Белые пятна Карибского кризиса. Презентация 17 декабря 2016 года в Сертолово.

23.12.2016 Опубликовал: Гаврилов Михаил В разделах:

Выступление Михаила Гаврилова, одного из авторов книги

Спасибо организаторам мероприятия за возможность выступить. Первая презентация книги "Белые пятна" проходила в Москве на открытии фотовыставки, и там я больше говорил о книге и меньше о Карибском кризисе. Сегодня я больше расскажу о Карибском кризисе и меньше о самой книге. Мне просто хочется убедить вас в том, что Карибский кризис, кроме всего прочего, очень интересный и захватывающий исторический момент.
Карибский кризис – одно из крупнейших событий второй половины ХХ века. Это было время активного противостояния двух систем – социалистической и капиталистической, и олицетворением этого противостояния были: с одной стороны - Советский Союз, а с другой – Соединенные Штаты Америки. И вот, осенью 1962 года сложилась уникальная, я бы даже сказал фантастическая ситуация, когда к берегам США, на остров Куба были тайно переброшены 42 тысячи советских солдат и офицеров. И не просто так, а с баллистическими ракетами с ядерными боеголовками. Надо сказать, что и на Кубе в то время ситуация была непростой – Фидель Кастро лишь четвертый год, как пришел к власти, в стране существовала как внутренняя, так и внешняя контрреволюция: не так давно, в апреле 1961 года кубинцы успешно отбили вторжение наемников в заливе Свиней. При этом вокруг острова Свободы активно работала американская разведка, а в СССР ценнейшую информацию в стан врага передавал агент британской разведки Олег Владимирович Пеньковский.
Но тайное всегда становится явным. И вот, 14 октября американский самолет-разведчик сфотографировал позиции наших баллистических ракет на Кубе, а уже на следующий день эти снимки были расшифрованы и легли на стол тогдашнего президента США Джона Кеннеди. Так началась активная фаза Карибского кризиса.
Ко всему вышесказанному надо добавить, что Советский Союз направил к берегам США несколько подводных лодок с ядерным оружием на борту. Также в момент начала активной фазы Карибского кризиса более сотни советских гражданских судов курсировали между Кубой и Советским Союзом, перевозя личный состав и вооружение. А на самой Кубе в самые жаркие дни кризиса было мобилизовано более 270 тысяч кубинских резервистов, готовых до последней капли крови защищать революцию и свою страну. И всему этому противостояла американская военная армада, готовая вторгнуться на Кубу в рамках операции "Мангуста", а именно - 100-250 тысяч человек, то есть, 5–8 дивизий сухопутных войск, одна дивизия морской пехоты, 2-3 тысячи самолетов и вертолетов, а также около 180 кораблей военно-морских сил США.
Если воочию представить себе весь масштаб разворачивающихся событий, то остается только удивляться: как вообще этот кризис смог разрешиться мирным путем?!
Тем не менее, именно так и произошло.

Военная стратегическая операция "Анадырь" (а именно такое название она получила) разрабатывалась и проводилась в обстановке строжайшей секретности, и после ее окончания все участники давали подписку о неразглашении на 25 лет. Впервые стороны конфликта стали обсуждать – а что же там случилось на Кубе в 1962-м? – только спустя 30 лет после окончания кризиса. В 1991-1992 годах состоялось три трехсторонних встречи, где сторонами выступили Россия – правопреемница СССР, Куба и США. Первая встреча прошла в Москве. Но над ее участниками еще довлели всевозможные "подписки", поэтому стороны почти ничего нового не узнали. В этом смысле показательна вторая встреча, которая состоялась в Гаване в 1992 году. От советской стороны выступал Анатолий Иванович Грибков, один из главных разработчиков операции. В своем докладе Грибков, помимо всего прочего, сообщил две вещи. Во-первых, что численность завезенного воинского контингента составила 42 тысячи солдат и офицеров. Во-вторых, что на Кубу также было завезено тактическое ракетно-ядерное оружие: а именно, и далее Грибков перечислил: комплексы "Луна" [шесть пусковых установок и 12 ракет в ядерном снаряжении с дальностью полета до 50 километров], два полка фронтовых крылатых ракет [по восемь пусковых установок в каждом и к ним 80 ракет и столько же ядерных головок], а также эскадрилья из шести самолетов-носителей Ил-28 с шестью атомными бомбами.
Когда Грибков озвучил эти цифры, американцы были в шоке. После того как шок прошел, они прямо с места стали перебивать оратора и кричать, что всё было не так, что, по их данным, на Кубе в дни Карибского кризиса находилось не более 12-15 тысяч советских военнослужащих, а тактического ракетно-ядерного оружия и вовсе не было, потому что американская разведка его не обнаружила!
Таким образом, мы видим, что даже спустя 30 лет после окончания кризиса американцы слабо себе представляли, на кого именно они собирались нападать в далеком 1962 году.
Но то, что американцы были плохо информированы о составе наших войск на Кубе, лишь свидетельствует о том, что операция "Анадырь" была проведена на должном уровне.
Парадоксально другое. Парадоксально, что и мы, россияне, спустя почти 55 лет после окончания кризиса, так до конца и не знаем, какие именно советские части дислоцировались на Кубе в октябре 1962-го. И если о ракетных войсках стратегического назначения и войсках противовоздушной обороны все более-менее известно, то об отдельном радиорелейном батальоне, который дислоцировался в Торренсе, в воспоминаниях Грибкова не сказано ни слова. Впервые эту информацию обнародовал ветеран Карибского кризиса Виктор Александрович Забегалин, и она вошла в нашу книгу. Куда хуже обстоят дела со строительным батальоном, который занимался созданием и монтажом фортификационных сооружений для стартовых позиций ракет Р-12 и Р-14. Мы лишь знаем, что он был сформирован в Нахабино (Московская область), но до сих пор неизвестно, какие именно воинские части туда входили, а ведь это сотни солдат и десятки офицеров!
Но это, как говорится, еще "цветочки". Сейчас расскажу о "ягодках".
В октябре этого года я отправил запрос в Центральный архив министерства обороны, находящийся в городе Подольске, где попросил назвать дату, а также документ, на основании которого была сформирована 7-я отдельная мотострелковая бригада, дислоцировавшаяся в Нарокко. Многие из присутствующих знают об этой бригаде не понаслышке, потому что проходили в ней срочную службу в рядах Вооруженных сил Советского Союза.
Через месяц, в ноябре, мне пришел из архива официальный ответ, где в частности, была такая фраза: "интересующие Вас документы находятся на секретном хранении". То есть, информация о создании 7-й отдельной мотострелковой бригады до сих пор засекречена! И, если это так, то что говорить о других документах? Мы, авторы книги считаем такое положение дел неправильным.
Слабым утешением может служить лишь то, что и в Соединенных Штатах ситуация немногим лучше: многие документы и у них до сих пор засекречены.
Но есть и определенные подвижки. Так, в канун 50-летия Карибского кризиса американцы преподнесли нам всем большой подарок, опубликовав весьма любопытный документ, который называется "Обращение президента Джона Кеннеди к американскому народу о начале крупномасштабного вторжения на Кубу". Не беспокойтесь, это обращение не было принято, американцы ограничились морской блокадой, но черновик документа был написан. Его рассекретили, обнародовали, а мы перевели этот документ на русский язык, и полностью вы можете его прочесть в нашей книге.
Я же зачитаю вам буквально несколько предложений из него, чтобы вы представляли, о чем в этом документе шла речь.
И для большей наглядности, включите воображение и представьте, что это не я читаю текст, а Джон Кеннеди, и дело происходит не здесь, а это прямая трансляция по американскому телевидению.
Итак, зачитываю:

"С тяжелым сердцем и во исполнение данной мною присяги, я отдал приказ Военно-воздушным силам США начать военные действия…, чтобы удалить с территории Кубы ядерное оружие. …
Наш выбор … был сделан только после досконального изучения всех прочих вариантов. Все остальные стратегии включали риск промедления и замешательства... Дальнейшее промедление означало бы чрезвычайное возрастание опасности… Моим долгом было действовать
".
Что можно сказать о прочитанном? На первый взгляд, взвешенные и продуманные слова, за которыми скрывается фактическое объявление Третьей мировой войны. Это наглядная иллюстрация пословицы "Благими намерениями дорога в ад вымощена".
В середине документа есть любопытное предложение в скобках "Далее излагаются первые сообщения с места событий". То есть, Президента США предполагал, когда он начнет читать это обращение, приказ о вторжении уже будет отдан, и сотни бомбардировщиков уже вовсю будут бомбить Кубу, а со всех сторон на остров Свободы будут высаживаться морские пехотинцы; и вот эту информацию Президент в прямом эфире донесет до американского народа.
Но мне странно, что президент Джон Кеннеди не учел такой вариант: что к моменту его выступления в прямом эфире на Вашингтон уже обрушатся советские баллистические ракеты, и что выступать, в таком случае, будет уже негде, а может быть, даже и некому.
В любом случае, можно только догадываться, что бы случилось, если бы подобный приказ был отдан.
Но история не терпит сослагательного наклонения. Здравый смысл, в итоге, восторжествовал. И Карибский кризис, как я уже один раз отметил, благополучно разрешился.
Но загадки, тайны и "белые пятна" остались.

И больше всего вопросов вызывает ключевой эпизод Карибского кризиса, а именно – уничтожение высотного самолета-разведчика U-2 в небе над кубинским городом Банес. Этот самолет был уничтожен расчетом зенитно-ракетного комплекса "С-75", в котором офицером наведения был лейтенант Алексей Артемович Ряпенко. И мы, авторы книги, гордимся тем, что нам удалось разыскать этого человека. Он жив-здоров, живет в городе Сочи, мы поддерживаем с ним связь, ему был выслан экземпляр этой книги, но главное другое – в нашу книгу вошли и публикуются впервые его полномасштабные воспоминания как о 27 октября 1962 года, так и о службе на Кубе. Дело в том, что Алексей Артемович Ряпенко – именно тот человек, который нажал кнопку "Пуск", после чего две ракеты – сначала одна, а потом вторая – точно поразили цель, и U-2 был уничтожен.
Я уже говорил, что по этому полету есть много вопросов. Назову лишь три из них. Причем заранее скажу, что на первые два у нас до сих пор нет ответа, а на третий имеется, но он был получен только после длительной работы с документами.
Но для начала сообщу, что самолет U-2 был спроектирован и изготовлен по последнему слову техники. Это был, по тем временам, суперсовременный самолет. В частности, он был оборудован прибором для обнаружения советских радаров. Когда луч радара начинал "скользить" по самолету, в кабине пилота включался специальный желтый фонарь, и летчик знал: он "под прицелом".
Вопрос: почему такой опытный пилот как Рудольф Андерсон, который был за штурвалом самолета-разведчика, зная, что находится "под прицелом", не стал маневрировать (а самым простым в этом случае был резкий набор высоты), а продолжал двигаться ранее намеченным курсом до тех пор, пока его не сбили?
На этот вопрос у нас нет ответа, однако есть определенные предположения, которые вы сможете прочесть в нашей книге.
Второй вопрос: самолет-разведчик U-2 пролетел огромное расстояние над Кубой до того, как его сбили. В частности, он миновал территорию, которую контролировали два наших полка ПВО, в каждом из которых – 4 зенитно-ракетных дивизиона, и, тем не менее, никто не попытался поразить цель. Почему? На этот вопрос тоже нет исчерпывающего ответа.
И наконец, самый интересный, на мой взгляд, вопрос: кто же все-таки отдал приказ на уничтожение самолета U-2? Есть такая популярная, и, к сожалению, общепризнанная точка зрения, что это сделали два генерала - Леонид Стефанович Гарбуз и Степан Наумович Гречко. Мы, авторы книги считаем иначе. Мы считаем, что приказ об уничтожении U-2 отдал командир 27-й дивизии ПВО Георгий Алексеевич Воронков. Почему? Мы собрали вместе показания всех очевидцев того события, которые только смогли найти, а затем разместили их в правильном, как мы считаем, порядке. И стало ясно, что именно Георгий Алексеевич Воронков отдал тот приказ.
Есть еще одна распространенная, и, опять-таки, к сожалению, общепризнанная точка зрения, что уничтожение U-2 было, мягко говоря "непростительной ошибкой", а грубо выражаясь "чудовищным преступлением", которое подтолкнуло человечество к краю ядерной бездны и довело и так горячую политическую атмосферу того времени до точки кипения.
Мы, авторы книги, считаем иначе. Мы считаем, что именно уничтожение самолета-разведчика U-2 спасло человечество от Третьей мировой войны. Потому что президент США Джон Кеннеди лишь после того, как суперсовременный, как я уже подчеркивал, самолет был сбит в небе над Банесом, осознал, что США на Кубе противостоят не разрозненные группки советских солдат и офицеров, а вполне реальная группа войск. И что если США нанесут удар по Кубе, далее последует необратимая реакция по всему миру, которую остановить будет уже невозможно.
Именно поэтому мы считаем командира 27-й дивизии ПВО Георгия Алексеевича Воронкова, командира дивизиона Ивана Миновича Герченова, офицера наведения Алексея Артемовича Ряпенко настоящими героями Карибского кризиса.
Нашу точку зрения насчет позиции Джона Кеннеди подтверждают и воспоминания его брата Роберта, которые он опубликовал в своей книге "13 дней". Там, в частности, описана сцена, когда члены Исполкома (а это высший орган исполнительной власти в США, сформированный в дни кризиса, куда входили Президент, его советник Роберт Кеннеди, министр обороны, министр по чрезвычайным ситуациям и еще буквально несколько человек) получили информацию, что американский самолет сбит над Кубой. Роберт Кеннеди подробно описал, как его брат убедил всех членов Исполкома не использовать военную силу. Последними словами Президента США на том совещании были такие: "Завтра мы не атакуем. Попробуем еще раз договориться".
И на этот раз договориться удалось. Карибский кризис, повторю в третий раз, благополучно разрешился.

Но интерес к этому уникальному историческому событию не ослабевает до сих пор. И я уверен, что и через пять, и через десять, и через двадцать и даже через сто лет человечество будет вновь и вновь обращаться к теме Карибского кризиса. Но, к огромному сожалению, через сто лет уже не останется ни одного ветерана, и их воспоминания пополнить будет невозможно.
Именно поэтому в нашей книге мы максимальное внимание уделили воспоминаниям ветеранов Карибского кризиса. Это - полномасштабные рассказы солдат и офицеров, которые с честью выполнили свой интернациональный долг на Кубе. При публикации этих материалов мы не выступали в роли цензоров, не старались сгладить острые углы, сделать воспоминания более героическими или менее эмоциональными. Нет, мы публиковали их именно так, как они были рассказаны или записаны ветеранами. И ни одного слово не было добавлено или удалено без согласования с конкретным автором воспоминаний. На нашей встрече присутствует Александр Григорьевич Федотов, чьи воспоминания тоже вошли в нашу книгу, и я надеюсь, что он подтвердит мои слова.
А я, завершая свое выступление, хочу сказать, что, на мой взгляд, Карибский кризис – это целая вселенная. Это, если хотите, – черная дыра, на изучение которой можно потратить всю свою жизнь, а белых пятен и вопросов останется предостаточно.
И я очень рад, что мы, авторы книги, я и Бубнов Валерий Алексеевич, мой соавтор, а вернее – главный автор, человек, которому принадлежит замысел книги, ее концепция, который написал всю центральную часть книги, я же, в основном, занимался воспоминаниями... Так вот, мы рады, что тоже внесли свою лепту в заполнение "белых пятен" и в систематизацию такого сложного исторического явления, как Карибский кризис. И мы очень надеемся, что наш труд, а книга писалась около десяти лет, не пропадет даром, будет востребован. И мы верим, что наша книга найдет своих заинтересованных читателей в Санкт-Петербурге, Москве, Сертолово, других городах и селах России и даже во всем мире.
По крайней мере, нам бы этого очень хотелось.
Спасибо за внимание!

И снимки с мероприятия Петра Курганского

6 комментариев

  • Лора:

    Здорово.Молодцы.Правда интересно.

  • Вячеслав:

    Как всегда на 5+. Молодцы ребята.

  • Горенский Александр:

    Самое главное, что даже мы - участники этих событий многих фактов не знаем, может что-то знали наши командиры, но они не делились информацией с лейтенантами. И мы были просто ничего не ведающими исполнителями. А в военкомате уже в Советском Союзе мне один "товарищ" сказал: - "Откуда я знаю где ты был, может, это твоя часть была на Кубе, а ты в это время был в санатории в Сочи. До сих пор эти его слова сидят занозой. Поэтому я считаю: то, что сейчас выходят такие книги, как "Белые пятна Карибского кризиса" это очень нужное и большое начинание. Хоть не многие, но всё же узнают, как это было на самом деле.

  • Александр:

    Я также познакомился с содержанием книги и узнал много нового. Нам, участникам Карибского кризиса, повезло в том, что этой темой заинтересовались более молодые люди, такие как Михаил Гаврилов. Они глубоко окунулись в тему и продолжают собирать по крупицам неизвестные факты и фактики тех давних событий, не считаясь с затратами сил и времени. Мы, ветераны, очень благодарны им.
    Как то, вступая в гражданскую ветеранскую организаю по месту жительства, на вопрос председателя организации (женщмны): " Были ли Вы участниками войн и горячих точек?" - я ответил: "Был участником Карибского кризиса". "А что это?", "Где это?" - были вопросы.
    "Нас забыли" - подумал я. Но слушая поединки и выступления политологов в телевизионных передачах: "Вчер с Владимиром Соловьёвом", "Право голоса", "Право знать" всё чаще слышу ссылки на обсуждаемый исторический момент с позитивным оттенком. Военный паритет был достигнут усилием народа и армии. Сейчас мы его восстанавливаем в Сирии. И терять его нам нельзя. Сожрут.

  • Горенский Александр:

    Гляжу на снимки и вижу, как постарели участники Карибского кризиса. И с сожалением думаю, как с каждым годом мы становимся только старше, а не моложе. Поэтому я желаю всем ветеранам здоровья и долгих лет жизни, чтобы передать то, что мы пережили и прочувствовали на Кубе октябре-ноябре 1962 года нашим детям, внукам и правнукам. Будем жить, друзья, товарищи, сослуживцы, дорогие ветераны!

  • Анатолий Дмитриев:

    Все же, пожелание авторам книги и "Анадырцам": используйте в общениях со СМИ и гражданами, по-полной, известные от очевидцев и свидетелей данные о фактах Боевых действий и потерь Группы советских войск на Кубе (1961-64гг). Вы осмелились высказать, по моему, убедительную версию об умышленной "подставе" командованием ВВС США самолета-разведчика U-2 с пилотом Андерсоном под огонь советских ЗРК С-75 (для выявления их технических характеристик и предлога для вторжения войск США в Республику Куба - см.операция "Нортвудс"). Говорите об этом шире: президент Кеннеди
    высказал лживые соболезнования вдове и детям пилота. Провокации - это оружие США, которые разжигали Карибский кризис, еще с 1960-61гг!

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *