Подвиг Героя Карибского кризиса, воина-интернационалиста Алексея Артемовича Ряпенко

04.03.2020 Опубликовал: Гаврилов Михаил В разделах:



25 января 2020 года исполнилось 80 лет воину-интернационалисту Алексею Артемовичу Ряпенко, уничтожившему 27 октября 1962 года в небе над кубинским городом Банес американский самолет-разведчик U-2, пилотируемый Рудольфом Андерсоном. Приказ на уничтожение самолета U-2 был отдан советским командованием Группы советских войск на Кубе (ГСВК) по открытым каналам связи. Самолет вел разведку позиций зенитно-ракетных комплексов С-75, развернутых в Центральной и Восточной частях Кубы.
Утром 27 октября в северо-восточной части Острова разыгралась настоящая драма. В районе Банеса на позицию ЗРК С-75 поступила команда, что в их зоне находится самолет-разведчик U-2.
Ранним утром с авиабазы Маккой во Флориде в воздух поднялся самолет U-2 стратегического авиационного командования (САК). Самолет пилотировал Рудольф Андерсон, майор ВВС США. Разведчик взял курс на Кубу, выполняя секретную миссию 3128.
В 10 часов 20 минут по местному времени по приказу заместителя командующего ГСВК С.Н. Гречко самолет U-2 был сбит. Пилот Рудольф Андерсон погиб.
Самолет U-2 пролетел над одним из дивизионов 619-го зенитно-ракетного полка (Д.Е. Орел), затем над дивизионами 701-го зенитно-ракетного полка (Г.М. Ржевский) и вошел в зону 4-го дивизиона (И.М. Герченов) 507-го зенитно-ракетного полка (Ю.С. Гусейнов).
Из воспоминаний А.А. Ряпенко:
"Командовал дивизионом майор И.М. Герченов. Команды на стрельбу он отдавал непосредственно мне – офицеру наведения. В кабине управления находились командир дивизиона майор И.М. Герченов, капитан Н.Д. Антонец, командир стартовой батареи капитан В.В. Ореховский, командир радиотехнической батареи майор В.Ф. Горчаков, офицер наведения лейтенант А.А. Ряпенко, смена операторов ручного сопровождения цели – Ю. Веркишанский, Ю. Рогачев, В. Ермизин и командир отделения операторов, мой помощник.
Сама же стрельба для меня была классической и технически проще, чем на стрельбовом полигоне в Капустином Яре в 1961 году по малоразмерному самолету-мишени ЛА-17. Но была огромная ответственность и эмоциональное напряжение.
Во время стрельбы шел такой проливной ливень, что стартовавшие ракеты скрылись за пеленой дождя. Во время боевой работы стартовики находились в укрытиях, а после схода ракет приступили к перезарядке пусковых установок.
Во время боевой работы зенитно-ракетный комплекс управлялся из кабины управления У. Все остальные элементы, кроме станции разведки и целеуказания (СРЦ), работали в автоматическом режиме.
Связь с КП полка была всегда стабильной. Как правило, все оперативные команды поступали в дивизион в зашифрованном виде. Мы пользовались переводными таблицами с шифр кодами, но команда на уничтожение U-2 поступила открытым текстом.
За успешное выполнение боевого задания по уничтожению самолета-разведчика U-2 командир полка полковник Ю.С. Гусейнов и командир дивизиона майор И.М. Герченов награждены орденом Ленина; офицер наведения старший лейтенант А.А. Ряпенко награжден орденом Красного Знамени; замполит дивизиона капитан Н.Л. Гречаник, командир стартовой батареи капитан В.В. Ореховский, старший офицер стартовой батареи старший лейтенант П.Ф. Семенов награждены орденом Красной Звезды; оператор ручного сопровождения ефрейтор Ю.А. Рогачев, оператор станции разведки целей рядовой В.А. Александров награждены медалью „За боевые заслуги“.
На основании событий, произошедших 27 октября, складывается впечатление, что командование САК, или, по крайней мере, военные, непосредственно отвечавшие за полет самолета U-2 над Кубой, либо намеренно дезинформировали пилота Андерсона (заранее отключив систему безопасности его самолета), либо в приказном порядке велели ему продолжать полет в зонах поражения ЗРК.
Зная об отданном приказе советского командования на уничтожение самолета U-2, командование САК не предприняло никаких действий по выводу самолета U-2 из зоны поражения ЗРК С-75.
В таком случае, приходится утверждать, что командование САК (или некоторые военные из этого командования) намеренно отправили Р. Андерсона на верную гибель. При этом решались сразу две задачи:
- сбитый самолет в соответствии с решением Исполкома означал бы непременное начало массированного воздушного удара по советским ракетным позициям (эту позицию поддерживало большинство американских военных);
- американское командование вскрывало характеристики радиовзрывателя ракеты ЗРК С-75, так как, для разработки средств радиоэлектронной борьбы с ракетами "земля-воздух", требовалось перехватить сигнал активации боеголовки ракеты.
Американские генералы прекрасно понимали, что "лобовой" полет самолета U-2 над зенитно-ракетными дивизионами вынудит советское командование на ответные меры. Вдоль побережья Кубы в тот день барражировали самолеты радиоэлектронной разведки RB-47H, которые совместно с самолетом U-2 должны были вскрыть всю систему советской противовоздушной обороны, а также перехватить сигналы радиовзрывателя "Шмель" в случае запуска зенитно-управляемой ракеты Д-13. Но у генералов имелась и более глобальная задумка: атака на самолет U-2 должна была стать сигналом к началу массированного авиаудара по Кубе.
Так можно ли было сохранить жизнь пилоту Рудольфу Андерсону? Конечно, можно. Для этого стратегическому авиационному командованию следовало вовремя прекратить провокационный полет U-2 и вывести самолет из зон действия ЗРК С-75.
Сегодня ряд источников подтверждают, что на самолете U-2 Р. Андерсона имелась система предупреждения о ракетном ударе. Однако в книге "Без предупреждения: можно ли было избежать уничтожения самолета-разведчика U-2 во время Кубинского ракетного кризиса" (2017), авторами представлена версия, что оборудование предупреждения и противодействия ракетному нападению, названное ЦРУ "система 12", окончательно разработали и подготовили к заключительным испытаниям всего за несколько дней до миссии Р. Андерсона.
Позже один из авторов представил документ от 2 ноября 1962 года, в котором указано, что было запланировано установить на все самолеты U-2 ЦРУ и на два самолета U-2 САК оборудование электронного подавления (Electronic Countermeasures – ECM). Из данного документа следует, что речь идет об установке на самолеты U-2 дополнительного оборудования электронного подавления радиоэлектронных средств противника (РЛС, радиосвязь и т.п.). Поэтому остается вопрос: был ли самолет U-2 Р. Андерсона оборудован системой предупреждения о радиолокационном облучении и ракетном ударе ЗРК С-75?
Даже, если предположить, что на самолете U-2 Андерсона не было приемника радиолокационного предупреждения (Radar Warning Receiver - RWR), возникает вопрос: почему командование САК, зная, что самолет попал под действие радара ЗРК С-75, срочно не передало кодовый сигнал "Green Arrow" на борт самолета Андерсона? Ведь оно было обязано это сделать. Или все-таки на самолете Андерсона был приемник радиолокационного предупреждения? Поэтому и не передали кодовое слово. Это означает, что у командования САК были совершенно другие задачи и цели этого провокационного полета, стоившего жизни пилоту Р. Андерсону. Вот поэтому и нет до настоящего времени рассекреченных документов о полете Р. Андерсона.
Хотелось бы еще раз подчеркнуть, что во всей истории с уничтожением самолета-разведчика U-2, безусловно, главная роль принадлежит 507-му зенитно-ракетному дивизиону под командованием И.М. Герченова и офицеру наведения А.А. Ряпенко, который четко и незамедлительно выполнил приказ на уничтожение самолета U-2. Тем самым, возможно, все человечество было спасено от надвигающейся ядерной катастрофы.
Сегодня о подвиге А.А. Ряпенко мало кто знает, кроме его однополчан. Мир в тот день, 27 октября 1962 года, стал совершенно другим, и первым это тогда понял президент Дж. Кеннеди. Карибский кризис резко пошел на спад.
О подвиге А.А. Ряпенко сегодня рассказывает экспозиция в Центральном музее Вооруженных Сил Российской Федерации.

2 комментария

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *