Колесов Михаил. Кубинский дневник. Сантьяго-де-Куба, июль-декабрь 1967.

22.03.2019 Опубликовал: Гаврилов Михаил В разделах:

Об авторе

[Весь текст в формате PDF - скачать одним кликом!]

Дневник за 1966 год смотрите здесь

Дневник за 1967 год, Гавана, смотрите здесь

Дневник за апрель-июнь 1967 года, Сантьяго-де-Куба, смотрите здесь

Дневник за июль-декабрь 1967 года, Сантьяго-де-Куба, смотрите здесь

Дневник за 1968 год смотрите здесь

Послесловие (апрель 2019) смотрите здесь


10 июля, Сантьяго, 255-й день.

Сегодня утром я вернулся из Гаваны.

День первый пребывания в Гаване (29 июня, четверг) начался с того, что я прибыл после 16 часового путешествия на комфортабельнейшем английском автобусе "Leyland" через весь остров (со всеми остановками в городах) с востока на запад. В столицу прибыл в 5-ть утра, въезжая в город и проезжая его на рассвете (ощущение было потрясающее, сердце чуть не выпрыгнуло из груди, будто возвращался домой!) На такси добрался до нашей "Casa Barca", переполошив Хуаниту и Ольгу, принял (впервые за последние месяцы) горячий душ и завалился спать. Вечером дозвонился и встретился с Чаритой. Она заметно изменилась, повзрослела, стала более женственна. Мы были в баре "Naris", вечер прошел хорошо, но не очень, так как оба были несколько растеряны от встречи.

В воскресенье были с ней на пляже "Guanabo". Народу было очень много. Отдохнули отлично.

В понедельник вечером я посмотрел фильм "Битва за Алжир". Отличная вещь.

Вся неделя прошла в беготне по врачам. Сначала попытался пробиться в поликлинику (для иностранцев) в отеле "Сьерра-Маэстра", не без "приключений" (потерял сознание прямо в кабинете врача). Потом пошла сдача анализов почти до отъезда. Наконец, врач сказал: "что-то" есть, но не настолько "серьезно" ("нервное истощение"). Зашел к "своему" дантисту и предъявил ему опять сломавшийся искусственный зуб, (он был очень удивлен, что я "не уехал", и поклялся, что на этот раз все будет "нормально", но деньги все-таки опять взял).

Я побывал у Паши. Написал объяснительную записку в посольский Комитет комсомола (как секретарь) по случаю с Яшей. Будь он проклят! Я же еще должен за него отвечать! Написанная нами ему характеристика подняла здесь "большую бучу". Вообще-то наши ребята здесь здорово разнервничались, толком ничем не занимаясь и забросив занятия в школе. Поэтому им пришлось выехать из "Casa Barca" и перебраться в наш первый дом на улице F. С моей точки зрения — глупо. Жаль, очень жаль, что наша “Casa Barca” закончила свое существование. Сколько с ней связано первых хороших воспоминаний, но того счастливого времени уже не вернуть! Ребята из первой группы (приехавшие за год до нас) потихоньку разъезжаются домой. Уехала Дина М., еще раньше ушли на геофизическом судне наши биологи. Скоро уезжает Миша К. и Толик В. Уезжает и наш "Василий Иванович" (парторг посольства). Скоро, вероятно, поднимутся в дорогу (месяца через два-три) и "МГИМОвцы". Все между собой переругались. Мелкие, жалкие передряги. Это мне понятно — безделье и самоизоляция не укрепляют отношения. От этого мы бежали в Сантьяго, и теперь я понимаю, что были правы. Скучно и грустно стало в Гаване…

Единственно, кто искренне был рад моему приезду, — это Юра (он один остался в нашей "Casa barca"). Он завяз в личных проблемах. С ним я отлично провел время. Два раза встречался с Терри (подругой Рейны). Симпатичная девушка. Последний раз были в "Pic Turcino" ("La Habana Libre"). Домой мы с Юрой вернулись в пятом часу утра. Это было в субботу, а утром мы с Чарой (и Росой) были на пляже "Santa Maria", где хорошо отдохнули.

В воскресенье я отправился на автовокзал, чтобы, как нормальный человек, покинуть уже поднадоевшую и изрядно опустошившую мой кошелек столицу. Однако на свой автобус я опоздал, поднял шум, но потом самому было стыдно. Отправился другим рейсом через два часа. В Санта-Кларе автобус поломался, прождали еще два часа, потом без приключений прибыли в Сантьяго.

Все ребята-кубинцы в "Plan de Becas" встретили меня хорошо. Было такое ощущение, будто я вернулся домой (мог ли я такое представить еще три месяца назад?!)

Оказалось, что накануне Николай сегодня вылетел в Гавану. Я вечером побывал в городе. Сбрил свою уже большую бороду (к огромному сожалению парикмахера, который никак не хотел поверить в то, что я не "латинос", и по этому поводу постоянно обращался к присутствовавшим клиентам с возгласом: "imaginate!"*), которая произвела "фурор" в Гаване (особенно в посольстве!). Получил фотопленки с "Guardia la Barca", которые вышли неплохо. Позвонил Татьяне. Встретились вечером. Посидели в отличном баре "Iris".

Перед самым отъездом из Гаваны получил письмо от отца. Написал ему сразу в Гаване, подробно описав впервые мое нынешнее положение.

_______________________________________

* "Ты только представь себе!"

 

11 июля, Сантьяго, 256-й день.

Вечером по приглашению моего друга-кубинца Пепе был на матче "Pilota".* Оказалось довольно интересно, когда мне объяснили правила. Две команды по девять человек играют в секторе круга. Защищающаяся сторона находится в поле, ее игроки расставлены по сегменту ("tugadores"). Игроки нападающей команды ("bateadores") особой битой по очереди бьют мяч (типа теннисного), направляемый "лансадором" другой команды, и стараются направить его так, чтобы пока он летит, позволить игроку своей команды или самому ударившему по мячу достигнуть (накрыть) обозначенную "зону" ("base"). Игрок ("torpedero"), застигнутый в момент принятия мяча игроком другой команды между зонами сегмента (их три), попадает в "аут". Допускаются четыре "аута". После этого команды меняются. Игрок, обежавший круг, приносит своей команде "кареру" (выигрыш), по которому и ведется счет. Периоды перемен от 6 до 12 за матч.

Наш матч закончился со счетом 3:9, наша команда "экономической школы", в которой играли Пепе и другие мои друзья, проиграла.

_______________________________________

*Бейсбол.

 

12 июля, Сантьяго, 257-й день.

Сегодня встретились с Татьяной, вновь были в "Ч.М.". Отлично отдохнули, но уж очень дорого.

Мы осуществляем идею с викториной среди студентов-кубинцев: "Знаешь ли ты Советский Союз?" Разговоры с нашим (советским) начальством на тему, как у меня продвигаются дела с "исследовательской" работой, мне уже осточертели. Но работа движется медленно. Из Ленинграда Лаци прислал толковую книгу ("Эстетика фольклора"). Возможно, она мне пригодится. Во всяком случае, теперь ясно, с чего надо начинать. Но надо начинать…

 

14 июля, Сантьяго, 259-й день.

Я побыл у Татьяны на "ensayo" (нечто вроде репетиции-показа) в ее танцевальной группе. Совсем еще "детский сад", но все вполне "серьезно". Показали номер "Tumba francesa" в еще "неотесанном" виде. Впечатляет!

Затем мы спустились на "Trocha" (центр города), в Сантьяго начался карнавал. Заняли столик в одном из верхних павильонов, откуда хорошо был виден внизу веселящийся народ. Этакий "пивной ряд" с многочисленными временными барами, танцевальными площадками и музыкой. Начинается "Trocha" с подмостков кабаре "Tropicana". Меж этими павильонами бродил и веселился вовсю многочисленный и разноплеменный люд.

 

15 июля, Сантьяго, 260–й день.

Вновь были с Татьяной на "Trocha", на этот раз погуляли основательно. Сначала долго мыкались между FEU (здание студенческой федерации) и "Sala del Teatro". Потом забрались на прежнее место. Пили пиво и танцевали. Народу было тьма тьмущая. Шум, гам и все остальное. После этого долго гуляли по улицам, успокаивали нервную систему. Забрели в порт, где посидели в маленьком открытом баре, наблюдая стоящие на рейде корабли, освещенные в ночи. Но оттуда пришлось ретироваться, так как нас приняли за иностранного моряка с "подругой".

 

16 июля, Сантьяго, 261-й день.

Вечером были с Татьяной вновь на "Trocha", где мне показалось, что меня "надули" на 10 песо. По этому поводу я провел соответствующую "пресс-конференцию" для окружающей публики. Но дома деньги нашлись, и я довольный уснул.

 

17 июля, Сантьяго, 262-й день.

Вечером в "Plan de Beca" выступала группа детской музыкальной школы из Гаваны. Впечатление приятнейшее. Сыграли (для нас) "Катюшу", "Очи черные". Оркестр "Мозамбик" во главе со своим маленьким дирижером привел всех слушателей в дикий восторг.

 

30 июля, Сантьяго, 275-день.

Воскресенье. "Se acabo el carnaval… Se acabo la vida!"*

Первую "предударную" неделю "Plan de Beca" готовился к приему молодежных делегаций. Чистился и приукрашался. Я упорно читал книжку А. Леона**, но в пятницу заниматься уже не мог. Меня нарядили работать в "столовую" бригаду. Мыли, подчищали, обслуживали студенческое "население". Кстати, в пятницу же я участвовал с кубинскими ребятами в агитационном походе на грузовиках по городу.

У меня кончились деньги. Это очень некстати перед самыми интересными днями.

В субботу познакомил Николая с Юлией (подругой Татьяны) и все вместе были в "La Iris".

Воскресенье прошло в отсыпании. Вечером побывали на "Trocha". Встретили наших девчонок и хорошо провели время "наверху".

Понедельник (24-е). Вроде ничего особенного не было. Встретился с Татьяной, и проговорили весь вечер о ее проблемах. Хорошая девчонка и очень неглупа.

Вторник (25-е). Вечером у Дворца Юстиции происходили карнавальные шествия. Татьяна участвовала со своей танцевальной группой. Мы с Юлией пробрались на центральные трибуны (рядом с Освальдо Дортикосом***, Хуаном Альмейдой**** и др. "легендарными" личностями). Шествия начались в 8 часов вечера и закончились в 3 часа ночи. Радио, телевидение, кинохроника, куча иностранцев и корреспондентов… и мы двое среди этой "почтенной" публики (нас приняли за "своих", вероятно, из-за моего фотоаппарата). Я "отстрелял" всю пленку, но при этом мое сердце сжимал страх, так как последние неудачи с моими "хорошими" пленками меня уже доконали. (Сашка запорол цветную гаванскую пленку, Хуан испортил две сафровских пленки, с ума можно сойти!) Если еще эта окажется испорченной, тогда…

Зрелище было грандиозное! Музыка, костюмы, танцы! Впереди двигались знамена и значки, затем, сопровождаемая с обеих сторон танцующими цепями кортежа, движется центральная группа, символизирующая "Нечто". За ней — одна-две танцевальные группы и, наконец, “carosa” — открытая (грузовая) украшенная машина (раньше была карета) с "маленькой" королевой (или "застывшая картинка"). В толпе зрителей находились "ведущие-ряженые" ("индеец", "старик-бродяга" и пр.), которые подавали реплики (из толпы) и комментарии по прохождении "Carosa". Замечательным был парад гигантских кукол с Фантомасом во главе. И, конечно, главная, завершающая "carosa" с королевой, избранной на прошедшем карнавале. После того, как прошла Татьяна со своей "carosa", мы с Юлией ушли с трибуны.

Зашли к Тане домой, утолили свой ужасный голод и вновь вышли на улицу. Ждали еще пять часов, чтобы увидеть инсценировку штурма казарм Монкада (сегодня – 14-я годовщина*****) у самих стен казарм, но увидеть это не удалось, зато устали до полумертвого состояния.

Среда (26-е). Все отсыпались весь день, поэтому на площадь слушать Фиделя я не пошел. Смотрел по телевизору (в холле на нашем этаже). Денег осталось 10 сентаво.

Четверг (27-е). Вечером с конголезцем Мотови были дома у Пепе. Нашли его с подбитым глазом, с чем и оставили его в составе его семьи на "Caretera Central" и отправились на старое "бойкое место". По дороге увидели Татьяну в колонне карнавального шествия, договорились встретиться "наверху". На "Trocha" нашли Николая и Юлию. Заняли столик. Но ребята, в конце концов, сбежали, и я остался дожидаться Татьяну один. Пришла. Побродили по городу и разошлись по домам. В эти дни все "прогулки" приходится совершать пешком, так как автобусы из-за празднеств не функционируют. Занятие утомительное.

Пятница (28-е). Не имея ни копейки, вновь встретился с Татьяной и Юлией (Николай на этот раз "принципиально" остался дома). Пошли на "Trocha", к нам подсел Саня, и все вместе пили пиво и танцевали. Официально — последний день карнавала. Народу уже немного. В основном — это уже приезжие крестьяне и всякая "прочая" публика. Ушли из бара с последним ударом "тамбора". Когда с Сашей возвращался, поднимаясь на холм студенческого городка, над Сантьяго занимался рассвет. Картина была красивейшая! Так закончился карнавал в Сантьяго.

Суббота (29-е). Вечером с Николаем были на концерте "Песня протеста", который проходил на стадионе при огромном стечении народа, в основном молодежи. На сцене — тоже молодежь со всех континентов. Было очень интересно и хорошо организованно. Клод Бассиль со своим оркестром из Франции завершил этот грандиозный концерт к 12 часам ночи. Я получил огромное удовольствие.

Наконец, сегодня весь день занимался "хозяйственными" делами. Вчера вернулся в свою комнату (с кубинцами). Вечером посмотрели в кинотеатре кубинский документальный фильм "Давид" о национальном герое Франке Паисе (сегодня — годовщина его гибели в 1956 г.).

_______________________________________

*"Закончился карнавал. Замерла жизнь!".

**Книга кубинского фольклориста Архелиуса Леона.

***Президент Кубы.

****Соратник Фиделя, зам. министра обороны.

*****25 июля 1953 небольшой вооруженный отряд студенческой молодежи во главе с Фиделем Кастро атаковал в Сантьяго военные казармы Монкада.

 

31 июля, Сантьяго, 276-й день.

В понедельник начались занятия в университете. Я возобновил чтение книги Архелиоса Леона,* но без энтузиазма. Получил письма от отца и Людмилы. Лаци защитил диссертацию и уехал домой (в Венгрию).

После обеда в лаборатории у Коли проявил пленки. Гаванская получилась хорошо, карнавальную "запорол" при проявлении. Получили, наконец-то, кучу советской периодики. Весь вечер читал "Комсомолку". Поразил факт, упомянутый Павловым**, о самолете из ОАР ("Берегите Советскую власть!"). Как это верно, черт возьми!

_______________________________________

*Исследование по афрокубинскому музыкальному фольклору.

**Секретарь ЦК ВЛКСМ. Речь шла о нашем самолете, потерпевшем катастрофу в Египте.

 

2 августа, Сантьяго, 278-й день.

Сегодня были с Сашей на судне "Комсомолец Эстонии". Набрались, как поросята. Выдули с "дедом"* полтора литра спирта.

_______________________________________

*Стармех.

 

13 сентября, Сантьяго, 320-й день.

Во-первых, в это время через год я должен быть дома. Во-вторых, в воскресенье (10-го сентября) я вернулся из Гаваны, где провел месяц.

Перед отъездом прошло комсомольское собрание всей группы нашей "колонии", где меня выбрали секретарем, а Коля и Валера Г. вошли в бюро (дело вроде бы незначительное, но теперь на мне ответственность за всю молодежь нашей "колонии", а это, практически, все: преподаватели, переводчики и пр.). Затем мы "обмывали" это "дело" и провожали Сашу К. Сначала пили у "дяди Вити" (новый "начальник" колонии). Хорошо пили. Потом пили уже без "дядей". Нас с Сашей посадили в гаванский автобус уже очень "хорошенькими". Его шикарного попугая ему взять с собой не разрешили.

В Гавану мы прибыли 10-го утром. Поселились в университетском общежитии на Malecon и 12-й улицы в комнате на 17-м этаже, где жили наши ребята. Затем побывали у "наших" медиков. Я навестил доктора Портвондо, имел три встречи с директором Института фольклора и этнографии, где спер несколько нужных мне фотографий. Первое время мы питались в "нашей" столовой в "Fox", стирались в "Casa Barca" (у "мамиты"), куда позже завезли 18 вьетнамцев. Остальное время "отдыхали". Постоянно у нас (до "черных" безденежных дней) не переводился коньяк и шоколад (из посольства) и "бакарди" (из "нашего" магазина в "Сьерра-Маэстра"). От такой роскошной жизни мы в своем провинциальном Сантьяго уже отвыкли.

Так как ожидаемый приезд Татьяны из Сантьяго задерживался, в один из первых дней мы с Сашей взяли такси и разыскали (!) Чару и Роситу в какой-то деревне Guines в километрах 20 от Гаваны, где они находились на очередных сельхозработах. Каково было впечатление, когда мы их забрали прямо с поля на глазах у сотни их сокурсников! Тогда мы хорошо провели первую субботу. Правда, с Роситой неожиданно прямо на улице случился обморок (вероятно, от недоедания), что доставило нам много хлопот (никто из кубинцев не изъявил желания нам помочь!). Больше мы их не видели, потому что не очень и стремились.

Как-то раза два я встретился с Юрой. Посидели в баре гостиницы "Националь", шикарно пообедали в отеле "Riviera", после чего встречи прекратились. Два раза я посетил выставочный "Salon de Mayo". Очень интересно, но впечатление осталось все же неприятное.

"Дядя Федя"* в своем очередном выступлении опять говорил о своем стремлении к "самостоятельности"… от Советского Союза.

Мы застали в Гаване несколько последних дней работы конференции OLAS (Организации солидарности стран Латинской Америки), нечто вроде нашего бывшего "Коминтерна". На ней Дортикос устроил "шпионскую" пресс-конференцию (с обвинениями в адрес СССР и ГДР). Я слушал (по телевидению) выступление Фиделя по этому же поводу, с угрожающими намеками в сторону нашей страны. На конференции политика Фиделя вооруженной партизанской войны как активной революционной единственной тактики в Латинской Америке получила полную поддержку. Впервые прозвучала "солидарность" с "героическими партизанами Боливии". Почему-то Че Гевары на конференции не было?**

За эти дни с огромным удовольствием посмотрел в театре спектакль "Conjunto Folclorico" и посетил музей в Капитолии. Посмотрел несколько фильмов: "Веселая вдова" с Марлин Манро, "Богатые, еще богаче" Чарли Чаплина, английский фильм "Вкус меда", франко-итальянский "Кто ты Поли Маги?", английский "Случай Моргана" (странный антисоветский фильм) и, конечно, с огромным удовольствием "Vestigo" ("Палач") Хичкока.

Наконец, подъехали Татьяна и Нелли, в ожидании которых мы проторчали не один вечер у "Кони-Айленда" (назначенное место встречи). Мы побывали на университетском стадионе, посмотрели соревнование по легкой атлетике и по стрельбе из лука (в последнем участвовали наши девчонки, что произвело на нас "неизгладимое" впечатление). Затем здорово провели время. Были в "Violin", на пляже "Патриса Лумумбы", гуляли по Malecon. В шикарных апартаментах "Marianao" пили коньяк (с шоколадом). Но Саше было явно уже скучно. У меня с Татьяной начались раздоры. К тому же деньги у нас подходили к концу. В понедельник девчонки уезжали. Накануне ночью чудесно посидели у "Maxim", правда, Саша чуть не умер от головной боли (?), а я из-за этого выжрал почти всю литровую бутылку "бакарди" и набрался…

В понедельник приехал из Сантьяго Вадим. Мы побывали у Сашиного знакомого "Александрыча" в ресторане "Capri" и опять вернулись очень веселыми. Наутро, во вторник, — о, день ужасный! — отбывал Саша. Загоняли меня и такси "до пота" и полного изнеможения. Наконец, пароход "Грузия" (вместе с Сашей) отошел от причала в 7 вечера. В среду улетел в Сантьяго Вадим. Сразу стало скучно и тоскливо. Я побывал у Паши в "Сьерра-Маэстра", посмотрел на его новорожденного сына. В субботу с грустью и с приобретенным (в ГКЭС) VEF-транзистором отбыл на автобусе в провинцию Ориенте.

В студенческом городке своих ребят (нас осталось теперь трое) не застал, уехали на коллективную пьянку на пляж. Кубинцы встретили меня очень хорошо. Мой приемник произвел фурор. Теперь слушаю по ночам "Голос Америки", чтение книги Светланы Аллилуевой "Двадцать писем к другу".

В понедельник принимал комсомольские новости от ребят. Сделали много. Коля развернулся. Викторина пошла. Я получил письма из Ленинграда.

Вторник вновь ушел на комсомольские дела. Утром провели комбюро. Днем мы, наконец-то, получили в "Beca" (администрация студгородка) форменные белые рубашки.

Николай улетел в Гавану на месяц. Вадим уезжает в воскресенье. Грустно. Вадим и Саша увозят "по машине"! Для того чтобы мне не вернуться домой идиотом, надо ввести жесткую экономию.

 

Вокруг Ориенте вот уже три дня бродит циклон "Карибе", но навестить нас не спешит. А жаль, говорят, это "страшно" интересно…

_______________________________________

*Фидель.

**"Tricontinental" – конференция представителей стран "третьего мира", созванная по инициативе Фиделя в поддержку военной акции Че Гевары в Боливии (о чем мы узнали позже).

 

17 сентября, Сантьяго, 324-й день.

Итак, Коля улетел в среду вечером. В четверг я готовил текст лекции для моряков.* Вечером кубинские ребята научили меня играть в кости. В пятницу целый день провел с Татьяной и Юлией на пляже "Mar Verde". Погода была прохладная. Татьяна скоро вновь уезжает в Гавану. Тогда будет полегче… После того как я вернулся с пляжа вечером, пили с кубинскими ребятами у Вадима (отмечали его "отвальную"), затем с Хуаном (мексиканцем) и другими подались в "Rancho Club", где уже окончательно набрались. Ведущий Show со сцены приветствовал прощальным словом Вадима как "своего" постоянного клиента!

В субботу мы отвезли ящики на вокзал (я отправил с Вадимом ящик своих книг) и протрепались весь вечер. Рано утром проводили Вадима и отправились с экономической школой на пляж Caleton Blanco. Море было неспокойно. Пляж маленький, грязный, дно ужасное. Палило солнце. Но, в общем-то, было неплохо. Вечером я посмотрел итальянский фильм "Los monstruosas" ("Чудовища") – сборник новелл о человеческом унижении. Понравился.

С завтрашнего дня надо заняться делом.

_______________________________________

*По истории и современному положению на Кубе.

 

24 сентября, Сантьяго, 331-й день.

Наконец-то занялся делом. С понедельника сижу в библиотеке, читаю (здесь у нас ни у кого, кроме переводчиков, нет словарей.) и веду записи. В голове складывается некоторый план работы. С деньгами поджало, пришлось расстаться с плавками и нейлоновой рубашкой. Получил взывающее письмо от Чары. Ответил.

В пятницу провели комсомольское собрание всей колонии. Познакомился со всеми. Большой скандал разгорелся из-за уехавших ребят, по поводу их представления к грамотам. Второй скандал разразился из-за Ларисы (переводчица) в связи с ее характеристикой (на отъезд). Выяснил у Золотарева (парторга), есть на то причины. Заодно получил от него легкий нагоняй (за избыточную "самостоятельность").

Сейчас читаю "12 стульев" (взял в библиотеке консульства). Смеюсь и отдыхаю! А вообще в "свободное время" занимаюсь ерундой. В субботу с Татьяной посмотрели английский фильм "Убить Бисмарка" (!). Вчера совершили экскурсию в квартал "Versaes", современный городок на другом конце города с шикарными домами и отелями.

 

1 октября, Сантьяго, 338-й день.

Ничего особо нового не произошло.

В понедельник с Татьяной были на "Feria de la Juventud",* посмотрели "Festival de Aficionados".** Довольно интересно. Ребята хорошо организовали фольклорный танец carabali.

Во вторник свалился больной. С помощью Пепе, который где-то достал горячее молоко со сливочным маслом (?!), встал на следующий день на ноги.

В пятницу вместе с Пепе и кубинскими ребятами в составе свыше 15 тысяч зрителей азартно смотрел матч "pilota" между командами Ориенте и Канады.

В субботу посмотрел фильм Чарли Чаплина "Мсье Верду".

Сегодня пытался вытащить Татьяну в город, но пришлось шляться по городу одному с кинокамерой (которая мне досталась от Вадима). У музея "Bacardi" познакомился с милиционершей. Девочка "на все сто!", что… очень жаль!

Отправил домой два письма, последнее с фотографиями Терезы и Татьяны. Наши "старички" (преподаватели и переводчики) собираются домой, уже приехали (из Союза) "новенькие". Но мы остаемся. Вечером познакомился с интересным кубинским парнишкой Andres, только что вернувшимся из Союза. Слишком много трепались.

_______________________________________

*"Праздник молодежи".

**"Фестиваль художественной самодеятельности".

 

8 октября, Сантьяго, 345-й день.

Идет размеренная жизнь. С утра — в библиотеке, после обеда — просмотр газет и разное, вечером — вновь в библиотеке. Правда, эта неделя была довольно нервной. Пришлось испытать неприятное "сосание под ложечкой" (Татьяна сообщила, что ее шантажирует "кузен" (?), нужны деньги, чтобы откупиться от него, деньги немалые). Но все обошлось, хотя могло получиться довольно "весело". Отношения с Татьяной надо прервать, первый шаг к этому сделан… Получил письма от Чары и от Лаци.

Всю неделю пытался (на местной радиостанции) записать афрокубинскую музыку на магнитофонную пленку, но "исследовательский" порыв заглох в бюрократической рутине молодых "революционеров". Купил книжку Фернандо Ортиса* “La africania…" (в общем, об афрокубинском музыкальном фольклоре).

В субботу участвовал на стороне кубинцев в организованной мною волейбольной встрече с командой нашего судна. Кубинцы проиграли, хотя вначале они "наших" здорово "напугали". После игры мы "отпивали" уезжающую Ларису (переводчицу). Было не очень весело, хотя выпили много. Домой вернулись с Толиком в 5-ть утра.

Воскресенье проспал и приходил в себя.

Пьянка — вред моральный и физический – это я теперь понял!

_______________________________________

*Классик афрокубинской фольклористики.

 

15 октября, Сантьяго, 352-й день.

Коля до сих пор не приехал из Гаваны, комсомольские дела — в завале. Кубинцы все наши предложения игнорируют, после этого к делам "душа не лежит". Читаю. Хожу в кино.

Посмотрел бразильский фильм "Ограбление почтового поезда", франко-итальянский "Шаг к свободе", документальный вьетнамский фильм о войне с французами (очень хорошо сделан). Сегодня посмотрел нашу "Балладу о солдате", был преисполнен гордости и… пессимизма. Очень тяжело смотреть в кубинской аудитории такие наши фильмы! Сколько им нужно лет (поколений), чтобы понять такой фильм?*

Получил свою "тридцатку" (30 песо стипендии), уже разошлась. Да, наверное, не быть мне "богатым" по причине плебейских манер тратить деньги.

Всю неделю местные газеты пишут о событиях в Боливии. Фидель выступал ночью и подтвердил сообщение о гибели Че Гевары. У меня очень тяжело на душе. Но что кубинцы испытывают сами? Такое впечатление – ничего?! Хотя разговоров об "этом" много, но поговорить кубинцы вообще-то любят по любому поводу. Радио постоянно передает только траурную музыку. Жаль такого человека!

_______________________________________

*Здесь наши фильмы идут на утренних (детских) сеансах.

 

22 октября, Сантьяго, 359-й день.

18 октября отметил свое 24-летие.

Получил поздравления только от брата и родителей. Никто из друзей больше не вспомнил. Перед этим сам себя поздравил, купив томик "Дон-Кихота Ламанческого" Сервантеса (испанское издание). В этот день с Татьяной и Нели были на пляже "Mar Verde". Время прошло весело. Вечером уехал к Татьяне и вернулся лишь утром, чуть ли не пешком через весь город.

Коля еще не приехал. Я хожу в кино. Посмотрел французский боевик "Judex", американский "На фронте без перемен", (оба фильма старые-довоенные), умилительный франко-итальянский фильм "Наивная старая дева" (с Ани Жирардо), а также наш фильм "Я шагаю по Москве" с огромным удовольствием.

Проводил Татьяну в Гавану.

В субботу с Толиком побывали у наших ребят-переводчиков (в их загородном поселке ‘Punta Gorda”). Хорошо выпили, поели, поговорили, но у меня настроения не было ("гусь свинье – не товарищ").

 

28 октября 1967 г. – год моего пребывания на Кубе.

 

29 октября, Сантьяго, 367-й день.

 

Я посмотрел советский фильм "Отец солдата" и английский "Последняя ночь "Титаника". Написал всем письма, поздравил с праздником. Получил письмо от Коли, он заболел в Гаване. Я приступил к чтению второй книги Фернанадо Ортиса. Познакомился (как секретарь) с вновь прибывшими преподавателями и переводчиками. Вроде, неплохие ребята. Жизнь покажет.

В пятницу было отрытое партсобрание "колонии". "Комсомол" (нас) хвалили потому, как о себе сказать было нечего. Я выступил, но не совсем удачно. В субботу и воскресенье (сегодня) монтировали с ребятами (в консульстве) фотомонтаж к празднику. Ровно сутки почти без сна, но хорошо при этом питаясь. Получилось грандиозно! Пять щитов на 10 листах. Хорошо!

Итоговая справка: За год просмотрено около 100 фильмов (не считая телевизионных американских фильмов). Из классики мирового кино: свыше 30, среди них фильмы Ч. Чаплина, Диснея, Хичкока и другие. Современных франко-итальянских и итало-французских — около 25-ти, среди которых — Антониони, Феллини, Пазолинни, Филипп де Брока и другие. Английских и испанских — свыше 15-ти: Шлезингер, Орсон Уэллес, Беланга. Японских и польских — свыше 10-ти: Куросава, Кавалерович и др. По одному — венгерский, югославский (Анджея Вайды), алжирский и вьетнамский, кубинский и бразильский. А также три современных советских фильма.

 

2 декабря, Сантьяго, 401-й день.

Больше месяца не обращался к записям. Бурный был месяц, насыщенный событиями и впечатлениями. Теперь, пожалуй, можно подвести "итоги".

Первая неделя (30 октября — 5 ноября) вся прошла в хлопотах по завершению плана комсомольской работы.* Мы повесили, наконец-то, фотомонтаж. Толик кое-что организовал на СМКС (студенческий союз). На объявленный в студгородке конкурс (о Советском Союзе) пришло от кубинцев лишь 13 ответов. Жаль. Я подозреваю, что здесь дело не только в неорганизованности. Прошел торжественный вечер в консульстве. Официально-скучная церемония.

Посмотрели фильм М. Ромма "Ленин в Октябре". В городе прошла кинонеделя советских фильмов.

Продолжается траур по Че Геваре: все бары закрыты (никаких развлечений).

Вторая неделя (6-12 ноября). Неожиданно прилетел Николай, примчался, как только вырвался из госпиталя. Отправились все трое на общий "прием" в университетскую библиотеку. Перед этим с Толей и ребятами-кубинцами (Пепе, Мотоби, Альберто и др.) раздавили бутылочку "bacardi", затем развели какую-то молочно-спиртовую смесь. И уже набрались хорошо. На "приеме" послушали выступление моего "толстяка" Мигеля (зав. кафедрой философии, представленного уже как вице-ректора), выпили по этому случаю по рюмочке "сидора" и отправились всей компанией в "Punta Gorda" (поселок за городом, где жили наши переводчицы), где уже по-русски отметили наш праздник. Пили, ели, пели, танцевали, вышло неплохо. Искупался в совершенно нетрезвом виде, переплыв сдуру вроде неширокий заливчик, а на обратном пути (не отдохнув) испугался, что не дотяну до берега (ушел из дома на берег один). Но все обошлось. Мы благополучно вернулись домой.

На следующий день (7-е ноября) Толя уехал на пляж. Мы с Николаем за бутылочкой коньяка (которую он привез из посольства) поговорили о делах. Приехал он с мрачным настроением. Я его также ничем обрадовать не мог. Он привез Красное знамя (которым ЦК ВЛКСМ наградил нашу комсомольскую группу к 50-летию Октябрьской революции).

В последующие дни пили спирт и валяли дурака.

В субботу вечером (11-е ноября) я уехал с моими ребятами-кубинцами в … Varadero(!) в составе "Vangvardia"** университета (награжденные за "ударный труд" на "сафре").

В воскресенье мы были в "Varadero". Я попал на тот знаменитый пляж, о котором лишь могут мечтать многие кубинцы, да и иностранцы тоже. Вероятно, ни одна нога "наших" на этот дорогой пляж пока не вступала (может быть, только за исключением дипломатов).

Третья неделя, (13-19 ноября). "Varadero" — типичный курортный городок, расположенный на уходящем глубоко в море полуострове-косе. Пляжи, действительно, замечательные, чистый песок вдоль всего побережья. Мы устроились в маленьких домиках кемпинга. Мы с Мотоби получили отдельную комнату с отдельным туалетом. Жили очень весело. Рядом под боком — столовая с отличной пищей (уже давно забытой), бар с холодным пивом (бесплатно), за окном — лимонные заросли — "своя закуска" для постоянно имеющегося "Bacardi". Мой транзистор (для музыки) был включен постоянно. На велосипедах мы с ребятами объехали весь полуостров от ресторан-отеля "Оазис" до "Pinto franses" — места для богатых иностранных туристов. Так посетили "Casa de Dupon", — шикарная огромная вилла известного американского миллионера (конфискованная, естественно), по которой нам весьма радушно провел экскурсию смотритель, включая внушительные винные подвалы. Миллионер был потомком известного французского пирата, — на стене гостиной виллы висит огромная картина, изображающая корабль великого предка в морском бою. Затем мы были приглашены на "приём" (Show) для делегатов "Expo-67" (проходящей в Гаване) в отеле "Oasis". Легкий флирт с молодой учительницей Marsilla Mamp. После этого — краткое посещение баров "Club Kawawa" и отеля "Intercontinental". Затем — прогулка на стареньком пароходе по морю. Комары, крысы, петух (будивший нас рано утром), собака (приткнувшаяся к нашему домику)… Все было чудесно, беззаботно и весело! Отдохнул отлично! В субботу вечером ребята уехали в Сантьяго, а я остался один. Но на грандиозное Show в "Intercontinental", как рассчитывал, попасть не удалось (не оказалось "пригласительного билета"). Пришлось в одиночестве провести последнюю ночь в "Varadero". В воскресенье утром выехал на автобусе в Гавану. Вечером был уже у Паши Е. в "Сьерра-Маэстра".

Четвертая неделя (20-26 ноября). Неделю в Гаване провел в основном у Паши, изредка наезжая в "общежитие" знакомых латиноамериканских "студентов" в Nuevo Vedado,*** где меня приняли за "своего" без вопросов и весьма неплохо кормили. Побывал у врача: щитовидка, говорит, уменьшается. Видел новых прибывших из Союза ребят, среди них оказались Вадим И. с нашего факультета и Галка С. с экономического. Побывал у "старых" москвичей, у них все по-прежнему: ребята занимаются ерундой. Был в нашей школе. Раза три виделся с Чарой. Наконец, удалось поговорить. Разговор был тяжелым для обоих, еще одно из стольких объяснений, в которых уже нет необходимости. На этот раз обсуждался "заграничный вариант". Оставил ей свой союзный адрес, на том и расстались. На душе — тяжело… В Гаване уже не осталось ничего, что давало раньше радость и отдых. Чудесных первых месяцев не вернуть! Последние дни прошли тоскливо.

Пятая неделя (27 ноября — 2 декабря). В понедельник утром прибыл "домой" (в Сантьяго) и сразу же окунулся в поток проблем. Валера (переводчик) — молодец, все-таки довел наш "конкурс" до конца, выдав кубинцам-победителям "премии". Николай в Ольгине (рудник в горах) перенес операцию. Мы с Анатолием побывали у него. Бодр, но впечатление производит тягостное. Была опасность менингита. Каждый из нас подумал, что не застрахован от подобного. Там мы пообедали у знакомых ребят-переводчиков (Володя С. с женой), которые приняли нас радушно. В четверг провели комсомольское собрание, Валера отчитывался о работе. Я поднял вопрос об организационной работе. Вновь сцепились с Сергеем Кара-Мурзой (преподаватель из Москвы).

В пятницу я отчитывался перед партбюро. Неожиданно, меня здорово "побили". Это-то за нашу работу, когда другие палец об палец не ударили! Именно, за это! "Челядь должна знать свое место". Боже, до чего же древняя эта истина! Умному — наука, дураку — по делу! Настроение — жуткое. Немедленно нужно переориентироваться и впредь не быть идиотом.

Вторник провел с Татьяной. Но совершенно случайно получил "плохие новости"… Семья Татьяны не только "дружит" с нашим "Виктором" (консулом), но он часто бывает в их доме! Вот те на! Сильно запахло "гарью". С ума можно сойти от таких сильных впечатлений последних двух недель!

Мои ребята-экономисты перебрались в другое общежитие и сейчас "на практике" в провинции. "Plan de Beca" и Университет забили новыми людьми (проходят "армейские курсы"). Пока живу в комнате Николая. Толик периодически пропадает в "El Cobre" (на заводе). Тоскливо.

По приезде получил массу писем. Больше месяца я не писал никому.

Сейчас посмотрел шведский фильм Бергмана "Седьмое небо", в символической манере дана проблема Смерти. Впечатляет и ужасает силой воздействия. Кстати, в Гаване посмотрел несколько красивых фильмов: английский "Западня", японский "Слепой экстремист и эксперт шахмат", испанский "Мое последнее танго" (с Сорритой Монтьель), итальянский "Колдунья любви". Пожалуй, только последний заслуживает высокой оценки по мастерству и оригинальности.

В "Varadero" начался фестиваль "Cancion popular"****, газеты пишут, что на него прибыло 60 артистов из 16 стран.

_______________________________________
*По подготовке к 50-й годовщине Октябрьской революции.

**Букв.: "Передовой отряд"

***Общежитие спецшколы по подготовке "боливийского резерва". С некоторыми из этих ребята (марокканцами) я познакомился в школе "Пепито Мендоса", где они изучали испанский язык. Но в Боливию они попасть не успели.

***"Популярной песни".

 

10 декабря, Сантьяго, 409-й день.

Неделя прошла в дурацких хлопотах и в плохом настроении. Мы достали для Николая кое-что из продуктов и передали с оказией. Позже передали и мой радиоприемник. Я посмотрел французский фильм с Жаном Филиппом "Полулюбовник".

Умудрился все-таки закончить читать 3-ю главу книги Ф. Ортиса. Кажется, не укладываюсь по времени в график.

7 декабря — на Кубе день траура, день гибели Антонио Масео. В этот день мы побывали с одним кубинцем в "Castillo de Moro" (крепость колониальных времен, охранявшая вход в бухту) с сохранившимся колоколом, которому больше 200 лет. Впечатляющее зрелище.

В субботу всей комсомольской группой собрались выехать на пляж, но автобус, обещанный нашим морагентом, не пришел. Взяли такси и поехали сами на "Siboney". Время провели достаточно весело. "Ходили" (на дно с масками) за кораллами, я чуть не утонул (не рассчитал запас воздуха). Ольга (переводчица) явно напрашивается на флирт (от скуки, конечно). Ну и ну…

 

17 декабря, Сантьяго, 316-й день.

 

Я закончил, наконец, читать книгу Ортиса.

Во вторник был у Николая. Уже смеется. На следующей неделе выходит из госпиталя. В пятницу было профсобрание, пытались было избить "профком". Затем был в гостях у Ольги (ел сырники!). Вчера пришел сухогруз "Канев" (зашедший из Канады). Свозил ребят (на предоставленном автобусе) на пляж, показал гранху "Сибоней" (где был захвачен Фидель в 1953 году) и казармы "Монкадо". Потом угостил их "кока-колой" и пивом, чему они были очень удивлены. Время провел хорошо, но я очень устал. Вчера ночью в университете была Генеральная Ассамблея UJC-FEU (студенческого и молодежного союзов), на которой я присутствовал (теперь я остался в городке один). Сегодня утром был в Кафедральном соборе на воскресной ("предрождественский") службе. Неинтересно. Намеченная встреча с Ольгой не состоялась (видно, первая наша встреча ее разочаровала).

 

24 декабря, Сантьяго, 423-й день.

У кубинцев с 21-го числа начались рождественские каникулы. "Plan de Beca" опустел. Приехал Николай. Живем в городке трое. Питаемся пока в "Rancho Club" (Университет оплачивает) и дома. Мы с Анатолием получили по 130 песо "рождественских". В четверг неплохо прошло комсомольское собрание. Отчет ребят принят хорошо. После собрания дали небольшую "разрядку" в комнате у ребят-переводчиков (на две бутылки Bacardi и две вина). Я получил первое новогоднее поздравление из Москвы.

Да, во вторник, играли наши ребята с экипажем "Канева" в волейбол. "Канев" ушел в четверг вместе с обещанными мне защитными очками (все не было времени за ними сходить).

Вчера вчетвером (с Николаем, Татьяной и Нели) пообедали в городе. На сегодня мы приглашены домой к Татьяне на ужин, ведь сегодня на Кубе "Nochebuena".* Поговорили со "стариками". Затем все отправились в “Rancho Club”. При нашем входе (столик был заказан заранее) вдруг зажегся свет, на что мы не обратили внимания, но, как потом оказалось, это было неслучайно. За соседним столиком сидели два парня, которые вызвали у меня подозрение своим нервозным поведением. Тогда мы с Николаем имитировали "выход в туалет". Когда мы вернулись, девчонки нам рассказали, что парни представились агентами "Службы безопасности" и приняли нас с Николаем за моряков со стоящего в порту нашего судна. Они нас, очевидно, там "засекли". Пришлось мне с ними "поговорить", после чего они, извинившись, испарились. Но вечер был испорчен и, взяв вторую бутылку "Bacardi" с собой, мы заканчивали вечер уже на "свежем воздухе" в кромешной ночи… Домой пришли уже в шесть утра, выбросив кучу денег. Так мы отметили Рождество!

_______________________________________

*Рождественская ночь.

 

31 декабря, Сантьяго, 430-й день.

Воскресенье. Последний день 1967 года. 11.30 утра по гаванскому времени, (19.30 вечера по московскому времени).

Дирекция "Plan de Beca" выдала нам троим на четыре дня открытый "джип" с шофером. И мы объездили всю восточную часть острова. Побывали на "Gran Piedra" (в горах, где воевал отряд Фиделя), осмотрели там остатки старого французского колониального поселения. Поднялись на вершину Puerto Boniato (1375 шагов), посетили находящуюся там телестанцию.

В четверг утром выехали в городок Mansanillo. По дороге осмотрели собор El Cobre, посетили место гибели Хосе Марти* в “Dos Rias”, место исторического сражения (XIX в.) у "Peralegas", заехали в знаменитое место "Yara",** осмотрели обелиск на месте гибели в XVI в. индейского вождя Атуэйя.***

В этот же день, уже приехав в Mansanillo, заехали на место бывшей "централи" (сахарного завода) Сеспедеса. Огромные колеса-шестерни машины за сто лет вросли в гигантские деревья. Возвращаясь оттуда прямо по плантации сахарного тростника, заехали на судоверфь. На ночь остановились в плохоньком отеле. Вечером вышли в город, навестили два симпатичных бара, осмотрели центральную площадь. Типичный провинциальный американский городок (похож на наши южно-крымские городки).

На следующий день, проехав по рассветающему городку, направились на место высадки экипажа "Granma" у пляжа "Colorado". От него километра два мы прошли пешком по специально насыпанной дорожке, покрытой деревянным настилом; шли над илистым болотом, покрытом бесконечным переплетением толстых корней. (Невозможно себе представить, как по этому месту могли пройти высадившиеся в декабре 1956 года соратники Фиделя с грузом и оружием?!) Здесь мы увидели живых пеликанов (очень много). Место высадки тоже накрыто деревянным настилом и обозначено фанерным стендом с рисованными портретами погибших.

И все?! Это было для нас неожиданно…

После обеда мы двинулись на Сантьяго по береговой горной дороге — по "тропе беглых рабов", которую лишь при большом воображении можно было бы назвать "дорогой".

В течение почти семи часов американский джип и его шофер показали все свои достоинства, наши нервы - тоже. Эта "дорога" петляла по обрыву гор с одной стороны, и по высокому скалистому берегу моря с другой, иногда пропадая из виду вообще (!) Назад, естественно, пути не могло быть, так как развернуться было просто негде. Даже нельзя было притормозить. Масса впечатлений! Но, черт возьми, какой вид! Изумительное побережье моря. Пальмовые и банановые рощи, маленькие деревушки в гущи тропического леса, огромные кактусы (как деревья), и, конечно, — люди, встречавшие нас, как "инопланетян". Объяснять им, кто мы такие, было бесполезно. Это были настоящие кубинцы-аборигены. Наконец-то, мы увидели Кубу в ее нетронутом американской цивилизацией облике. И многое поняли… Теперь я понял Фиделя!

Домой вернулись поздно вечером, страшно довольные поездкой, сделав массу интереснейших фотографий. Но настроение все-таки было неважное, так как накануне отъезда мы между собой разругались и поездка не сняла напряжения. Вчера вечером между нами тремя состоялся "мужской разговор", выяснили отношения, разрядились и обстановка нормализовалась. Обедали в "Las Americas", хотя и шикарный ресторан, но не понравилось. Дома едим тушенку, яйца, помидоры (столовая для нас троих не работает, а приготовить не на чем, здесь нет "кухонь"). Заправляем все это Fruta-bomba и Bacardi (литровыми бутылками!).

Сегодня мы едем на 4 часа дня в "Punto Gordo" встречать Новый год со всей "колонией". Вечером запланирована встреча с "нашими" девчонками. Как будем встречать Новый год по-кубински, еще не решили.

_______________________________________

*Идеолог и организатор антииспанской освободительной войны в конце XIX века.

*"Клич из Яра" Сеспедеса стал началом освободительной войны против испанцев в 1868 году.

***Индейский вождь, возглавлявший сопротивление испанским колонизаторам.

===========

1 комментарий

  • Александр Щеглов:

    Уважаемый Михаил, добрый день. Как же приятно снова обратиться к тем давно минувшим дням, это - счастье! Я снова побывал у этого гигантского колеса, вросшего в дерево, прошел с вами тропой вдоль обрывистого берега Карибского моря. Мы тогда в этом труднейшем путешествии вышли к небольшому пляжу Калетон Бланко (Плайя Франсеса), куда мы иногда ездили с семьями советских военных специалистов. Памятник Атуэю я видел в городе Баракоа, где он был схвачен испанцами, а казнён действительно в районе Яра. Там его сожгли на костре.
    А как можно забыть большой камень (гран пьедра), что совсем недалеко от пляжа Сибоней. И упоминания уже полузабытых названий отелей и баров Сантьяго - это фантастика. Как, Михаил, удалось это записать тогда и сохранить за прошедшие десятилетия? Слава Вам дорогой друг, огромное спасибо. Жду продолженя воспоминаний.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *