Третьяк Владилен. Служба контроля прицеливания и астрономо-геодезического обеспечения на Кубе

17.07.2018 Опубликовал: Гаврилов Михаил В разделах:

ТРЕТЬЯК Владилен Викторович
Родился 21 ноября 1937 г. на Украине, в с. Могилевка Дунаевецкого района Хмельницкой области. С 1950 г. по 1954 г. — воспитанник Рижского Нахимовского училища. По окончании в 1961 г. Львовского Политехнического института призван в Советскую Армию и направлен слушателем Высших офицерских курсов при Военно-инженерной академии им. В. В. Куйбышева. В феврале 1962 г. прибыл для дальнейшего прохождения службы в г. Лебедин в полк, вооружавшийся ракетами Р-14, на должность помощника начальника отделения подготовки данных и астрономо-геодезического обеспечения. В период Карибского кризиса служил на Кубе, а затем в различных регионах СССР, а именно — Забайкалье, Урал, Сибирь — старший инженер-геодезист, помощник, старший помощник, начальник службы КП и АГО дивизии; начальник направления, заместитель командира, командир Астрономо-геодезического отряда службы КП и АГО ГШ РВСН. Участник инспекций в 1988 г. по ОСВ-2 в США. Полковник. Член МООВВИК.

Утром июньского дня 1962 г., будучи помощником начальника ОПД полка, дислоцированного в г. Лебедине Сумской области, полка, который неполным составом ракет стоял на боевом дежурстве и производил необходимые работы по постановке ПУ на боевое дежурство, я зашел на временный командный пункт и увидел удивившую меня картину: начальник штаба подполковник Манюк М. Ф., участник Великой Отечественной войны, держал в руках пакет и было видно, как у него слегка дрожат руки. Я, молодой лейтенант, понял, что происходят какие-то неординарные события. И действительно, наш полк вскоре был снят с боевого дежурства и начал подготовку к так называемому "учению".
Неожиданно меня с чемоданом, в котором находились секретные документы по боевому управлению, с двумя автоматчиками "выбросили" на переполненный железнодорожный вокзал в г. Сумы, где штурмом пришлось "брать" кассу, раздвигая возмущенных людей прикладами и взять последние четыре билета на Киев, далее на Винницу, в штаб ракетной армии.
Начались насыщенные разнообразной работой будни. Незабываемая встреча в эти дни произошла с начальником службы Главного штаба РВСН полковником Дмитриевским Всеволодом Георгиевичем. Приехав в г. Лебедин, он проверил профессиональную подготовку офицеров службы, ее материально-техническое снабжение. Результатом этого посещения стало:
1. Получение новых астрономо-геодезических приборов и оборудования, включая два топопривязчика.
2. Сборы офицеров по астрономии, где были отработаны высокоточные способы определения координат и азимутов. Это предвидение оказалось затем решающим на о. Куба.
3. Вместо любителя выпить командира геодезического взвода прислали другого, увидев которого, я был шокирован: передо мной стоял молодой старший лейтенант весьма неприглядного вида и состояния. Были приняты строгие меры по укреплению дисциплины и бывший и новый командиры дружно взялись за уничтожение трудно доставаемой в те времена водки и за все работы по подготовке личного состава, техники и приборов. Личный состав взвода, увеличенный в три раза, с энтузиазмом, интересом и творчески помогали мне. Подобрались отличные ребята. Я не помню их фамилий, но лица их буду помнить всегда.
Высокоточные астрономические, геодезические, гравиметрические приборы, учитывая предстоящую их транспортировку морем, было решено упаковать в специально изготовленные двойные ящики с прокладкой между ними стружкой. Это решение было верным, т. к. впоследствии при транспортировке в приборы не попал влажный морской воздух, а при выгрузке в порту Мариель многотонная балка сорвалась, упала на них, разбила часть внешних ящиков, повредила вторые, но приборы остались невредимыми...
Однажды меня вызвал начальник штаба, вручил командировочное удостоверение в Москву, и по большому секрету дал поручение раздобыть во что бы то ни стало русско-испанские словари и разговорники. Это поручение я выполнил с большим трудом. Удивительно, откуда ему было известно об испанском языке? Учитывая содержание прибывшей специальной документации, можно было догадаться, что предстоит работа в южных широтах, но в каком именно государстве — предположить было сложно. Имелось несколько вариантов, и в том числе: Вьетнам и Куба.
В ходе подготовки был назначен новый командир полка — полковник Коваленко Александр Андреевич. Мне, офицеру штаба, пришлось выполнять его поручения непосредственно при погрузке в порту г. Николаева, в море на сухогрузе "Дивногорск", при выгрузке в порту Мариель. Этот волевой офицер не только смог четко провести работу, но и организовать на случай нападения на пароход круговую оборону, распределив немногочисленных офицеров Управления полка по участкам — мне досталась оборона левого борта, а по прибытии на место дислокации в Гуанахай — обязанность начальника охраны и обороны (командира полка и значительную часть офицеров откомандировали в другие полки).
Хотелось бы особо отметить работу политработника полка, тогда майора Гулюшова Александра Сергеевича. В трудных условиях перехода, в твиндеке для личного состава кроме показа кинофильмов, интересных лекций и политзанятий, была организована стенная газета, отражавшая все стороны походной жизни, критикующая различные нарушения, поднимающая настроение. Я был назначен редактором этой газеты и с помощью многих сослуживцев, мне кажется, успешно справлялся с этой задачей.
"Дивногорск", успешно миновав объявленную США морскую блокаду, прибыл в порт Мариель под утро, и началась изнурительная работа по выгрузке техники, оборудования и стройматериалов. С огромным уважением, например, я вспоминаю и сейчас воинов, подававших из трюма цемент в тропическую жару, в тумане от цементной пыли. Работы велись круглосуточно, и офицеры, весь личный состав, мужественно, с энтузиазмом и творчески выполняли их. Вспоминается эпизод, когда мне полковник Коваленко А. А. поручил ночью руководить выгрузкой, и необходимо было поднять многотонные заправщики, и, посоветовавшись с офицерами, было принято решение работать одновременно двумя маломощными кранами с вертикально поднятыми стрелами. Один кубинский крановщик не до конца выполнил требование опускать груз только тросом, наклонил стрелу, наклонился сам, и передняя часть емкости с высоты около метра резко опустилась на землю. Но, к счастью, только слегка погнулась одна опора. Другой заправщик был снят с парохода без приключений. Главное — без необходимой портовой техники большой грузоподъемности нам удалось выполнить поставленную задачу.
Ожидавшаяся со дня на день высадка американского десанта на остров не приостанавливала никаких работ, включая астрономо-геодезических — никто не думал об опасности или о трагическом исходе.

На этом острове все было не так и не то, как на Родине: красная земля, жара, большая влажность, но главное — небо, звезды, система координат. Привычные для наших широт звезды остались за горизонтом, за исключением некоторых. Созвездия Малой и Большой Медведиц тоже периодически исчезали за горизонтом. Появились новые, незнакомые нам созвездия, звезды. Главное, что для определения астрономических азимутов и после преобразования их в геодезические для прицеливания ракет по направлению, осталась на небосводе любимая всеми Полярная звезда. Более того, она находилась не так высоко, как на Родине, а над горизонтом, медленно проделывая свой путь по эллипсу. Для удобства наблюдения, надежности и точности определения азимутов это лучше, т. к. наклон оси вращения трубы теодолита на точность азимутов практически не влиял.
Для определения высокоточных астрономических координат и азимутов использовались лучшие по тому времени отечественные теодолиты АУ 2/10 и определения высокоточного времени прохождения звезд — морские хронометры.
Координаты пусковых установок ускоренным, хотя и менее точным методом, определялись топопривязчиками — нештатными для РВСН машинами и другими быстрыми методами. В дальнейшем планировалось наращивать точность астрономо-геодезическими, т. е. традиционными для нас методами.
Кроме того, для ракет Р-14 необходимы были данные по уклонению отвесной линии от нормали на каждой точке старта. Эта величина могла быть незначительной (от десятых до нескольких угловых секунд), но она очень влияла на точность попадания в цель ГЧ. Эта задача успешно решалась с помощью имевшихся в службе АГО и КП специальных схем, выданных Генеральным штабом ВС СССР.
На широте о. Куба геодезисты встретились со многими трудностями:
1. Так как в РВСН по штату не было специальной войсковой части (Астрономо-геодезического отряда), способной решать сложные задачи стратегического значения, была сформирована специальная сводная группа под руководством старшего офицера отдела АГО и КП штаба армии майора Щеулина С. П., а также позже был отправлен на Кубу сводный отряд от Военно-топографического Управления Генерального штаба ВС во главе с Героем Советского Союза полковником Мордвинниковым М. С.
2. Появление неожиданной, упущенной ГШ ВС задачи перехода от американской системы координат (эллипсоида Кларка 1866 г.) к отечественной системе координат 1942 г. (эллипсоиду Красовского), ведь все расчеты велись только в нашей системе координат. Эту специфическую непростую в тех условиях задачу, весьма успешно и в короткие сроки решили офицеры геодезической группы.
3. Отсутствие исходных данных и наружных знаков государственной геодезической и гравиметрической сети острова в начальный период затрудняли выполнение работ по привязке стартовых позиций. Только на пароходе "Дивногорск" позже были доставлены в достаточном количестве разборные металлические знаки РЗМ-12.
4. Использование для определения ускорения силы тяжести в точках старта гравиметров СН-3 потребовало перестройку диапазона работы приборов на широту острова.
5. Незнание офицерами некоторых служб полков нештатной техники, а именно — полученных накануне отправки передовых полков на Кубу топопривязчиков, которые сыграли очень важную роль в оперативном определении координат стартовых позиций. Это потребовало дополнительных усилий по изучению и освоению данной техники.
Следует отметить, что на Кубе геодезическая группа в очень сжатые сроки решила поистине почти невыполнимые задачи. Этому способствовали подбор и профессиональная подготовка офицерских кадров, снабжение современными, и в достаточном количестве, приборами различного назначения, оборудованием и необходимыми специальными материалами и документацией, а также оперативная помощь со стороны Генерального штаба ВС СССР, Главного штаба РВСН, командования ГСВК, Генерального штаба РВС Кубы. Личный состав группы самоотверженно трудился и днем, выполняя геодезические, гравиметрические, вычислительные работы, и ночью, проводя астрономические наблюдения и соответствующие им вычислительные работы. В конечном итоге, все непредвиденные препятствия для определения исходных геодезических данных были успешно преодолены.

Учитывая кубинский опыт, уже в 1963 году в РВСН был создан единственный в своем роде Астрономо-геодезический отряд, личный состав которого был способен выполнить любые астрономо-геодезические работы и подготовить исходные данные для расчета полетных заданий для всех ракет стратегического назначения, снабжать не только Главный штаб топографическими картами и документами, но и войска, а также проводить контроль прицеливания всех типов ракет. В дальнейшем офицеры отряда участвовали и продолжают участвовать в создании новых систем астрономо-геодезических приборов, систем прицеливания, систем наземной навигации и автоматизированных систем для получения необходимых исходных данных для подготовки полетных заданий. Практически ни одна ракета РВСН в СССР не была оставлена без внимания и контроля со стороны офицеров отряда. Офицеры отряда работали на всех полигонах, включая Семипалатинский, Байконур, Капустин Яр, Плисецкий, Новая Земля.
Для службы Контроля прицеливания и Астрономо-геодезического обеспечения Главного штаба РВСН уроки Карибского кризиса не прошли даром — они многому научили, что позволило в последующие годы избежать возможных ошибок и недоработок, не допустить отставаний в процессе постановки на боевое дежурство современных ракетных комплексов; научили смотреть с перспективой вперед, участвуя в создании новых систем, новой специальной техники.
Создателем отряда являлся начальник службы ГШ РВ полковник Дмитриевский Всеволод Георгиевич, формировал его первый командир полковник Байков Яков Григорьевич. Оба являлись участниками Великой Отечественной войны и как никто понимали важность службы боевого обеспечения такой, как Астрономо-геодезической.
Я считаю себя счастливым человеком, ибо служил в этом отряде начальником направления, заместителем командира и, наконец командиром. Уверен, что офицеры службы, отряда и в дальнейшем будут выполнять свой воинский долг в любых условиях, и, если понадобится,— в любой части земного шара.

1 комментарий

  • Гаврилов Михаил:

    Избранные цитаты:

    1.
    Вместо любителя выпить командира геодезического взвода прислали другого, увидев которого, я был шокирован: передо мной стоял молодой старший лейтенант весьма неприглядного вида и состояния. Были приняты строгие меры по укреплению дисциплины и бывший и новый командиры дружно взялись за уничтожение трудно доставаемой в те времена водки и за все работы по подготовке личного состава, техники и приборов.

    2.
    Однажды меня вызвал начальник штаба, вручил командировочное удостоверение в Москву, и по большому секрету дал поручение раздобыть во что бы то ни стало русско-испанские словари и разговорники. Это поручение я выполнил с большим трудом. Удивительно, откуда ему было известно об испанском языке?

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *