Васильев Василий. Как спасатель "Агатан" на рифы сел, и как потом его спасали. Взгляд связиста (1990)

06.09.2018 Опубликовал: Гаврилов Михаил В разделах:

Вместо эпиграфа

Саша Боцман: "Мда.. Я по поводу посадки на мель "Агатана" на Кубе. Было дело.. И случилось аккурат на мой День Варенья. 10 ноября 1990 года.
В общем, дело было в море на очередной "рыбалке". Сижу я и хаваю на юте, на воздухе, свой заслуженный картофан где-то в "степях" Карибов и при этом в нескольких сотнях метров от гряды рифов. И тут погода стала резко портиться. Как следствие тревога и мы снимаемся с якоря. Я, как ранее сказал, в тот день "службу не нес", но побежал на бак за компанию со всеми, - я сам из боц. команды, - с яшки сниматься.
В какой-то момент цепь натянулась, воздрогнула и пошла как по маслу - было такое ощущение, что там внизу что-то не то, о чем и было незамедлительно доложено на мостик. НО!!! НАМ НЕ ПОВЕРИЛИ!!! Когда мы выбрали всю якорь-цепь с обрывком на конце, нас сразу же начало бить о рифы. Понятное дело, после этого последовал "Полный Ход", но это уже было до лампочки - нас все дальше забрасывало на рифы и сделать уже ничего нельзя было.
Шторм длился несколько суток, забрасывая корабль еще дальше за рифы. Для нашего спасения пришли: наше гидрографическое судно (не помню название), кубинский буксир и еще что-то. Концы, с неимоверным трудом много раз заведенные на эти корабли, рвались во время стягивания нас с мели как резинка от трусов. Все борта были в таких вмятинах, что мама-не-горюй. Было принято решение частично экипаж эвакуировать с корабля. Это была еще та задача... Офигительный шторм, катера не могут подойти к борту... С горем пополам часть экипажа была эвакуирована". -

Саша Боцман: "Самой большой спасательной операцией за все пребывание корабля на Кубе в те годы, на самом деле, была операция по спасению самих себя. А именно, снятие себя с мели. Сидели мы крепко и долго - что-то около полутора месяцев. Думаю, об этой истории мало кто знает..."

Это точно, в сборниках аварийности ВМФ не нашел, хотя может плохо искал, или для АСС допуск выше нужен.


Фото Семешина Сергея

Лучшие дни службы на Кубе

11 ноября 1990 года, воскресенье, УС "Финиш".
После обеда все в койках без исключения, иначе всем носить круглое и катать квадратное, таковы правила игры. Старший на ПУСе – прапорщик Костин. Часа через полтора началось брожение, кто-то в наряд готовится, соловьи шуршат по-тихому, но фазаны и деды продолжает отдыхать. Телефонный звонок напрягает только дежурного...
"Аппаратной Митрейкина - Боевая тревога!"
Уже через минуту дежурный загремел ключами, вскрывая комнату хранения оружия...
В экипаже по штату четверо: начальник - прапорщик, водитель-электрик и два радиотелеграфиста.
Прапорщик Митрейкин, мой начальник, я-водитель, радист в наличии всего один, да и тот соловей в санчасти с дерматитом.
Как обычно, по тревоге получаю автомат, свой и начальника, дежурный вскрывает ящик с патронами. На моё удивление, только торопит. Обычно на одиночный выезд на всякий случай я получал 30 патронов, а тут половину боекомплекта получил.
Дежурный шипит, торопит: "Давай в парк быстрее!"
Но тут-то он неправ, в карауле он не стоял и организацию допуска не знает. Воскресенье, парк под охраной, тревога только для одной нашей машины, без начальника караула, там и начальнику, и мне нечего не светит. Поэтому, не особо торопясь, я отправляюсь в парк не тревожным путем через калитку, а обычным маршрутом мимо караулки. Начкар уже ждёт прибытия моего начальника, перекинулся с ним парой слов и побрел к парку, ждать в курилке.
Я успел, не спеша, перекурить. Прибыл шеф, вскрыли парк, выгнали машину к ТЗ, шеф пошёл на инструктаж.
Мимо с хмурыми физиономиями промчались морячки во главе со старшиной.
Воскресенье для нас закончилось.

* * *

Шеф вернулся вместе со старшиной команды моряков. Следом на буханке привезли морскую УКВ станцию. Мы до вечера возились, подключали её по питанию, проверяли в работе, крепили по-походному. К воротам части стали, уже стемнело. Шеф пошёл на КПП, я достал сигарету, в этот момент открылись ворота, и майор Дьячков, начальник нашего отделения, махнул рукой: "Выезжай!" С сигаретой во рту выехал за ворота, и тут же получил замечательную лекцию о воинской дисциплине, вреде курения и правилах дорожного движения.
Рубка дежурного по "Финишу" на том КПП, кстати говоря, находилась. Уж не знаю, что там решали, но думаю, доложили о готовности к выполнению задачи, а потом запросили выезд наутро в целях обеспечения безопасности дорожного движения и т.п.
Машину загнали в парк. Я в казарму, шеф домой.

* * *

Утром, уже без суеты, я получил оружие и, как обычно, 30 патронов, на всякий случай, сухпай на пару суток, курево.
За флотской буханкой, как за кораблем конвоя, отправились на берег моря. Начальник отделения с нами поехал видимо для контроля. Нормальный мужик, но со своими мухами, радисты наши болтали, что ещё в учебке видели его фото в журнале, научной работой занимался, а ПУС для него - случайный зигзаг офицерской службы.
Через пару часов были на месте, и с берега моря смогли узреть, диво-дивное, чудо-чудное, СС "Агатан", на рифах сидящий. Прямо напротив местной пограничной заставы, на краю деревушки, название которой уже не вспомню.

* * *

На территории погранзаставы мы аппаратную и развернули. Двухсторонний вибратор УКВ станции привязали к выдвижной мачте и подняли повыше, связались с "Агатаном", потом с "Финишем" проверили связь, после чего начальство убыло к месту дислокации, а мы с шефом остались качать связь.
Сутки сидели на своем питании, но генератор бензин кушает, а баки на ЗИЛ-131, небезразмерные.
Удивили местных, нашли три фазы там, где их в теории нет, и подключились к местной электросети. На вторые сутки привезли нам уже не сухпай, а вполне приличный продуктовый паёк, который мы благополучно отдали на кухню гостеприимным хозяевам и стали к ним на котловое довольствие.
Водители ПУСа на полевых выходах обычно несли караульную службу, но тут-то я один, да и кубинцы вполне справлялись с охраной своего расположения. Оружие поставили в кунге на штатные места, патроны шеф закрыл в сейфе. Готовность изобразить грозного часового назначил - "по зелёному свистку". В итоге, у меня образовалось уйма свободного времени, которым я распоряжался по своему усмотрению.
Ночь делили пополам, днём я подменял шефа по необходимости.

* * *

В первые дни "Агатан" дёргал кубинский буксир, "Сибоней", кажется. От большой натуги он слегка сломался и запросился в ремонт...
"China! Меня все зовут просто Чина", - представился китаец в форме капитана 3 ранга кубинских ВМС.
Он учился в Ленинграде, закончил Высшее военно-морское училище им. Фрунзе. Закатывая глаза, с восторгом вспоминал Ленинград, белые ночи, девчонок.
Главный штурман района, знающий свой бассейн лучше всех, поведал нам, что "Агатану" крупно повезло. Штормовая волна забросила и поставила судно в центр рифа, заполненный песочком. По периметру рифа – известняковая плита 20 метров шириной в самом узком месте. Если бы судно село на плиту, то осталось бы там навсегда, как очередной памятник морскому раздолбайству. А чтобы снять "Агатан", нужно ждать, ждать от моря свежей погоды и хорошей волны.

* * *

Чине нужна была связь со своим руководством, чтобы доложить о поломке буксира. Шеф, конечно, передал информацию по команде на "Финиш". А пока наверху налаживали взаимодействие, мы кубинский буксир починили.
Между воспоминаниями и байками Чина рассказал, что неисправность они нашли: сгорел электрический трансформатор в цепи управления рулём. Теперь нужно ждать, когда привезут новый. Шеф этой темой заинтересовался, и Чина приволок сгоревший трансформатор. По размеру он оказался как в блоке питания отечественного магнитофона. Шеф поколдовал с тестером и сообщил, что обмотки целы и дел тут на полчаса: восстановить сгоревшие контакты и зафиксировать их лаком или эпоксидкой. Шеф паял, я перемешивал эпоксидку, принесённую Чиной. За полчаса управились.
Вечером пришел Чина, и выставил две бутылки темного рома всемирно известной марки. Одну распили, и захмелевший Чина поведал о несчастной любви к русской девушке, оставшейся в городе на Неве.
Наутро буксир прибежал в район бедствия, а к обеду возле нашей машины появилась кубинская Р-140, правда, в отличие от нас, с полным экипажем. Это пришла связь для Чины.

* * *

Вскоре на горизонте появилось судно с большими сферами, с позывным на УКВ "Цитадель". "Агатан" и "Сибоней" на фоне этой коробки совсем малышами выглядели.
Заглянул к нам флотский офицер, но не связист, минёр или водолаз, а, может, минер-водолаз. Между делом мы от него узнали, что взрывчатки извели уже прилично, но пока всё впустую, силенок "Сибонея" не хватает, чтобы выдернуть "Агатан". Из Мурманска на помощь вышел большой морской буксир "Чикер".

* * *

Однажды, отправившись к морю, я встретил пацана, который привез взрывчатку и ждал разгрузки. От него я узнал, что из Союза пришла барка...
В другой раз видел снятых с борта "агатановцев", сидевших на берегу, хотел с ними пообщаться, но парни были не в настроении, и беседа не завязалась.
Как-то ночью скучающие связисты травили анекдоты по УКВ, тоже поучаствовал.
Посетил нас военный советник при командующем ВМС Кубы контр-адмирал Баранник. Ну и, конечно же, сработал адмиральский эффект. Пропало питание, пришлось пускать генератор. Вроде, мелочь, но адмиралы-то не каждый день к нам захаживали. Генератор пустился с полоборота, через пару минут дали связь, адмирал остался доволен и даже объявил нам благодарность.
Наконец пришёл "Чикер". С берега корабли можно было сравнить по размерам. Судно с шарами - как большой автобус, рядом седельный тягач - "Чикер", а "Агатан" с "Сибонем" - легковушки.
Возня с взрывными работами продолжилась, буксиры заводили, дёргали, рвали, начинали заново...

* * *

В первых числах декабря погода посвежела, и как-то в вечером море отпустило "Агатан" на все четыре стороны. Правда, я этот момент проспал, узнал только ночью, когда встал, чтобы подменить шефа.
Утром море ещё штормило, горизонт был чистым. Все ушли, кубинские связисты снялись чуть свет...
Чина отказался прав: нужно было просто ждать от моря свежей погоды.

* * *

Пока я весело проводил время на морском берегу, пришла и ушла первая барка, с ней ушел мой гражданский костюм, старшина Ренат-Рафинад только руками развел.
Майор Дьячков перевелся в ПРЦ, а к нам пришел майор Леонов.
И самое невероятное, к моему корешу Витьке Иванцову приезжала мама.
С шефом мы ушли весной 91 на первой барке. Аппаратную сдали морякам. Как оказалось, она числилась в штате ВМФ, а мы с шефом были вроде прикомандированных...
В военном билете значилось "за штатом в/ч 54234".

2 комментария

  • Гаврилов Михаил:

    Такое вот витиеватое название я придумал, но оно зато несет понимание о содержании воспоминаний.

    Предназначено для широкого круга читателей, интересующихся нашей службой на Кубе!

  • Алексей:

    Я тоже был водитель электрик в роте связи бригады ездил наРР409 8890год

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *