Сергей Елф. Дембельский Бог

09.04.2018 Опубликовал: Гаврилов Михаил В разделах:

Однажды я был молодым. Точнее, не совсем молодым, а скорее даже старым. Вернее, вовсе и не старым. Я был дембелем.
Это было почти тридцать лет назад. О, это сладкое слово - Дембиль! Тут необходимо сразу оговориться: Дембиль - это процесс демобилизации срочников из армии. А Дембель - это тот, кто демобилизуется.
И я был молодым, и мне было двадцать, и я был дембелем.

Итак, почти тридцать лет назад, весной 1989 года вышел приказ министра обороны об очередном призыве и демобилизации.
С этого момента я перестал быть "дедом" и стал дембелем. Я служил на Кубе, которая, как в песне, далеко, но очень рядом, - и приказ считал своевременным и справедливым. Я читал его и думал: "Ведь могут же, суки, когда захотят! И слова-то подобрали такие трогательные, проникновенные: "Уволить из рядов Советской Армии", "срок военной службы которых истек"... И министр наш - ничего мужик! Умеет, если что, и до простого солдатского сердца достучаться!" И все в приказе было просто и прекрасно. Все было о Свободе, Равенстве, Братстве!

Как я и мои товарищи попали на Кубу, как служили, и чего там вообще делали - это история совсем другая и неоднократно описанная моим другом и сослуживцем, а ныне известным писателем М. Гавриловым, к произведению которого - если кому интересно - и отсылаю. Я же - о Дембиле. О, это сладкое слово - Дембиль! Его начинают произносить еще призывники, отправляясь в учебку, и духи, в нее попавшие, и соловьи - самые бесправные и задроченные бойцы на всем Белом свете, и черпаки - душители соловьев, и деды, считающие дни до Приказа и в день его волшебно превращающиеся в дембелей!
Тут ведь что еще важно: мы ж полтора года за тысячи километров от Союза, и письма идут по месяцу, и никаких отпусков, да и увольнений в привычном понимании слова. Мы ж, блин, на боевом дежурстве шесть-через шесть, и дай Бог, если через неделю. А я, к примеру, первые девять месяцев вообще с БД не слезал. И спишь, сука, два раза в день по два часа, и с ума начинаешь сходить медленно, но верно. И осточертело здесь все: и пальмы, и апельсины, и "умеренный субтропический климат", и уж, конечно, отцы-командиры.
Ах, как же мы завидовали дембелям! В части была традиция: перед отправкой в Союз дембеля прощались с теми, кто не на смене - в роте, а с теми, кто на боевом дежурстве - прямо на ПЦ (приемный центр, где мы и занимались радиоперехватом пиндосской авиации - от президентского борта до "стратегов" и разведчиков). Они приходили к нам, сидящим на постах голыми по пояс (и так жара, так еще аппаратура работает, адова парилка), в гражданских костюмах, кроссовках (куплены на солдатской "отоварке") и прощались с каждым, обнимали и соловьев и дедов, и оставляли каждому по сигарете. И каждому доставалось по семь-десять сигарет на память. И мы прощали им все, хотя обиды-то были - все ж они были старые и нас тиранили, и знали, что больше никогда не увидимся, ибо дембель соловью (черпаку, деду) - не друган. Но завидовали страшно.
И пришел дембиль и для меня, младшего сержанта Елфа, и я уже побывал на ПЦ, а тогда прощался со своими друзьями, поскольку уходил первой баркой - а они еще не знали какой уйдут сами. Тут надо сказать, что суда, на которых дембелей отправляли в Союз, мы называли барками, и было их, как правило, четыре, в период с мая по июль. Разница по времени, как видите, большая, а для дембелей - огромная. И прощался я со своими друзьями - Базеном, Тимохой и Гавриловым, и мы уже договорились встретиться в Союзе, в Питере, и на Гаврилова было больно смотреть, поскольку ему светила последняя - "залетная" барка. Он и пришел на последней, и было ему тяжелее нас всех. Только иногда мне кажется, что и писателем он стал, отчасти, из-за этой барки, и прав рассказывать про Кубу у него много больше, чем у меня.

*****

И привезли нас в Гаванский порт, и вот мы на борту теплохода "Федор Шаляпин", приписанного к Черноморскому морскому пароходству. Из нашей части дембелей было семеро, а вообще-то собралось на "Феде" народу до фига: человек двести дембелей из разных частей - от моряков до мотострелков и тыловиков, да столько же офицеров с семьями.
И стояли мы, дембеля, на палубе теплохода, и уже отдают швартовы, и кто-то запел: "Когда умолкнут все песни, которых я не знаю..." И через минуту дембеля уже орали, вопили, голосили изо всех сил: "Гуд бай, Америка, о! Где я не буду никогда! Прощай навсегда! Возьми банджо, сыграй мне на прощанье!..." И мы вдыхали напоследок теплый и сладкий кубинский воздух, и черные, мускулистые портовики-работяги из местных махали нам на прощанье...

"Шаляпин" был большим и вполне комфортабельным пароходом. Кто-то говорил, что это бывший немецкий теплоход, полученный нашими после победы над Германией по репарациям. Сейчас-то я знаю, что он был построен в Великобритании в 1954 году и использовался на трансатлантической линии из Ливерпуля в Монреаль. Назывался "Ivernia", в 1973 году был продан в СССР, где стал "Шаляпиным". "Федя" был старым, но красивым двухсотметровым девятипалубным судном с невиданной для нас роскошью. Во-первых, каюты даже самого низшего, "солдатского" класса были с иллюминаторами, во-вторых, на судне были огромный зал для отдыха (дансинг), кинозал и просторная столовая. И, наконец, в-третьих, на судне был бассейн. О, это было чудо! Настоящий, с прозрачной голубой морской водой, расположенный на открытой палубе бассейн! Да такого дембеля не видели никогда! Освоившись на судне за пару часов, мы ходили возле бассейна и жмурились. Мы чувствовали себя Героями Родины, воздающей своим сынам по заслугам. Мы были счастливы.
Так вот, с бассейном и связана история, из-за которой я и решил написать этот рассказ.

*****

Много ли надо дембелю, чтоб почувствовать себя человеком? Кормили нас, по дембельским меркам, волшебно. Во-первых, в гарнирах отсутствовали перловка и пшенка, зато были макароны и - Настоящая! - картошка. В части-то мы ели порошковую в виде полужидкой массы с отвратительным вкусом. Во-вторых, никто нас не строил и не требовал соблюдения распорядка дня: офицеры понимали, что дембеля, если что, и на фиг могут послать, и ничего ты с ними не сделаешь. В-третьих, была развлекуха: по вечерам танцы под живую музыку (на судне был свой ВИА) и, конечно, бассейн. А дело было в начале мая, Карибское море, погода не жаркая, да еще под морской бриз - ну чем не наслаждение?
На второй день плавания, после завтрака, на палубу с бассейном стал подтягиваться личный состав. Было еще не жарко с утра, на горизонте еще появлялись карибские острова, волнение моря - нулевое, вода в бассейне - не дрожит. Дембеля взяли с собой полотенца из кают, нацепили плавки (у кого - из посылок из Союза, у кого - изъятые у черпаков, у кого - купленные или обменянные у кубашей) и разлеглись на палубе, словно размышляя: "А можно ли, интересно, здесь купаться?" Команды, вообще-то не было, а офицеры еще не нарисовались. Наконец, один из дембелей с криком: "Родина моя, Тамбовщина!", разбежался и прыгнул в бассейн. Брызги воды поднялись над палубой, растворили солнечный свет и стали фейерверком, салютом, вспышкой. Это был сигнал к атаке. Через минуту в воде было полсотни дембелей, которые вели себя как малые дети. Они брызгались, фыркали и ржали как бенгальские кони. Они исполняли акробатические этюды с разбега в бассейн, в воде подтягивали плавки и говорили: "Не получилось сальто. Ща получится!" Затем вылезали на палубу и повторяли. Они прыгали с плеч друг друга, ныряли до дна, плавали наперегонки и топили своих боевых товарищей, сопровождая все это восклицаниями типа: "Ох#тельная водичка!", "Один брасс - не пидарас!", "Дембель - не тонет!" и, комментируя происходящее строгими, но понятными солдатскими словами.
Через полчаса на палубе стали появляться офицеры с семьями.

*****

Тут надо сказать, что офицеров и прапорщиков контрактовали на Кубу исключительно семейных, проверенных и морально устойчивых. Под носом у врага и вправду могли быть только такие - надежные, идеологически подкованные и скромные в быту.
При этом, на остров Свободы с ними прибывали и семьи: жены и дети. Логично, учитывая, что офицеры служили на Кубе два года.
Итак, на палубе появились офицеры с семьями. Надо было видеть, как изменились дембеля! Вашему взору предстали бы видавшие виды, пропахшие порохом суровые Воины в минуты их редкой передышки от боев и воинских страданий. И дело тут не в появлении господ офицеров. На палубе появились Женщины!
Да, кто не служил, тот не поймет! Кубинские дембеля любят рассказывать про доступных кубинок, отдающихся за одеколон (что правда), а порой и просто из любви к белокурым русским солдатам. На самом деле, таких "ходоков" было совсем немного. И в самоход-то сильно не набегаешься - ты или на БД, или в роте, где тебе всегда найдут, чем заняться. А по ночам до местных бл#дей - так это ж еще добраться, и не бесплатно.
А тут на палубу взошли, как Венеры, офицерские жены, сняли платья, оставшись в купальниках, легли на шезлонги и начали принимать солнечные ванны. Это были, конечно, обычные женщины, красивые и некрасивые, молодые и не очень, но дембелям они казались прекрасными. Не буду здесь вспоминать анекдот про солдата, который "о ней всегда думает", но, повторюсь - кто не служил, тот не поймет.
Кроме того, с ними появились и вполне оформившиеся девушки-подростки, их было с десяток, и все они тут же стали звездами. А уж звездами вечерних дискотек - тем более. Представляю себе, как льстило их детскому самолюбию стать центром внимания пары сотен молодых, здоровых и о-о-очень озабоченных парней!
Да, дембелей было не узнать. Они деликатно повылезали из бассейна, расселись на полотенцах (так удобнее наблюдать) и стали разглядывать вновь прибывших. Они словно говорили: "Ну, что же вы, искупайтесь! Вода теплая! Идите в бассейн! А мы вас заодно хорошенечко рассмотрим..."
И они пошли. И были рассмотрены. И уже после обеда первые дембеля полезли в бассейн, когда там были дамы.

Эх! Свобода...

*****

Так продолжалось пять дней. Погода с утра до вечера стояла великолепная: на небе ни облачка, жарко, но совсем не душно - рай на корабле! И вот, после ужина, по корабельной трансляции прозвучало объявление: "Уважаемые товарищи пассажиры! Решением начальника эшелона на теплоходе вводится следующий порядок посещения бассейна: с 9 до 13 часов – младшие специалисты, с 14 до 19 часов – старшие специалисты. Спасибо за внимание".
Перевожу: солдаты до обеда, офицеры - после.
Да! Не выдержали господа офицеры! Не смогли смириться, что сраная солдатня получает столько же благ, сколько и они. А может, суки, и еще больше!
Начальником эшелона на судне, кстати, был полковник Соболев, командир батальона, стоявшего рядом, а точнее "вокруг" нашей части. Это были мотострелки, прикрывавшие Центр. Я его знал, потому что своей столовой у нас не было, и мы питались в батальонной. При прибытии в батальон, я, старший смены, время от времени встречал комбата и командовал: "Смена!" (бойцы переходили на строевой) и отдавал честь. Командир он был суровый, батальонные его боялись, как огня, но, говорили, справедливый, и гонял своих офицеров не по-детски. Ага, думаю, наябедничали.
Надо сказать, дембеля не очень-то и расстроились. Это офицеры могли себе позволить пропустить завтрак и поспать подольше (потому, видать, и выбрали время после обеда). Дембеля - ни за что! Пайка - вещь святая, к тому же за два года привыкли, что подъем в шесть, в семь уже урчит, так просто не отучишься.
На следующее утро дембеля до обеда уже привычно расслаблялись у бассейна, хоть и без дамского общества. После обеда они, как один, отправились по каютам спать.
Офицерам с семьями после обеда достался час хорошей погоды. К трем часам небо затянуло, поднялся ветер, море проснулось и закачалось. Вскоре пошел дождь.
Но ничего этого дембеля не видели. Они безмятежно спали. В дембелях тихо урчали борщ и картошка с курицей, которых они не ели два года. Им снился дом...

*****

Непогода продлилась до самого утра. Утром, после завтрака, дембеля с удовольствием обнаружили, что небо светлеет. Они потянулись на палубу, и уже через полчаса мокрые доски на ней стали подсыхать, затем нагреваться и парить. День обещал быть жарким, купание было в кайф, жизнь налаживалась.
После обеда что-то разладилось. Снова пошел дождь. Седьмой день путешествия для командиров явно не задался. Но самое удивительное, что на следующий день произошло то же самое: с утра дембеля нежились на солнце, а после обеда погода портилась.
Поэтому дембеля совершенно не удивились, когда вечером, после ужина, по корабельной трансляции прозвучало объявление:
"Уважаемые товарищи пассажиры! Решением начальника эшелона с завтрашнего дня изменяется порядок посещения бассейна: с 9 до 13 часов - старшие специалисты, с 14 до 19 часов - младшие специалисты. Спасибо за внимание".
Ах, лучше бы они так не решали! Тем же вечером начался шторм. Он был небольшим, "Федю" практически не качало, но на море появились буруны, подул прохладный ветер, воздух стал соленым. Шторм продолжался до полудня следующего дня. После обеда дембеля с удивлением обнаружили, что на море - штиль, солнце уверенно разогнало тучи и светит нежно и бесперебойно. Они пришли на бассейн и загорали, и купались, и им было хорошо.
Надо ли говорить, что к следующему утру погода опять испортилась? Но самое удивительное даже не то, что после обеда стало солнечно и безветренно, а то, что среди офицеров появились ренегаты. Их было немного, они появились ближе к вечеру. И с ними к бассейну прибыли их жены и дети. Их можно понять: плавание всего дней двадцать, из них половина прошла, надо отдыхать, пока есть возможность. И следующее утро было теплым и тихим. Правда, солнца не было. Оно появилось только после обеда.

*****

Да, братцы-товарищи! Бог есть! И, наверное, под командованием Всемогущего Бога есть Бог помладше званием, занимающийся исключительно делами дембелей. Дембельский Бог.
Не знаю, обращались ли к Соболеву офицеры с просьбой опять поменять порядок посещения бассейна, и что он им сказал, да только на следующий день, во время завтрака, уже без всяких трансляций по кораблю, дембелям объявили, что на бассейн можно приходить всем и в любое время.
И настало тут Царствие Небесное! И погода до самой Одессы была райской, и в бассейне плескались одновременно офицеры, их жены, дембеля и офицерские дети! И были мы Братьями и Сестрами, и были мы одинаково счастливы.

Эх! Равенство...

*****

И пришли мы в Одессу, тогда еще город-Герой, прибыли мы на Родину. Как изменился Союз я лично смог убедиться еще в Одесском порту. Пока дембелей не рассовали по автобусам для отправки на пересылку, мы шатались по территории морвокзала. Я подошел к киоску Союзпечати поглазеть на прессу (денег у нас еще не было - и проездные, и документы должны были выдать на пересылке). О, Боже, что я там увидел! На витрине киоска, беззастенчиво и открыто, красовался журнал, на обложке которого была голая баба. То есть, не совсем, конечно, голая, а топлесс, но и это отправляло в ступор. Представить такие "Веселые картинки" два года назад в Союзе в газетном киоске было невозможно, а если бы они появились - их оценивал бы уголовный суд на предмет порнографии.
Да, думал я, давно мы не дышали воздухом Родины. Давненько не жили с ней в едином ритме. Про перестройку мы, конечно, знали, о ней писали в "Красной Звезде", но такого ускорения нравов нам и не снилось.
И не знали мы тогда, да и не могли знать, что грядущие события стремительным домкратом уже обрушивались на несокрушимую Советскую Империю - и жить ей оставалось два с половиной года.

И уже в тот же день, кто поездом, кто самолетом, дембеля начали отправляться по домам - по всему Союзу. И мы прощались друг с другом, и были мы верными и вечными товарищами, и мы обнимались и обещались встретиться.

Эх! Братство...

*****

И Дембельский Бог еще немного приглядывал за мной. Я успел съездить на могилу к отцу, к подруге в Москву, а потом Домой, Домой, Домой... И было мне легко, и был я счастлив.
А потом Он, видимо, сказал: "Ну, пока! У меня еще дембелей - немеряно. Одних кубинских - три барки. Так что, прощай!"
А я стоял в тамбуре вагона, и смотрел на Мурманские сопки, еще покрытые снегом, и заполярные озера, еще скованные льдом, и курил, и ждал встречи с родными.

*****

Однажды я был молодым. Это было почти тридцать лет назад. И нет уже Советского Союза, и нет нашей части на Кубе, и "Федора Шаляпина" давно отправили на иголки. Где вы теперь, мои товарищи-сослуживцы?
И иногда, осенью или весной, я встречаю в Питерском метро новобранцев, уже в военной форме (хоть и без знаков отличия), еще нестриженных, испуганных, ведомых бравым лейтенантом в неведомую учебку. И я смотрю на них и думаю: "Эх, ребята! Год - не два. Вам бы этот год прослужить без трусости и предательства. А уж коли прослужите - Да пребудет с вами Дембельский Бог!"

Аминь.

февраль-март 2018 г.

20 комментариев

  • Гаврилов Михаил:

    Добавлю, что армейские стихи Елфа здесь - http://cubanos.ru/texts/elf
    Альбом фотографий - https://amk.io.ua/album660882

  • Горчаков Игорь:

    С удовольствием прочитал. Увольнение с действительной военной службы военнослужащих, отслуживших установленные сроки, ничего общего с "демобилизацией" конечно же, не имеет, но уж так повелось и так красиво звучит - "ДЕМБЕЛЬ", "ДМБ"!!! Тем более, когда это знаменательное событие декорировано трехнедельным океанским круизом! Мне самому не удалось пережить такое, мы летали на Кубу самолетами, но много наслышан. Разминулся с автором совсем чуть-чуть - я прилетел в июне 1989 года, служил во втором отделе.

  • Олег Вербицкий:

    Моя барка. Первая, май 1989год. Прочитал с большим удовольствием. Еще раз на несколько мгновений побывал на Федоре Шаляпине. Спасибо, Сергей.

  • Александр Хохлов:

    Молоток! Интересный ракурс!

  • Фёдорова Нина:

    Здравствуйте! Мы с вами плыли домой на одной барке. Увидела "Фёдора" на фото, и сердце заколотилось! Читала ваш рассказ с удовольствием, насмеялась от души! Конечно, как и многие писатели, вы приврали хорошенько, но это не страшно! Я вот помню, что постоянно дул пронзительный ветер, и поэтому мы не купались. А потом вообще бассейн стоял пустым. Доказательство вы можете увидеть на моих личных фото в одноклассниках. В основном, мы только загорали. А помните ли вы, как нас первые 2 дня поднимали по пожарной учебной тревоге, а на 3-й день утром, перед завтраком мы не вышли на верхнюю палубу по тревоге. А, оказалось, что был действительно пожар, вечером солдатик не выключил утюг. Вообще это было незабываемое путешествие! До сих пор рассказываю своим знакомым и друзьям, и все завидуют.

    • Елф:

      Здравствуйте, Нина! Хорошо, что напомнили, точно были какие-то учения. Как и многие писатели я, конечно, наврал хорошенько, но, уверяю вас, совсем немного. Возможно, ваш круиз был не в мае 89-го? У нас не дуло пронзительно. А , вообще, спасибо за ваш комментарий, Это , правда, приятно. Да, и в эпилоге : пусть действительно завидуют, ибо с ними такого не случится, а с нами, блин, случилось! Еще раз спасибо, Елф.

  • Игорь:

    Всем привет я 1987 весна шел на Кубу нам запретили подходить к бассейну вообще а чтоб нам скучно не было (попросили) красить барку жил палуба R12 2 местный люкс на самой нижней палубе и еще были терки с кавказом они думали что они пуд земли не вышло нас там собирали всех вместе мирили в зале где вы дискотеку устраивали это о Феде домой шел на Щестоковиче было веселей барка немного больше и моложе та жа палуба R только каюта 16 считай сразу подружились с командой они жили на нашей палубе скажем спасибо рому который не скажу как был пронесен на барку сперва они помогали нам а потом мы им дегустировать благодаря им кстати были экскурсии по теплоходу и выход на палубу( в корму) при шторме они говорили 8 баллов ПОТРЯСАЮЩЕ эмоции были трепало барку дня 4или 5 не помню переносили шторм все по разному мой организм это не понял перенес нормально на ногах да для тех времен каюты ресторан для нас салаг было полный шик а насчет бассейна отдельная история будет если интересно напишу Финиш Астра

  • Гаврилов Михаил:

    Здравствуйте, Нина!
    Спасибо за развернутый комментарий!
    Мне помогли найти ваши две фотографии с "Федора Шаляпина".
    1989-05-ХХ. На теплоходе «Федор Шаляпин», фото 1 1989-05-ХХ. На теплоходе «Федор Шаляпин», фото 1
    Если у вас сохранились еще кубинские фотографии, было бы здорово разместить их в фото-музее!
    Спасибо!

  • Бурдюг Валерий:

    Добрый день.
    Мои письма шли неделю в Воронежскую область. ( Весна 86-88 )
    Странно, что автор пишет про месяц.
    Из Киевской учебки 10 дней ( лето 85 ), из подмосковья 10 дней ( зима 85-86 )
    В книге Гаврилова Михаила, кажется Денис Распорский пишет, что летели под вымышленными фамилиями. Первый раз слышу, я летел под своей фамилией.
    Как говорит Фёдорова Нина " Приврали хорошенько " ?

    • Игорь:

      Валерий . На Платан в 1983 году мы летели с синими паспортами с настоящими именами и фамилиями, но потом может уже и паспорта изменились , и ничего здесь удивительного нет.

      • Владимир Гуревич:

        А я на "Орбите" с апреля 1983-го. Возможно, пересекались на заготовке в батальоне. Был у нас для этого самый старый трёхместный УАЗик. Может помнишь?

    • Гаврилов Михаил:

      Просто для информации. Хочу уточнить, что Денис Распорский писал о том, что они летели с чужими загранпаспортами не в своих воспоминаниях, чтобы что-то как-то приукрасить. Первый раз он написал об этом в нашем форуме в 2006 году, и вот это сообщение - http://cubanos.ru/forum/viewtopic.php?p=8139#p8139 от 11 октября 2006 года. Ему совершенно незачем тогда было приукрашивать - он просто на всю жизнь запомнил, что летел с паспортом некоего Владимира Бутова - это для меня совершенно очевидно. И уж если брать первоисточники, то вот еще его сообщение, уже от 17 октября 2006 года, где он эту тему развивает - http://cubanos.ru/forum/viewtopic.php?p=8188#p8188

  • Гаврилов Михаил:

    Здравствуйте, Валерий!
    Насколько я помню, письма шли две недели - причем, в одну сторону быстрее, в другую - значительно дольше. Это мне так помнится, но могу что-то непредумышленно и перепутать. Месяц, на мой взгляд, это преувеличение, что вполне нормально для литературы.
    Что же касается Дениса Распорского, то его воспоминания здесь - http://cubanos.ru/tl/v08
    Я совершенно уверен, что он ничего не привирал. И это, на мой взгляд, не нуждается ни в каких доказательствах.

    Просто тезис "У каждого своя армия" универсален.
    У каждого из нас свой уникальный опыт. Если во время вашей службы было что-то одно, это совершенно не означает, что у других было то же самое. И наоборот.
    Кроме того, человеческая память избирательна.

    В любом случае, знак вопроса в конце вашего сообщения внушает мне сдержанный оптимизм.

    • Бурдюг Валерий:

      Здравствуйте, Михаил!
      Ответ красивый! Обижать ни кого, не хочу.
      Но всё равно есть неточности в книге "Тайны Лурдес"
      Том 1 стр. 433
      В 1986 году в Никаро был развёрнут радиопеленгатор " Сосна-М "
      Я там, встречал новый год, 1987, кроме бытовых вещей, там ни чего не было. И доказательств мне не нужно ! Есть фото в " Одноклассниках "
      Да и Денис слишком быстро добрался в расположение на "Восток", один час самолёт только летит из Гаваны в Ольгин !
      Так, что писатели умеют приукрашивать, это точно !

  • Елф:

    Уважаемые все, кто прокомментировал мой рассказ! А именно: Игорь, Олег, Александр, Нина и Валерий! Извините за фамильярность, но мы в таком возрасте ( к дамам не относится), что можем, наверное, друг друга по имени. Спасибо, что откликнулись! А Гаврилов прав, армия и вправду у всех своя, и пусть такой, у каждого своей, и останется. Еще раз спасибо, всех благ!

  • Гаврилов Михаил:

    Здравствуйте, Валерий!
    Я просто по привычке пишу вниз ленты, так больше шансов, что люди этот комментарий прочтут...
    Во-первых, я тоже никого не хочу в чем-либо убеждать и что-либо доказывать. Я бы и вообще промолчал, но просто решил заступиться за Елфа, я ведь сам предложил ему опубликоваться на нашем сайте...
    Во-вторых, приятно, что вы читали книгу "Тайны Лурдес"...
    Ну и в-третьих, те вещи, которые вы перечислили, являются, скорее, не приукрашиванием, а неточностями. В "Тайнах "Лурдес" безусловно есть неточности и их достаточно много, так как книга базируется на личных воспоминаниях, а они неточны по сути своей.
    Теперь перейдем к приукрашиваниям...
    Для меня совершенно очевидно, что хорошим может получиться только тот рассказ, где факты заострены, характеры выпуклы, а некоторые вещи усилены. Иначе не будет должного литературного эффекта. Иначе читателю будет неинтересно.
    Слово "приврать" в этом контексте кажется мне не совсем уместным... Другое дело, что читатели могут быть разными...
    На этом, пожалуй, я оборву свои размышления об особенностях литературы, и остановлюсь на мысли, что у каждого из нас здесь может быть и должно быть свое мнение, у каждого из нас была своя армия и своя Куба,
    Мы все здесь друг друга уважаем, и всем большое спасибо за ваши мнения!

  • Николай:

    Всем, здравствуйте! На Кубу попал в июле 1962 года. Везли нас на сухогрузе Фредерик Жолио Кюри в трюмах по 500 человек в каждом трюме. Шть не рарешалили с Николаева до Матансаса 22 суток. В тюмах душно, на палубу выходить не рарешалилил . В нейтральных водах постоянно облётывали американские самолёты. Во время Карибского кризиса служил в гарнизоне Байонда г. Лимонар. Пробыл на Кубе два года и год в Днепропетровске. О...ожидание Дембеля мне очень понятно. Если ещё учесть тот факт что какоето время мы прощались с жизнью. А писем мы не писали и не получали шесть месяцев. В июле 1964 Дембель. Назад мы шли на Дизель-электроход Россия. С порта Гаваны в Ленинград 21 сутки. На судне был басей и купалиь мы и загорали, наслаждались свободой и мечтали о будущем. Ведь пере уходрм из Николаева к нам на судно в трюм спустились: Маршалы Судец,Покрышкин и Гречко. Пожали нам руки и Судец сказал. "Сынки мои, партия и правительство поручили вам секретную миссию от выполнения которой зависит судьба нашей родины судьба ваших родных. Партия и правтельство будет поддерживать вас и ваших родных исем необходимым" И в конце добавил. Ну сынки, или грудь в крестах или голова в кустах! Удачи!" Каково же было наше удивление по пребытию в Ленинград. Нас никто не ждал и не встречал. Дали денег только на дорогу домой. А по приезду домой всретил обнищавших родителей, которые ели хлеб из овса и кукурузы. Вот такая была нам плата. А вед некоторые оставили и головы в "кустах".Большая просьба, кто служил в Лимонаре отзовитесь пожалуйста!

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *