Педро Гонсалес Мелиан. Мероприятия кубинского правительства...

06.03.2018 Опубликовал: Гаврилов Михаил В разделах:

Мероприятия кубинского правительства по обеспечению государственной безопасности в ответ на подготовку прямого вооруженного вторжения США

ПЕДРО ГОНСАЛЕС МЕЛИАН
Родился 29 июня 1943 года в городе Камагуэй. В сентябре 1959 года поступил в Военно-морскую академию "Наваль", в феврале 1962 года окончил ее по специальности машинист-механик Военно-морского флота. В период Карибского кризиса занимал пост представителя начальника Верховного Генерального штаба РВС Кубы в морском порту Ла-Исабель. В 1965 году закончил Военную академию химической защиты им. С. К. Тимошенко, а в 1966 году — Военную академию Генерального штаба ВС СССР. В 1977—1980 годах выполнял интернациональную миссию в Анголе. С 1993 по 1996 год занимал пост военного, военно-морского и военно-воздушного атташе Республики Куба в Российской Федерации. Награжден несколькими национальными и иностранными медалями. В настоящее время проходит службу в Верховной Ставке Главнокомандующего Вооруженных Сил Республики Куба. Полковник.

После поражения Соединенных Штатов Америки в бухте Кочинос для кубинского правительства стало очевидным, каковы были политические цели Вашингтона в отношении Кубы и что они были направлены на ликвидацию социалистического строя. Возникла убежденность в том, что в военном плане Белый дом серьезно анализировал возможность применения своих вооруженных сил для прямого вторжения на остров. Это мнение подтвердилось в последующие месяцы в силу возрастания числа внутренних подрывных акций, организованных Центральным разведывательным управлением Соединенных Штатов. ЦРУ бросило против Кубы крупные финансовые и технические ресурсы, которые использовались для организации террористических и подрывных акций, для подготовки покушений на крупнейших руководителей Революции, для ведения интенсивной идеологической и психологической войны, для оказания материальной поддержки очагам вооруженного сопротивления в отдельных сельских регионах страны и для иных видов контрреволюционной деятельности.
Соединенные Штаты Америки предприняли также меры в целях экономического удушения Кубы с тем, чтобы задушить кубинский народ рукою голода в результате экономической и финансовой блокады. В феврале 1962 г. президент Кеннеди подписал закон о торговом эмбарго против Кубы. Помимо этого американское правительство оказывало нажим на своих союзников, чтобы они сделали то же самое, при этом были предприняты такие экстремальные меры, как запрет на приобретение в третьих странах каких бы то ни было товаров, при выпуске которых использовалось бы какое-либо кубинское сырье.
В начале того же года США добились того, что на VIII Совещании министров иностранных дел Организации американских государств (ОАГ) Куба была исключена из этой региональной организации. Экономический шантаж и политическое давление, осуществляемые при помощи "Союза ради прогресса", стали основными средствами для дипломатической изоляции Кубы от остальных стран Латинской Америки.
Американская стратегия основывалась на создании обстановки хаоса и внутренней нестабильности, что благоприятствовало бы социальному взрыву, направленному против кубинского правительства в целях его свержения. В этих условиях предполагалось военное вторжение на Кубу при поддержке ОАГ.
Ко всему этому следует добавить укрепление вооруженных сил США в Карибском регионе. В 1962 г. был укреплен Атлантический флот и увеличено число военных маневров воздушных и морских десантных подразделений в данном регионе, в первую очередь в местах, сходных с условиями Кубы, например на острове Вьекес в Пуэрто-Рико.
Перед лицом угрозы военного вторжения иностранного государства революционное правительство приняло меры по обеспечению национальной безопасности и укреплению обороноспособности страны. Революционные вооруженные силы (РВС) претерпели серьезные изменения в плане структуры и организационного состава. Наземные войска перешли от структуры рота-батальон к структуре дивизия (бригада, армия), что привело к качественным изменениям в военной организации Кубы и в становлении современных вооруженных сил, отвечающим требованиям воздушной обороны страны, военно-воздушных и военно-морских сил, а также особые военные подразделения различного рода.
В первой половине 1961 г. были созданы три армии — Восточная, Центральная и Западная — задача которых состояла в обеспечении обороны национального архипелага на трех основных стратегических направлениях. Первой, 4 апреля 1961 г., была создана Центральная армия. На нее была возложена защита соответствовавшей ей территории, которая в то время охватывала бывшие провинции Камагуэй, Лас-Вильяс и восточную часть Матансаса.
Процесс организации основных подразделений Центральной армии происходил с апреля по октябрь 1961 г. Ее численность составила 18693 человек личного состава и 29000 — запасного, распределенных в 13 пехотных дивизий (одна постоянная, две сокращенных и десять военного времени), 4 самостоятельных батальона (два противодесантных, один инженерный и один связи) и самостоятельной группы противотанковой артиллерии. Также было создано командование армейского корпуса для управления размещенными в Камагуэе воинскими подразделениями.
Бойцы этой армии сыграли важную роль в ликвидации вооруженных контрреволюционных банд, пытавшихся укрепиться в горных и сельских районах центральной части острова. Для борьбы с такого рода нерегулярными акциями противника в 1962 г. была начата организация территориальной военной структуры, которая уже с успехом применялась в горах бывшей провинции Ориенте и основывалась на создании горных секторов и подсекторов и формировании нескольких пехотных батальонов, предназначенных специально для такого вида борьбы. Эти войска получили название подразделений борьбы против бандитизма.
На территории провинций Матансас, Гавана и Пинар-дель-Рио 14 июня 1961 г. была создана Западная армия. Эта крупнейшая воинская единица включала 26164 человека личного состава и 85000 человек запасного состава и состояла из 18 пехотных дивизий (одной постоянной, пяти сокращенных и двадцати двух военного времени), 5 противодесантных батальонов и 5 батальонов обеспечения (два батальона безопасности, один инженерный, один связи и один транспортный), а также самостоятельной группы противотанковой артиллерии.

Оборона острова Пинос была возложена на группу самостоятельных подразделений, эквивалентную пехотной дивизии, с личным составом 3314 человек.
Войска получили вооружение и боевую технику, которые более соответствовали характеру возложенных на них задач. Их генеральные штабы получили знания, необходимые для успешной оперативной деятельности и для руководства боевой подготовкой подчиненных подразделений.
17 апреля 1961 г. произошло объединение командования подразделений противовоздушной обороны страны (ПВО), радиотехнических войск (РТВ) и Революционных воздушных сил (РВС), в результате чего возникло командование ПВО РВС (ДААФАР) с личным составом 5464 человека.
Этот процесс начался спустя некоторое время после событий на Плайя-Хирон, с прибытием на Кубу первых реактивных истребителей МИГ-15 и МИГ-19, вертолетов и транспортных самолетов из Советского Союза. В начале 1962 г. воздушные войска насчитывали четыре летных эскадрильи (три истребительных и один — Л-60), две вертолетных эскадрильи и одну разведывательную.
В свою очередь противовоздушная оборона состояла из самостоятельной группы зенитной артиллерии 100-мм калибра и еще 22 батарей, из них девять 57-мм калибра, семь 37-мм и шесть — 30-мм калибра. РТВ состояли в тот начальный момент из двух рот.
Точно также началась модернизация революционных морских сил (РМС), чьи первые кадры и специалисты были направлены в 1961 г. в СССР для изучения военно-морского искусства и техники. В 1962 г. наша страна получила первые торпедные катера и противолодочные суда из Советского Союза. Они были направлены в Восточный, Центральный и Западный военные округа. Личный состав такого рода вооруженных подразделений составил 5000 человек.
Поступившая новая боевая техника и вооружение позволили РВС выполнять более сложные боевые задачи, поскольку с этого момента появилась возможность наносить торпедные удары по морским подразделениям противника во взаимодействии с авиацией и наземной артиллерией; помимо этого было улучшено наблюдение, которое до того момента велось при помощи устаревших средств.
В 1961 г. РВС организовали крупные боевые подразделения, непосредственно подчиненные руководству министерства РВС и Верховному Генеральному штабу (ВГШ), которые в целом составили резерв Верховного командования. Сюда вошли две бригады полевой артиллерии, пять самостоятельных групп (три ракетных и две артиллерийских) и танковая бригада.
Также под командованием руководства ВГШ находились три батальона боевого обеспечения: связи, разведывательный и саперный. Кроме того, на следующий год было запланировано создание в качестве составной части этого резерва танкового батальона, трех ракетных групп, пяти минометных групп 120-мм калибра и 40 батарей противовоздушной артиллерии (девять 100-мм калибра, девять 57-мм калибра и двадцать две 30-мм калибра).
В феврале 1962 года в рамках Министерства РВС была создана структура, получившая название Народная оборона (НО). На нее были возложены задачи защиты населения, социальных и хозяйственных объектов и другие задачи гражданской обороны в случае стихийных бедствий и вражеских атак.
В качестве элемента процесса совершенствования и повышения обороноспособности страны 6 июня 1961 г. Советом Министров Республики Куба был принят закон, распускавший бывшее Министерство внутренних дел, вместо которого было создано новое. К нему в качестве главных управлений были приписаны Отдел информации, Национальная революционная полиция и Морская полиция, ранее подчинявшиеся РВС.
Органы МВД, в первую очередь Отдел государственной безопасности, в тесном сотрудничестве с РВС и при поддержке народа, организованного в Комитеты защиты Революции (CDR), успешно вели борьбу с секретной войной ЦРУ против Кубы в те месяцы, срывая планы противника по развитию в нашей стране внутреннего саботажа, который послужил бы поводом для военного вторжения на остров.
Министерство РВС как центральный военный аппарат и ВГШ совершенствовали свою деятельность в соответствии с ростом, развитием и повышением сложности задач, связанных с обеспечением обороны страны. В конце 1961 г. уже существовала структура, соответствовавшая задачам руководства и командования, которая гарантировала сосредоточение всей оперативной и мобилизационной работы ВГШ, а также эффективное управление боевой подготовкой войск.
Для обеспечения такой системы безопасности наша страна была вынуждена отвлекать крупные людские и материальные ресурсы, значительно превышавшие ее экономические возможности. Это оказалось возможным, во-первых, благодаря решительной поддержке народа и его воле к вооруженной защите революционных завоеваний, которая проявилась в добровольной записи десятков тысяч человек в ряды вооруженных сил, без колебаний принявших на себя все тяготы воинской службы. Во-вторых, это стало возможным благодаря солидарной поддержке стран социалистического лагеря, главным образом Советского Союза, выразившего готовность поставить необходимое вооружение на льготных условиях оплаты и предоставить кредиты для их приобретения.
Во второй половине 1961 г. правительствами Республики Куба и Советского Союза были подписаны два договора, согласно которым Советский Союз обязался поставить военное оборудование и материалы. Первый договор, датированный 4 августа, предусматривал поставку в нашу страну материалов на сумму 18,5 млн. долларов, из которых Куба должна была выплатить только 6 млн. Общая сумм средств, предусмотренных вторым договором, подписанным 30 сентября, составляла 149,55 млн. долларов, из которых кубинское правительство должно было выплатить только 67,55 млн. Оба документа предусматривали льготные условия выплаты указанных сумм в течение десяти лет с двухпроцентной банковской ставкой.
Третий договор был подписан 13 июля 1962 во время визита в Москву, предпринятого министром РВС команданте Раулем Кастро Рус в целях уточнения деталей размещения на Кубе советских войск в рамках операции, получившей название "Анадырь". Новый документ отменял долги кубинской стороны по предшествовавшим договорам; кроме того, предусматривалась бесплатная поставка на Кубу вооружений и боеприпасов в течение двух лет.
Подписанные в 1961 г. договоры включали вооружение для наземных войск, такие как легкие пехотные орудия, артиллерийские орудия разного калибра, танки и бронетранспортеры, средства связи, радиолокационные станции. Для воздушных сил были предусмотрены поставки боевых самолет МиГ-15, легких бомбардировщиков Ил-28, вертолетов Ми-4, транспортных самолетов и необходимо аэродромного оборудования. Военно-морской флот должен был получить торпедные катера и противолодочные суда.
Помимо этого СССР обязывался поставить станки для различных ремонтных мастерских и в необходимые боеприпасы. Договоры также предусматривали отправку на Кубу военных специалистов, необходимых для обучения кубинских военнослужащих, и оговаривали аспекты, связанные с подготовкой кубинских специалистов в советских военных учебных заведениях.
Преобразования в РВС, связанные с увеличением численности личного состава и возрастанием сложности полученного вооружения, а также новые поставленные задачи потребовали повышения воинского уровня, совершенствования знаний командного состава. Переквалификация офицеров и подготовка новых кадров к работе на новых должностях руководителей и специалистов стали насущной потребностью развития вооруженных сил. Эти аспекты стали центром внимания Верховного Командования РВС. В этой связи 26 сентября 1961 г. на торжественном акте выпускников курса командиров взводов Главнокомандующий Фидель Кастро заявил: "...Теперь наше вооружение усложнилось, а численность наших формирований возросла, и поэтому мы должны научиться командовать более крупными подразделениями, командовать сотнями, а порой и тысячами людей. И поэтому мы должны научиться применять артиллерию, применять авиацию, применять танки, комбинировать применение пехотных орудий с орудиями поддержки. Всему этому следует учиться, поскольку эти вооружения более сложны в обращении, применение этих вооружений предполагает более высокую подготовку, предполагает более тесную координацию и требует безупречного согласования между этими вооружениями и пехотой".
В 1961 г. РВС был разработан план по созданию новых военных школ, которые обеспечивали бы подготовку командиров, революционных инструкторов и офицеров-техников на ускоренных курсах в течение нескольких месяцев. Большую роль здесь сыграл опыт, полученный на ускоренных курсах ответственных за ополчение в целях создания в Матансасе офицерской школы "Игнасио Аграмонте", предназначенной для подготовки командиров батальонов и взводов соответственно на шести- и трехмесячных курсах.
Быстрое развитие артиллерийских войск потребовало увеличения числа квалифицированных специалистов, что обусловило создание 11 сентября 1961 г. артиллерийского училища РВС "Команданте Камило Сьенфуэгос". Несколькими месяцами раньше, 8 мая, был открыт первый курс школы революционных инструкторов "Освальдо Санчес Кабрера", учащиеся которой были отобраны из числа ополченцев и бойцов Повстанческой армии. Слушатели этого курса готовились к весьма важной деятельности, поскольку одновременно с военной подготовкой идейно-политическое воспитание было одной из наиболее ответственных задач Вооруженных сил.

Наряду с этим по армиям, видам вооружений и родам войск создавались соответствующие центры подготовки специалистов, школы командиров групп, взводов и рот, также организовывались курсы совершенствования и повышения квалификации.
Планы боевой, оперативной и мобилизационной подготовки РВС были направлены, главным образом, на противодесантную защиту страны в целях оказания сопротивления и нанесения противнику крупного урона. Со стратегической точки зрения предусматривалась возможность ведения регулярными войсками партизанской войны, если бы часть национальной территории оказалась занятой.
1 декабря 1961 г. Главнокомандующий Фидель Кастро издал приказ № 1 на организацию военной подготовки в 1962 году. В нем проводился анализ развития Революционных Вооруженных Сил до настоящего момента и выдвигался на первый план опыт, приобретенный генеральными штабами в деле планирования и проведения боевой подготовки. Кроме того, в качестве основной задачи всех родов войск выдвигалось постоянное повышение боеготовности для оказания отпора вооруженному вторжению. Указывалось на то, что при обучении войска должны уделять особое внимание противодесантной обороне и подготовке к действию в ночных условиях, для чего не менее 30 процентов маневров должны проводиться в этих условиях. Также следовало обучать войска своевременно избегать возможных ударов вражеской авиации и рассредоточиваться в заранее подготовленных и фортифицированных районах.
В приказе указывалось: "Воспитывать кадры вооруженных сил в духе беспрекословного и точного выполнения инструкций и приказов командиров, в духе любви к Родине и неизменной готовности защищать с оружием в руках революционные завоевания народа". Там также подчеркивалось: "Прививать всему персоналу ...навыки бережного обращения с оружием и техникой, умелого обращения с боевой и транспортной техникой..."
Выступая перед войсками 18 декабря, Главнокомандующий Фидель Кастро коснулся изменений, происшедших в РВС в 1961 году, и сказал, что в этом году кубинский народ начал формировать современную победоносную армию, проникнутую духом борьбы, отлично вооруженную, с проверенными, бдительными и хорошо обученными командирами.
В результате выполнения приказа Главнокомандующего и организационных инструкций министра вооруженных сил регулярные войска и ополченцы запаса в первый учебный период 1962 г. смогли значительно повысить свою боевую готовность и подготовку, а также добиться новых успехов в организации своих военных подразделений и повышении воинской дисциплины. Эти достижения выразились в том, что штабы дивизий и штабы батальонов приобрели опыт в организации и ведении наступательного и оборонительного сражения. Персонал в основном освоил боевое вооружение и технику в полевых условиях, приобрел навыки осторожного обращения, консервации и эксплуатации техники и вооружения. Кроме того в подразделениях была введена новая система учета материальных средств и их использования.
Наряду с успехами наблюдались и недостатки в руководстве боевой подготовкой, в частности в методических и организационных аспектах. В этой связи в приказе министра РВС, изданном 1 июня 1962 г., был проведен глубокий анализ этих аспектов и указывалось на необходимость строгого выполнения мер, направленных на ликвидацию существующих недостатков и на укрепление и увеличение достигнутых успехов. В этом приказе предусматривалась организация в рамках второго учебного периода 1962 г. таких военных маневров, как дивизионные сборы в различных армиях, а также маневров под руководством Верховного Генерального штаба.
Эти достижения в подготовке обороны страны свидетельствуют о том, что в 1961 и 1962 гг. революционное руководство принимало меры для оказания отпора империалистической агрессии силами сплоченного и вооруженного народа.
Кубинская стратегия неизменно основывалась на оборонительных целях, т. е. на создании механизма национальной безопасности, который позволил бы народу в случае американского вторжения оказать серьезное сопротивление противнику, которому пришлось бы заплатить столь высокую цену в людских и технических ресурсах, что американские политики-стратеги не захотели бы платить.

1 комментарий

  • Гаврилов Михаил:

    Один из немногих материалов из книги "Операция "Анадырь". Как это было" за 2000 год, написанный кубинской стороной о событиях Карибского кризиса.

    Избранные цитаты:
    1)
    Процесс организации основных подразделений Центральной армии происходил с апреля по октябрь 1961 г. Ее численность составила 18693 человек личного состава и 29000 — запасного, распределенных в 13 пехотных дивизий (одна постоянная, две сокращенных и десять военного времени), 4 самостоятельных батальона (два противодесантных, один инженерный и один связи) и самостоятельной группы противотанковой артиллерии. Также было создано командование армейского корпуса для управления размещенными в Камагуэе воинскими подразделениями.
    Бойцы этой армии сыграли важную роль в ликвидации вооруженных контрреволюционных банд, пытавшихся укрепиться в горных и сельских районах центральной части острова. Для борьбы с такого рода нерегулярными акциями противника в 1962 г. была начата организация территориальной военной структуры, которая уже с успехом применялась в горах бывшей провинции Ориенте и основывалась на создании горных секторов и подсекторов и формировании нескольких пехотных батальонов, предназначенных специально для такого вида борьбы. Эти войска получили название подразделений борьбы против бандитизма.

    2)
    Во второй половине 1961 г. правительствами Республики Куба и Советского Союза были подписаны два договора, согласно которым Советский Союз обязался поставить военное оборудование и материалы. Первый договор, датированный 4 августа, предусматривал поставку в нашу страну материалов на сумму 18,5 млн. долларов, из которых Куба должна была выплатить только 6 млн. Общая сумм средств, предусмотренных вторым договором, подписанным 30 сентября, составляла 149,55 млн. долларов, из которых кубинское правительство должно было выплатить только 67,55 млн. Оба документа предусматривали льготные условия выплаты указанных сумм в течение десяти лет с двухпроцентной банковской ставкой.
    Третий договор был подписан 13 июля 1962 во время визита в Москву, предпринятого министром РВС команданте Раулем Кастро Рус в целях уточнения деталей размещения на Кубе советских войск в рамках операции, получившей название "Анадырь". Новый документ отменял долги кубинской стороны по предшествовавшим договорам; кроме того, предусматривалась бесплатная поставка на Кубу вооружений и боеприпасов в течение двух лет.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *