бы прошла, но начали кровоточить десны. Завершение дел с окулистом отложено до июля. Был в Министерстве по поводу разрешения на вывоз книг с письмом доктора Леона. Очередная встреча с "Кузьмичом" (в посольстве) чуть прояснила мою ситуацию. "Кузьмич", похоже, что-то знает (по поводу Татьяны) и, вероятно, намеривается по этому поводу "пошуметь".

30-го думаю уезжать в Сантьяго. Тут уже надоело. Вчера "отпивали" Валеру Н. Были только "свои" (т.е. "старики" из нашей первой группы, которых уже осталось мало). Было не очень весело, но прошло неплохо. Следующий — Саша Л.

Сегодня были с Чарой в театре "Гарсия Лорка", посмотрели группу "Tansa moderna".* Совсем неплохо, особенно работа художника. Вчера побывали с Чарой на пляже Санта-Мария и хорошо отдохнули. За эти дни с Чарой, кажется, обсудили все. Девчонка достаточно умна, чтобы разобраться в ситуации.

_______________________________________

*"Современный танец".

 

30 мая, Гавана. 587-й день.

Сегодня вечером уезжаю в Сантьяго. Настроение настороженное, хотя особых оснований для этого нет. В понедельник — звонок от Татьяны!!! Встретились на следующий день. Все — то же самое. Разговор получился неприятным и раздражающим. Татьяна была в истерике, угрожала! Наутро следующего дня из гостиницы позвонила Нелли (приехавшая вместе с Татьяной): Татьяна не ночевала в отеле! Как бы эта сумасшедшая не натворила что-нибудь! От разговора сегодня с "Виталием", осталось очень неприятное впечатление. Он приезжал жаловаться на меня в посольство.** "Кузьмич" очень спешит... Николай "отделался" легкими "поправками" к характеристике, но у всех он оставил "неприятное воспоминание".
Написал и отправил (с Валерой) письма домой. Вопрос с книгами в министерстве решился, наконец-то, положительно* и соответствующее письмо передано на таможню.
В воскресенье весь день провели с Чарой, несмотря на дождь. Были в кино. Вечером посетили зал "Almado Roldan", послушали концерт оркестра "Musica Moderna", хороший джаз. В тот день поговорили с Чарой о Татьяне. Получилось неожиданно, но обошлось, в общем-то, спокойно.

В бухгалтерии ГКЭС (по поводу "сертификатов") меня встретили очень холодно. Единственно, что успокаивает, это все уже скоро закончится. Билет на самолет заказал на 14 августа.

_______________________________________

*Благодаря письму А. Леона (авторитет которого здесь очень высок).

**Дело в том, что с моим (а затем и Николая) отъездом из Сантьяго прекратилась работа с экипажами судов и вообще какая-либо "комсомольская работа". Однако официально я находился в "научной командировке" при Гаванском институте этнографии и фольклора (что было засвидетельственно письмом кубинского руководства университета "Ориенте"). Так что "формально" ко мне претензий не было. К тому же моя связь с "начальством" была односторонней и определить мое местонахождение было невозможно.

 

7 июня, Сантьяго-де-Куба, 589-й день.

Я прибыл благополучно. Поговорил с Анатолием: с моим приёмником (он стоил мне довольно дорого) "дело дохлое". Ясно, что взял его кто-то из кубинских "приятелей" Николая. Вероятно, свою роль сыграли его прощальные пьянки.*

С "начальством" встретились, на удивление, спокойно. "Кузьмич" довольно легко "взгрел" меня за "побег" (вероятно, потому что не получил поддержки в парткоме посольства). Однако он явно был очень активен в поиске компромата на меня, но пока молчит.

Я провел очередное комсомольское собрание с собственным отчетом об итогах моей "стажировки". "Против шерсти" слегка прошелся по мне присутствовавший "Василий" (новый парторг группы). Сейчас он пишет на меня характеристику. Во вторник все решится на партбюро. Мне остается лишь ждать.

Побывал в кубинском военном госпитале, привел, наконец, в порядок десны. Отправил на уже уходящем корабле "Комсомолец Эстонии" свои книги. Великая удача!

Делать мне здесь совершенно нечего. Обалдеваю от духоты и безделья. Читаю накопившиеся за три месяца наши газеты.

Позвонила в общежитие Татьяна (?!), она — дома и, слава Богу!

Получил письма из Ленинграда. Мой университетский друг Олег попал под "разборку" по делу Синявского и Даниэля и отсидел под следствием год в ленинградской тюрьме "Кресты". Что там дома происходит?! Написал письмо Николаю, сообщив ему о том, что Неля после его отъезда пыталась покончить с собой (узнал от Татьяны).

По радио сообщили, что в США убит Роберт Кеннеди. Кто следующий?

_______________________________________

*У кубинцев, как я заметил, особое (неевропейское) отношение к "личной собственности" (вероятно по причине ее отсутствия у многих). Они также легко расстаются со своими "вещами", как и "заимствуют" чужие. И "кража" не воспринимается как нечто аморальное.

 

15 июня, Сантьяго, 598-й день (до отъезда осталось 60 дней).

Вчера прошло партбюро. Мой отчет и характеристика проскочили без проблем. Последняя выглядит вполне прилично. Мне ясно, что здесь не обошлось без "Виталия".* Ну что ж, это — неожиданная удача!

Пять оставшихся книг отправил на "Иване Ползунове".** Зверею от безделья (и одиночества). В городе почти не бываю.

Вчера страшно заболела голова, возможно от повышения давления (впервые).

Прошлой ночью схватился с ребятами-кубинцами, нервы уже явно сдают.

_______________________________________

*Мне понятно, что консул, зная о моих отношениях с Татьяной (возможно, от нее самой), но все-таки меня не "сдал" (!). Вероятно, и "успокоением" Татьяны я обязан ему (?).

**Все книги, отправленные мною на наших судах, были благополучно доставлены по домашнему адресу.

 

23 июня, Сантьяго, 606-й день (осталось 52 дня).

Вся неделя прошла как-то без чего-либо примечательного. Прочитал книгу "Смерть зовется Энгельхен" (о борьбе чешских партизан против фашистов). И подумал: странно, как мало мы знаем об этой войне.

Написал письмо домой. Получил из печати гаванские фото. Бренчу (один) на гитаре (но получается неважно). Ем глюкозу (для укрепления десен).

Вчера отметили в "Мульти" дни рождения Ольги и Ларисы. Были все "наши", было много, что выпить, еще больше — поесть, много шума. Но настроение у меня было все-таки препаршивое. Мои мысли были уже далеко…

 

6 июля, Гавана, 619-й день, (осталось 37 дней).

Итак, вчера ночью я приехал в Гавану.

Последние дни прошли в плохом настроении. Деньги на дорогу от кубинцев, на этот раз, получить не удалось. Пришлось обменять свои две пары брюк и рубашку (форма "бекадос") на "бакарди". Съездил попрощаться к нашим ребятам-переводчикам в "Viste Alegre". Были почти все… Расстались, на удивление, тепло.

В среду, наконец, провели свои "перевыборы". Закончилась моя комсомольская эпопея!

На прошлой неделе прочитал последнюю лекцию (о Кубе) вновь прибывшим из Союза нашим ребятам. Со своими "коллегами" в университете попрощался весьма холодно. В "Plan de Beca" перед отъездом меня выставили из моей комнаты в связи с приездом "иностранцев" (африканцев). Каково!

В последний день встретился с Татьяной. Выглядит хорошо, расстались спокойно.

В ночь перед отъездом выпили с ребятами-кубинцами (собралось человек десять) в общежитии две бутылки "бакарди" (обменянные ранее). Луис подарил мне только что вышедший в печати "Боливийский дневник" Че Гевары (все ребята оставили на его суперобложке свои автографы-пожелания). Я ему подарил свои часы "Победа" (здесь — это королевский подарок). Провожали меня на автовокзал Рауль, Мотови и Анатолий (который теперь остается в студгородке один). Потом ждали автобус до 3 часов ночи.

В 11 часов вечера я был уже в общежитии в "Nuevo Vedado".

Прощай, Сантьяго!

 

12 июля, Гавана, 625-й день, (осталось 26 дней).

Читаю дневник Че. Интересный и мужественный человек, но погиб все-таки зря!

За эти дни получил (советскую) стипендию (за весь последний год) и обменял ее на "сертификаты". По нашей договоренности, из Сантьяго приехала Рита С. И в ГКЭС "отпечатала" на них свое имя "мою" машину (в Москве разберемся). Побывал у окулиста и заказал очки.

8 июля сбрил свою новую бороду, усы и подстригся (Солдатов приказал не пускать "этого партизана" на территорию посольства!). Самому на себя противно смотреть. Саша Л. улетает 19 числа, с ним летит и Вадим И. (из второй ленинградской группы), нервы у парня не выдержали — стал много пить. Мы с Володей Т. (последние из нашей первой группы) заказали билеты на 7 августа через Алжир.

Был у Владимира Б. (секретаря парткома посольства), поговорил с ним по вопросу о "женитьбе".* "В принципе" он, конечно, возражает, но разговор, все-таки, предложил "отложить". Предупредил, что предстоит "масса хлопот", в необходимости которых он "очень сомневается". А самое главное — "кто оплатит перелет" (1000 долларов США!)?

Родители Чары тоже серьезно "предупреждают", но не хотят "вмешиваться". Не совсем понятна позиция Чариты. Она, конечно, согласна, но вряд ли представляет все последствия. Проблем масса! Где жить (в общежитии!), как ей продолжить учебу? На какие средства существовать? Куда я попаду по распределению? И прочее…

Вчера получил письмо от родителей. Они — в истерике!

Что же делать?

_______________________________________

*Разговор, однако, шел без называния имени и обстоятельств. Единственно, что интересовало моего собеседника — есть ли у меня какие-либо "обязательства". И получив мой отрицательный ответ, он был удовлетворен.

 

13 июля. Гавана, 626-й день.(осталось 25 дней).

В пятницу утром побывал в нашей "Casa Barca". Там по-прежнему живут вьетнамцы, приводя в ужас наших "мамит". Ольга собирается замуж... за Мануэля. Вечером с Чарой были в театре "Garsia Lorca", слушали "Риголетто" при основном составе болгарских солистов.

Сегодня утро провели на пляже Санта-Мария. Вечером в баре "Bosque de la Habana"* рассказал, наконец, Чаре о письме родителей. В ответ получил хороший урок самообладания и разумности! Удивительный она человек! Но выхода из сложившейся ситуации действительно нет…

_______________________________________

*Бары в Гаване остались при отелях и ресторанах и закрывались они уже к полуночи.

 

17 июля, Гавана. 630-й день, (осталось 20 дней).

Встретил Виталия М. и Владимира Б. Оба улетают в Союз послезавтра в одном самолете с Вадимом И. и Сашей Л. Сегодня утром вновь говорил с В.Б., хотя этот разговор уже был не нужен.

В соседней комнате появился боливиец. Однажды мы с ним поговорили о "настоящем коммунисте" (Че) и об его дневнике. Сам он был в Союзе, но ничего там не понял.

Вчера и сегодня посмотрел в ICAIC две серии “Война и мир” (Бондарчука). На этот раз фильм произвел сильное впечатление. Читаю книгу французского журналиста М. Риффауд "С партизанами Вьетконга" (на испанском языке). Мой перуанский друг Серхио пытается безуспешно уехать в Ориенте. Подозреваю, что он приехал специально, чтобы меня проводить, но у меня на него нет времени.

Чарито два дня не звонила. Вчера нашел ее сам. Молчим. Говорить уже не о чем. Каждый из нас возвращается к своей жизни.

Как-то сейчас стал отдавать себе отчет, что прошедшие почти два года — это слишком большой промежуток жизни. Зачем все это было? А впереди — черт его знает, что впереди! Это — не просто возвращение из кратковременной заграничной "командировки". Возвращаться туда, где меня уже никто не ждет. Бывшие однокурсники и друзья разъехались по всей стране. Лаци вернулся в Венгрию, Людмила уехала переводчицей в Алжир. Вернуться, чтобы начать жить сначала, как будто ничего не было! Это будет не просто.* Так вот и идет у меня жизнь — бесконечная череда "смены дат".** Какая нелепость!

_______________________________________

*Здесь как-то незаметно привыкаешь к состоянию внутренней свободы (в обстоятельствах внешней несвободы) и определенной личной значимости.

**Перемещение во времени-пространстве, обусловленное изменением обстоятельств..

 

21 июля, Гавана, 634-й день, (осталось 16 дней).

Сегодня с опозданием на один день улетели Вадим И. и Саша Л. (все – из нашей группы, я остался последним). Накануне с Вадимом так "поддали", что я чуть "не отбросил коньки". Взял у наших ребят (в университетском общежитии) "За рубежом" и "Литературку". В субботу был на пляже "Патриса Лумумбы" (где столько веселых дней было проведено!). Одному было очень тоскливо. Вечером посмотрел фильм Бунюэля "Робинзон Крузо". Зал ICAIC был переполнен, хотя, наверняка, большая часть этой "интеллигентной" публики никогда не слышала о Дефо и не видела его книгу. Сегодня уже попасть в ICAIC не удалось. Был у Густава, взял у него 1-й том Истории философии (латиноамериканской) и Истории Америки.

Сегодня прощался с Чаритой. Завтра утром она уезжает на работы в провинцию Пинар-дель-Рио. Безуспешно пытались проникнуть в ICAIC (билетов не было), затем посидели в "Paseo". Почти ничего не говорили, хотя оба очень нервничали. Ни слезинки, ни "заумного" слова. Эта девушка оказалась настолько умна, чтобы уйти молча. Вот и всё!

 

26 июля, Гавана, 639-й день, (осталось 11 дней).

Сегодня 15-я годовщина штурма казарм Монкада. Это празднуется в Санта-Кларе. Вчера неожиданно для меня ночью наш дом в честь этого события был обстрелян (палили из всех видов стрелкового оружия).* Хорошенький обычай! Я пережил несколько неприятных минут.

Эти дни сижу в Национальной библиотеке и читаю книгу И. Дётчера "Троцкий, вооруженный пророк". Довольно интересно.** Я впервые задумался над тем, а чем же в действительности была наша "Великая Октябрьская революция". Ведь мы о ней фактически ничего не знаем. Оказывается, Ленин и большинство руководителей большевистской партии не были русскими (Троцкий, Зиновьев, Каменев, Дзержинский, Сталин и многие другие). И вообще, "октябрьский переворот" (как его называл Ленин) задумывался лишь как начало "Мировой революции", которая так и не произошла. Так, за что и против кого была гражданская война в России? За "мировую революцию" против русского народа! В таком случае, что же происходит сейчас здесь? Что есть эта кубинская революция? Победившее народное восстание (государственный переворот) или начало новой "мировой революции"?***

Сейчас политика, особенно история марксизма, меня увлекает значительно больше, чем эстетика.

На днях выступал Фидель, признав, что экс-министр внутренних дел Боливии Аргедас, который сейчас оказался в двусмысленном положении, (находится в Чили), был тем, кто передал дневник Че правительству Кубы.

_______________________________________

*Дом-общежитие находится рядом с военной школой для "интернационалистов".

**Я прочитал несколько книг Льва Троцкого, в том числе о молодом Ленине (оказывается Володя Ульянов учился с Александром Керенским в одной гимназии, директором которой был отец последнего). Отношение к Троцкому на Кубе совсем иное, чем у нас. Известному мексиканскому художнику-монументалисту Давиду Сикейросу было отказано во въезде на Кубу на открытие в Гаване выставки Берлинской биеннале 1966 (из-за его участия в покушении на Троцкого в мае 1940 года).

***Революция — событие, которое "дано нам, прежде всего, в ощущениях". В этом отношении нам повезло — мы успел "ощутить" кубинскую революцию непосредственно через "сопричастие". И эта революция не имеет ничего общего с нашей "Октябрьской революцией" (за исключением идеологической риторики). Точно также "кубинский социализма" не похож на наш "советский". Означает ли это, что "революция" и "социализм" могут иметь иную модель?

 

1 августа. Гавана, 645-й день, (осталось 5 дней).

Дни проходят без приключений. Оформил все документы на выезд. Получил и обменял на сертификаты последнюю стипендию. Попрощался в Институте и в "Casa Barca".

Читаю в библиотеке Дётчера, вечерами выхожу иногда в ICAIC. Ввел жесткую экономию последних песо. Получил письма от Анатолия (из Сантьяго) и Николая (уже из Ленинграда). В Сантьяго все без изменений. У Николая препаршивое настроение. Дела его, вероятно, весьма плохи, хотя он все-таки надумал жениться (приглашает на свадьбу). Ответил обоим. Да, был с Густавом в провинциальном Совете по культуре. Поговорил с очень интересной девушкой о кубинской литературе. Вынес оттуда кучу книг. Сделал из них две бандероли, — попытаюсь отправить их через посольство.

 

5 августа, Гавана, 649-й день, (остался один день).

Сейчас упаковываю чемодан. Поэтому придется сегодня сделать последнюю запись.

Последние дни проходят спокойно и скучно.

Я позвонил доктору Портвондо, который неожиданно устроил мне встречу с самим Фернандо Ортисом (!). Этому легендарному старику — патриарху кубинской фольклористики, — уже, наверное, за восемьдесят лет, но он в здравом уме и даже остроумен. Разговор был коротким, своего рода — благословление. Я был потрясен!

Вчера прошел пешком от "Рампы" по Малекону до остановки 132-го маршрута последний раз (сколько раз было пройдено по этому пути!).

Сегодня получил расчет и паспорт. Забрал заказанные очки, фотографии. Ругаюсь весь день, добиваясь машины в аэропорт, пока безрезультатно. Еще одна маленькая и последняя проблема.

Сейчас услышал по радио знакомую песню "Con grandes ojos cafe" ("С огромными глазами цвета кофе") и вспомнил Чару. На душе стало очень грустно…

Но нужно пересилить себя. Всё!

 

 

P.S. Читателю, которому интересно узнать завершение "Кубинского дневника", рекомендуется зайти в раздел автора на Proza.ru и прочитать рассказ "С чего начинается Родина".

POST SCRIPTUM. "СОВЕТСКИЙ ЧЕЛОВЕК НА Кубе в середине 60-х годов".

Пребывание в разное время на "острове Свободы" в течение 30 лет сыграло памятную роль в жизни нескольких тысяч советских людей. И неслучайно опубликованные воспоминания, несмотря на различный личный опыт, объединяет общее позитивное отношение к этой стране и ее народу с явно заметным ностальгическим настроением.
Между тем, 60-е годы прошлого века — это особая глава в истории Кубы. Это время по аналогии можно сравнить с 20-ми годами революционной России. С социально-экономической точки зрения это период своеобразного кубинского НЭПа. Тогда еще все только начиналось и могло повернуться в любую сторону. Страна находилась между прошлым и будущим. А народ — между "антикоммунизмом" и "социализмом". И в советско-кубинских отношениях многое оставалось еще не выясненным. В связи с этим нужно вспомнить о том, что в Советском Союзе в это время произошел очередной государственно-партийный переворот, который на Кубе был воспринят весьма чувствительно. К тому же, несмотря на благополучное разрешение Карибского кризиса, инициированная США политическая и экономическая блокада Кубы в эти годы наиболее болезненно ударила по кубинскому народу.
В этих экстремальных условиях пришлось жить и работать (и служить) первым советским людям на Кубе. Позже все будет иначе. А тогда никто ничего не знал. И почти все были "очень молодыми" (средний возраст – около 30-ти лет) и ни у кого не было никакого опыта долгого пребывания заграницей. В этом были свои преимущества и свои недостатки. Жизнь заграницей очень быстро и точно дает ответ на вопрос: "who is who?", так как здесь человек впервые оказывается перед ответственностью личного выбора. Здесь — "каждый сам за себя", и вопрос — "быть или не быть" — зависит только от него.
И в то же время за рубежом особенно реально проявляется принадлежность человека к определенной социальной общности. По факту, он является как бы "культурным" представителем своей страны. По нему, по его поведению и менталитету, принявший его народ формирует свое представление об его стране. И никакая официальная пропаганда не в состоянии это изменить. И это закладывается в память народа на долгие годы.
В этой связи примечательно отличие двух "образов жизни" советского человека в предложенных обстоятельствах на Кубе.
Одни, относясь к пребыванию в чужой стране, как к временной "служебной командировке" с ее неизбежными трудностями, естественно, стремились сохранить привычный образ жизни, воссоздавая замкнутую среду "коммунальной квартиры", максимально изолированной от внешнего мира. Эта система "самодостаточности" поощрялась руководством для осуществления практически круглосуточного контроля за поведением людей. Таким образом, формировались своеобразные "резервации" в местах пребывания советских специалистов. И неслучайно они официально назывались "колониями", потому что они реально воплощали "колониальный" образ жизни.
И, действительно, для многих советских специалистов главной мотивацией пребывания на Кубе была удачная возможность получения, по возвращению, весьма немалого "вознаграждения" (денежного или карьерного). Как сказали бы сегодня, для них загранкомандировка — это был "просто бизнес, и ничего личного". И жизнь за окном гостиницы — это была лишь туристическая экзотика, о которой будет приятно вспомнить дома.
Так, в Гаване в 60-е годы только для иностранных (и советских) специалистов был выделен огромный отель "Сьерра-Маэстра", где было все необходимое для длительного проживания (бассейн, магазины, медицинская и другие социальные службы и т.п.). И многие не покидали пределов отеля без "служебной необходимости" в течение всей командировки.
Разумеется, здесь речь не идет о специфических условиях пребывания советских воинских контингентов на Кубе в 60-е годы. Это — особая тема.
Но одновременно был и другой образ жизни "советского человека на Кубе", для которого время пребывания в этой, переживающей тяжелый революционный переворот, стране оказалось просто частью его жизни вместе с ее народом. Но для этого нужно было знать его язык, его менталитет, его культуру, его историю (и не просто знать, а понимать). Но самое главное — не только "помогать" кубинскому народу, но и соучаствовать в его жизни со всеми ее проблемами и радостями. И это отличие определялось не особыми обстоятельствами или привилегиями, а, прежде всего, личным выбором человека, независимо от его профессиональных обязанностей.
Поэтому и последствия и "воспоминания" у этих двух типов людей оказались разными.
Представленный на сайте "Кубинский дневник" не является полной хронологией или подробным отчетом о пребывании автора на Кубе. Он вообще не был предназначен для публикации. И в этом его недостаточность. Автор не может сегодня внести в его текст реконструированные "воспоминания" или дополнить его содержание более поздними знаниями. Кроме того, дневник велся в таких условиях, когда далеко не все можно было доверить бумаге. И в то же время многому тогда не придавалось того значения, которое оно приобрело позже. Нормальному человеку, особенно молодому, вообще свойственно отличать "важное" в повседневном лишь по прошествии времени. Но в "Дневнике" все-таки присутствует главное — Куба середины 60-х годов прошлого века, которую уже не помнят сами кубинцы сегодня.
Посетив Кубу через 50 лет (летом 2016 года), автор увидел совсем другую страну. Разумеется, остались те же ее ландшафты и архитектура городов, но изменился ее народ, его образ жизни и его мышление. Смысл страны заключен ни в ее экономике и, тем более, ни в ее политическом строе, а в ее народе. Страна — это, прежде всего, ее народ, а потом — все остальное.
И международный авторитет страны в современном мире формируется отнюдь не в результате успехов профессиональной дипломатии, а как следствие "имиджа" ее народа, который создается, прежде всего, на основе "личных отношений". Поэтому, после развала соцлагеря, стало ясно, что официальные отношения между странами и неофициальные отношения между их людьми — это две большие разницы.
На Кубе в 60-е годы это было очевидно. Для латиноамериканцев вообще безразлична национальность человека (такова специфика их истории). Поэтому, например, в кубинской среде в ходу было не общераспространенное за границей обращение — "ruso", а — "sovietico", которое первоначально заключало в себе негативную интонацию (по аналогии — "gringo", то есть "североамериканец"). Однако вскоре это обращение приобрело интонацию уважения и доверия. На Кубе это дорогого стоит, потому что кубинцы не знают, что такое восточное лицемерие. И это было успехом не столько советской внешней политики, сколько следствием опыта личных отношений на разных социальных уровнях.
К сожалению, сохранить этот тридцатилетний "личный опыт" в современном поколении кубинцев не удалось, после того, как постсоветская Россия "кинула" Кубу, и кубинцы, естественно, восприняли это, как личное предательство. И вряд ли возможно вернуть вновь это доверие в ближайшее время по очевидной причине — меняются не только страны, но и их народы.
А память о той Кубе, которую мы любили, уйдет вместе с нашим поколением.

Севастополь, апрель 2019 г.

5 комментариев

  • Гаврилов Михаил:

    Пятая часть Дневника и Послесловие.

  • Александр Щеглов:

    Спасибо большое, Михаил, за пятую часть дневника и послесловие. Готов подписаться под твоими словами о том, что тогда слово “soviético” на Кубе было своеобразным пропуском повсюду. Я даже прошел в самую секретную тюрьму в Бониато, под Сантьяго, где сроки заключения были от 15 до 20 лет. При возвращении из поездки по провинции в машине кончился бензин и это случилось рядом со входом в это учреждение. Гаджетов тогда, естественно, не было, и я решил попросить сделать звонок по телефону в Сантьяго из этой тюрьмы. На внешнем контуре охраны я сказал: “Soy militar soviético, se acabó la gasolina en el carro, permiso para llamar por teléfono al estado mayor del Ejército”. Думаю, что переводить не стоит – понятно. Вышел офицер, проводил меня в комнату, где стоял телефон. Я переговорил, вызвал дежурную машину. Всё, проблема была решена. Генерал Павлов, который сидел в машине, сказал мне потом, что он страшно переживал за меня. Однако всё разрешилось благополучно. Никаких документов у нас тогда не было.

  • Александр Щеглов:

    А память о той Кубе, которую мы любили, уйдет вместе с нашим поколением.К сожалению, прав, Михаил

  • Migel:

    Спасибо, Александр,за. как всегда, добрый отзыв о заключительной части дневника. Описанный Вами эпизод весьма характерен для того времени. Сегодня он вряд ли был бы возможен. отношение кубинцев нового поколения к "rusos" радикально изменилось. Будьте здоровы!

  • Александр:

    Этого, к сожалению, нельзя не заметить даже в Москве, общаясь с новым поколением кубинцев.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *