Александр Щеглов, Галина Пилипенко. О выпускнике ВИИЯ, полковнике Пилипенко Владимире Васильевиче

20.04.2018 Опубликовал: Гаврилов Михаил В разделах:

Мои воспоминания посвящены замечательному человеку, выпускнику Военного института иностранных языков 1966 г., старшему товарищу полковнику Владимиру Васильевичу Пилипенко (на фото он ещё в форме подполковника).
Родился Владимир 27 июня 1939 года на Украине в селе Мироны Семёновского района Полтавской области. Отец – Пилипенко Василий Иванович, мать – Пилипенко Ефросинья Дмитриевна.
В 1956 г. он окончил 10 классов в селе Горошино Семёновского района и поступил на работу шлифовальщиком на Крюковский вагоностроительный завод им. Котлова в городе Крюков-на-Днепре Полтавской области. С октября 1957 г. в течение года работал штамповщиком на тракторном заводе им. Орджоникидзе в г. Харькове, откуда был призван в ряды Советской Армии. С 1958 по 1961 г. служил в войсковой части 71513 Московского военного округа.
В марте 1961 г. поступил на факультет иностранных языков Военной Академии Советской Армии, который в 1963 г. был воссоздан под названием Военного института иностранных языков (ВИИЯ). В 1961 г. вступил в ряды Коммунистической партии Советского Союза.
Изучал испанский и английский языки. Первым был испанский, который он усваивал легко, быстро набирал словарный запас и, по отзывам старшего преподавателя кафедры Романских языков Львовской Зинаиды Давыдовны, Владимир был лучшим слушателем в языковой группе. Этому способствовало и то, по её мнению, что его родным языком был украинский, в котором гласные звуки произносятся чётко, как и в испанском. Однако, главным было его ответственное отношение к учёбе, усидчивость и стремление быстрее стать хорошим военным переводчиком. А потребность в этой профессии в 60-е годы была очень большой: шли поставки советского вооружения и военной техники на Кубу, туда же направлялись военные специалисты и, естественно, требовались военные переводчики во всё возрастающем количестве.
В 1964 г. после окончания третьего курса группа слушателей испанской языковой группы, в том числе и Владимир, была направлена на остров Куба для самостоятельной работы в качестве военных переводчиков в Революционных вооруженных силах страны (РВС). Первый выезд за границу продлился ровно один год, но он позволил в значительной степени повысить уровень языковых знаний слушателей. Отзывы о работе Владимира, которые он привёз после возвращения в институт, были самыми положительными.

На рекогносцировке в провинции Орьенте (восток Кубы). Третий слева Министр РВС Рауль Кастро, пятый – главный военный советник при министерстве РВС генерал-лейтенант Биченко И.Г, правее от него старший переводчик Пилипенко В.В.

В июне 1966 г. учёба в ВИИЯ подошла к концу, и с дипломом о высшем филологическом образовании по специальностям референт-переводчик испанского языка и военный переводчик английского языка Владимир Пилипенко был командирован в Республику Куба на три года вместе с семьёй. Его жена – Валентина Николаевна, по профессии библиограф, приехала на Кубу вместе с маленькой дочерью Галей, которой к тому времени исполнилось три года.
С августа 1966 по июль 1971 года Владимир служил старшим переводчиком Группы советских военных специалистов по линии 10 Главного управления Генерального штаба Вооруженных Сил СССР. Со временем его хорошие знания испанского языка, умение блестяще переводить с русского на испанский и с испанского на русский, прежде всего прекрасный устный перевод, были отмечены как советским командованием, так и кубинским военным руководством.
Владимир Пилипенко был назначен старшим переводчиком к Главному советскому военному советнику на Кубе, который работал с Министром Революционных вооруженных сил (РВС) Кубы Раулем Кастро Рус. Когда Главного военного советника приглашал для консультаций Главнокомандующий РВС Фидель Кастро, перевод осуществлял Владимир Пилипенко.

Во время официального визита на Кубу в 1969 г. министра обороны СССР Маршала Гречко А.А. Фидель беседует с министром – переводит Владимир Пилипенко на заднем плане.

В эти годы старшими Группы советских военных специалистов и одновременно Главными военными советниками при министерстве РВС Кубы были известные советские генералы: генерал-лейтенант Шкадов Иван Николаевич (1964-1967), генерал-лейтенант Биченко Иван Григорьевич (1967-1970), генерал-лейтенант Крутских Дмитрий Андреевич (1970-1974). С ними в качестве военного переводчика и работал Владимир Пилипенко.
Когда в 1969 г. срок командировки Пилипенко подходил к концу, и он готовился к возвращению в Союз. Министр РВС Кубы Рауль Кастро лично обратился к министру обороны СССР Маршалу Советского Союза Гречко А.А. с просьбой продлить пребывание переводчика на Кубе на 2 года. Просьба была удовлетворена. Ничего подобного до этого и в последующие годы не было. Об этом вспоминал полковник Чалых Михаил Петрович, который многие годы был «направленцем» по Кубе в кадрах 10-го Главного управления Генштаба.
Я несколько раз слышал перевод Владимиром выступлений Рауля Кастро на встречах с советскими военными специалистами. Скажу откровенно: переводил он блестяще, причём всякий раз это был экспромт: ни заготовленных текстов на бумаге, ни заранее определённых тем, учитывая, что речь Рауля была насыщена значительным количеством идиоматических выражений.
У Владимира Пилипенко установились самые добрые отношения с Раулем Кастро. Нередко встречались семьями в тёплой товарищеской обстановке.


Слева направо: Владимир Пилипенко, Рауль Кастро, Вильма Эспин.

Думаю, что выражу общее мнение тех, кто хорошо знал его – он был одним из лучших испанистов-выпускников ВИИЯ 60-70-х годов, а ещё важнее всего - Владимир Пилипенко, пожалуй, лучший военный переводчик, как устного, так и письменного перевода. Моё поколение выпускников, работавших на Кубе, знает об этом по собственному опыту.
С 1971 г. после возвращения из командировки Владимир продолжал службу на должности старшего переводчика в г. Солнечногорске на Высших офицерских курсах «Выстрел». С началом издания в 1972 г. журнала «Советское военное обозрение» на испанском языке «Revista militar soviética» он был назначен контрольным редактором редакции на этом языке.


Подполковник Пилипенко В.В. четвёртый слева на заседании редакционной коллегии журнала.

Возглавлял редакцию полковник Зорин Николай Николаевич, который в годы моей учёбы в ВИИЯ (1965-1971) учил нас премудростям военного перевода. Третьим членом коллектива был Гарбузов Иван Ильич, однокурсник Пилипенко, также хорошо знавший испанский язык.
Журнал издавался ежемесячно, а переводить многочисленные, часто объёмные статьи, изобиловавшие политической, военной и технической лексикой, было делом далеко не лёгким. По отзывам подписчиков из испаноязычных государств и свидетельствам советских военных атташе за рубежом читатели журнала были довольны качеством перевода журнала на испанский язык.
В 1987 г. Владимир Пилипенко возглавил редакцию журнала на испанском языке, стал членом редколлегии, ему было присвоено воинское звание «полковник». В годы работы в журнале он окончил заочно отделение газетно-журнальной публицистики Института журналистского мастерства Московской городской организации Союза журналистов СССР.

Офицерская часть редакции журнала, полковник Пилипенко В.В. в нижнем ряду первый справа

Несколько слов о журнале «Советское военное обозрение». Это – ежемесячное иллюстрированное военно-политическое издание. Выходил в Москве на английском и французском (с 1965), арабском (1971), испанском (1972), русском (1978), португальском (1979) и дари (1981) языках. Распространялся объединением “Международная книга”. Журнал знакомил зарубежных читателей с политикой СССР, жизнью советского народа, Вооруженных Сил, освещал вопросы военной политики государств и их коалиций, боевой подготовки и воспитания личного состава армии и флота. Рассматривалась тактика действий частей и подразделений в различных условиях, опыт эксплуатации и ремонта боевой техники, вооружения и т.д. Все иноязычные редакции журнала были укомплектованы выпускниками Военного института иностранных языков разных лет выпуска. В 1989 г. издание журнала было прекращено.
Владимир Васильевич Пилипенко за время военной службы был награждён девятью советскими и тремя кубинскими медалями.
После увольнения из кадров Вооруженных Сил он посвятил свободное время семье, оказанию помощи дочери в воспитании внуков, которых очень любил. В 1996 г. похоронил жену Валентину, а на следующий год его самого поразила быстро прогрессировавшая смертельная болезнь. В июле 1997 г. в возрасте 58 лет он ушел из жизни.
Подготовил капитан I ранга в отставке Щеглов Александр Фёдорович, слушатель ВИИЯ, 1965-1971 гг.

Вспоминает дочь Галина Владимировна Юданова (Пилипенко).
Ранние детские годы моего папы пришлись на время Великой Отечественной войны. Его отец Василий Иванович Пилипенко прошел всю войну от первого до последнего дня, о чём он часто любил вспоминать. На руках его были углублённые рубцы – следы, оставшиеся после осколочных ранений. Дедушка участвовал в сражениях у города Солнечногорска, где мы жили после возвращения с Кубы. Когда он бывал у нас в гостях, во время прогулок по берегу озера Сенеж вспоминал о тех боях.
Мать Владимира Пилипенко Ефросинья Дмитриевна воспитывала его и старшего сына Ивана. Это была обычная крестьянская семья, все работали в колхозе, пахали землю, сеяли рожь и пшеницу. Хлеб всегда пекли свой – до самого последнего времени, пока были живы. Жили родители Пилипенко на берегу водоема (на местном языке – болото), образовавшегося после создания Кременчугского водохранилища. Это было огромное водное пространство, покрытое камышами, со сложным лабиринтом протоков и «озер» (так называли зеркальные пространства без камышей). Болото кишело рыбой, дикими утками, чирками. На противоположном берегу росли леса, где водились лисицы и кабаны. Почти все местные жители были охотниками и рыбаками.
С будущей женой Валентиной Николаевной (Рубачевой) Владимир познакомился «по комсомольской линии», на одном из районных комсомольских собраний. Она жила в селе Оболонь, в 7 километрах от села Мироны. Владимир ходил на свидания в Оболонь пешком. Как рассказывала мама, он был скромным, кудрявым и рыжим, весь в веснушках. В первую же встречу угостил ее маленькими булочками, на местном языке «балабушками», которые испекла Ефросинья Дмитриевна.
Валентина, окончив школу с золотой медалью, поступила в Харьковский институт культуры по специальности библиограф, хотя мечтала стать врачом. В мединститут не прошла по зрению. Она росла без отца, отец Николай Иванович Рубачев погиб на войне. Мать Ольга Сергеевна Зеленец была школьной учительницей (она и меня учила в первом классе). Женились Владимир и Валентина в Москве в годы учёбы отца в ВИИЯ. К этому времени мама уже окончила институт в Харькове. Жили они первое время в бараке на Заставе Ильича недалеко от места учёбы папы.
В 1963 году родилась я, Галина, в роддоме села Оболонь. Какое-то время родители, видимо, жили врозь - Владимир учился в ВИИЯ в Москве, а Валентина – в Оболони, пока дочь не подросла.
Примерно в трёхлетнем возрасте, когда папа уже служил на Кубе, туда взяли и меня. Семья была в полном составе. На Кубе мне очень нравилось. Дом, в котором мы жили, находился в фешенебельном районе Гаваны, где до революции проживала кубинская знать. Он был двухэтажным, уютным, и казался мне дворцом с маленьким двориком, по-испански - patio. Там росло дерево манго с крупными сладкими плодами. На Кубе вечное лето, можно купаться в любое время года. Для меня самое большое удовольствие в детстве было – купаться в море.


Валентина Пилипенко с дочерью Галиной на прогулке в парке Гаваны.

Видимо, тогда, когда мы жили на острове, с тех ранних лет во мне зародилось чувство интернационализма: я в этом возрасте видела вокруг себя и белых, и негров, и мулатов - все они казались мне добрыми, поэтому долго не могла понять, почему некоторые считают чернокожих людьми второго сорта.
Свободное от службы время советские офицеры с семьями проводили в офицерском клубе (где сейчас отель и ресторан). Там часто показывали наши фильмы в кинотеатре на открытом воздухе (помню «Королевство кривых зеркал», «Операция Ы»). Приезжал космонавт Елисеев, была с ним встреча. Как я понимаю, в основном вся светская жизнь круга моих родителей проходила в этом клубе.
Для детей организовывали новогодние елки. В этом же клубе размещался и детский сад для таких детей, как я. Я помню, что чьи-то мамы были воспитателями, нас сдавали им на руки и мы в этом клубе, на детской площадке садились за столы под навесами, и с нами занимались рисованием, лепкой и прочим.
Выходные с папой всегда были праздником для всей семьи: прогулки в парке Альмендарес, посещение зоопарка и океанариума. Иногда мы выезжали на пляж. На какой именно пляж – не могу сказать. Видимо, это был пляж, который все русские называли Минфар – пляж министерства РВС Кубы. В выходные дни с родителями ездили на пляж Санта Мария – это было счастье! Казалось, что это лучший пляж в мире – и тогда, и сейчас.
Родители были молоды, часто ходили в гости к друзьям, таким же советским военным. У них были дети, с которыми я дружила – Саша и Коля Гарбузовы (и их маленькая сестра Лариса), Саша Карев, Света Деянова.
Дружил отец и с кубинцами - это были люди неординарные, в основном из руководства кубинской армии, с которыми он работал. Отношения были тёплыми, товарищескими. Во время встреч с ними кубинцы и со мной разговаривали, много шутили. Мне казалось, что у меня две Родины – СССР и Куба.
Особенно памятны наши проводы с Кубы, когда у нас в гостях был сам министр Рауль Кастро с женой Вильмой. (В настоящее время генерал армии Рауль Кастро Рус – президент Республики Куба). Это был сюрприз для моих родителей – приезд высокопоставленных кубинских гостей именно к нам в дом. Они предусмотрительно привезли с собой посуду и провизию, так как понимали, что их появление было полной неожиданностью для моих родителей.
Нам с мамой пришлось уехать с Кубы раньше, папа там оставался еще какое-то время. Мама должна была родить моего брата Сережу, что и случилось 1 августа 1971 года в селе Оболонь, в том же роддоме, где родилась и я.
К этому времени командировка папы уже закончилась и его направили служить на курсы «Выстрел». Когда родился брат, он был с нами, в отпуске, на Украине. Хорошо помню, как 1 сентября 1971 года, когда я пошла в 1 класс, он отвел меня в школу и поехал на вокзал, чтобы уехать в Солнечногорск, на службу, где жил на квартире у своего однокурсника по институту Ивана Ильича Гарбузова, пока не получил свою.
Прослужив короткое время на курсах «Выстрел», папа перешел в 1972 г. на работу в редакцию журнала «Советское военное обозрение», где он оставался вплоть до закрытия журнала в 1989 г. Я его помню всегда за работой. Он и дома занимался переводами, мы постоянно слышали постукивание его портативной пишущей машинки - это был как бы фон, сопровождавший нас по жизни.
Во время отпуска и поездок на Украину отец с дедом часто ходили на охоту и рыбалку. Это были его увлечения на малой родине, которую он очень любил. В свободные минуты, которых у него выпадало мало, читал классиков. Особенно ему нравились произведения Хемингуэя - два портрета американского писателя постоянно стояли у папы на столе.
У отца было прекрасное чувство юмора, он часто шутил, как в семейном кругу, так и во время встреч со знакомыми и друзьями. Он был хорошим отцом и мужем. Все, что он делал, он делал для нас, и мы это хорошо чувствовали. Папа очень любил свою внучку Любу, любил бы он и правнучек Марианну и Ульяну, если бы был жив.

5 комментариев

  • Гаврилов Михаил:

    Воспоминания Александра Федоровича Щеглова посвящены замечательному человеку, выпускнику Военного института иностранных языков 1966 года, старшему товарищу полковнику Владимиру Васильевичу Пилипенко.
    Цитата: "Думаю, что выражу общее мнение тех, кто хорошо знал его – он был одним из лучших испанистов-выпускников ВИИЯ 60-70-х годов, а ещё важнее всего - Владимир Пилипенко, пожалуй, лучший военный переводчик, как устного, так и письменного перевода.
    Моё поколение выпускников, работавших на Кубе, знает об этом по собственному опыту".

    • Константин:

      Очень интересно, прочитал с удовольствием! Под снимком №3 надо бы изменить текст :"Во время официального визита на Кубу в 1966 г. министра обороны СССР Маршала Гречко А.А. Фидель беседует с министром – переводит Владимир Пилипенко на заднем плане." В 1966 году министром обороны был Р. Я. Малиновский.

      • Гаврилов Михаил:

        Привет, Константин!
        Ты, как обычно, прав!
        Наверное, это снимок 1969 года, когда А.А. Гречко был с официальным визитом на Кубе.
        Визит Министра обороны СССР маршала Гречко А.А. на Кубу, 12-18 ноября 1969 года
        но точно, конечно, я сказать не могу - уточню у автора материала, а затем поправлю.
        Большое спасибо за внимательность!

  • Константин:

    Доброе утро, Михаил! Несомненно это 1969! Можно заглянуть сюда для пущей уверенности. Летопись Российско-Кубинских отношений....http://culturedip.interaffairs.ru/index.php/obzor/item/1061-1061

  • Гаврилов Михаил:

    Исправил, Константин!
    Спасибо за бдительность!

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *