Горенский Александр. Два года на базе "Гранма" (1962–1964)

10.03.2017 Опубликовал: Гаврилов Михаил В разделах:

Повесть Александра Георгиевича Горенского.
А.Г. Горенский служил в 231-м (584-м) отдельном авиационном инженерном полку фронтовых крылатых ракет (ФКР-1) (в/ч п.п. 07204, Москва-400, п/я 298). Командир - полковник А.И. Фролов. Западный регион – дислоцировался около г. Мариель, база «Гранма», Байя-Доминика, вблизи поселка Виста-дель-Мар. Основной сектор обстрела – в северо-восточном и северном направлениях, дополнительный – в направление о. Пинос.

Весь текст в PDF-формате - http://cubanos.ru/pdf/gor.pdf

Фотоальбом

= = = = =

ОГЛАВЛЕНИЕ

Часть I. На пути к Кубе

Глава 1. К новому месту службы
Глава 2. Станция Подгородная
Глава 3. В Балтийск
Глава 4. Погрузка на Бердянск
Глава 5. Отплываем
Глава 6. В трюме, в рубке и на палубе
Глава 7. Корабельные будни
Глава 8. В Атлантическом океане
Глава 9. Конец морского перехода

Часть II. Куба

Глава 10. Первый караул
Глава 11. Разгрузка
Глава 12. Размещаемся на базе «Гранма»
Глава 13. Решаем проблемы
Глава 14. Первые контакты с кубинцами
Глава 15. Карантин
Часть16. Добыча рыбы
Глава 17. Боевая работа
Глава 18. Накануне кризиса
Глава 19. В караулах
Глава 20. Кризис развивается
Глава 21. Николай Семёнович Степаненко
Глава 22. Продолжаем работу
Глава 23. Визиты
Глава 24. Кризис заканчивается
Глава 25. Стрелковая подготовка
Глава 26. Транспортные задачи
Глава 27. Фидель Кастро и «народные имения»
Глава 28. Новый 1963 год
Глава 29. «Гость»-кубинец
Глава 30. Служебные будни продолжаются
Глава 31. Патрулирование в Гаване
Глава 32. Прибытие тыловых отделов
Глава 33. В поисках любви
Глава 34. Спорт на базе «Гранма»
Глава 35. Трагедия на хуторе
Глава 36. Почта и связь с Россией
Глава 37. Ностальгия
Глава 38. Черепахи
Глава 39. Кондиционер
Глава 40. Знакомство в Гаване
Глава 41. Карнавалы
Глава 42. Охотники–подводники
Глава 43. И снова работа, и снова спорт
Глава 44. Самоделки
Глава 45. В плену у рыбы
Глава 46. Увлечение кино
Глава 47. Командировки и сельхозработы
Глава 48. Тайфун
Глава 49. Начало переучивания
Глава 50. Проблемы переучивания
Глава 51. Музыка
Глава 52. Кубинская свадьба
Глава 53. ЧП
Глава 54. Продолжаем обучение
Глава 55. Конец кубинской командировки
Глава 56. Домой
Глава 57. В Питере
Глава 58. Дома
Послесловие

= = = = =

Повесть размещена в PDF-формате с htm-навигацией по частям и главам и c фотографиями-иллюстрациями.
Снимки представлены из фотоархива автора.

Весь текст в PDF-формате - http://cubanos.ru/pdf/gor.pdf

Схема базы "Гранма"

17 комментариев

  • Гаврилов Михаил:

    Думаю, уместно будет разместить здесь фрагмент из послесловия автора к книге:

    "Замысел этой книги рождался мучительно трудно. Сначала я хотел просто оформить свои мысли и переживания в дневниковую форму, для себя, для детей и внуков, для памяти и постоянно надеялся в душе, что о Карибском кризисе скоро появятся публикации: участники событий напишут подробно, красочно и талантливо, по «свежей памяти», но этого не случилось.
    Наоборот, мне со временем стало казаться, что уже никто ничего не напишет. Тогда и стали рождаться мысли о необходимости хоть как-то описать всё, и с точки зрения не полководцев, а лейтенантов, на кого легла вся тяжесть ежедневной службы и работы.
    И чем больше я об этом думал, тем больше возникало противоречий. Я даже додумался до сомнений: были ли события осени 1962 года на Кубе значимы, или они не значили ничего, если о них так быстро и бесповоротно забыли?
    Окончательно моё решение написать обо всём этом окрепло к лету 1998 года, когда я понял, что в новой России никому нет заботы думать о событиях «давно минувших дней», и никто, кроме самих участников событий, не вспоминает о Карибском кризисе. Тогда-то я и решил: надо писать, пусть не красиво, но подробно и без «фантазий», только правду; чтобы осталась память о том, что делали, думали и чувствовали молодые офицеры – исполнители «руководящих» планов и замыслов. И пусть это будет, если не гимн лейтенантам, то доброе о них слово.
    Ведь именно молодые являются главными «проводниками» воли политических и военных начальников в любой, особенно, в сложной обстановке".

  • Горенский Александр:

    Согласен. Так будет правильно, будет понято кто и когда написал эти воспоминания.

  • оператор:

    Прочел с удовольствием, автор пишет очень четко, видно что для него это был крайне значимый участво жизни. Очень радует обилие конкретики, - атмосфера эпохи воссоздается именно по деталям.Большое спасибо автору, и всем, кто причастен к публикации!

  • Гаврилов Михаил:

    Размещаю отзыв на книгу Валерия Алексеевича Бубнова, автора книг "Тайны "Лурдес" 1964-2001" и "Белые пятна Карибского кризиса".

    Еще одним «Белым пятном» Карибского кризиса стало меньше.
    Речь идет о повести А.Г. Горенского «Два года на базе «Гранма» (1962–1964)». Александр Георгиевич служил в 231-м (584-м) отдельном авиационном инженерном полку фронтовых крылатых ракет (ФКР-1) (в/ч п.п. 07204, Москва-400, п/я 298 А, Б). Командир полковник А.И. Фролов. Западный регион – дислоцировался около г. Мариель, база «Гранма», Байя-Доминика, вблизи поселка Виста-дель-Мар. Основной сектор обстрела – в северо-восточном и северном направлениях, дополнительный – в направление о. Пинос.
    По своему содержанию, информативности, а главное откровенности повесть можно поставить в один ряд с произведениями В.А. Забегалина (Карибская драма: секретная операция «Анадырь». Новосибирск: СО «ДЛ», 1995), А.Н. Чуйко (Путевые заметки рядового участника Карибского кризиса. Харьков, 2000).
    Детальное описание событий и базы «Гранма», подробное представление фактов, ясное и четкое изложение, вносят в повесть документально-историческое содержание. Представлены ранее неизвестные факты и события: уничтожение подводной лодки, похищение офицеров, доплата офицерам по 300 песо в месяц, изобилие боеприпасов (патронов), дача Батисты. Представлены новые убедительные факты обстрела «контрас» советских военных специалистов. Странно, но командир полка А.И. Фролов не был награжден Указом Президиума Верховного Совета СССР за выполнение специального задания правительства (ВСО «Анадырь»).
    Несколько в другом порядке следовало изложить повесть: выполнение боевых задач, а затем быт и досуг. Боевые задача следовало описать более детально, включая описание дивизионов фронтовых крылатых ракет (ФКР-1, сколько было пусковых установок, сколько было ракет, боевая часть – фугасно-кумулятивная и ядерная). Где хранились ядерные заряды?
    Большое спасибо автору за воспоминания, приоткрывшие новую неизвестную страницу истории Карибского кризиса.
    Предлагаю автору ознакомиться с интересными материалами и воспоминаниями его сослуживцев:
    1. Е.С. Пересадько. База «Гранма».
    http://www.gsvsk.ru/forum/index.php?showtopic=376&st=270
    2. Воспоминания Евгения Степановича.
    http://espanol.su/foro/viewtopic.php?f=6&t=8844

    С уважением: Бубнов Валерий.

    P.S. Большое спасибо за подробные воспоминания рыбалки в бухте Кабаньяс. Сам там много раз «рыбачил» в 1981-1982, 1986-1987 годах. Прекрасная бухта.

  • Константин:

    Очень понравились воспоминания, добрые, светлые, вызывающие самые приятные эмоции. Интересная и восхитительная история, получил огромное удовольствие от прочтения. Спасибо автору!

  • Владимир Крюков:

    Замечательно написано, прочел с большим удовольствием и "за один присест". Отметил небольшую параллель с этим повествованием и рассказом моего земляка Ланько В.А., похоже Горенский именно к ним ездил за хлебом для своей части, Ланько как раз в тот период был заведующим полевым хлебозаводом (напомню, Ланько местом своей службы указывал базу торпедных катеров в бухте Мариэль неподалеку от Гаваны, видимо его информацию нужно уточнить). Спасибо автору, отменного ему здоровья и долгих лет жизни!
    Несмотря на полученное удовольствие от книги, хочу отметить небольшой минус- не всегда оправданное на мой взгляд использование в тексте "кавычек", ведь их подчас используют когда слову хотят придать противоположный смысл, человека, который не в теме может сбить с толку.

  • Горенский Александр:

    Валерию Алексеевичу Бубнову. Спасибо за тёплые слова и за справедливые замечания. Я и сам думал по этому поводу: получается, что мы много отдыхали и мало работали. На самом деле всё было наоборот: отдыхать нам, особенно в период кризиса,не приходилось почти совсем. В караулах тоже спали в основном по 3-4 часа в обнимку с автоматом. Я многого ещё и не знал,мы только ставили ракеты на пусковой стол проверяли цепи, ставили СПРД, а боевую часть устанавливали другие люди. Число позиций тоже уже не помню, кажется по 4 в каждой боевой эскадрилье. Я был очень удивлён, когда не встретил фамилию Фролова в списках награждённых, может были другие списки? Но он запомнился мне своей выдержкой, волей и порядочностью, да и большинство руководства нам упрекнуть было не в чем, почти обо всех у меня самые тёплые воспоминания.

  • Горенский Александр:

    Владимиру Крюкову. Дело в том, что в базе "Гранма" первое время по прибытию была чехарда: части приезжали, уезжали, переводились в другие пункты дислокации, поэтому Ланько В. А. некоторое время жил на базе "Гранма", а потом перевёлся. Мы оба помним случай, когда утонул в море их офицер. Руководства хлебозауводом я не помню, похоже, мы не встречались. Встречали и провожали нас матросы (судя по возрасту и одежде). Кавычки - это моя "болезнь", хотелось внести долю юмора в повествование, не получилось. Спасибо за добрые слова. Мне очень хотелось оставить память обо всех нас - лейтенантах, думаю, что у всех остались родственники, дети, внуки,.Если они прочтут и сохранят память, это много, значит, я трудился не зря.

    • Владимир Крюков:

      Да, все верно, Ланько - моряк-срочник (старшина второй статьи), с его слов сразу по прибытии на Кубу был секретарем комсомольской организации своей части, затем как я написал руководил работой полевого хлебозавода и перед убытием в Союз был начальником продовольственного обеспечения базы торпедных катеров. Понятно, что Вы его не помните, может "в живую" даже не встречались.

  • Горенский Александр:

    Здравствуйте, Константин! Рад, что Вам понравились мои воспоминания. Я очень хотел, чтобы осталась память о нашей такой сложной командировке. Я понимаю, что это не полное повествование. Жалею, что не начал писать раньше, больше моих друзей и товарищей участвовали бы в обсуждении. Но я всё же надеюсь, что товарищи откликнутся, очень хочется этого.

    • Константин:

      Добрый день, Александр Георгиевич! Мне кажется, что Вы, с Вашим авантюрно - приключенческим характером оказались в нужном месте, в нужное время! Трудно - сложно, но какие возможности для энергичного молодого лейтенанта! Я служил срочную в Торренсе, 66-68гг. Более-менее спокойная международная обстановка, налаженный быт, служба по уставу. Всё размеренно и ни шага "вправо-влево". У наших офицеров казарма - деревня (семья). У Михаила Гаврилова есть замечательная фраза:"У каждого своя армия!", но можно просидеть службу в курилке 2 года, а можно (нужно!) предпринимать шаги, чтобы изменить жизнь к лучшему. И ещё.... История с женитьбой солдата на кубинке! Фантастика!

  • Горенский Александр:

    Я вспомнил Пересадько Евгения Степановича, но только в лицо, а чем он занимался в базе "Гранма" не помню. Особенностью нашего полка ФКР была разобщённость, это меня удивило, ещё когда мы прибыли в Подгородную. Нас не пускали в боксы с техникой, три зоны, огороженные колючей проволокой, куда нас тоже не всегда пускали и т.п. Мы не знали чем занимались боевые эскадрильи, они не знали, что делаем мы-третья эскадрилья. Думаю, что это результат особой секретности, которая сопровождала такие полки ОАИП и приданные к ним ПРТБ, у которых было прозвище "молчи-молчи". И в "Гранме" мы редко проводили какие-то совместные мероприятия. Обычно боевые эскадрильи отдельно, мы - отдельно. Но полезное в этом было: мне кажется, что никто из окружающих нас кубинцев даже не догадывался, что же мы привезли из Союза, отсюда множественные "визиты" на наши посты и подходы к позициям.

  • Гаврилов Михаил:

    Хочу информировать всех читателей, что работа над текстом окончательно не завершена, периодически "всплывают" разные неточности, которые автор исправляет.
    Вчера на сайт был загружен новый вариант повести.
    Если что-то еще будет меняться, я буду здесь об этом всех информировать...

  • Гаврилов Михаил:

    Мне сегодня с утра позвонил Александр Георгиевич Горенский и сообщил неприятную новость - он пошел провожать внучку в школу и по дороге сломал ногу. Звонил мне уже из больницы. Говорит, что надолго выбыл из строя, из общения. Попросил меня написать об этом на форуме.
    Сообщаю об этом всем, просьба передать всем, кого знаете.
    Очень надеюсь, что лечение Александра Георгиевича не затянется, и мы сможем и дальше общаться на тему Карибского кризиса и не только.
    Буду вас по мере возможности держать в курсе.

  • Гаврилов Михаил:

    Сегодня я позвонил Александру Георгиевичу в Пермь.
    Новости следующие: операцию ему сделали, в больнице он еще пробудет как минимум до середины апреля. Но есть шанс, что уже с середины апреля он переберется домой и продолжит общаться с нами посредством интернета.
    Александр Георгиевич наладил связь с двумя своими сослуживцами: Михаилом Шугаевым и Александром Рябовым (оба москвичи, а связал их секретарь московской организации МООВВИК Петров Георгий Владимирович).
    Так что кубинские связи уже не прервутся!

    Александр Георгиевич передает всем привет!
    Надеюсь, скоро мы вновь увидим его комментарии на страницах нашего сайта!

  • Горенский Александр:

    Здравствуйте, мои друзья, сослуживцы, однокашники, все с кем я держу связь. Меня уже выписали со стационара, долечиваюсь дома. Меня очень поддержали слова сочувствия и поддержки, это очень ценно, когда лежишь в больнице один на один со своими болячками и мыслями, большое всем спасибо. Прошу прощения за отдельные ошибки в книге, память уже подводит. Оказывается Киевицкий Владимир, а я всё время думал, что он Виктор. Ещё часть имён я написал по памяти неверно, прошу прощения.
    Я думал, что такую книгу скорее напишет Григорий Богданов, или Степаненко. Начал я писать только потому, чтобы не потерялась память о наших таких трудных, но запоминающихся годах. И очень обрадовался, что книга помогла мне связаться с сослуживцами. Пишите, пожалуйста, у всех нас остались родственники, думаю, что они тоже узнали о своих отцах из моих записок, узнали об их героических делах в молодости. Жду новых отзывов и новой критики. С уважением ко всем. Горенский Александр.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *