Ушаков Владимир. Рассказ "Любовь зла"

19.06.2017 Опубликовал: Гаврилов Михаил В разделах:

Об авторе

Любовь зла

- А ты знаешь, кого я еще пригласил на твой день рождения?
- Не согласовав со мной?
- Извини, как то так все спонтанно получилось. Да ты его знаешь хорошо. Тольку. Я с ним вместе на Кубе год был. Он одичал совсем и много лет ни с кем не общался после той истории с ним на Кубе приключившейся. А тут я ему что-то позвонил, а он мне говорит, что буквально недавно женился.
- И где же он живет?
- У жены. В ее квартире. Столько лет: сначала студенческая общага, потом съемные квартиры. Он же не москвич, а из Челябинска. Говорит, что счастлив. С радостью принял приглашение прийти. Да и нам всем, его приятелям по "инъязу", интересно посмотреть, каким он теперь стал, а то совсем от студенческих друзей отбился. Сколько лет один, как бобыль, он был заядлым и убеждённым холостяком. После того бурного развода. Помнишь? В 1969-ом году. Я тебе рассказывал, ты просто подзабыла. Столько лет прошло. Ты не против, если они придут?
Инна садится рядом с мужем:
- Ради бога! Ты что-то такое рассказывал в своё время. Припоминаю. Давно… Его какая-то баба обманула, все деньги отняла.
- Не деньги. Сертификаты. Душещипательная история с ним произошла. После института. Он тогда свою карьеру переводчиком начинал. Предложили ему поехать на год на Кубу. На электростанцию "Мариэль", под Гаваной. Толя решил, что одному ему там дюже трудно будет, поэтому ему надо срочно жениться. Ну и женился на хорошенькой куколке из какого-то там НИИ. Ему все говорили: "Что ты делаешь! Одумайся! Она же…подряд, со всем НИИИ… Все вокруг об этом знают".
А он говорит: "Брехня! Завидуют! Не верю. Я её люблю и она меня тоже. Она не такая. Когда я с ней познакомился, она просто ждала трамвая". А "не такая" уже на свадьбе нам с Серегой глазки строила. Но помочь Толе мы с Серегой уже ничем не могли.
Оставалось только кричать: "Горько!". И повёз Толя свою Татьяну на остров Свободы. Куба-либре встретила Таню экзотикой и отелем "Сьерра Маэстра", где тогда жили дипломаты всех мастей, набитые разной валютой. И наша Татьяна сразу загуляла с этими дипломатами, один другого иностраннее. Пока Толик трубит переводчиком с турбинистами, электриками и котельщиками на электростанции, Татьяна купается, загорает, в баре сидит целыми днями, коктейль с ромом "Дайкири" потягивает через соломинку. А о муже и забыла совсем. Даже готовить ему перестала. А люди ж Толе рассказывают, как его Таня с дипломатами гуляет. Толик изнервничался весь, поголодал один месяц, пососал лапу другой. А потом после очередного крутого объяснения со своей женой собрался с духом и пошёл в наше посольство. Там громогласно заявил, что, мол, моя жена, такая-сякая, меня фактически бросила, изменяет мне не только с первым встречным, но и с первым поперечным, променяла мои жёлтые сертификаты на зелёные доллары, есть мне не готовит, меня не обстирывает, со мной, извините за интимные подробности, не спит, морду воротит. Вышлите её, пожалуйста, с острова Свободы в 24 часа, как комсомолку, за её аморальное поведение в быту, т.к. оно, это её поведение такое, отрицательно отражается на моём производстве переводчика. А самолёты в те времена, ТУ-114, на Кубу только раз в неделю летали. Умные головы в посольстве подумали, подумали, почесали репку.
А на хрен нам нужна такая советская семья на Кубе, член которой "спортсменка, комсомолка и просто красавица", как говорили в фильме "Кавказская пленница", так позорит весь могучий Советский Союз? Взяли да и выслали их обоих к едреней фене в Союз, ближайшим же рейсом. Только не в 24, а в 96 часов.
К тому же бедного Толика его жёнушка ещё и обобрала всего. Отняла у него по-наглому почти все честно им заработанные в поте всего лица хоть и не первосортные, бесполосные, а второсортные, жёлтые, но всё же сертификаты. Не побрезговала, хотя это, конечно, была далеко не валюта, к которой её уже приучили иностранные дипломаты в отеле.
- И что же он ей позволил всё так спокойно забрать? Все деньги?
- Она спрятала их у себя перед самым отъездом на груди, под, можно сказать, самый что ни на есть лифчик и говорит Толе: "Ты что, на беззащитную женщину с кулаками полезешь? А не я ли здесь десять месяцев под таким ужасным тропическим солнцем парилась? Посмотри, как я обгорела у бассейна. Кожа так и дымится. Одни лохмотья от моей беленькой коженьки остались. Ты женщину не сможешь обидеть! Каким после этого ты джентльменом будешь? Да просто никаким! Уйди! Не прикасайся ко мне!"
Он и не полез к ней под лифчик. В результате она смилостивилась и вернула ему немного сертификатов. Прямо кот наплакал, сколько вернула. А с остальными по возвращении в Москву сразу направилась в "Берёзку", отоварилась там прямо под самую, что ни на есть, макушку, разоделась в пух и прах и улетела в Сочи поправлять своё подорванное на Кубе здоровье, заголять свое знойное тело теперь уже на нашем родном и таком отечественном юге.
- А Толя что?
- А что Толя? Жалко его было. Очень. Он ведь любил её, стерву, по-страшному. Ждал, ждал её. Всё надеялся. Просил, умолял его простить, её прощал. Только она всё же развода потребовала. А он потом стал невыездным.
На какое-то время. За то, что выслали с Кубы. Хотя его приятели-комсомольцы на Кубе не дали ему вконец характеристику испортить, как того добивался Секретарь комсомольской организации посольства, идейный киллер Петухов. Вот так, с тех пор и сделался Толя ярым женоненавистником. И с нами почему-то все отношения порвал. Стыдился, что ли? Только чего? Мы же его и спасли, а то так бы на всю жизнь невыездным и остался. А мы ведь рисковали под гнев Секретаря посольства попасть. Это не шутка в то время. Могло и для нас плачевно кончиться.
- О! Звонят! И кто к нам первым пришел? - Муж Инны, чмокнул жену в щечку, вскочил и побежал открывать дверь гостям.

Из книги "Праведный грех", 2017 год.

1 комментарий

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *